БЕСКОРЫСТИЕ

----картинка линии разделения----

 

Плач рождает страх Божий и бескорыстие. Бескорыстие рождает правду и всякое коварство отсекает. Правда же светлее солнца. Ибо правда – это Сам Бог. 

Священноинок Дорофей

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Бескорыстие Апостола при благовествовании Евангелия

Согрешил ли я тем, что унижал себя, чтобы возвысить вас, потому что безмездно проповедывал вам Евангелие Божие? Другим церквам я причинял издержки, получая от них содержание для служения вам; и, будучи у вас, хотя терпел недостаток, никому не докучал, ибо недостаток мой восполнили братия, пришедшие из Македонии, да и во всем я старался и постараюсь не быть вам в тягость. По истине Христовой во мне скажу, что похвала сия не отнимется у меня в странах Ахаии. Почему же так поступаю? Потому ли, что не люблю вас? Богу известно! Но как поступаю, так и буду поступать, чтобы не дать повода ищущим повода, дабы они, чем хвалятся, в том оказались такими же, как и мы (2Кор.11:7-12).

 

---картинка линии разделения текста---

  

Священноинок Дорофей

Священноинок Дорофей

---картинка линии разделения---

Бескорыстие рождает правду

Плач рождает страх Божий и бескорыстие. Бескорыстие рождает правду и всякое коварство отсекает. Правда же светлее солнца. Ибо правда – это Сам Бог. И все праведные, как солнце, воссияют правдою и бледностью своей телесной от всяких бед и страданий, и жизнь вечную обретут.

 

 ---картинка линии разделения текста---

 

ЕВЕРГЕТИН

О том, что монахи исповедуют бескорыстие и отказываются от всякой собственности и как отцы достигали этого

1. Из Палладия

Как рассказывала мне блаженная Мелания, о добродетелях аввы Памво она впервые услышала во время своего путешествия из Рима в Александрию от гостинника блаженного Исидора, который и отвел ее к этому аскету.

- Я принесла авве сундук с тремястами фунтами серебра,  начала она свой рассказ,  и предложила ему эту часть моего имущества. Авва в это время сидел и плел корзину. Он даже головы не повернул и не взглянул на сундук с серебром. Только громко произнес:

- Да вознаградит тебя Господь.

Потом позвал эконома Оригена и сказал:

- Возьми и отправь монастырям в Ливии, Пентаполе и на островах, где братья нуждаются больше других.

Вскоре, предвидя свою близкую кончину, авва послал за мной и сказал, закончив плести корзину из лозы:

- Вот, прими эту корзину из моих рук, чтобы вспоминать обо мне, потому что у меня больше ничего не осталось.

Авва мирно почил, точно растаял, даже не испытав жара предсмертной агонии.

2. Из Григория Двоеслова

Благоговейный муж по имени Исаак прибыл из Сирии в Рим. Он пришел в церковь, договорился с пономарями, чтобы они будут пускать его в храм, когда он захочет помолиться и став на молитву, провел так три дня и три ночи, не сделав перерыва ни на один миг. Наблюдавший за ним пономарь подумал, что он поступает так напоказ, по человекоугодию. Чтобы вразумить молитвенника, этот радетель не по разуму ударил Исаака по щеке. И тотчас злой дух вошел в пономаря, несчастный рухнул в ноги праведнику, и нечистый сразу завопил его устами:

- Исаак меня изгоняет!

Человек Божий тотчас же запретил лукавому духу и изгнал его из пономаря. Слух о чуде распространился по городу. Благочестивые мужчины и женщины в боголюбивом воодушевлении стали приходить к нему. Каждый хотел принять славного старца у себя в доме. Одни решили отписать на его имя землю, чтобы он построил монастырь, другие  пожертвовать деньги на строительство, третьи вручить ему средства на всякие нужды.

Но раб Божий отказался принять что-либо и покинул город. Неподалеку от городских стен он нашел пустынное место и построил маленькую келейку. Многие приходили к нему, и его пример зажигал в их душе пламенное стремление к вечной жизни, и под действием его поучений они отдавали себя в рабское служение всемогущему Богу.

Его ученики смиренно умоляли старца принимать деньги, которые дают ему на монастырские нужды. Но он твердо хранил жребий нищеты и говорил:

- Монах, который ищет имущества на земле, вовсе не монах.

Он боялся потерять помысел своей нищеты точно так же, как пребывающие в заблуждении начальники боятся потерять свое тленное богатство, пряча его за семью замками.

Так он и жил в пустыне, украшенный духом пророчества, а свет его святости был распознан всеми, кто жил поблизости и вдали, благодаря множеству сотворенных им чудес.

3. Из жития преподобного Маркиана

Великий Маркиан воздвиг от основания (до купола) славные и ни с чем не сравнимые по красоте храмы святых мучениц Ирины и Анастасии и много других, перестроив одни и восстановив другие, за что он был назначен экономом Великой Церкви и удостоился великих почестей и уважения от всех: народа, совета и самого Императора, благодаря его без подобной добродетели.

Как-то возвращаясь с празднования в честь святых, Маркиан попал под сильный ливень и промок до нитки. Добравшись до дома, он запер дверь, снял с себя одежду и повесил сушиться над камином. В это время боголюбивейший патриарх Геннадий решил вызвать его к себе. Посланники патриарха, увидев, что дом заперт, стали стучаться в дверь и кричать, чтобы он вышел. Но он не мог показаться перед людьми без одежды, потому что другой у него не было. Он крикнул, что сейчас выйдет, но долго не выходил. Тогда один из посланников решил посмотреть, чем же так занят Маркиан, заглянул в щелку, а, увидев, пришел в изумление и предложил другим посмотреть в щелку и убедиться, как живет великий строитель. Все тоже были изумлены, мысленно принялись восхвалять Маркиана и пошли сообщить Патриарху о том, что их так потрясло. Патриарх, выслушав их, не только не удивился, но даже упрекнул своих слуг, что они заметили только один его подвиг, когда у него их было гораздо больше и весьма нелегких, За которые они бы всегда почитали его дивным и блаженным.

4. Из жития святого Антония

Когда враг увидел великое преуспевание этого мужа в добродетели, то решил помешать ему достичь цели. Он явился к нему на гору и на дороге, по которой ходил преподобный, подложил большое серебряное блюдо, изготовленное с большим искусством. Антоний понял, что враг всего благого соблазняет его и, взглянув на блюдо, стал обличать про себя дьявола: «Откуда в пустыне могло взяться такое блюдо. Тут нет проторенного пути, никто не ходит, верблюды не бывают, путник тоже не мог потерять, уж слишком он большой. И даже если бы кто-нибудь потерял его, то вернулся бы за ним, зная, что в пустыне на него никто не позарится. Тут явно дьявольское искушение. Поэтому, дьявол, ты не поставишь мне препятствий на моем пути. Все это станет твоей же погибелью». Как только святой подумал так, блюдо исчезло, как дым.

Через некоторое время преподобный Антоний нашел на дороге уже не мнимое блюдо, а настоящее, из золота, не то от врага это было, не то испытание подвижнику было назначено свыше, чтобы доказать дьяволу, что преподобный не имеет помыслов и при виде настоящего золота. Ни сам преподобный Антоний этого не объяснял, ни мы догадаться не можем. Одно только знаем, что найденное золото было настоящим.

Сначала Антоний удивился, откуда так много золота, а затем обошел его, как огонь, и потом даже ни разу не оглянулся, только ускорил шаг, решив больше не ходить мимо соблазна. Будучи твердым в своих решениях, он ушел в горы как можно дальше, за реку, за пустынный участок, кишевший змеями, и там поселился.

5. Из жития преподобного Ефрема

Преподобный Ефрем накопил блага нестяжания. Лучше всего он сказал об этом сам и повторял до последнего вздоха: «Не было у Ефрема никогда ни кошелька, ни посоха, ни сумы, ни серебра, ни золота. Никакого имущества я на земле не нажил. Я услышал, что благой Царь Небесный в Евангелиях велел Своим ученикам не приобретать никакого имущества на земле! Поэтому у меня никогда не было пристрастия ни к чему вещественному».

6. Из жития преподобной Сииклитикии

Блаженная Синклитикия говорила сестрам, что нестяжание -  совершенное благо для тех, кто может его достичь. Кто терпелив в нестяжании, тот изнуряет тело, но душе дает облегание. Как задубевшую одежду нужно долго топтать и мять, чтобы выстирать, так и с затвердевшей душой можно совладать только благодаря добровольному ограничению себя в пище.

А у кого помысел нетверд, те терпят противоположное,  их угнетает любая малость. Они рвутся, как тонкие одежды, не вынося стирки добродетелью. Хотя искусство отмывания одежд остается тем же, и отмыватель тот же, но с одеждой бывает иначе: тонкая рвется и годится только на выброс, а грубая отбеливается и становится, как новая. Поистине, нестяжание  благое достояние для того, кто укрепляется помыслом. Оно обуздывает человека, не давая ему грешить на деле.

Сначала нужно применять первейшие средства: пост и сон на земле, а все прочие  умеренно, и только тогда можно приобрести добродетель нестяжания. Кто ведет себя иначе, тот сразу совсем отказывается от денег, потом часто срывается и попадает в плен к стяжательству. Ведь деньги  средство, с которым сопряжено любое житейское удовольствие.

Прежде всего, нужно справиться с выработавшимся у тебя привычками. Я говорю о чревоугодии и любовь к вкусным яствам. И тогда ты сможешь гораздо легче ограничить себя в использовании денег. Очень трудно освоить любое искусство, если не приобрести потребных для этого навыков. Кто не отрекся от чревоугодия, тот никак не может расстаться с деньгами.

Поэтому, когда Спаситель разговаривал с ближним, не велел ему сразу и навсегда отказаться от денег, но сперва спросил его, исполнил ли он требования закона. Спаситель показал Себя настоящим учителем и как бы заметил: «Если ты выучил буквы, научился читать по слогам и узнал основные научные слова, тогда ты можешь приступать к чтению серьезных книг». Если ты исполнил заповеданное законом, то пойди, продай имение твое и раздай нищим, и следуй за Мною (Мф. 19:21). Если бы юноша признался, что он не исполнил закон, то Господь не призывал бы его к нестяжанию.

Нестяжание - доброе дело для тех, кто выпестовали у себя привычку к добру. Это люди, которые отказались от всех излишеств и постоянно смотрят на Господа, произнося слова Псалмопевца: Очи всех уповают на Тебя, и Ты даешь им пищу их в свое время (Пс. 144:15). Такие люди положили основание веры. Обращаясь к ним, Господь сказал: Не заботьтесь о завтрашнем дне (Мф. 6:34). Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут,... и Отец наш Небесный питает их (Мф. 6:26). Таким людям враг нигде не сможет повредить, потому что большая часть человеческих скорбей и бед происходит от нехватки денег. А с нестяжательными людьми враг ничего не может поделать. Навести пожар на их имение? Но у них его нет. Поразить чумой скот? У них нет стад. Погубить самых любезных людей. Но и от них нестяжатель отрекся. Итак, нестяжание - величайшая победа над врагом и многоценное сокровище в душе.

7. Из жития преподобного Илариона

Великий Иларион избавил придворного, пользовавшегося особым доверием императора Константина, от беса, страшно терзавшего его. И тот, желая вознаградить преподобного за благодеяние, принес ему много золота. Но старец достал из-за пазухи краюху ячменного хлеба грубого помола и сказал:

- Кто питается такой пищей, считает ее драгоценной, а ваше золото сравнивает с грязью.

Благословив его, преподобный велел ему забрать золото домой. Так он избавил придворного не только от беса, но и научил не думать о золоте, а ведь от любостяжания освободиться бывает не легче, чем от беса.

На своем примере он показал: чье богатство  Бог, тот не нуждается ни в деньгах, ни в чем другом на земле. Он считал, что такие мелочные вещи ценят и любят только мелкие души. Если бы он тоже хотел получить таких вещей, то не сотворил бы великих знамений.

Он обличил жертвователя как человека, который бегуну, умеющему опережать всех, вручает тяжелые гири как награду, чтобы быстрее бегал, а борцу, который выступает без одежды, набросил на плечи дорогие наряды, чтобы ему было удобнее сражаться с противником.

8. Из жития святой Мелании

Святая Мелания вместе со своим мужем Апеллианом отреклась от мира и богатства, которого у них было не счесть, раздала едва ли не всем на свете. После этого они вдвоем отправились в Египет, чтобы познакомиться со святыми мужами и от избытка своей щедрости раздать милостыню и святым и нищим.

В пустыне благодетели заходили к разным аскетам. И вот однажды они заметили хижину, где, как оказалось, жил Ифестион, муж весьма искусный в монашеском любомудрии. Они помолились вместе с ним и попросили его принять милостыню. Он отказался, и Мелания не могла убедить его взять хотя бы немного денег. Тогда она стала придумывать, как можно оставить ему деньги, чтобы он этого не заметил. Ведь всякий раз, когда она хотела помочь ему деньгами, он упорно отвечал, что никогда не возьмет ничего мирского. Она стала осматривать хижину, ища, куда можно было бы незаметно положить деньги, и нашла только небольшую корзинку и плетеную солонку. В соль она и спрятала несколько золотых монет, разровняла ее, чтобы было незаметно, и, попросив благословение, поспешно ушла вместе с мужем. Но ее уловка оказалась напрасной. Святой подвижник догадался, куда она спрятала деньги, и побежал за ними вдогонку. Он окликнул их еще издали, размахивая рукой, в которой были монеты.

- Возьмите деньги, - сказал он,  мне они ни к чему в пустыне.

Но гости сказали, что если они не нужны ему, то могут пригодиться кому-нибудь другому. На это он возразил, что это невозможно, потому что тут никто никогда не ходит  место слишком суровое. Но супруги отказались взять золото. Тогда старец бросил монеты в реку и спокойно ушел.

И другие тоже рассказывали, что встретили много отшельников, которые настолько гнушались даже прикоснуться к золоту, что охотнее выпили бы змеиный яд или любую другую смертоносную отраву.

9. Из Отечника

Игумен киновии спросил авву Пимена:

- Как стяжать страх Божий?

- Разве можно стяжать страх Божий,  - ответил авва,  если мы набиваем желудок сырными головами и корзинами лепешек?

2. Старец из Скита жил на горе Паисия. К нему привели какого-то одержимого из дворца, и он исцелил его. Вскоре ему принесли мошну, полную золота. Но он не захотел взять ее, но, увидев, что даритель огорчился, взял только мошну и сказал:

- А золото раздай нищим.

Старец сделал из мошны пояс, ибо она была власяная и жесткая, и долго носил его, изнуряя плоть.

10. Из Антиоха Пандекта

Нестяжание со всей ясностью показывает, каков образ жизни монаха. Нестяжательный монах  как высоко парящий орел. Нестяжательный монах доказал, что он только странник на земле. Он совершенно не увлекается временными вещами, очевидно, потому, что устремляется к вечному.

Нестяжатель подражает Илие и Иоанну Крестителю, а также ученикам Господа. Он вместе с ними может сказать: Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? (Мф 19:27-30) Господь же сказал им: Вы, последовавшие за Мною, - а пакибытие...наследуете жизнь вечную (Мф 19:2730). в это только кажется, что нестяжатель живет на земле  (на самом деле) он все время проводит на небесах. Благодаря нестяжанию он соперничает с ангелами и ликует с праведниками. Такой человек становится наследником Божиим и сонаследником Христу (Рим 8:16-17). Он с радостью все продал и приобрел поле, на котором нашел зарытое сокровище жизни и приобрел многоценную жемчужину.

11. Из аввы Исаии

Если ты живешь в монастыре, а держишь раба и не отпускаешь его на свободу, то позоришь монашескую мантию. А если даришь раба брату, то погрешаешь перед Богом. Или совсем не держи раба и отпусти его или дай ему вольную. Если же он захочет стать монахом, то это  на его усмотрение. Даже если он примет монашество, не оставляй его у себя, это не будет полезно твоей душе.

2. Когда ты отрекся от мира, не оставляй у себя ничего из твоего былого имущества. А если помысел будет внушать тебе пойти попрошайничать, потому что у тебя ничего нет, не слушайся его  трудись вовсю руками и тогда будешь безмолвствовать в своей келье и есть свой хлеб с благодарностью.

12. Из аввы Марка

Нет никакой пользы в том, что ты отречешься от мира и при этом пристрастишься к удовольствиям. Труд, совершенный за деньги, все равно, что несделанный. Воздержанный человек, берущий деньги за порученную работу,  брат тому, кто погряз в мирском, а мать его  те же внутренние наслаждения и отец иной, потому что тут и страсти иные.

Бывает, что человек изгоняет одну страсть еще большим сладострастием. Вот так же и насельники городских монастырей -  они думают, что отреклись от мира и радуются, что невежды прославляют их, а ведь, возможно, они даже не подозревают, что трудятся понапрасну.

Тщеславие и наслаждение  корни всякого зла. Если не возненавидеть их, то страсть невозможно победить. Сказано что сребролюбие  корень всех зол, ясно, что тщеславие и наслаждение больше всего способствуют сребролюбивому намерению.

13. Из аввы Исаака

Человек, который избегает спокойствия в настоящей жизни, умом уже заглядывает в будущий век. А кто связан любостяжанием, уже поработился страстям. Не думай, что любостяжание  только в приобретении золота и серебра. Любостяжание  это все, что порабощает твою волю.

Возлюби нищету в терпении, чтобы собрать свой ум и не давать ему витать в облаках.

Возненавидь удобства в жизни, чтобы сохранить свои помыслы в безмятежности. Храни себя от многого и думай о своей душе, чтобы не развеять в ней внутренний мир.

Без нестяжания душа не сможет освободиться от смятения помыслов. Вне безмолвия чувств она никогда не ощутит мир в разуме. А помимо тишины помыслов, ум не сможет проникнуть внутрь сокровенных тайн.

14. Из святого Максима

Нестяжателен тот, кто отрекся от всего своего имущества и никакого имущества не имеет уже на земле, кроме собственного тела. Да и с телом разорвав отношения, он вверяет промысел о себе только Богу и благочестивым людям.

15. Из Отечника

1. Однажды авва Арсений из Скита заболел, и ему понадобился масляный светильник, но было не на что его купить, и он принял от кого-то милостыню со словами: «Благодарю Тя, Господи, что Ты удостоил меня принять милостыню ради имени Твоего».

2. Авва Марк спросил авву Арсения:

- Хорошо ли не держать вообще в своей келье утешения? Я знал старца, который выращивал на своем огороде зелень и питался вершками и корешками.

- Все это хорошо, - сказал авва Арсений,  если это отвечает внутреннему расположению человека (то есть состоянию души и преуспеванию в добродетели). Если у него нет крепости для такого образа жизни, то есть совершенного расположения, то вновь он будет сажать то же самое.

3. Об авве Агафоне рассказывали, что он долго и усердно строил келью вместе с учениками. И когда келья была готова, они поселились в ней и стали жить. Но на первой же неделе авва понял, что им это неполезно, и сказал ученикам:

- Собирайтесь, уходим отсюда.

Ученики весьма расстроились и сказали:

- Если ты собираешься идти прочь отсюда, то зачем мы столько трудились, строя эту келью, да еще других введем в соблазн, и о нас станут говорить: «Вот, мол, не могут усидеть на одном месте».

Увидев их малодушие, авва сказал:

- Даже если некоторые будут введены в соблазн, то остальные с уверенностью скажут: «Блаженны эти братья, ибо они перешли в другое место и всем пренебрегли ради Бога. Кто хочет оставаться, пусть остается, а я ухожу».

Тогда ученики пали ниц, покаялись и попросили позволить им пойти вместе с ним.

5. Про того же самого старца Агафона говорили, что он много раз переходил с одного места на другое, ничего не беря с собой, кроме кочедыка (инструмент) в суме, которым плел рукоделия.

6. Об авве Геласии говорили, что он от юности вел нестяжательную и отшельническую жизнь. В это время в этой местности было много монахов, которые вели такой же образ жизни. Среди них был и некий старец, необычайно простодушный и нестяжательный. Он жил в отдельной келье до самой смерти, хотя в старости у него появились ученики. И подвиг его и учеников до самой смерти был в том, чтобы не иметь двух одежд и не думать о завтрашнем дне.

И когда случилось, что по содействию Божию авва Геласий основал Киновию, ему подарили обширные поля, и он купил для нужд монастыря ослов и коров. Ибо Тот, Кто показал божественному Пахомию образ общежительного монашества, содействовал и ему во всем устроении монастыря.

Когда названный старец увидел его, то сохраняя истинную любовь к нему, сказал:

- Боюсь, авва Геласий, что твой помысел теперь будет только о полях и прочем имуществе монастыря.

- Скорее твой помысел привяжется к сшитой одежде, в которой ты работаешь, чем помысел Геласия  к имуществу монашеской общины,  - ответил авва.

7. Некоторые старцы рассказывали об авве Георгии, анахорете, что он тридцать пять лет ходил по пустыням нагой. Говорят, что это удалось совершить и многим другим святым.

8. Брат спросил авву Евтропия:

- Как надлежит нам относиться к телесным нуждам?

- Траву ешь, одежду из травы носи, на траве спи, - ответил авва.  Но сердце у тебя должно быть железное, презирающее любые трудности.

9. Он советовал брату относиться к любому имуществу, как к сену, и, если возможно, ходить нагим и есть растительную пищу.

10. Тот же старец сказал: «Телесные вещи  пища страстей и помыслов. Кто их любит, тот любит препоны. Если случится тебе потерять что-то вещественное, то нужно прославлять Господа и радоваться тому, что освободился от забот».

16. Из аввы Нила

Лицемеры, стяжатели и любители наслаждений подобны розам, которые вскоре превратятся в сено, попираемое ногами.

Нужно презирать все, что превращает человека в скотину. Если твоя жизнь скверная, то и душа у тебя, разумеется, скотская. Нужно скорбеть о том, что ты, повредив разумной части души, заслужил себе вечную муку.

Никогда не стремись ни к богатству, ни к славе, ибо это разрушает всю твою жизнь, а нам не предназначено тление. Считай тленным все, и только добродетель нетленной и к ней всегда прилежи. Добродетель показывает человека Богом благодаря его любомудрому подвигу.

17. Из Отечника

Об авве Иулиане говорили, что он около семидесяти лет прожил в маленькой пещере, не держа у себя никаких вещей из мира сего, кроме власяницы, шерстяного платка и деревянной плошки.

2. Однажды братья пришли к авве Макарию в Скит, и увидели, что в его кельи ничего нет, кроме кувшина с застоявшейся водой. Они говорят ему:

- Завтра мы сходим в селение, и купим тебе все, что нужно.

- Вы знаете в селении пекарню такого-то? - спросил авва.

- Да.

- И я знаю, - сказал авва и еще спросил:

- А знаете поле такого-то, где исток реки.

- Знаем,  - ответили они.

Тогда старец сказал:

- Я тоже все это знаю, и если мне понадобилось бы что-нибудь, то я бы и сам сходил туда.

(Пояснение Павла Влаголюбивого: Видишь, какое добровольное нестяжание и добровольное терпение у старца? Хотя он мог легко добыть себе все необходимое, но не хотел этого, предпочитая удовлетворять телесные нужды протухшей водой и, вероятно, дикорастущими травами)

3. Как рассказывали об авве Мегефии, если он ходил где-нибудь вне кельи, и у него возникал помысел пойти куда-либо, он сразу направлялся туда и больше не возвращался к себе. Ибо у него не было никаких вещей этого мира кроме ножа для резки лозы: он плел по три корзины каждый день.

4. Об авве Силуане говорили, что его ученик Захария пошел в поле без спроса и вместе с братьями переставил изгородь сада, чтобы захватить побольше земли. Старец, узнав об этом, надел овечью шкуру, вышел на улицу и сказал братьям:

- Помолитесь за меня.

Они пали к его ногам и спросили:

- Скажи, что ты задумал, отче?

- Я не войду в келью и не сниму с себя шкуру, пока вы не вернете изгородь на прежнее место.

Они взяли изгородь и восстановили ее на прежнем месте. Только после этого старец вернулся к себе в келью.

5. Брат попросил авву Серапиона:

- Скажи мне слово.

- Что сказать тебе? Что ты взял имущество вдов и сирот и положил к себе на полку? Посмотри, сколько у тебя там книг. Если ты живешь один, зачем тебе так много?

6. Авва Иперехий говорил: «Сокровище монаха  добровольное нестяжание. Собирай сокровище, брат, на небе. Ибо бесконечно число веков покоя».

7. Знатный человек из далекой страны пришел в Скит, принес много золота и попросил пресвитера раздать братьям. Но тот сказал:

- Братья не нуждаются в золоте.

Знатный человек долго убеждал пресвитера и, в конце концов, оставил суму у дверей церкви. Пресвитер сказал:

- Берите, кому нужно.

Но никто не подошел к суме и никто даже не взглянул на нее. Тогда пресвитер сказал:

- Бог принял твою милостыню. Пойди и раздай золото нищим.

И знатный человек ушел, получив большую душевную пользу.

8. Брат спросил старца:

- Не повелишь ли мне отложить две монеты на случай телесного недуга?

- Нехорошо держать у себя больше необходимого. Если оставишь деньги, то на них возложишь все свои надежды. А вдруг потеряешь, но Бог-то уже не будет заботиться о тебе. Вот почему возложим всякое наше помышление на Бога, ибо Он заботиться о нас.

9. Однажды несколько язычников пришли в Остракини раздавать милостыню. Они взяли с собой своих рабов-экономов, чтобы те показали им, кто больше всего в городе нуждается. Те привели их к какому-то прокаженному, и они дали ему милостыню. Но больной отказался от нее, сказав:

- Видите, вот у меня тонкая лоза. Я тружусь, плету из нее что-нибудь и тем зарабатываю себе на хлеб.

10. Затем их привели в тесную каморку, где ютилась вдова с детьми. Когда они постучались в дверь, ее дочь не вышла открывать, а отвечала из комнаты, потому что ей не во что было одеться. А мать пошла на работу, и зарабатывала стиркой белья. Жертвователи принесли девочке одежду и деньги, но она не захотела принять, сказав:

- Когда мама приходит, она говорит, чтобы мы не унывали, потому что Бог решил: пусть у меня будет сегодня работа и в доме еда.

Когда мать вернулась, благодетели просили ее взять одежду и деньги, но она отказывалась со словами:

 - Обо мне заботится Бог, а вы хотите мне заменить Его.

Язычники, увидев такую веру в ее словах, прославили Бога.

11. Старец сказал: «Человек, вкусивший сладость нестяжания, тяготится даже плащом, который носит, и чашей воды. Ведь его ум занят совсем другим».

12. Он же сказал: Любящий душу свою, погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную (Ин. 12:25), по заповеди нашего Владыки».

13. Сказал старец: «Не держи у себя в келье плащ, висящий попусту, потому что это гибель для тебя. Потому что в это время многие люди, наверняка, праведнее тебя, дрожат от холода, а ты грешишь, храня у себя излишества?»

14. Он же говорил: «Не нужно, чтобы у тебя был сосуд без дела, потому что тогда Бог о тебе не позаботится. Если окажется золотая монета, то если ты нуждаешься в чем-нибудь, в еде или одежде, сразу употреби ее на покупки. А если ни в чем не нуждаешься, то не оставляй монету у себя. Не подумай заснуть с золотом в руке, лучше отдай его нуждающемуся до наступления вечера».

15. Он же сказал: «Если у тебя келья такая, что ты едва втискиваешься в нее с головой, не думай строить другую  в той тебе будет слишком просторно».

16. Он же сказал: «Пусть твои руки в келье не прикасаются ни к серебряной, ни к золотой вещи, даже самой мелкой. То есть, не то, что не желай обладать такой вещью, но даже если кто пришлет ее тебе для какой-то надобности, не дотрагивайся до нее, даже если это нательный крест или что-нибудь еще, сделанное из золота или серебра».

17. Он же сказал: «Не держи за поясом платок, потому что это отгонит от тебя плач и скорбь. Вообще пусть твои вещи: и ложе, и посуда, и обувь, и пояс  все будет таким, что если кто-нибудь захотел бы их украсть, то не позарился бы на них, потому, что они не понравились бы ему. Как зайдет он к тебе с пустыми руками, так с пустыми и уйдет».

18. Брат спросил старца:

- Скажи, авва, как мне спастись?

Старец снял свой плащ, обмотал его вокруг бедер, распростер руки и сказал:

- Вот таким должен быть монах: обнаженным от мирской материи и пригвожденным ко Кресту духовной битвы.

19. Старец сказал: «Всей душой возлюби нищету и не держи изящные вещи в келье. Когда душа хочет чего-нибудь и не находит в келье, она горюет и смиряется, а Бог утешает ее и дает сокрушение. А когда вкусит душа сладости Божией, она совершенно возненавидит свое тело. Если человек не возненавидит собственное тело, считая его врагом и преступником, и не перестанет угождать ему, кроме необходимых нужд, то не сможет освободиться от уловок дьявола.

18. Из святого Ефрема

Любостяжательный монах  как бесплодная финиковая пальма, а нестяжательный монах  как плодовитая финиковая пальма, рвущаяся к самому небу. Монаха, любящего материальное, можно уподобить соколу, летящему со связанными ногами: если он сядет где-нибудь, то сразу запутается, а монах, не знающий материального,  как путник, идущий налегке.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com