ПРИЗЫВАНИЕ БОГА

----картинка линии разделения----

 

Молитва, или призывание имени Божиего, принадлежит к троякому долгу христианскому: к долгу по отношению к Богу, долгу по отношению к самому себе и долгу по отношению к ближнему. 

Святитель Тихон Задонский

 

 ----картинка линии разделения----

 

БОГ (Отец)

Бог (Отец)

----картинка линии разделения----

И призови Меня в день скорби, Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня

Слушай, народ Мой, Я буду говорить, Израиль! Я буду свидетельствовать против тебя: Я Бог, твой Бог. Не за жертвы твои Я буду укорять тебя, всесожжения твои всегда предо Мною. Не приму тельца из дома твоего, ни козлов из дворов твоих, ибо Мои все звери в лесу, и скот на тысяче гор. Знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною. Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее. Ем ли Я мясо волов, и пью ли кровь козлов? Принеси в жертву Богу хвалу, и воздай Всевышнему обеты твои. И призови Меня в день скорби, Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня (Пс. 49:7-15). 

 

----картинка линии разделения----

 

Святой Иов Многострадальный

Святой Иов Многострадальный

----картинка линии разделения----

Будет ли он утешаться Вседержителем и призывать Бога во всякое время?

Враг мой будет, как нечестивец, и восстающий на меня, как беззаконник. Ибо какая надежда лицемеру, когда возьмет, когда исторгнет Бог душу его? Услышит ли Бог вопль его, когда придет на него беда? Будет ли он утешаться Вседержителем и призывать Бога во всякое время? Возвещу вам, что в руке Божией, что у Вседержителя, не скрою. Вот, все вы и сами видели, и для чего вы столько пустословите? (Иов.27:7-12).

 

----картинка линии разделения----

 

Апостол Матфей

Апостол Матфей

----картинка линии разделения----

Петр…, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня

И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине, и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак, и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь, это Я, не бойтесь.

 

 

 

Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий (Мф.14:22-33).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

----картинка линии разделения----

«Всякий, кто призовет имя Господне, спасется»

Моисей пишет о праведности от закона: исполнивший его человек жив будет им. А праведность от веры так говорит: не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо? то есть Христа свести. Или кто сойдет в бездну? то есть Христа из мертвых возвести. Но что говорит Писание? Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем. Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению. Ибо Писание говорит: «всякий, верующий в Него, не постыдится». Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его. Ибо «всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Рим. 10:5-13).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий

----картинка линии разделения----

Он называется монахом потому, что в непрерывной молитве призывает Бога

Нам следует знать, кто такой монашествующий и благодаря какому образу жизни он действительно заслуживает имя монаха. Говорим так, как передал нам Христос. Во-первых, монах называется монахом потому, что он — един, а также потому, что отказывается от женщины и отрекается от мира, внутренне и внешне. Внешне — ибо отрекается от всего материального и от всех мирских вещей, а внутренне — ибо отрекается и от самих мыслей об этих вещах, чтобы не воспринять помыслов мирского попечения. Во-вторых, он называется монахом потому, что в непрерывной молитве призывает Бога, дабы очистить ум свой от многих тяжких помыслов. И его ум сам в себе также становится монашествующим, один на один обращаясь к истинному Богу, не воспринимает он злых помыслов, но, постоянно и должным образом очищая себя, остается незапятнанным перед Богом. Это зависит от свободного произволения человека. Поэтому если человек желает вручить свое произволение одному только Господу, то он, прежде всего, искореняет в себе страсти и порочные помыслы, очищая, таким образом, себя и насаждая в себе плоды Святого Духа. А этими плодами являются: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость и воздержание, о которых Апостол говорит: «На таковых нет закона» (Гал. 5:22-23). И поскольку Бог видит, что произволение человека неустанно предается Ему и устремляется к Нему, то и Сам Он приумножает благодать Свою в этом человеке и обогащает ею его. Наоборот, когда Бог видит, что произволение наше — нерадиво и не устремляется к Нему, но увлекается материальными деяниями, тогда и Сам Он отступает от нас и не радеет о нас. Ведь Бог нуждается только в нашем произволении, поскольку всегда готов сжалиться над нами и просветить нас — лишь бы только мы желали отдать себя целиком Ему. Ибо душе, сотворенной Богом, по естеству присуще любить Его и полностью предаваться Ему. Тело же, взятое от земли, о земном и помышляет. Но не только: оно способно подвергаться действию сатаны, увлекая к земным попечениям также душу и ум. Поэтому монашествующий должен обладать способностью различения и укрепляться ею, дабы не стать ему, пребывающему в состоянии неведения, побежденным врагом рода человеческого.

Нам также следует постигнуть всем сердцем слова, сказанные Господом: «Возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). Их нельзя понимать в том смысле, что мы должны повесить себя на древе, и так следовать за Господом, смысл этих слов заключается в том, что монашествующий обязан распять себя в отношении мирских вещей, дабы не быть привязанным к ним, он также обязан постоянно распинать ум свой в молитве, чтобы не быть нерадивым относительно спасения своего. Ему нельзя воспринимать умом лукавые помыслы, но следует уметь различать их и знать, что все они — от лукавого. Он должен еще освободить ум свой от всякого развлечения, чтобы они не докучали ему. Ибо если он не сделает этого, то всуе молится, поскольку ум его, блуждая в подобных развлечениях, возносит мнимые молитвы, которые не достигают Бога его. А если молитва является нечистой и не совершается в полноте веры, то она не принимается Богом. Сам по себе монашествующий не в силах противостоять диаволу, не может он вырвать с корнем из себя греховные помыслы, полностью исполнить волю Божию, в чистоте соблюсти заповедь Божию и окончательно одолеть страсти. Но в его силах вручить свое произволение Богу, молиться Ему и просить Его, чтобы Бог очистил его от сатаны и от действий лукавого, чтобы Бог соблаговолил, через благодать Свою, войти в душу его и царствовать в ней, чтобы Сам Бог творил в нем Свои заповеди и Свою волю, вверив ему всякую добродетель правды Божией. А правда эта состоит в истинной вере, действенной молитве, любви от всей души и от всей силы, надежде, посте, воздержании, смиренномудрии, кротости, долготерпении, стойкости и прочих добродетелях. Получив их, истинный подвижник уже не сможет хвастливо говорить: «Я кое в чем преуспел», но во всякое время будет смиренно благодарить Бога за то, что, призванный на помощь, Он все успешно совершил. Ибо только терпением в молитве и достигаются великие свершения. Нерадение же, которое дано было людям сатаной, порождает в душе одну лишь мрачную черноту, оно уводит человека прочь от Бога и захватывает в плен мысль его. Поэтому мы должны бодрствовать, избирая добро, только в котором и можем спастись, любить Бога и друг друга — любить не просто на словах, но истинным образом. Эту любовь и обязан стяжать в себе монашествующий посредством своего служения и ее осуществлять на деле, потому что всякое повеление Божие там совершается.

Если монах настойчив в призывании Бога, то Господь исторгает страсти из него

Ибо, писанный закон излагает многие таинства сокровенным образом, монашествующий же, если он непрестанно подвизается в молитве и в общении с Богом, обретает их, и благодать Божия являет ему самые сокровенные тайны Писания, внушающие благоговейный трепет. Ведь путем простого чтения запечатленного в письменах закона нельзя достичь того, что достигается путем служения Богу, поскольку именно в этом служении и исполняется все. Поэтому избирающий такое служение уже не испытывает большой нужды в простом чтении Писания, так как он знает, что все осуществляется в молитве. Что же касается греховных страстей, то монах ведет великую брань с ними и понуждает себя успешно одолеть их, однако часто бывает не в силах сделать это. Впрочем, если он настойчив в молитве и в призывании Бога, все вверяя Господу, то Господь исторгает эти страсти из него и уничтожает их, поскольку монашествующий все попечение о себе возложил на Него. Затем благодать Божия осуществляет в иноке многие действия свои. Часто его посещает действие утешения, когда его охватывают столь великое вожделение к Богу и столь неизреченная радость, что он оплакивает свое бессилие, так как душа его не может покинуть тело и отойти ко Господу. А иногда, под действием благодати Господней, душа его испытывает внутреннюю радость, ибо Господь и строг во всем, и щедр. Однако часто наступает тот час, когда благодать Господня попускает сатане вести брань с монашествующим: тогда на него восстают злые страсти, наводя на инока сон, уныние, расслабление и многое другое, что и словом выразить невозможно. Это происходит для того, чтобы монах, угнетаемый и одолеваемый страстями, с твердой верой призвал Господа, прося Его облегчить мучения. Тогда благодать, если видит монаха стойким и подлинно взыскующим милости Божией, отражает все поношения врага, она, как того и сама желает, радует сердце его и очищает его от всех козней вражеских. Ибо благодать желает, чтобы человек тяжким трудом и в борении стяжал ее, но она не хочет, чтобы он всегда пребывал в радости и ум его по этой причине впал в леность. Поэтому монашествующему следует постоянно бодрствовать, борясь с сатаной. Богу слава. Аминь.

  

----картинка линии разделения----

 

СВЯТИТЕЛЬ ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ

Святитель Григорий Богослов

----картинка линии разделения----

К чему тебе призывать в посредники Бога?

Многие говорят: язык произнес клятву, а ум не давал ее. Но легче во всем другом найти себе извинение, нежели в клятве. Никто и нисколько да не обманывает сам себя. Во всяком случае клятва дана, а двоедушием сколько еще увеличивается грех!

Избегай всякой клятвы. Но чем же уверить других? Словом и жизнью, удостоверяющею в слове. Ложная клятва есть отречение от Бога. К чему тебе призывать в посредники Бога? Сделай, чтобы посредником твоим были твои добрые нравы.

Благонравным... вовсе не нужна клятва. За них порукою добрые нравы.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин

----картинка линии разделения----

Если призывает Бога отмстителем, то Бог — и его Судия

Если просит кто у Бога оставления грехов своих, то о сем же просит и за ближнего своего. Если призывает Бога отмстителем, то Бог — и его Судия.

  

 ----картинка линии разделения----

 

Евфимий Зигабен

Евфимий Зигабен

----картинка линии разделения----

(Толкования на Пс. 150:6)

Давид призывает верующих в настоящей жизни к хвалению Бога

Всякое дыхание да хвалит Господа!

Сим обращением ко всему царепророк побуждает к хвалению и благодарению Бога весь род и всяк возраст человеческий. Ибо дыханием называет душу, а душою выражает целого человека, как частью целое сложное. Итак, Давид призывает верующих в настоящей жизни к хвалению Бога, а в будущее воскресение призывает и неверных к хвалению и прославлению Бога: потому что тогда все и верные и неверные приклонят колено пред Богом и будут хвалить Его.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский 

----картинка линии разделения----

О молитве, или призывании Бога

Молитесь же так: Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь, и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим: и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Яко твое есть царствие и сила, и слова во веки. Аминь! – учит Христос(Мф. 6:9-18).

Молитва, или призывание имени Божиего, принадлежит к троякому долгу христианскому: к долгу по отношению к Богу, долгу по отношению к самому себе и долгу по отношению к ближнему.

К долгу нашему касательно Богу относится то, чтобы молитвой и призыванием Его показывать нашу веру в Него, что мы истинно веруем в Него, иного Бога, кроме Него, не знаем, как источника всех благ Его исповедуем, надеемся на Него, как на Истинного Отца, Который чад Своих любит и просимое подает, как и дети по плоти не к чужому отцу, но к своему, от которого родились, с прошением приходят. И апостол говорит: Как призывать Того, в Кого не уверовали? (Рим. 10:14). И Сам Господь Бог говорит: Я Господь Бог твой (Исх. 20:2), то есть Меня одного знай, исповедуй, на Меня одного надейся и от Меня ищи всего добра. Призови Меня в день скорби твоей, и избавлю тебя (Пс. 49:15).

Долг по отношению к самим себе: поскольку мы как телесно, так и духовно скудны, бедны и окаянны, то должно с верой искать всего добра от Подателя всех благ – Небесного Отца.

К долгу, касающегося ближнего, относится следующее: христианская любовь требует, чтобы мы и за ближнего нашего молились, и как себе, так и ему просили добра у Бога нашего, как апостол говорит: Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак. 5:16).

Знает Бог и прежде прошения нашего, чего мы требуем, как Христос говорит: Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом (Мф. 6:32), то есть в пище, питье, одежде и во всем, необходимом для жизни, и подает блага Свои праведным и грешным, так как Милостив и Щедр: Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5:45). Так же ведает, что и духовные блага, как-то: вера, благодать, мир совести и прочее, нужны нам к спасению. Но нам должно знать, что все блага от Бога происходят, всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов (Иак. 1:17). И потому их с верой у Бога должно просить, да познаем и признаем, что все от Бога принимаем, и, принимая, благодарить Его, как Благодетеля, даром нас милующего.

Всякого верного к молитве побуждают следующие причины:

Сам Бог повелевает молиться и призывать Его: Призови Меня в день скорби твоей (Пс. 49:15). Просите, ищите, стучите, – говорит Христос (Мф. 7:7). И в прочих местах Святого Писания то же повеление можно найти.

Нужда наша, как телесная, так и духовная, убеждает нас к молитве. Телесная нужна во временном и относящемся к временной жизни, духовная – касающаяся спасения наших душ.

Многие обстоят нас беды, напасти, утеснения, скорби и искушения, которых сами, без помощи Божией, которая подается молящимся, одолеть не можем.

Неизреченная польза, от молитвы происходящая, так как смиренная молитва все испрашивает у Милостивого и Благого Господа, и во многих местах Святого Писания можно найти тому примеры.

Великое благости Божией дело – то, что человек сподобляется с непостижимым Богом – Отцом и Сыном и Святым Духом – беседовать, нужды свои Ему представлять и просить о них, хвалить, воспевать и благодарить Его, что посредством истинных, верных и смиренных молитв бывает, как святой Иоанн Златоуст говорит: «Когда молишься, не с Богом ли беседуешь, скажи мне? Когда читаешь, слышишь Его, беседующего с тобой» (Беседа 6 на первое Послание к Фессалоникийцам). За счастье свое считает человек, что с земным монархом разговаривает. Каким же должно великим благополучием христианам считать то, что к беседе с Небесным Царем, Преблагим и Милостивым Богом, допускаются, и не только допускаются, но и привлекаются к тому повелением и обещанием того, что их прошение будет услышано! Посему, возлюбленный христианин, вкуси и видь, сколь Благ Господь наш! (Пс. 33:9). Ибо не только допускает нас, недостойных и грешных, к Себе, но и привлекает, и не только привлекает, но и научает нас, как приходить к Нему и молиться, как показывает молитва Господня. Молитесь же так, – говорит Христос (Мф. 6:9). А как так?– Отче наш! Отцом называйте Бога. Кто мы? Люди, прогневавшие Его, негодные рабы, грешники, земля и пепел(Сир. 10:9). О Премилосердный Боже наш! Везде встречает нас благость Твоя, куда мы ни обратимся. И на что ни посмотрим, везде находим случай удивляться превеликому богатству благости Твоей.

Возбуждает к молитве, когда без сомнения слышим обещание: Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам, – говорит Христос-Истина (Ин. 16:23).

Чего у Милосердного Отца Небесного нам должно просить?

Всего, что славы имени Его и нашей пользы, как телесной и временной, так духовной и вечной касается, должны просить, что в Его святом Слове поведено, обещано и что воля Его святая хочет, в том же Святом Писании открытая. К духовной пользе относятся те блага, которые для душевного спасения и получения вечной жизни нужны, как-то: вера, отпущение грехов, благодать Его, обновление сердца, постоянство в вере, терпение в скорбях, бедах и тесноте, и прочее. К телесной пользе относится все то, что телу нашему и поддержанию жизни нужно, как-то: благоцветущее здравие, разум, довольство в необходимом, пища, одежда, покой, и прочее.

О духовных благах должно просить подобающим образом и ожидать без всякого сомнения, как необходимо нужных для нашего истинного блаженства. Ибо их Сам Бог обещал подать нам без всякого изъятия, когда надлежащим образом просим. Всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Рим. 10:13). И клятвой подтвердил, что не хочет смерти грешника (Иез. 33:11). Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него, – говорит Христос (Лк. 11:13), Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2:4). Итак, нехорошо так говорить: «Господи, если хочешь, и мне полезно, оставь мои согрешения, подай мне благодать Твою», и прочее, ибо без сомнения известно, что и Бог хочет, и мне полезно, или даже необходимо нужно к спасению отпущение грехов, и прочее.

Временных благ, например, здоровья, продолжения жизни, благополучия и прочего, должно не просто просить, а с приложением сего: если воле Его святой угодно, и нам просящим полезно. Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, – говорит апостол (Рим. 8:26). Часто о том просим Бога, что нам вредно и воле Его святой противно. Так делают дети малые, когда не хотят в баню идти, которая им очень полезна, и от нее у своих матерей отпрашиваются. Так поступают и те, которые просят у Бога избавления из-под креста, скорби, болезни и прочего бедствия, не зная, что много полезнее им быть в неблагополучии, нежели в благополучии.

Что вредно и что полезно немощному – лекарь знает, и часто немощный у лекаря просит яда вместо лекарства, но благоразумный лекарь его не дает. Мы все перед Богом как немощные и как младенцы, не знающие нашей пользы, и часто просим того, что нам смерть душевную может принести, чего Бог, как Милосердный Отец и Благопромыслитель, не хочет, и просящим сынам Своим вместо хлеба – камень, вместо рыбы – змею, и вместо яйца –скорпиона не хочет подать (Лк. 11:11). Потому временного добра всегда должно так просить: Господи, аще воле Твоей святой угодно и мне полезно, подаждь желаемое мною: аще ли ни, буди воля Твоя. Пример показал нам Сын Божий, когда перед Своим вольным страданием молился Отцу Своему Небесному: Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26:39).

Молиться, или призывать Бога, должно нам:

Во имя Иисуса Христа, Сына Божиего, как Сам Он говорит: Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам (Ин. 16:23). То есть должно молиться и просить Бога, надеясь не на свою правду и дела, но на правду Христову и высочайшие Его заслуги, и ради Его неповинного страдания и смерти своей повинности просить прощения, по подобию мытаря, молившегося: Боже, милостив буди мне, грешному! (Лк. 18:13). Потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе (Еф. 2:18). И никто не приходит к Отцу, как только через Меня, – говорит Сам Христос (Ин. 14:6). Ибо какое Бог ни обещал нам подать благословение, во имя Его обещал, ибо в Нем благословятся все народы, – говорит Писание (Пс. 71:17; Гал. 3:8). И так с этой надеждой должно приступать к Отцу Небесному, и ради Единородного Сына, у Отца просить милосердия и ожидать без сомнения.

С истинной верой. Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите, – говорит Христос (Мф. 21:22). Вера утверждается истинным обещанием, всемогуществом, истиной, милосердием, премудростью обещающего Бога и заслугами Христовыми. А поскольку вера есть дар Святого Духа, Который не обитает в душе, оскверненной грехами, то да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа (2 Тим. 2:19).

Кто хочет к Богу приступать и получать желаемое, тому должно отступить от грехов и с верой во Христа, Сына Божия, примириться с Богом. Блуд и всякая нечистота, хищение, воровство, вражда, злоба, сребролюбие, лихоимство, клевета, срамословие, проклятия, пьянство, ложь, лесть, лукавство и прочее тому подобное затворяет двери молитве, пока человек в них пребывает.

Итак, да отступит же от всего этого тот, кто хочет призывать имя Господне. «Подобает, – говорит святой Иоанн Златоуст, – молиться, но не замаранному сквернами. Говоришь: «Что, если впаду в согрешение?» Очисть себя. Как? Плачь, стенай, подай милостыню, примирись с тем, кого обидел, очисти язык, да более не прогневаешь Бога, и прочее, да не тебе скажет Господь: когда умножаете моления, Я не слышу» (Ис. 1:15. Беседа 51-я на евангелиста Матфея).

Молиться должно не только языком, но и сердцем, то есть от сердца должна происходить молитва. «Из глубины, – говорит святой Иоанн Златоуст, – призывай Бога, как говорит: из глубины воззвал я к Тебе, Господи (Пс. 129:1); из внутренности изведи глас свой». И немного спустя: «Ибо не человеку молишься, а Богу вездесущему, и прежде взывания слышащему, и тайны сердца ведающему» (Беседа 19 на евангелиста Матфея). Ибо в молитве объявляем Богу сердечные наши желания, и потому должно и в уме помышлять, и в сердце иметь и желать то, что языком и словами произносим. Иначе никакой молитвы не будет, а только праздные слова. Поэтому должно нам себя молитве приобучать, и об этом Господа Самого просить, чтобы Духом Своим Святым научил нас молиться, как апостолы просили Его об этом: Господи! Научи нас молиться (Лк. 11:1). Отсюда можно заключить, что не может быть истинной молитвы без действия Святого Духа. Ибо когда Этот Благой Утешитель коснется нашего сердца, тогда, как курение от зажженного фимиама, от сердца произойдет воздыхание, святое желание и истинная молитва, и приблизится к престолу благодати.

Молиться должно:

Во всякое время (Еф. 6:18)всегда (Лк. 18:1), непрестанно (1 Фес. 5:17). Молиться же всегда и непрестанно означает не то, чтобы всегда читать написанные псалмы или молитвы, и делать поклоны, – это невозможно, ибо любому христианину надобно дело, согласное званию своему, делать, а также утружденная плоть требует упокоения, сна, и прочего, но значит то, чтобы часто, во всяком начинании и деле, ум, сердце и воздыхание к Богу возводить и просить тем у Него милости, помощи и защиты. Причина тому следующая. В любое время сатана со своими злыми слугами делает нам козни, а также плоть всегда противится духу (Гал. 5:17), – и этим врагам мы сами противиться не можем, поэтому должно молитвой и происходящей от нее помощью Божией против них вооружаться, стоять и крепиться, как Псаломник говорит: К Тебе возвел я очи мои, живущему на небе. Вот как очи рабов обращены на руки господ их, как очи рабыни обращены на руки госпожи ее, так очи наши – ко Господу Богу нашему, доколе Он помилует нас (Пс. 122:1-2).

Должно молиться на всяком месте. Так апостол говорит: Желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения (1 Тим. 2:8).

Стоя, сидя, идя, почивая, делая что-либо руками, в уединении и в собрании возможно молиться. Ибо всегда, на всяком месте и во всех наших делах, и во время еды и пития, и в беседах богоугодных можем ум наш и сердце возводить к Богу, нужды наши со смирением и верою Ему представлять и милости у Него просить, и говорить: «Господи помилуй!» Так Моисей посреди многочисленного народа, который вывел из Египта и увидел его в стесненных обстоятельствах, умом и сердцем воспел к Богу, хотя молитва Его словесная и не изображается в Писании, ибо Бог отвечал ему: Что ты вопиешь ко Мне? (Исх. 14:15). Езекия, благочестивый царь, лежа на одре, молился, и услышал его Бог (Ис 38:2, 4 и след.). Иона во чреве кита молился, и услышан был Богом (Ион 2:2-11). Три отрока в печи огненной молились, и были спасены (Дан. 3:24-49, 50-94 и прочее). Ибо Бог смотрит не на внешний знак и положение тела, в каком оно находится, но на сердце, смирение, веру, и сердечное желание. Поэтому написано: желание убогих, то есть смиренных, услышал Ты, Господи, преданности сердца их вняло ухо Твое (Пс. 9:38).

Внешние знаки молитвы

Внешние знаки молитвы в Святом Писании можно найти следующие:

- коленопреклонение (3 Цар. 8:54; Деян. 7:60; Еф. 3:14);

- воздеяние рук (Исх. 9:22,23,29 и 33; 1 Тим. 2:8; Пс. 142:6);

- возведение очей на небо (Ин. 11:41; 17:1; Пс. 120:1; 122:1-2 и прочее).

Однако эти знаки без внутреннего истинного благорасположения и усердия бесполезны, ибо Бог на сердце, а не на внешность и наружность смотрит и не внешний, а внутренний, сердечный голос слушает. Поэтому тот, кто читает много молитв, псалмов, или много кладет поклонов, но без разума, внимания, сердечного смирения и усердия, – никогда не молится. Ибо если человеку предлагаем наше прошение, то ум, сердце и все наше усердие собираем, тем более это должно являть, когда стоим в молитве пред Богом, сердца и утробы испытующим (Пс. 7:10), и прошение наше простираем. Тут надобно непременно весь ум и сердце собрать, насколько возможно человеку, обложенному немощной плотью.

Христианский долг требует молиться не только за себя самого, но и за всех человеков:

За царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2:1-2).

За проповедников Слова Божия, пастырей и учителей, чтобы Слово Господне распространялось и прославлялось (2 Фес. 3:1), и чтобы они в житии и в звании своем были исправными и непорочными, чтобы правильно учили, и, чему учат, того пример на себе показывали.

Друг за друга, как апостол увещает: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак. 5:16). Поэтому и Христос повелел молиться Небесному Отцу, как бы единым гласом, всем христианам, и говорить: Отче наш, Иже еси на небесех (Лк. 11:2; Мф. 6:9).

Не только за братию и друзей, но и за врагов должно молиться христианам. Молитесь за обижающих вас, и гонящих вас, – говорит Христос (Мф. 5:44), да будете, – говорит далее, – сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5:45). Так молился Сам Христос за врагов Своих: Отче! Прости им (Лк. 23:34). И святой Стефан: Господи! Не вмени им греха сего (Деян. 7:60).

О чем молиться, научает молитва Господня – Отче наш, о которой в следующем параграфе предлагается рассуждение с кратким изъяснением.

МОЛИТВА ГОСПОДНЯ

Отче наш, Иже еси на небесех!

Этот стих есть предисловие молитвы, из которого научаемся:

Что Бог – Истинный Отец христиан, и они все сыны Божии по вере во Христа Иисуса (Гал. 3:26). Следовательно, как Отца, должно им с упованием Его призывать, как дети по плоти своих родителей призывают и руки свои к ним во всяких нуждах простирают.

Бог христианам – один Отец. Следовательно, они между собою братья, как имеющие одного Отца.

Должны христиане, как братья духовные, любовь между собою иметь.

Друг за друга к Богу молиться, и как бы один голос от сердца испускать к Небесному своему Отцу: Отче наш! «Этим Он научает, – говорит святой Иоанн Златоуст в беседе на это слово, – общую за братию творить молитву. Ибо не говорит: «Отче мой», но говорит: Отче наш, – за общее тело воссылать молитвы, и везде видеть не только свою пользу, но и ближнего».

Когда христиане – братья по Богу, то все одну честь и славу имеют. Все, говорю: господа и рабы, прославленные и неизвестные, богатые и нищие, сановитые и простые, как братья. И потому не должны друг друга презирать, так как все они – одно во Христе Иисусе (Гал. 3:28). «Так, – говорит святой Иоанн Златоуст, – Он неравенство от нас выводит, и показывает великое равенство царя с нищим».

Как старательно должны от грехов беречься, более же добрыми нравами Богу уподобляться, как сыновья своему отцу, если без зазрения совести хотят Его призывать и называть Отцом.

Видно из этого, что неисправный христианин, пока не исправит и не очистит себя истинным покаянием, не может Бога с пользой призывать, тем более Отцом называть и эту молитву произносить. Непременно надобно оставить грехи и плотские прихоти, покаяться, и отступить от неправды, по учению апостола: да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа (2 Тим. 2:19). Ибо как может Ему сказать: Отче наш, а сам своими нравами уподобляется скотам или дьяволу? Ибо те, которые Бога называют Отцом и молятся: Отче наш, – должны быть сынами Божиими, а в сынах должны быть свойства, подобные отцу.

Итак, должно непременно, подобно блудному сыну, прийти в себя, обратиться и возвратиться к Отцу и перед Ним со смирением признать свой грех: Отче! Я согрешил против неба и пред Тобою и уже недостоин называться сыном Твоим (Лк. 15:17-21), – и впредь не отлучаться от Отца Небесного, но Ему от чистого сердца служить, и с Его домашними, то есть с истинными христианами, иметь часть, и так с ними вместе общий испускать к Нему глас: Отче наш!

Говорится: на небесех – не потому, что Бог на небесах заключается, но молящегося от земли отводит и к небесным обителям возводит, – говорит святой Иоанн Златоуст, а также потому, что там и Отечество избранных, и там Бог во славе Своей Себя являет, и души святых Своих увеселяет. Бог же существенно – на всяком месте, на небе и на земле, как Псаломник поет: Бог наш на небе и на земле (Пс. 113:11).

Посмотрим далее, о чем молиться христианам повелел Христос.

Да святится имя Твое

Да святится имя, то есть да славится имя Твое, говорит святой Иоанн Златоуст.

Это значит, чтобы мы ничего иного не искали, как только славы Божией. Достойна молитва того, говорит Златоуст, который Бога Отцом называет, ничего не просить прежде славы Божией, но всему предпочитать хвалу Ему.

Имя Божие свято и славно и без нашего прославления, но мы должны стараться, чтобы и в нас оно славилось.

Имя Божие прославляется, когда слово Его чисто проповедуется, и мы по слову Его жизнь нашу исправляем, как говорит Христос: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16).

Этого сами, без Божией благодати, делать не можем. Потому просим Небесного Отца, чтобы Он это милостиво нам подал.

Отсюда видна немощь наша, то, что мы без Бога никакого добра не можем творить, как говорит Христос: Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15:5).

Если просим, дабы святилось и славилось имя Божие, то не должно нам искать славы от добрых дел своему имени.

Кто учит или живет иначе, чем слово Божие учит, тот имени Божиего не прославляет. Поэтому, чтобы Сам Бог не допустил нас до этого, молимся Ему: да святится имя Твое.

Да приидет царствие Твое!

По учению святого Иоанна Златоуста, царствие здесь разумеется небесное – царствие, которого ожидают истинные христиане и молятся: да приидет царствие Твое. «И это, – говорит, – есть слово благоразумного сына, который не прилепляется к видимому, и не почитает настоящее за великое, но к отцу спешит и к будущему стремится».

Кто царствия небесного желает и молится: да приидет царствие Твое, – тому надобно презирать земное царствие, славу, честь, утехи и богатство. Иначе напрасно говорит и молится: да приидет царствие Твое. Надобно прежде презреть земное, и тогда желать небесного.

Надобно ему иметь чистую совесть, или очистить ее покаянием, и тогда молиться: да приидет царствие Твое. Иначе не может желать того и просить, когда совесть, грехами оскверненная, судом Божиим и вечной мукой грозит. Ибо как может молиться и говорить: да приидет царствие Твое, – а в совести ожиданием вечной муки смущается? Итак, непременно требуется, чтобы тот, кто хочет и просит, чтобы царствие Божие пришло, оставил грехи, и их покаянием, сожалением и верой очистил. Ибо царствие Божие праведным и святым уготовано, и придет непременно, а оскверненный грехами его напрасно ожидает. «От совести чистой, – говорит Златоуст, — это желание происходит, и от души, удаленной от земного».

Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли.

Воля Божия бывает и без нашего прошения. Поэтому не просим, чтобы Бог делал, что хочет, а просим, чтобы мы могли делать то, что воля Его хочет.

Отсюда видим, что воли Божией не можем творить без Бога.

Воля Божия исполняется, когда благочестие в целости храним и до конца в нем пребываем, по сказанному: будь верен до смерти (Откр. 2:10), а также, когда грешники от грехов отстают и каются. Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2:4). Для того чтобы так было, просим Бога: да будет воля Твоя.

Яко не небеси, и на земли. То есть, как Ангелы на небе исполняют волю Божию и живут между собою любовно, мирно, согласно, так и мы, подражая им на земле, да возможем творить волю Его, и жить свято, чисто, мирно, любовно и согласно.

Когда молимся: да будет воля Твоя, – то должны от своей воли отречься и ее оставить.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Хлеб насущный, по пониманию святого Иоанна Златоуста, означает – повседневный.

Здесь понимается не только хлеб, но и все необходимое для этого временного жития, например, питье, одеяние, покой, дом и прочее, как некоторые толкуют.

Не просим богатства, но просим нужного к поддержанию этой жизни. Не о деньгах, не о роскоши, ни о многоценном одеянии, ни об ином подобном повелено молиться, но только о хлебе, и о хлебе повседневном, чтобы об утреннем не заботились, – говорит святой Златоуст.

Отсюда следует, что христианину не должно заботиться о богатстве, многоценном одеянии, богатых домах, богатой пище и прочем, тому подобном. Ибо христианин всегда должен быть готов к тому, что его позовет Господь, и тогда все это он вынужден будет оставить. Зовет же Господь всякого к Себе через смерть. «Хочет, – говорит святой Иоанн Златоуст, — чтобы мы всегда были готовыми и тем довольствовались, что естеству нашему нужно».

Когда молимся: хлеб даждь нам, исповедуем, что мы нищие, убогие и бедные, и потому всего у Бога должны просить, и что ни имеем, должны благости Его приписывать, как Псаломник поет: Очи всех на Тебя уповают, и Ты даешь им пишу их в свое время; открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению (Пс. 144:15-16).

Когда говорим: хлеб наш даждь, то показываем, что не только о своем пропитании просим, но и о прочих, из любви христианской. Ибо любовь христианская требует, чтобы мы не только о себе, но и о ближних наших заботились.

Известно, что Бог, так как Щедр, не только христианам, но и не знающим Его подает временные блага. Но христианам должно всего верою у Него просить, как сынам у отца, и тем показывать, что все, что ни имеют необходимое для жизни, – Божие добро, и так, принимая благодеяние, благодарить Благодетеля.

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Под долгами здесь разумеются грехи – слова, дела и помышления, закону Божиему противные. Потому святой Лука в своем Евангелии написал: остави нам грехи наша (Лк. 11:4). Называются же грехи долгами потому, что как в гражданской жизни бывает, что долги обязывают должника к отдаче заимодавцу, и если должник не отдает долгов, то его за долги заключают в темницу и держат, пока не отдаст долгов, так и грехи обязывают нас к удовлетворению правды Божией (ибо всякий грех бывает против правды Божией), а когда не имеем чем удовлетворить, то заключают нас в вечную темницу.

Этих долгов сами заплатить не можем, потому прибегаем к Христовым заслугам и милосердию Божиему, чтобы их нам даром оставил, и просим Его об этом: остави нам долги наша.

Когда просим: остави нам долги наша, то через это показывается, что мы не только за себя, но и друг за друга молиться и друг другу отпущения грехов должны просить.

Этим словом: остави нам долги наша, – ясно показывается, что и сами святые согрешают, и потому должны просить себе отпущения грехов, как написано: За то, то есть за оставление грехов, помолится Тебе всякий преподобный во время благопотребное (Пс. 31:6). Так как это молитва святых, ибо кто Бога Отцом истинно и от сердца называет, тому надобно быть святым чадом Божиим, и иметь Духа Божиего, живущего в себе, о Котором вопиют верные: Авва Отче! (Гал. 4:6).

Грехи здесь понимаются не те, которые по произволению и обдуманно бывают, как-то: блуд, воровство, хищение, злоба, лукавство, лесть и прочее, – от этих грехов святые удаляются, – но понимаются немощи, от которых по слабости своей уберечься не могут, хотя и стараются о том. Об этих грехах молятся святые: Отче! остави нам долги наша.

Говорится: якоже и мы оставляем должником нашим. Этим словом научаемся, чтобы мы и сами оставляли грехи ближним нашим, когда у Бога просим и получаем оставление грехов. Он нам по милосердию прощает грехи – и мы должны, подражая Ему, по милосердию прощать грехи братии нашей. Когда оставляем грехи братии нашей, оставляет и Бог нам грехи наши. Не оставляем мы – не оставляет и нам Бог, как Христос говорит: Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6:14-15), – то же показано и в притче о царе и должнике (Мф. 18:23-35).

Кто из грешников, которые в грехах пребывают и не оставляют их, хочет молиться и просить у Бога оставления грехов, тому должно прежде самому оставить свои грехи, а оставив, просить Бога, чтобы благодатью Своей оставил их, и избавил его от казни, которой за грехи предают грешника. Ибо и Бог нам не оставляет грехов, когда мы сами их не оставляем. А когда нам грехи не оставляются, то последует не что иное, как казнь за грехи. Так случается с должником, которому заимодавец долг не оставляет, ибо заключает его в темницу и держит до тех пор, пока не отдаст свой долг. Так и грешник, которому грехи не оставляются, заключится судом Божиим в вечную темницу, и будет правде Божией за греховные долги платить казнью, но никогда не заплатит. За то, что прогневал и оскорбил Вечного и Бесконечного Бога, праведно воздается вечное и бесконечное наказание. Ибо правда Божия того требует, чтобы не покаявшийся грешник принял достойное наказание. Но за разорение вечного закона Божия и тем самым оскорбление бесконечного величества Божия ничем иным удовлетворить невозможно, как вечной казнью и страданием.

Что кающимся, перестающим грешить, сожалеющим о грехах и просящим отпущения, грехи Богом оставляются, то делает Бог от одного Своего милосердия и ради заслуг Христовых, ради которых в слове Своем обещал всем кающимся и верующим во Христа подать отпущение грехов, как это милосердие Божие изображается в псалме 102: Благослови, душа моя, Господа.

Но желающему каяться и ради страданий и смерти Христовой получить отпущение грехов непременно должно оставить свои грехи. Ибо где нет оставления грехов, там нет и истинного покаяния. Где нет истинного покаяния, там и заслуги Христовы не имеют места. Где заслуги Христовы места не имеют, там нет отпущения грехов. Где нет отпущения грехов, там следует осуждение и в аду вечное страдание за грехи. И так грешник, когда не будут оставлены ему грехи (не будут же оставлены ему, так как сам их оставить не хочет), как должник за долги, за все те грехи, которыми перед Богом согрешил, будет истязан, и поскольку не имеет чем искупиться, будет вечною смертью платить.

Итак, надобно желающему каяться и спастись от грехов отстать, и прибегнуть к милосердию Божиему, исповедать себя со смирением и сожалением виноватым пред Богом, прощения просить ради пролитой Крови Христовой, которая пролита за каждого грешника, и всякий грех очищает. Надобно с блудным сыном оставить чужую беззаконную страну, и возвратиться к Отцу с сожалением и самоуничижением, повергнуть себя, как недостойного, перед Его милосердными очами и признать: Отче! Я согрешил против неба и пред Тобою и уже недостоин называться сыном Твоим; прими меня в число наемников Твоих (Лк. 15:18-19). Помилуй меня благодатью и человеколюбием Единородного Сына Твоего, Который как за всех, так и за меня, грешного, Кровь Свою пролил и умер. Ради Его неповинного страдания и смерти, прости мне, повинному, и оставь долги мои.

Так, обратившемуся, и со смирением и сожалением исповедующему свои грехи, и просящему милости, без сомнения, Отец Небесный оставит все его долги, не по каким-то его заслугам, но по одной благодати. Ибо сама Кровь Сына Божиего, пролитая ради грешника, вопиет, да все долги ему будут оставлены и уже более не вспомнятся. Узнает на себе такой грешник милость Отца Небесного, как возвратившийся блудный сын узнал на себе милость премилостивого своего отца.

Увидит Отец Небесный такого грешника, пришедшего к Нему, и воззрит на него милосердными Своими очами, и сжалится над ним. Не услышит от Отца выговора за своеволие, удаление и развращенную жизнь, а услышит один глас Премилосердного Отца: Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын Мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк. 15:22-24). И так, – по слову Христову, – на небесах радость будет об одном грешнике кающемся (Лк. 15:7).

Но грешнику, получившему такую великую милость от Бога, должно и самому являть милость своему ближнему и прощать ему согрешения, чтобы не узнать на себе того, что узнал евангельский должник, задолжавший своему царю десять тысяч талантов, который, получив милость от своего царя, не захотел помиловать товарища своего, и, освободившись от великого долга по одной только милости своего царя, не захотел оставить малого долга своему брату, – и потому попал под гнев царя и долг свой тяжкий снова получил, но еще с выговором: «Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так, – заканчивает притчу Христос, – и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф. 18:32-35).

Не введи нас во искушение.

Искушение бывает нам к добру или ко злу. Искушение к добру – от Бога, им просят искуситься Давид и прочие святые. Искуси меня Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай пути мои (Пс. 138:23). Так искушаем был Авраам (Быт. 22). Не о таком искушении здесь слово.

Искушение ко злу, или прельщение, бывает или от дьявола, который всячески пытается нас уловить, прельстить, ко греху привести и погубить, или от плоти, которая страстями и похотями борет нас, или от мира, который прелестью, суетой и соблазнами ко злу нас поощряет. О таком искушении здесь слово.

Бог, так как Благ, никого ко злу не искушает. В искушении никто не говори: «Бог меня искушает»; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак. 1:13-14).

Этим словом: не введи нас во искушение, – молим Бога, чтобы Он нас от искушения мира, плоти и дьявола Своею благодатью сохранил.

А хотя и впадем в искушения, о том просим, чтобы не попустил нам быть ими побежденными, но помогал бы нам их одолеть и победить.

Из этого видно, что без Божией помощи мы бессильны и немощны. Если бы мы сами могли противиться искушению, не было бы повелено нам просить в этом помощи.

Этим научаемся, как только почувствуем находящее на нас искушение, тотчас Богу молиться и просить у Него помощи.

Учимся из этого на себя и свою силу не надеяться, но на Бога.

Когда молимся: не введи нас во искушение, то не должны сами себя вдавать в искушение. «Когда, – говорит святой Иоанн Златоуст, – бываем призваны на подвиг, мужественно должно стоять, а не призванные молчать должны и ожидать времени подвига, да покажем и нежелание суетной славы, и мужество».

Но избави нас от лукавого.

По учению святого Златоуста, под лукавым здесь подразумевается дьявол. «Лукавого, – говорит, – здесь имеет в виду дьявола, повелевая нам иметь с ним неусыпную брань». Он так называется по превосходству, из-за великой его злобы, так как неусыпно на нас вооружается и всякие беды, как телесные, так и духовные, на нас старается навести, как говорит апостол: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, дьявол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Петр. 5:8).

Этим молимся Отцу Небесному, чтобы Сам нас от него защитил, потому что сами от него сохраниться не можем.

Наконец, дабы в час смерти нашей, когда он особенно против верных подвизается, сохранил нас от него, и по блаженной кончине души наши в небесное Отечество взял, и как от него, так и от всех бед, которые он восставляет, избавив, вечное подал нам блаженство, которое обещал верующим во имя Его.

Этим словом: избави нас от лукаваго, – к молитве нас возбуждает Спаситель наш, и молитвою от него избавляться научает.

«Поминая о враге, – говорит святой Иоанн Златоуст, – к подвигу нас подготавливает, и леность от нас отсекает».

Молясь: не введи нас, а не меня, во искушение, но избави нас, а не меня, от лукаваго, – научаемся и увещаемся друг за друга молиться и друг другу у Бога просить помощи, защиты, избавления и спасения.

Яко Твое есть царство и сила, и слава, во веки веков. Аминь.

Это слово – заключение молитвы Господней, которое означает упование и дерзновение к Милосердному Небесному Отцу. Ты царствуешь над всеми, и Твоей власти все повинуются. Ты сильнее всех, против Тебя никто не может стоять. Посему имени Твоему слава будет, что мы, бедные грешники, получим просимое от Тебя, и от сердца возблагодарим Тебя, и здесь, и особенно в будущей жизни, прославим имя Твое с избранными Твоими. «Дерзновение, – говорит святой Иоанн Златоуст, – нам подает и восставляет нас, поминая о Царе, Которому мы подчинены, и показывает Его сильнейшим из всех, говоря: яко Твое есть царство, и прочее». Итак, если Его есть царство, то не следует никого бояться, так как никто не может против Него встать и власти Его противиться.

Когда говорит: Твое есть царство, – показывает, что и противник наш Ему подчинен, хотя и противится, попущением Божиим. Ибо и он из числа рабов, хотя отверженных и прогневляющих, и не дерзнет ни на кого нападать, если прежде не примет позволения свыше. И не только ни на какого человека, но даже на свиней, овец и волов напасть не может без попущения Божиего. Итак, хотя и немощен ты, но должен дерзать, имея такого Царя, Который все легко и через тебя может делать.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

 Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Помощь Божия всегда готова и всегда близ

Без воли Божией и тысячи людских помощников не помогут.

От Бога ничего не утаено... Все Он видит. И молитву всякую слышит, а исполняет ее не по нашему желанию, а как нам спасительно.

Помощь Божия всегда готова и всегда близ, но она уделяется только ищущим и трудящимся, и притом тогда, когда ищущие переиспытывают все свои средства... и полным сердцем начнут взывать: Господи, помоги!

Сознание бессилия — настоящее преддверие к получению помощи Божией!

Бог не станет делать, пока не увидит болезненного труда собственно нашего.

 

 ----картинка линии разделения----

 

СВЯТИТЕЛЬ ИННОКЕНТИЙ (СМИРНОВ) ПЕНЗЕНСКИЙ

Святитель Иннокентий (Смирнов) Пензенский

----картинка линии разделения----

Призывание Бога

Призывание Бога на помощь, или прошение, есть такое душевное состояние, при котором душа, соединяя с любовью к Богу мысли о своих недостатках, побуждается с сыновним упованием и согласно с Божией волей испрашивать у Бога через Христа духовные и телесные блага, необходимые себе и другим. Основанием призывания Бога на помощь служит то, что мы исполнены истинной любви к Богу, как Отцу нашему и как к Источнику всех благ, потому-то в молитве Господней Ему усваивается имя Отца (Мф.6:9). Через Христа же должно испрашивать блага, потому что через Него одного мы имеем дерзновение и доступ к Отцу. От этого происходит то сыновнее упование, которое возрожденные, хотя и имеют всегда, но которое особенно обнаруживается через призывание Бога на помощь и соединяется со смирением, рождающимся от размышления о величии Божием. То, что призывание Бога на помощь обязательно необходимо, подтверждается как нашими собственными нуждами, так и изречениями Св. Писания.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский

----картинка линии разделения----

Господь силен дать помощь призывающим Его

Все же наши дела ничто без помощи Божией, и то, что я к тебе пишу, не поможет без твоего произволения и без Вышней помощи. Св. апостол Павел пишет: аз насадил, Аполлос напои, Бог же возрасти (1 Кор. 3:6).

Ты пишешь, что выше сил твоих скорбь твоя и ты не можешь понести оной, это правда. Но зачем же забываешь слова Спасителя нашего Иисуса Христа: невозможная у человек, — говорит Он, — возможна суть у Бога (Лк. 18:27); без Мене, — говорит Он паки, — не можете творити ничесоже (Ин. 15:5). Так, действительно, и бывает. Когда человек оставляется самому себе, то никакой скорби понести не может: все выше силы его, а когда получит помощь от Бога, то скорби делаются удобоносимыми и даже незаметными.

Господствующей в тебе страсти не можешь освободиться и исцелиться от оной, — ищи врача, а врач душ и телес наших есть Сам Господь Иисус Христос. Он силен дать Свою помощь призывающим Его. Прочти о сем у св. Иоанна Лествичника в 15 Степени... как призывать Его святую помощь, со многим смирением, притом и надлежащих дел не отступать; церковное служение, коим получаем освящение, келейное, хотя малое, правило, с понуждением, по силе пост, чтение словес отеческих, сокрушение сердца, страх Божий, память смерти, суда, вечных мук и Царства Небесного: все это снискивает милость Божию, и помощь Его посылается нудящимся.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Исаак

----картинка линии разделения----

Призывание Бога во всех опасностях

Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи ми потщися (Пс. 69:2). Этот стишок по достоинству выбран из всего состава Священного Писания. Ибо он объемлет все расположения, какие только могут относиться к природе человеческой и прилично прилагаются ко всякому состоянию и всем случаям, именно он заключает призывание Бога во всех опасностях, заключает смирение благочестивого исповедания, заключает постоянное бодрствование с заботливостью и страхом, содержит сознание своей слабости, чаяние услышания, надежду на настоящую и всегда присущую помощь. Ибо кто непрестанно призывает своего покровителя, тот уверен, что Он всегда присущ.

Этот стих содержит горячность любви и расположения, содержит усмотрение наветов, страх врагов которыми, видя себя окруженным днем и ночью, сознается, что без помощи своего Защитника он не может избавиться от них.

Этот стишок есть непреоборимая стена для всех, подвергающихся нападению демонов, непроницаемая броня и крепкий щит. Он находящимся в унынии и смущении духа или угнетаемым печалью, или какими-нибудь помыслами не допускает отчаиваться в средствах к спасению, показывая, что Тот, Кого призывает, всегда призирает на нашу борьбу и присущ нашим мольбам. А когда мы имеем духовный успех и веселие сердца, то он увещевает, что вовсе не должно превозноситься, надмеваться счастливым состоянием, которое мы не можем удержать без покровительства Бога, когда умоляем Его не только всегда, но и скоро помочь нам.

Этот... стишок всякому из нас необходим и полезен во всяком состоянии. Ибо кто всегда и во всем желает себе помощи, тот показывает, что он не только в обстоятельствах трудных и печальных, но и в счастливых и радостных равно имеет нужду в помощнике Боге, чтобы Он содействовал ему как от тех избавиться, так и в этих (счастливых обстоятельствах) пребывать, зная, что слабость человеческая ни в том, ни в другом не устоит без Его помощи... Когда хочу заняться чтением для утверждения сердца, а беспокоящая болезнь головы не дозволяет, и в третьем часу сон склоняет лицо мое к священной книге, и я принужден определенное для покоя время пропустить или предварить; наконец, тяжелый гнет сна заставляет меня прервать положенное по уставу богослужение и псалмопение, также надобно мне вопиять: Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи ми потщися.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com