БОГОДУХНОВЕННОСТЬ ПИСАНИЯ

 ----картинка линии разделения----

 

Священное Писание дано в своей богодухновенности Духом Святым, так же и понимание этого Писания возможно только так и только тем, кто имеет в себе того же Духа Святого. 

Осипов Алексей Ильич

 

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел

---картинка линии разделения---

Все Писание богодухновенно 

А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. Все Писание  богодухновенно  и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2Тим.3:14-17).

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий

---картинка линии разделения---

Просвещение — через Богодухновенное Писание

Было бы несправедливо, получив сведения о животных, о тех, кто плавает, пасется, летает, о небе и о том, что к нему относится, о земле и о том, что на ней, в то же время не быть просвещенным — через Богодухновенное Писание — в вопросе о нашем происхождении. Подобно тому, как наши глаза смотрят во внешний мир и не видят самих себя, если не встречают чего-либо гладкого и твердого, когда отраженный там взор, будто при отливе, позволяет видеть то, что находится на дне, так и наш разум не может созерцать себя, если не обратится к Писанию. Отраженный там свет побуждает каждого из нас к самопознанию. Если наш разум неразвит, если мы не вдумываемся в строение своего существа, то мы не знаем, кто мы и почему существуем. Мы относимся к самим себе с величайшим пренебрежением, не имея представления о том, что доступно познанию, не зная того, самого малого, что заключено в нас.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

---картинка линии разделения---

Фантазия есть творческая способность воображения, тогда как Богодухновенность есть гармоническое сочетание двух начал – Божественного и человеческого.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Григорий Нисский

Святитель Григорий Нисский

---картинка линии разделения---

Богодухновенное Писание есть писание Святаго Духа

Все Богодухновенное Писание для читающих есть закон не только явственными заповедями, но и историческими повествованиями, разумеющих глубоко обучающий ведению тайн и чистому образу жития. Богодухновенное Писание, как называет его Божественный апостол, есть писание Святаго Духа. Цель его есть польза человеков, ибо, говорит он: всяко писание богодухновенно и полезно есть; эта польза многоразлична и многообразна, как говорит Апостол, ко учению, ко обличению, ко исправлению, к наказанию еже в правде (2 Тим. 3:16). Но эту пользу нельзя получить читающим с первого раза; Божественное, как бы какою завесою, скрывается телом Писания, так как законодательство и история как бы покрывают созерцаемое умом. Потому-то о тех, которые смотрят только на тело Писания, Апостол говорит, что они имеют покрывало на сердце (2 Кор. 3:15) и не могут провидеть славу духовного закона, так как им препятствует наложенное на лицо законодателя покрывало.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Петр Дамаскин

Преподобный Петр Дамаскин 

---картинка линии разделения---

Намерение Божественного Писания состоит в том спасти душу

Кто действительно вкусил видения Писаний, тот знает, что сила и простейшего изречения Писания, и наиболее премудрого одна и та же и направлена к тому, чтобы спасти человека, а не причастный этого видения часто соблазняется, не зная того, что обучение земной мудрости много помогает, если оно делается колесницею для премудрости свыше.

Намерение Божественного Писания состоит в том, чтобы предложить могущее спасти душу и открыть некоторым тайны Божественных Писаний и значение существующего, т. е. цель, для которой каждая вещь получила бытие, чтобы просвещать ум и возбуждать его к люблению Бога и познанию величия Его, неизреченной Его премудрости и промысла — от попечения Его о Своих творениях. Дабы от этого ведения человек боялся преступать заповеди Божии и познавал свою немощь и неразумие, и через то смиренномудрствовал, любил Бога и не презирал Его заповедей, как делают не имеющие деятельного познания.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

(Беседы на 2-е послание к Тимофею)

Всякое Священное Писание богодухновенно

"Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен" (2 Тим. 3:16-17).

Предложив Тимофею много увещаний и утешений всякого рода, Павел присовокупляет еще совершеннейшее утешение – от Писаний, и не без причины предлагает он так много утешений, но потому, что намеревался сказать нечто важное и прискорбное. Если Елисей, находившийся при своем учителе до последней минуты его жизни, увидев, что он особенным образом оканчивает свою земную жизнь, разодрал свои одежды, то что должен был чувствовать Тимофей, столько любимый и столько любивший, услышав, что учитель его готовится умереть, и видя себя лишенным его лицезрения во время, ближайшее к его смерти, что обыкновенно бывает прискорбно больше всего? Мы ведь не так бываем благодарны за прошедшее время, если были в разлуке с умершими во время ближайшее к их смерти. Вот почему Павел сначала предлагает Тимофею множество утешений, а потом уже и говорит ему о своей предстоящей кончине, и говорит не просто, но употребляет такие выражения, которые способны утешить и исполнить радости, – представляя это событие более жертвоприношением, нежели смертью, более переселением, чем оно действительно и было, и переходом к лучшему. "Ибо я уже", – говорит, – "становлюсь жертвою" (2 Тим.4:6). Потому и здесь он пишет: "Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления". "Все", – какое? То, о котором, говорит, я сказал, – всякое Священное Писание. Здесь разумеется то Писание, о котором было говорено выше, о котором он сказал: "ты из детства знаешь священные писания". Итак, всякое Священное Писание богодухновенно. Поэтому нисколько, говорит, не сомневайся в нем. "И полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен".

"Для научения", если нужно узнать что-нибудь, если случится недоумевать в чем-нибудь, о том можем узнать отсюда; если нужно обличить ложь, если нужно исправиться или вразумиться, и это можем почерпнуть отсюда, оно способствуете и к увещанию, и к утешению.

"Для исправления", – т. е., если недостает чего-нибудь и нужно дополнить что-нибудь. "Да будет совершен Божий человек": для того, говорит, дано наставление Писаний, чтобы совершен был человек Божий, следовательно, без них невозможно быть совершенным. Вместо меня, говорит, ты имеешь Писания, когда пожелаешь узнать что-нибудь, то можешь узнать отсюда. Если же так сказано Тимофею, который был исполнен Духа Святого, то не тем ли более нам?

"Ко всякому доброму делу приготовлен" не прости принимающейся за дело, но и тщательно приготовленный. "Итак, заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых" (4:1). Здесь он разумеет или грешников и праведников, или умерших и еще живущих, так как многие останутся в живых до последнего суда. И в первом послании он внушал Тимофею страх словами: "Пред Богом, все животворящим, завещеваю тебе" (1 Тим.4:13); здесь же говорит нечто более страшное: "Который будет судить живых и мертвых" т. е. имеющим потребовать отчет. "В явление Его и Царствие Его" – когда? Во время пришествия Его со славою, с царским величием. Таким образом, он говорит или то, что Господь не так придет, как ныне, или следующее: я свидетельствую тебе явление Его и царствие. Он призывает Его во свидетели, показывая, что и это преподано ему. Далее учит, как должно проповедовать учение.

"Проповедуй слово", настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" (ст.2). Что значит: "во время и не во время"? Т. е. не назначай определенного времени, пусть будет тебе всегда время для этого, а не только во время мира, спокойствия или сидения в церкви; хотя бы ты был в опасности, хотя бы в темнице, хотя бы в узах, хотя бы готовился идти на смерть, – и в это время обличай и не переставай вразумлять. Тогда и благовременно делать обличение, когда оно может иметь успех, когда представится дело (достойное обличения).

"Увещевай", – говорит; подобно врачам, указав рану, сделав разрез, он прилагает потом и лекарство. Если что-нибудь из всего этого опущено, то прочее бывает бесполезно. Если ты будешь угрожать без обличения, то покажешься дерзким, и никто не станет слушать, если же наперед обличишь, тогда слушатель приметь угрозу, а без того он останется бесстыдным. С другой стороны, если ты станешь обличать и угрожать, хотя и с силою, но не предложишь утешения, то опять испортишь все дело. Действительно, обличение само по себе невыносимо, если оно не растворено утешением. Как при разрезе раны, хотя и спасительном, страждущие не выносит болей сечения и разреза, если не будет употреблено многих средств, смягчающих боль, так и здесь.

"Со всяким", – говорит, долготерпением и назиданием". Обличающий должен иметь долготерпение, чтобы слушающий не верил без основания, и угроза должна быть соединена с утешением, чтобы она была принята. А что значит прибавленное к долготерпению слово: и назиданием"? Обличай не с гневом, не с ненавистью, не с злобою, не с враждою, как бы против врага, – все это должно быть оставлено, – а как? С любовью, с состраданием, скорбя больше самого обличаемого, душевно сожалея об его положении. "Со всяким", – говорит, – "долготерпением и назиданием", а не как-нибудь. Будет время, когда люди здравого учения принимать не будут. Прежде, нежели они сделаются непокорными, предупреди всех их. Потому он и сказал: и "во время и не во время", во всем поступай так, чтобы слушающие тебя поучались добровольно. "Но по своим", – говорит, – "прихотям будут избирать себе учителей".

Не может быть ничего выразительнее этого слова: "изберать" оно означает беспорядочную толпу учителей, которые притом будут рукополагаемы учениками. "Будут избирать", – говорит, – "себе учителей, которые льстили бы слуху", отыскивая себе людей, которые говорили бы для их удовольствия и льстили их слуху. "И от истины отвратят слух и обратятся к басням" (ст. 4). Предсказывает это не с тем, чтобы ученик его предался унынию, но чтобы он мужественно переносил, когда это случится. Подобным образом и Христос говорил: "будут отдавать вас в судилища и будут бить вас", и в синагоги поведут ради имени Моего (Мф.10:17). Так и в другом месте блаженный (апостол) говорит: "Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада" (Деян.20:29). Он говорил это для того, чтобы они бодрствовали, чтобы надлежащим образом пользовались настоящим временем. "Но ты", – говорит, – "будь бдителен во всем, переноси скорби" (ст. 5). Видишь ли, что он именно с такою целью предсказывал это? Как Христос при конце (Своей земной жизни) говорил: "восстанут лжехристы и лжепророки", (Mф.24:21), так и он говорил то же, когда готовился окончить жизнь. "Ты будь бдителен во всем, переноси скорби", т. е. трудись, предупреждай, приведи овец в безопасное состояние прежде, нежели наступила зараза, непрестанно страдай, пока существуют волки. "Совершай дело благовестника, исполняй служение твое". Следовательно, дело благовестника – страдать и от себя, и от посторонних. "Исполняй (слав. – известно сотвори) служение твое" т. е. исполняй. А вот и другой повод к страданию: "Ибо я уже", – говорит, – "становлюсь жертвою" (σπέυδομαι), "и время моего отшествия настало" (ст. 6). Не сказал: моего жертвоприношения, но нечто более, потому что от жертвы не все приносится Богу, а от возливаемого – все. "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил" (ст. 7). Часто я, взяв в руки послание апостола и рассматривая это место, недоумевал, для чего Павел так превозносит себя: "Подвигом добрым я подвизался". Но теперь, кажется, по благодати Божией, я понял это. Для чего же он говорит так? Он желает утешить скорбящего ученика, заповедуя ему быть бодрым, потому что он отходит к венцу, как совершившие все, как достигши благого конца: радоваться, говорит, должно, а не скорбеть. Почему? "Подвигом добрым я подвизался", говорит подобно отцу, который, утешая сидящего подле него и сетующего о своем сиротстве сына, говорил бы ему: не плачь, сын мой, я жил хорошо, оставляю тебя, достигнув старости, жизнь моя была безукоризненна, я отхожу со славою, и ты будешь славиться моими делами, царь оказывает мне великое благоволение. И как бы так говорит: я воздвиг трофеи, победил врагов, – говорит не из тщеславия, нет, но для ободрения сына, для того, чтобы такими похвалами внушить ему – легко переносить все случающееся, иметь благую надежду, и не считать предстоящей разлуки тяжкою. А тяжела, поистине тяжела бывает разлука. Послушай, как он сам говорит в другом месте: "Мы же, братия, быв разлучены с вами на короткое время лицем, а не сердцем" (1 Сол.2:17). Если же он сам скорбел, разлучившись с учениками, то, как должен был скорбеть Тимофей? Если он плакал, разлучаясь с живым учителем, как видно из слов: "вспоминая о слезах твоих, дабы мне исполниться радости" (2 Тим.1:4), то не гораздо ли более – при его смерти? Таким образом Павел писал это для утешения Тимофея, и все послание, исполнено утешения, и есть как бы некоторое завещание. "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, так что. "Подвигом", – говорит, – "добрым". Прими же его на себя и ты. Оковы, темницы, смерть, – это ли добрый подвиг? Да, говорит, – потому что он совершается за Христа, доставляет великие венцы. "Подвигом добрым"; нет ничего лучше этого подвига, не имеет конца этот венец, он не из лавровых листьев, здесь не человек распорядитель подвигов, не люди – зрители, ангелы наполняют это зрелище. Там (на обыкновенных зрелищах) в течение многих дней трудятся и утомляются, но в одну минуту получают венец, и тотчас удовольствие проходит, а здесь не так, но остаются навсегда в блеске, славе и чести. Потому должно радоваться, я иду на покой, оставляю место подвигов; ты слышал от меня, что лучше "разрешиться и быть со Христом" (Флп.1:23).

"Течение совершил". Надобно и подвизаться и идти вперед: подвизаться, перенося скорби, и идти вперед не просто, но к чему-нибудь полезному. Истинно добрый подвиг тот, который не увеселяет только зрителя, но доставляет пользу и течение истинное не то, которое ни к чему не стремится, или только обнаруживает силу и честолюбие, но то, которое влечет всех на небо. Такое течение светлее солнца, его совершал Павел на земле, или им он стремился к небу. Каким же образом он окончил это течение? Он обошел всю вселенную, начав от Галилеи и Аравии, и дошедши до пределов земли: "так что", – говорит он, – "благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Иллирика" (Рим.15:19). Он протек всю вселенную, как птица, или лучше, сильнее птицы; птица пролетела бы просто, а он – не просто, но имея крылья Духа и рассекая тысячи препятствий, смертей, козней, бедствий. Таким образом, он был быстрее птицы. Если бы он был просто птицею, то утомился бы и был бы пойман, но, будучи окрыляем Духом, он перелетал чрез все сети, как бы имея огненные крылья.

"Веру", – говорит, – "сохранил". Многое старалось отнять ее у него, не только близкие отношения с людьми, но и угрозы, и смертные опасности, и многое другое, но он устоял против всего. Каким образом? Трезвясь и бодрствуя. Всего этого довольно было для утешения учеников, но он прибавляет еще и о наградах. Каких? "А теперь", – говорит, "готовится мне венец правды" (ст. 8). Правдою он опять называет здесь вообще добродетель. Итак, не должно, говорит, скорбеть, потому что я отхожу получить от Христа венец, который Он возложит на мою голову, напротив, если бы я оставался здесь, тогда более следовало бы скорбеть и опасаться, чтобы я не пал и не погиб.

"Который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его".

Здесь он также ободряет ученика. Если Господь воздаст всем, то тем более Тимофею. Но он не сказал: и тебе, а всем, выражая, что если – всем, то тем более – ему. А каким образом, скажешь, можно возлюбить явление Христово? Если будешь радоваться пришествию Его. А кто радуется пришествию Его, тот делает достойное этой радости; он отдаст, если нужно, и имение свое и душу, чтобы получить будущие блага, чтобы сподобиться узреть второе пришествие Его, в приличном виде, с дерзновением, во славе и свете. Вот что значит – возлюбить явление Его. Кто любить явление Его, тот будет делать все, чтобы прежде всемирного было к нему частное пришествие Христово. Как, скажешь, это возможно? Послушай самого Христа, который говорит: любящий Меня, заповеди Мои "соблюдет; и Мы придем к нему и обитель у него сотворим" (Ин.14:23). Подумай, как это важно, когда имеющий явиться всем вообще, обещает явиться каждому из нас в частности: "придем", – говорит, – "и обитель у него сотворим". Кто любит явление Его, тот будет делать все, чтобы призвать Его к себе и удержать у себя, чтобы в нем воссиял свет. Пусть не будет в нас ничего, недостойного пришествия Его, и Он скоро поселится в нас. Явление (έπιφάνεια) называется так потому, что оно является горе (έπάνω φαινεσθαι) и воссиявает свыше. Потому будем стремиться к горнему, и мы скоро привлечем к себе горние лучи.

Никто из людей, пресмыкающихся долу и зарывающих себя в землю, не может видеть солнечного света; никто из людей, оскверняющих себя житейскими делами, не может видеть Солнца правды, Оно не является никому, кто предается такой жизни. Отрезвись же хотя нисколько, восстань из этой пучины, из пропасти житейской, если хочешь увидать Солнце, если хочешь сподобиться Его пришествия. Если ты сподобишься пришествия Его ныне, то будешь с великим дерзновением взирать на Него тогда. Будь же любомудрым ныне; пусть не будет у тебя духа гордости, чтобы он не поразил тебя и не низринул; пусть не будет у тебя тьмы и сердца каменного, чтобы не разбился об него корабль твой; пусть не будет в тебе никакого лукавства; подводные камни производят самые страшные кораблекрушения. Не питай в себе диких зверей, – разумею страсти, потому что они лютее диких зверей; не полагайся на вещи скоропреходящие, подобно текучей воде, чтобы тебе стоять твердо. Никто не может стоять на воде, а на камне все могут стоять безопасно. Житейские дела – это вода: "ибо воды", – говорится, – "дошли до души [моей]", подобно вышедшему из берегов своих потоку (Пс.68:2). А Дела духовные – это камень: "поставил", – говорится, – "на камне ноги мои" (Пс.39:3). Житейские дела – грязь и нечистота. Отрешим себя от них, и таким образом мы можем удостоиться явления Христова. Все, что ни постигнет нас, будем переносить. Достаточное утешение во всем – страдать за Христа, будем повторять это божественное изречение, и прекратится боль всякой раны. А как, скажешь, можно страдать за Христа? Положим, что кто-нибудь оклеветал тебя просто, не за Христа. Если ты мужественно перенесешь это, если будешь благодарить, если станешь молиться за него, то все это сделаешь ты для Христа. Если же будешь проклинать, досадовать, стараться мстить, то, хотя это тебе и не удастся, ты будешь терпеть не для Христа, но еще получишь вред и лишишься плодов по своей воле. От нас зависит – получать от бедствий пользу, или вред; это зависит не от свойства самих бедствий, а от нашего произволения. Представлю пример. Иов, испытав столько бедствий, перенес их со благодарностью, и был оправдан, – не потому, что страдал, но потому, что, страдая, переносил все с благодарностью. Другой, испытывая такие же страдания, – или лучше, даже и не такие, потому что никто не страдает так, как Иов, а гораздо меньше, – гневается, досадует, проклинает весь мир, ропщет на Бога; такой человек осуждается и наказывается не потому, что страдал, но потому, что роптал на Бога, а роптал он на Бога не по необходимому требованию обстоятельств, иначе, если бы он поступал так по необходимому требованию обстоятельств, роптал бы и Иов; если же последний, испытав тягчайшие бедствия, не сделал ничего такого, то значит, все подобное случается не по необходимости, а от слабости воли. Итак, нужно нам иметь душу твердую, и тогда ничто не будет для нас трудным, напротив, для слабой души нет ничего нетрудного. От расположения нашей воли все бывает и переносимо и непереносимо для нас, укрепим ее, и тогда мы легко будем переносить все. Так и дерево, если глубоко пустит свои корни, то его не может поколебать и сильная буря; если же оно будет распростирать их не глубоко, на поверхности, то и слабый порыв ветра вырвет его с корнем. Так и с нами: если мы пригвоздим плоть свою страхом Божиим, то ничто не поколеблет нас, если же оставим ее на свободе, то и слабое нападение может поразить и погубить нас. Потому, увещеваю вас, переносите все с полным благодушием и подражайте пророку, который говорит: "к Тебе прилепилась душа моя" (Пс.62:9). Вот что говорить он: "прилепилась душа моя" Не сказал просто: предалась, но: "прилепилась". И еще: "Тебя жаждет душа моя" (Пс.62:2); не сказал просто: пожелала, но: "жаждет", выражая этим словом особенную силу желания. И еще: "Трепещет от страха Твоего плоть моя" "пригвозди страху Твоему плоти моя" (Пс.118:120). Он хочет, чтобы мы постоянно так прилеплялись к Богу и соединялись с Ним, чтобы никогда не отступать от Него. Если мы будем так преданы Богу, если пригвоздим к Нему сердца наши, если будем жаждать Его сильным желанием, то получим все, чего желаем и сподобимся будущих благ, во Христе Иисусе, Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский

---картинка линии разделения---

Все Священное Писание почитай истиною

Когда усумнишься в истине какого-нибудь лица или события, описываемого в Священном Писании, тогда вспомни, что все Свящ. Писание богодухновенно есть [2 Тим. 3:16], как говорит Апостол, значит истинно и в нем нет вымышленных лиц, басней и сказок, хотя есть притчи, а не собственное сказание, где всякий видит, что идет речь приточная. Все слово Божие есть единая истина, целостная, нераздельная, и если ты признаешь за ложь одно какое-нибудь сказание, изречение, слово, ты погрешишь против истины всего Священного Писания, а первоначальная истина его есть Сам Бог. Аз есмъ Истина [Иоан. 14:6], говорит Господь; слово Твое Истина есть [Иоан. 17:17], говорит Иисус Христос Богу Отцу. - Итак, все Священное Писание почитай истиною: как о чем говорится, так то и было, или бывает.

 

----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

О богодухновенности Священного Писания

Как понимать богодухновенность Священного Писания? – Что оно все божественно? – неверно. – Что оно все человечно? – неверно. – Что оно все Богочеловечно? – верно. Не случайно и Вторая Ипостась Бога называется Словом, и Писание называется Словом. И как Христос воплотившийся – Богочеловек, так и Писание – тоже Богочеловечно.

К чему сводится Богочеловечность?

Ломоносов: «Не здраво рассуждает математик, ежели он хочет Божескую волю вымерять циркулем. Таков же и богословия учитель, если он думает, что по Псалтири можно научиться астрономии и химии».

Эта мысль встречается очень у многих ученых. Кеплер тоже очень хорошо об этом говорит. Мысль такова, что цель Священного Писания – в том, чтобы указать человеку верное понимание, насколько это возможно для человека, того, кто есть Бог, каково отношение Бога к человеку, кто есть человек, что такое спасение. Вот сущность Божественного Откровения, заключенного в Священном Писании. Или, если сказать совсем кратко – суть Священного Писания – в понимании спасения.

Дается это Откровение языком человеческим, а не каким-нибудь. Описывается оно людьми реальными, которые обладают своим интеллектом, образования, особенностями характера, своими талантами (каждый по-своему пишет) и т.д. Все это человеческое. В Писании мы находим также много истории, исторических событий. Эти исторические факты могут быть даже иногда неточны. Сколько раз петух пропел, когда Петр отрекся – один раз или дважды? Сколько было Гадаринских бесноватых – один или два?

Но пишет человек, и, как пишет евангелист Лука, «по тщательном исследовании», т.е. он изучил все свидетельства очевидцев. И суть разве в том, сколько раз пропел петух, или сколько было бесноватых? Так вот, Священное Писание не есть учебник по истории, хотя этот подход тоже здесь уместен – ведь археологические исследования показали высокую точность очень многих библейских сообщений и описаний, точность этого «тщательного исследования». Но это не учебник по истории, а цель Писания – указать путь ко спасению человека.

И вся богодухновенность Писания в том, что всё то, что касается спасения человека, здесь дано абсолютно точно, и в этом вопросе Дух Божий удерживал от ошибок – только в этом вопросе, и всё. А не во второстепенных вещах. Человеку, умирающему от жажды, совершенно все равно, в какой чаше вы ему дадите воды – в золотой или глиняной, или хотя бы в ладошках. И задача Священного Писания – дать спасение человеку, эту воду живую.

Итак, вот к чему сводится богодухновенность Писания: это такое воздействие Духа Святого на писателей священных книг, при котором они, сохраняя все свои человеческие способности, данные им, совершенно точно передают Слово Божие о спасении человека.

Поэтому в Писании, которое Богочеловечно, есть и Божественное, и человечное. И не дай Бог перепутать – принять Божественное за человеческое, а человеческое за Божественное. Смешение этих вещей может привести к трагическим последствиям.

Как сейчас – новые протестантские переводы Нового Завета, чего там только не переделывают. Эти переводы становятся все ужаснее и отвратительнее, в них все больше извращается смысл не только догматический, но и нравственный. И Христос там – уже женщина, оказывается, или сексуальные меньшинства так переделывают те места у ап.Павла, что полностью другой смысл получается. Совершенно ясна тенденция – скоро будут в школах учиться на таких евангелиях, где не будет ничего евангельского. В плане нравственном это очевидно, и то же самое идет в плане догматическом.

Я был на ассамблее в Канберре, и  там православные были вынуждены заявить протест, потому что там подвергались отрицанию уже самые основополагающие истины христианства – причем от делегатов христианских церквей. Одна пресвитерианка сказала: моя мать – буддизм и шаманизм, а мой отец – христианство.

Священное Писание дано в своей богодухновенности Духом Святым

Что такое Священное Предание? Это учение Церкви, согласие отцов по вопросам христианской веры. Только это согласие может гарантировать нам верность понимания самого Св.Писания.

Как Священное Писание дано в своей богодухновенности Духом Святым, так же и понимание этого Писания возможно только так и только тем, кто имеет в себе того же Духа Святого. Это как если мы читаем книжку какого-то автора, и нам что-то в ней непонятно, то мы обратимся к самому автору с этим вопросом, и сам автор пояснит: вот здесь я то-то имел в виду. – А, тогда понятно. - Так и здесь: автором Писания является Дух Святой, поэтому мы и прибегаем к святым отцам, изучаем их, как они мыслят.

При этом некоторые отцы могли высказывать соображения личные, совсем не от Духа Божиего, и они были людьми, которые возрастали постепенно, а не сразу. Но когда мы видим именно согласие отцов в одном вопросе, то мы уже не сомневаемся, что это согласие есть действие Духа Божиего. И это согласие отцов передается из поколения в поколение, и это мы называем Священным Преданием.

Т.е. Священное Предание – это соборный опыт богопознания, который передается в Церкви из поколения в поколение.

Не смешивайте со Священным Преданием различные предания, которые не только в каждой поместной Церкви, но и в каждом монастыре и в каждой церкви есть свои.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com