ИСКУШЕНИЕ ДУШИ

 

 

Всякое искушение, как врачевство, попускается Богом для излечения немоществующей души, потому что дарует прощение прежде бывших и настоящих зол и удерживает будущие. 

Преподобный Петр Дамаскин

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Он испытывает душу: подлинно ли она любит Владыку, остается ли твердой в своем намерении

Душа должна иметь такое влечение и любовь к обрученному с ней Жениху-Христу, какое побуждает жену целомудренную и любящую мужа, когда она видит мужа своего многажды брошенным в темницу, закованным в кандалы или подверженным иному наказанию, сострадать ему: она, по причине своей любви к мужу, кажется находящейся вместе с ним в узах, и душа ее претерпевает даже большие мучения, чем сам узник. И каким образом Мария, стоящая рядом с распятым Господом (Ин. 19:25), рыдала и обливалась слезами, уязвляемая тоской любви, и сама казалась сораспинаемой с Господом, таким же образом и душа любящая Господа, приявшая в себя ревностный пыл любовного восторга и поспешающая поистине сочетаться со своим Женихом-Христом, должна сострадать страстям Его, всегда помня и имея пред очами язвы Его, полученные из-за нее, она должна видеть, сколь многое претерпел ради нее Бесстрастный и как был наказан из-за нее Тот, Кто превыше всякого наказания, как бывший образом Божиим принял образ раба (Флп. 2:6-7), — должна душа сопретерпевать с Господом во всем и быть заключенной в узы вместе с Ним, ибо подобным образом она и прославится вместе с Ним (Рим. 8:17).

И как некогда силой Божией был отвален камень от гроба (Мф. 28:2) и Мария увидела Господа (Ин. 20:14), так и ныне силой и посещением Святого Духа камень, наложенный на душу, покрывало (2 Кор. 3:15,16) греха, отваливается и устраняется средостение, душа удостаивается видеть лицо Христово и обрести покой в Духе Его, избавившись и освободившись от наложенного на нее камня греха. Ибо всякая душа, любящая Господа, угнетается бесами, ведущими брань с нею и не позволяющими ей приступить к животворящему Христу. Это происходит с согласия и позволения Бога, ведь Он испытывает душу: подлинно ли она любит Владыку, остается ли твердой в своем намерении, несмотря на все тягостные труды, не откажется ли когда-нибудь, испугавшись, и не попросит ли освободить ее от тяжкого пути, не побежит ли с поля брани против духов злобы (Еф. 6:12), пребывает ли она незыблемой, многие годы испытываемая злыми искушениями и доверчиво отдающая себя, покинутую и не удостоившуюся никакой помощи, на суд Господа.

Господь, видя мужество и стойкость в искушениях души, а также и то, что, подвергаемая искушениям, она доказала свою безукоризненность, является в доброте Своей, открывая Себя и ее озаряя сверхсиянным Светом Своим. Призывая душу к Себе, Он ей говорит: Приди в мире, ближняя Моя (Песн. 2:10, 13); она, подойдя к Нему, жалуется и говорит: «Почему, Господи, на столь долгое время Ты покинул меня, оставив на многие страдания и поношения врагов? Ведь когда я искала Тебя, обретоша мя стражие ночные, обходящие во граде (Песн. 5:7), и мучили меня». Господь же, преисполненный неизреченного Света, отвечает ей, убеждая, увещевая и обращаясь к ней так: «Ты правильно говоришь, приди в мире, ближняя Моя, добрая Моя, голубица Моя» (Песн. 2:10,14). Затем Господь объясняет душе, показывая ей следы гвоздей: «Видишь эти следы, видишь язвы, видишь плевки, видишь раны? — Все это Я претерпел ради тебя, израненной многими ранами и влекомой многими врагами в тяжкое рабство. И по Своему человеколюбию пришел Я к тебе, взыскующей Меня, для того, чтобы освободить тебя, ибо изначала создал тебя как образ Мой и как невесту Мою. Ради тебя пострадал Я, бесстрастный, и ради твоего искупления перенес Я, незапятнанный, многие оскорбления. И разве ты, по причине самой себя вверженная в столь великое зло и погруженная в столь великий мрак, не должна страдать и угнетаться?» Мирно обсуждая и беседуя с душой, Господь показывает, что это Он даровал ей силы выдержать мучения, Он укрепил ее в искушениях и скрыто ободрил ее.

Услышав все это, душа познает, что не имеет ничего собственного, но что все принадлежит Господу, прекрасному и пригожему Жениху. Всем сердцем поняв благосклонность, любовь и добрую волю, проявленные к ней Господом, отвечает Ему: «Вот, Господи, вот тело непорочное и душа чистая; обними меня всю, защищаемую десницей (Песн. 2:6) Твоей и обретающую покой на груди Твоей». И Господь являет Себя душе в двух ликах: в язвах Своих и в славе Света Своего. Душа зрит и страсти Господни, которые Он претерпел ради нее, и преосиянную славу Божественного Света Его, она преображается в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа (2 Кор. 3:18), преуспеяет соответственно обоим ликам Христа: соответственно лику страсти Его и соответственно лику славного Света Его, в некотором роде, она забывает даже о собственной природе, целиком охваченная Богом, слившись и смешавшись с Небесным Человеком (1 Кор. 15:47-48) и со Святым Духом и сама став духом. Ведь как некий нищий, весьма нуждающийся и бродящий от двери к двери в поисках дневного пропитания (Иак. 2:15), а затем сразу и внезапно ставший царем, обретя благоденствие, забывает прежнюю нищету, так и душа, обогатившаяся богатством небесным, уже не вспоминает о своей прежней бедности. Ибо если Христос, будучи по естеству образом Божиим, забыл в некотором роде Свое Божественное достоинство, приняв образ раба и сделавшись подобным человекам (Флп. 2:6-7), то тем более душа, приняв в себя сущность, силу и естество Божии, забывает о своем прежнем безобразии. Поэтому будем взывать к Господу и ожидать, что Он, по Своей любви к нам, явится и отныне освободит нас от мрака, чтобы таким образом при Воскресении и наше немощное тело просветилось светом, сущим в душе, и сопрославилось с душой. Господь близок (Флп. 4:5) нам, если мы взыскуем Его искренним сердцем. Ведь всякий, внимающий этим словам, пусть уповает на то, что он принимает Слово, сущее в ипостаси, и научается от Него всякой правде. Виждь же ты, уповающий быть наследником Божиим и смешать свою душу с Духом Господним, какое житие и какую святость жизни должно воспринять тебе, к какому образу бытия обратиться и как вести себя. Ибо все это ты должен делать и являть, насколько то в твоих силах. Аминь.

Храмина наша должна войти в Царство Небесное, лишь подвергнувшись искусу

ВОПРОС. Почему Павел говорит: Язычники, не имеющие закона, ...сами себе закон (Рим. 2:14)? Если они не имели (естественного) закона, то как стали законом для самих себя?

ОТВЕТ. Изречение это требует разбора: внутренний человек наш помрачился грехом и не помрачился, ослеп и частично остался с отверстыми очами, он — мертв и живет в естестве. Никто не может войти в жизнь (вечную) (Мф. 18:8, 19:17) помимо многих испытаний, искусов и поношений. Таким образом, храмина наша должна войти в Царство Небесное (Мф. 19:24), лишь подвергнувшись искусу, — никто из неискусных не входит туда. Вот, например, твердая глина: горшечник кладет ее в огонь, затем вынимает, обстукивает молотком и снова кладет в огонь до тех пор, пока она не станет мягкой и из нее можно будет сделать ценный сосуд, годный для услужения владыке. Или воск: на холодном воздухе он тверд, но положенный в огонь начинает мягчать и быть податливым — тогда и принимает он отпечатление и совершенный образ печати. Так и сама душа нуждается в обильном воспитании — много раз ее следует вносить в огонь и подвергать испытаниям, чтобы на ней мог отпечатлеться совершенный образ Христа и печать небесная. И горшечник не раз ввергает сосуды глиняные (2 Тим. 2:20) в огонь и воду — там одни из них становятся пригодными для употребления, а другие расторгаются и разрушаются. Так и вступающих в испытания и искусы брани ждет одно из двух: либо они побеждают, либо падают и гибнут, удаляются от Бога и становятся чуждыми вечной жизни. Выдерживающие же испытания и скорби падают и вновь восстают, остаются до конца несгибаемыми и непобедимыми и получают венки победителей. Такова искусная душа: она падает и восстает, созидает храм свой, одолевается бесами, и так до тех пор, пока не получает награды своей.

Ведь если обратимся к вещам зримым, то мы увидим, что много детей одновременно ходят в школу, но одни из них — недисциплинированны, другие — актерствующие, третьи — разнузданы, четвертые — ловкачи и лишь пятые — усердны в занятиях и обязательны. Так и в монастырях: много живущих в них совместно братии, но одни из них, благодаря свободе воли, входят в жизнь вечную, а другие нет.   Или, например, растение: до тех пор, пока оно молодо, оно — слабо и не может укорениться в земле и, когда дуют суровые ветры, мучается, когда же ветры усиливаются и сотрясают его, оно опрокидывается. Но если оно пускает корни глубоко в землю, то ни ветры, ни зимние бураны не могут нанести ему вред, поскольку это растение сильно и глубоко укоренилось. Такому растению подобны братья, которые еще суть дети и младенцы, нуждающиеся в многом воспитании. Ибо научаемые Царству Небесному (Мф. 13:52) всегда имеют нужду в руководителях, указывающих им путь ко спасению, до тех пор, пока они не укрепились в благодати и не стали непреклонными и непоколебимыми. Ведь христиане выше страстей и бесов, суть владыки над нечистыми духами (Мф. 10:1), сыны чертога брачного (Мф. 9:15) Христа и наследники Божии (Рим. 8:17); они достигли совершенства Христова, пришли в мужа совершенного, в меру полного возраста (Еф. 4:13), так что ни телесные труды, ни зной, ни бесы уже не могут повредить им, ибо они суть владыки всех тварей и даже ядовитые животные подчиняются им. И сам первый человек (1 Кор. 15:45), будучи владыкой над тварями, господствовал и над страстями, но после преступления заповеди стал рабом страстей, бесов, огня и меча. После пришествия Христа люди вновь, благодаря силе крещения, достигают предшествующего состояния Адама, становятся владыками страстей и бесов, и последний враг — смерть, под ноги (1 Кор. 15:26-27) Адама покорился. Поэтому христианину должно стать вне пределов досягаемости стрел порока, искать спасения души и принимать участие во всех духовных борениях.

Через сколько искушений должно пройти, чтобы достичь жизни вечной?

— Через многие испытания. Ибо нельзя войти в жизнь вечную (Мф. 18:8), если не пройдешь тернистым путем (Лк. 3:5) и не преодолеешь места ужасные. Как мгла накладывается на воздух, так и сила сатаны наполнила сердца потомков Адама, и дым этой силы окутал все произволения их. Однако есть и возлюбившие Истину, которые, несмотря на сей дым, усердно стараются противостоять лукавому и подвизаться, но не тотчас же достигают они благой части, а лишь преодолев длинное ристалище и многие борения. И таковые подвижники суть более достойные перед Богом, чем не вступающие в духовную брань. Равным образом, многие братия, достигнув краткого отдохновения от брани и возросши в благодати, превозносятся и преисполняются чванством, они считают что уже достигли свободы, и называют себя совершенными, — их-то и похищает порок так, что они не ведают об этом. Ибо ничто так не губит род христианский, как превозношение: ведь и змий ввел в заблуждение Адама, пообещав ему, что люди будут, как боги (Быт. 3:1-5). Но Божественное несовместимо с превозношением. Поэтому отличительной приметой христианства является следующее: когда ты видишь человека алчущего, жаждущего, труждающегося, нищего духом (Мф. 5:3), смирившегося пред лицом своим, взыскующего Бога непрестанно ночью и днем — то знай, что такой человек стоял в истине (Ин. 8:44). Наоборот, если кто пресытился и ни в чем не нуждается, или если кто богатствует, то он принадлежит лжи, как говорит Апостол: Вы уже пресытились, вы уже обогатились (1 Кор. 4:8). И еще говорится: Горе вам, пресыщенные (Лк. 6:25) мира сего, — это говорится и тем, кто почитает себя чем-нибудь (Гал. 6:3). Богу же слава!

***

Как головне трудно бежать от огня, так душа не иначе, как с великим трудом, избегает огня смерти. Всего же чаще сатана, как бы под видом добрых помыслов, что можно благоугодить сим Богу, делает свои внушения душе, и вовлекает ее в предприятия тонкие и благовидные, и вовлекаемый не умеет различить, и оттого впадает в сеть и погибель диавольскую. Самое главное оружие для борца и подвижника состоит в том, чтобы, вошедши в сердце, сотворил он брань с сатаною, возненавидел себя самого, отрекся от души своей, гневался на нее, укорял ее, противился привычным своим пожеланиям, препирался с помыслами, боролся с самим собою.

Вопрос. Успокаивается ли когда сатана, и освобождается ли человек от брани, или, пока живет, должен вести брань?

Ответ. Сатана никогда не успокаивается в своих нападениях, и пока живет человек в веке сем и носит на себе плоть, дотоле терпит его нападения. Но когда разжженные стрелы лукавого угашены, ужели и тогда вредит еще человеку? Если сатана и приходит на состязание, то иной есть друг царев и ведет прю с соперником. Посему, когда царь на стороне сего человека и благоприязнен к нему, сам помогает ему, тогда ни малого не терпит он вреда. Ибо, кто прошел все чины и степени, и стал другом царевым, тот от кого может потерпеть что-нибудь? В видимом мире, иные города от царя получают дары и жизненные припасы, потому, если и несут малые повинности, то нисколько не терпят убытка, когда столько получают и бывают жалуемы от царя. Так и христиане, если и нападает на них враг, имеют себе прибежище в Божестве, они облеклись в силу и упокоение свыше и нимало не тревожит их брань.

Об испытаниях, терпении и о душевном покаянии

Хотящий благоугодить Богу, надеющийся стать через веру сонаследником Христу (Рим. 8:17) и старающийся подражать Господу, чтобы и самому назваться духовным сыном Божиим, прежде всего, должен запасшись долготерпением и стойкостью, мужественно переносить разнообразные встречающиеся на его пути скорби, тесноту, гонения, будь то телесные болезни и страдания, или людские поношения и обиды, или разные невидимые тяготы, насылаемые на душу от злых духов, желающих ввести ее в расслабление, отчаяние и нетерпение и тем помешать ей войти в Царство, по устроению Господа, который попускает каждой душе пройти испытания в различных потеснениях, чтобы обнаружились души, от всего сердца возлюбившие Господа, с Ним достойно переносящие все нападения лукавого, и надежды Господней не удаляющиеся, но всегда с великой верой и стойкостью ожидающие благодати искупления, а потому, и способные пройти через все испытания, так, получив обещанное Духом, они становятся достойными Царства. Душа, следующая слову Господа, должна поэтому взять с радостью крест Господень, как написано (Мф 16:24), то есть быть готовой перенести ради Господа все постигающие ее испытания, будь они тайные или явные, и навсегда привязаться к Господу надеждой, ибо в Его власти и терзания души, оставленной Им, и ее избавление от всякого искушения и тесноты. Если она не мужается и не переносит с достоинством в терпении все беды, но горюет, коснеет, подавлена, отчаивается, пугается борьбы и теряет уже всякую надежду на свое избавление (а это тоже уловка зла, вселять в душу робость и отчаяние), не утверждается в своем уповании, перестает ежечасно ожидать в непоколебимой вере милости Господней, то такая душа порождением жизни не становится, потому что по следам всех святых не шла, и по стопам Господа не ступала. Вдумайся: вот, отцы, патриархи, пророки, апостолы и мученики изначально прошли тесным путем бедствий и испытаний и тем сумели угодить Богу, что достойно претерпели всю тесноту и искушения, под гнетом, среди напастей радуясь в терпеливой надежде на воздаяние, как говорит Писание: Дитя мое! Если ты идешь служить Господу Богу, приготовь свою душу к испытаниям, углуби свое сердце и крепись (Сир. 2:1-2); и опять же Апостол: Если остаетесь без научения, которое обязательно для всех, то вы — незаконнорожденные дети, а не сыны (Евр. 12:8); и в другом месте: все выпавшее на твою долю «как благо прими, зная, что без Бога ничего не бывает» (Дидахе 3, 10; Ориген «О началах» III, 2, 7). И Господь говорит: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и скажут всякое злое слово на вас из-за Меня. Радуйтесь и веселитесь, потому что велика ваша награда на небесах (Мф. 5:11-12), и это: Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное (Мф.5:10), — изгнанные или явно от людей, или тайно гонимые от духов злобы, которые противятся ищущей Бога душе и ввергают ее во всевозможные стеснения, чтобы помешать ей войти в вечную жизнь, но вместе и чтобы обнаружилось ее достоинство, если она поистине любит Бога, перенося всю тесноту, и если она до конца укрепится в надежде, с непоколебимой верой ожидая избавления (Евр. 6:18), — или чтобы открылось, наоборот, что в ней нет настоящей любви к Богу, если она не претерпела, уклонилась от испытаний, коснела, робела и теряла надежду. Ибо в разнообразных притеснениях и искушениях обнаруживается, какие души недостойны и какие достойны, какие имеют веру, надежду, терпение и какие не имеют, — чтобы, показав свою крепость и верность, достойные души, которые претерпели до конца, утвердились в надежде и за то приняли через благодать искупление и по праву унаследовали Царство. Пусть поэтому каждая душа, хотящая благоугодить Богу, прежде всего, мужается в благородной надежде и терпении, тогда она сумеет перенести все нападения и все притеснения лукавого.

Ибо не настолько попускает Господь быть искушаемой душе, надеющейся на Него и ожидающей Его, чтобы она встала в тупик и изнемогла, подвергшись испытаниям и тесноте, которые она не в силах перенести, как говорит Апостол: Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и выход, чтобы вы смогли перенести (1 Кор.10:13). В самом деле, лукавый не сколько хочет испытывает и теснит душу, а сколько отпущено ему от Бога, только бы душа мужественно крепилась в надежде, и с верой ожидала Его помощи и заступничества. И невозможно ей быть оставленной, но чем упорнее она борется, с верой и надеждой прибегая к Господу, чем с меньшим сомнением ожидает Его помощи и избавления, тем скорее избавляет ее Господь от всех обступивших ее бедствий. Он Сам знает, какие нужно душе пройти испытания, какую школу, какие искушения, и настолько допускает, лишь бы она сама была до конца крепка в терпении и надежде, и тогда она не постыдится. Как сказано: От скорби происходит терпение, от терпения испытанность, от испытанности надежда, а надежда не постыжает (Рим.5:3-5); и еще: Как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах..., и прочее (2 Кор.6:4). И Господь говорит: Претерпевший же до конца спасется (Мф.10:22), и еще: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк.21:19); и в другом месте сказано: Кто верил Господу — и был постыжен? Или кто пребывал в страхе Его — и был оставлен? Или кто взывал к Нему, и Он презрел его? (Сир.2:10). Ведь если даже люди, причастные малому соображению и уму, умеют проверять и решать, какую тяжесть и ношу может нести каждое животное, скажем мул, осел и верблюд, и столько нагружают животное по его силе; и гончар, выделывающий сосуды, если не вложит их в печь, чтобы они отвердели от обжига, то они не сделаются пригодными для употребления, и он знает, на сколько их надлежит класть в огонь, пока они не станут пригодными, и не оставляет их в печи сверх должного, чтобы они не растрескались и не погибли, но и не меньше должного, чтобы они не остались недоделанными и негодными, — словом, если в видимом мире у людей столько знания и разборчивости, то насколько лучше Бог, Сам будучи неким непостижимым и неизреченным знанием и разумением, всецело являясь премудростью, знает, какие искушения, трудности и испытания потребны душам, хотящим благоугождать ему и жаждущим достичь вечной жизни. Зато, мужественно и верно претерпев в надежде все трудности до конца, они вступают потом испытанными и достойными в Царство Небесное.

Как конопля не годится для изготовления из нее тончайшей пряжи, если ее долго не трепать, и чем больше ее треплют, чешут, тем она делается чище и пригоднее, так и боголюбивая душа, входя в великие искушения, испытания, скорби и достойно претерпевая их, предстает более чистой и пригодной для тонкого духовного делания и наконец удостаивается наследовать вертоград Царства Небесного. Поистине как вновь слепленный сосуд, еще не обожженный в печи, не готов для человеческого употребления, или как дитя по своему неразумению не готово для дел мира, ни строить города, ни деревья насаждать, ни сеять семя, ни совершать какое-либо иное мирское дело не может потому что неразумно, Евр. 5:13, — так и души, пусть даже они стали причастны Божией благодати и питаются при своем неразумии духовным наслаждением и утешением по благости Господа: еще не проверенные и не испытанные в различных потеснениях от злых духов, не показавшие на деле свою любовь к Богу, они крайне неразумны и, так скажу я, совсем бесполезны для царства, потому что еще не обучены, как сказано: Если же остаетесь без научения, которое обязательно для всех, то вы — незаконнорожденные, а не сыны (Евр.12:8). Словом, скорби и испытания служат на пользу человеку и делают душу испытанной и твердой, если она с достоинством и решительно, с надеждой и доверием к Богу переносит напасти, с нераздвоенной верой ожидая избавления от Господа и его милосердия. И невозможно ей не удостоиться обещанного духом (Гал.3:14) и избавления от злых страстей, если только она, испытанная и верная, с великим терпением укрепится до конца в надежде на Господа.

Как святые мученики претерпели в видимом мире многие истязания и, идя даже до смерти, через свою надежду на Господа остались в добром исповедании, показали свою надежность и за то удостоились получить венец правды (1 Тим.6:12-13; 2 Тим.4:8), и кто перенес большие и тягчайшие муки, те заслужили и получили большую славу и свободу у Бога, а кто отступил, устрашился мук и бичей, не остался в благом исповедании до конца, те и теперь, и в судный день предстанут несвободными и устыженными, — подобным же образом и души, во испытание преданные скорбям и невидимо по-разному мучимые духами злобы, тайно ли внутри мучительными стеснениями или лукавыми помыслами, явно ли телесными страданиями, претерпев мужественно, укрепившись в надежде и ожидая с верою воздаяния Господня, удостаиваются такого же венца правды и, уже здесь восприемля искупление, в судный день получают в Боге равную свободу с мучениками. Ибо они перенесли то же мучительство потеснений, что и те от людей, и от тех же самых духов злобы, что обуревали тех мучителей; и насколько большие потеснения и возмущения лукавого они претерпевают, укрепляясь в надежде, настолько большую славу приобретают у Бога и избавляются по чаянию надежды своей, удостаиваясь утешения Духа (Деян. 9:31) и становясь наследниками вечных благ Царства, а дрогнувшие души, из робости и страха не переносящие потеснений, но впадающие в леность, раздражение и отчаяние, свернувшие с пути праведности (Мф.21:32; 2 Пет.2:21) и не уповающие на милосердие Господне до конца, — такие души, оказавшись негодными, вечного Царства достичь не смогут. Поэтому даже до смерти каждая душа должна ради Господа за нас умершего, хранить стойкое терпенье, крепиться в надежде на Него и так удостоиться вечного спасения; всем, хотящим совершенно избежать грядущей геенны, наказывающей грешников, и достичь Царствия Небесного, надо еще здесь претерпеть потеснения геенны через насылаемые лукавым искушения, и если они устоят до конца, твердо надеясь на милосердие Господне и храня веру, то и от искушений и от тесноты силою благодати они избавляются, и общения Святого Духа удостаиваются (2 Кор.13:13), и вечной геенны отныне удаляются и наследуют вечное Царство Христово. Такой узкий и тесный, по Писанию, проложил Господь путь, ведущий в жизнь, потому и немногие вступают на него. Но когда такая надежда нас питает, когда такое обетование обещано неложным Богом, все нападения и притеснения лукавого да претерпим мы достойно ради награды, ожидающей нас на небесах. Ведь какие бы скорби ни перенесли мы ради Господа, что может сравниться с обещанной грядущей жизнью, или с даруемым в ней для долготерпеливых душ утешением от Святого Духа (Деян. 9:31), или с избавлением от мрака злых страстей, или с наказанием за множество наших грехов? Как сказано: Если же мы под судом, то это Господь наставляет нас, чтобы мы не были осуждены заодно с миром (1 Кор. 11:32); и еще: Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас (Рим. 8:18).

Будем же как мужественные воины, готовые умереть за своего царя. В самом деле, отчего в миру, когда мы вращались среди житейских забот, мы не страдали столько и не имели таких бедствий, теперь же, когда мы начали благоугождать Господу, против нас воздвигнуты лукавым такие нападения и потеснения? Ясно, что ради Господа мы столько страдаем, потому что враг ненавидит нас и пытается совратить нас с пути, или вселить в нас расслабление или малодушие, чтобы мы не благоугодили Ему и не спаслись. Но сколько бы лукавый ни восставал на нас, все его козни против нас рассеются, если сами мы пребудем в стойкости и мужестве, готовые даже до смерти претерпеть с надеждою на Господа. Ведь мы имеем защитника нашего и поборника Иисуса, и Он нам, теснимым и надеющимся на него, дарует терпение, а враг постыжается, когда мы получаем победную награду в борении (то есть Царство Господне). Станем же как наковальни, принимающие удары, но не подающиеся, не получающие отпечатков расслабления, или малодушия, или косности от бичей искушений, иссекаемые, победим своим терпением противника. И Господь наш ходил в веке сем бичуемый, поносимый, изгоняемый, оплеваемый, напоследок же и позорной смертью на кресте от беззаконных Он был наказан, и все то Он перенес ради нашего спасения, оставив нам пример жизни (1 Пет.2:21), чтобы тем же путем испытаний, скорбей и смерти, каким шел Он, шли истинно верующие в Него и хотящие сделаться Его наследниками (Рим.8:17); чтобы как Сам Он много страдал ради нас, а в конце концов, умерев на кресте, победил, и Распинаемый распял, и Погибающий погубил грех во плоти (Рим.8:3), осудив его и разрушив вражьи силы, как сказано: Отняв силы у начальств и властей, на кресте подверг их позору, восторжествовав над ними Собою (Кол. 2:15), — так и мы, если достойно и решительно, идя даже до смерти, претерпим все возмущение и потеснение лукавого, то победим противника верою, терпением и надеждой на Господа и, явившись тем самым испытанными, удостоимся избавления, исполнимся освящения Духа и станем наследниками вечной жизни. В духовном борении победа над противником бывает через страдания и смерть. Страдая и умирая с решимостью ради Господа, победим мы противоборствующего. И если мы хотим всю тесноту и испытания считать не тягостными и жестокими, но легко претерпеть любые козни лукавого, то должны всегда как о желанной думать о смерти за Господа, и, взяв по слову Господа ежечасный крест свой (то есть смерть), с решимостью следовать за Ним, тогда мы без труда перенесем всякую скорбь, будь то тайную, будь то явную. Как желанную ожидая и всегда с вожделением имея перед глазами смерть за Господа, насколько успешнее, даже с радостью претерпеваем мы тесноту, как бы она была тяжка. И оттого мы иногда в нетерпении считаем наши испытания обременительными, тяжкими и невыносимыми, что смерти Господа нашего Христа перед глазами не имеем и наш разум не вожделеет ее ежечасно. Поэтому желающий наследовать Господу возжелай и Его страстей. В конце концов, любящие Христа в том и проявляют себя, что достойно и решительно переносят все постигающие их беды. Так воззовем же к Господу о даровании нам разумения, чтобы знать Его волю и охотно исполнять ее всегда стойко и долготерпеливо с радостью, которую Он Сам дарует нам, укрепив нас на благоугождение, чтобы, оказавшись испытанными и достойными, мы получили его вечное спасение в Иисусе Христе Господе нашем, Которому слава во веки. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

----картинка линии разделения----

Почему в одних случаях надо переносить искушения, а в других молиться об избавлении?

Вопрос. Как согласуется между собою сказанное: «молитеся, да не внидете в напасть» (Мф. 26:41), а в другом месте: «подвизайтеся внити сквозе тесная врата» (Лук. 13:24); и еще: «не убойтеся от убивающих тело» (Мф. 10, 28); и: «иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю» (39)? Почему Господь везде побуждает нас к перенесению искушений, а здесь повелел: «молитеся, да не внидете» в них? Ибо какая добродетель бывает без скорби и искушения? Или какое искушение больше сего - погубить человеку себя самого? Однако же Господь повелел подвергаться сему искушению ради Его. Ибо говорит: «иже не приимет креста своего, и вслед Мене грядет, нестъ Мене достоин» (Мф. 10:38). Почему же во всем Своем учении, повелевая подвергаться искушениям, здесь заповедал молиться о том, чтобы не «внити»? Ибо сказано: «многими скорбьми подобает нам внити в царствие» небесное (Деян. 14:22); и «в мире скорбни будете» (Иоан. 16:33), и: «в терпении сих стяжите души ваша» (Лук. 21:19).

Ответ. Сказано: молись, чтобы «не внити» в искушения касательно веры. Молись, чтобы вместе с демоном хулы и гордыни «не внити» в искушения самомнением ума твоего. Молись, чтобы, по Божию попущению, «не внити» тебе в явное диавольское искушение, по причине худых мыслей, какие помыслил ты умом своим и за которые попускается на тебя искушение. Молись, чтобы не отступил от тебя ангел целомудрия твоего, чтобы грех не воздвиг на тебя пламенеющей брани и не разлучил тебя с ним. Молись, чтобы «не внити» в искушение - раздражать одного против другого или в искушение двоедушия и сомнения, которыми душа вводится в великое борение. А искушения телесные приуготовляйся принимать от всей души, и преплывай (в сирийском тексте: «купайся в них») их всеми своими членами; и очи свои наполняй слезами, чтобы не отступил от тебя хранитель (ангел) твой. Ибо вне искушений не усматривается Промысл Божий, невозможно приобрести дерзновения пред Богом, невозможно научиться премудрости Духа, нет также возможности, чтобы Божественная любовь утвердилась в душе твоей. Прежде искушений человек молится Богу, как чужой кто. Когда же входит в искушения по любви к Богу и не допускает в себя изменения (пребудет непоколебим), тогда поставляется пред Богом, как бы имеющий Его должником своим и как искренний друг, потому что во исполнение воли Божией вел брань с врагом Божиим и победил его. Вот что значит сказанное: «молитеся, да не внидете в напасть». И еще: молись, чтобы в страшное диавольское искушение «не внити» тебе за кичливость твою, но за любовь твою к Богу да содействует тебе сила Божия, и тобою победит врагов своих. Молись, чтобы в искушения сии «не внити» тебе за порочность помыслов и дел твоих, но да искусится любовь твоя к Богу, и прославится сила Его в терпении твоем. Ему слава и держава во веки веков! Аминь.

Искушения необходимо переносить мужественно

Некто из святых говорил: «Был один отшельник, старец почтенный, и я пришел к нему однажды, будучи в печали от искушений. Он лежал больной, поприветствовав его, я сел подле него и сказал: «Помолись обо мне, отче, потому что весьма печалят меня демонские искушения». Он, открыв глаза свои, внимательно посмотрел на меня и сказал: «Молод ты, чадо, и Бог не оставляет тебя без искушений». Я отвечал ему: «Да, я молод, терплю же искушения мужей сильных». И он продолжал: «Итак, Бог хочет умудрить тебя». Я возразил: «Как же умудрить меня? Ежедневно вкушаю смерть». И он сказал на это: «Любит тебя Бог, молчи! Он дает тебе благодать Свою». Потом присовокупил: «Знай, чадо, тридцать лет вел я брань с демонами, и по истечении двадцатого года вовсе не видел себе помощи. Когда же прожил я и пятый из последних десяти, тогда начал находить покой. И с течением времени он возрастал. И когда прошел седьмой год, а за ним наступил осьмой, покой простерся до гораздо большей меры. В течение же тридцатого года и когда оный приходил уже к концу, так силен стал покой, что не знаю и меры, до какой он увеличился». И еще присовокупил: «Когда захочу встать для совершения службы Божией, Бог позволяет мне еще совершить одну славу (одну третью часть кафизмы): а что до остального, то, если буду стоять три дня, в изумлении пребываю с Богом и нимало не чувствую труда». Вот какой ненасыщаемый покой порожден многотрудным и долговременным делом!

Без искушения дарование - погибель

Дарование без искушений - погибель для приемлющих оное. Если делаешь доброе перед Богом и даст тебе дарование, умоли Его дать тебе познание, сколько подобает для тебя смириться, или приставить к тебе стража над дарованием, или взять у тебя оное, чтобы оно не было для тебя причиною погибели. Ибо не для всех безвредно хранить богатство.

Искушение - благодеяние Божие

Ибо невозможно, чтобы Бог возжелавшему пребывать с Ним оказал благодеяние как иначе, а не послав на него искушения за истину, потому что человек не может сам собою, без благодати Христовой, сподобиться сего величия, т.е. за божественные сии труды войти в искушение - и возрадоваться. О сем свидетельствует святой Павел. Ибо столь велико дело сие, что Апостол явно называет дарованием, когда человек уготовляется пострадать ради надежды на Бога. Павел говорит: от Бога даровася нам сие, не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати (Фил. 1:29). Так и святой Петр написал в послании своем: когда «страждете правды ради, блажени есте» (1 Петр. 3:14), потому что соделались общниками страстей Христовых (Фил. 3:10). Наконец, не надлежит тогда тебе радоваться, когда живешь пространно, в скорбях же посуплять лице и почитать их чуждыми пути Божию. Ибо стезя его (пути Божия) от века и от родов крестом и смертию пролагается. А у тебя откуда такая мысль (т.е. что скорби чужды пути Божию)? Дознай из этого, что ты вне пути Божия и удаляешься от него. По стопам ли святых хочешь идти или намереваешься устроить себе иной, особенный путь, и по нем ходить не страдая?

Причина искушений праведников о том, по какой причине Бог попускает искушения любящим Его

Вследствие любви, какую святые показали к Богу тем, что страждут за имя Его, когда Он содержит их в тесноте, но не отступает от возлюбленных Им, - сердце святых приобретает дерзновение взирать на Бога непокровенным лицом и просить Его с упованием. Велика сила дерзновенной молитвы. Посему попускает Бог святым Своим искушаться всякою печалию - и, с другой стороны, на опыте получать доказательство помощи Его и того, сколько промышляет о них Бог, потому что вследствие искушений приобретает мудрость, попускает это, чтобы, оставаясь невеждами, не лишились они обучения в том и другом, но из опыта приобретали ведение о всем и не потерпели осмеяния от демонов, потому что, если бы искусил их в одном добром, то недоставало бы им обучения в другой части, и во бранях были бы они слепы.

И если скажем, что Бог обучает их без их собственного о том познания, то это значит уже сказать, что Бог хочет соделать их подобными волам и ослам, не имеющим ни в чем свободы, и что человек, если не бывает искушен сперва испытанием худого (здесь, как и ниже, под словом «худое» следует разуметь искушения, скорби), не имеет понятия о добром, чтобы, когда встретится им доброе, с ведением и свободно воспользоваться тем, как своею собственностью. Как приятно знание, заимствованное самым делом из опыта и из упражнения, и какую силу доставляет тому, кто долговременным опытом своим обрел оное в себе самом, познается сие теми, которые изведали содействие знания, равно как немощь естества и помощь Божией силы, и уверились в этом. Ибо тогда только познают, когда Бог, удержав сперва силу Свою от содействия им, приводит их в сознание немощи естества, лютости искушений, лукавства вражеского и того, с кем у них борьба, каким облечены они естеством и как были охраняемы Божиею силою, сколько совершили пути, сколько возвысила их Божия сила и сколько бывают немощны в борьбе со всякою страстию, если удаляется от них эта сила, так что из всего этого приобретают смирение, приближаются к Богу, начинают ожидать Его помощи и пребывать в молитве. И откуда бы прияли все это, если бы не приобрели опыта о многом худом, впав в сие худое по Божию попущению, как говорит Апостол: «за премногия откровения, да не превозношуся, дадеся ми пакостник плоти, аггел сатанин» (2 Кор. 12:7)? Но в искушениях многократно испытывая Божию помощь, человек приобретает и твердую веру, отсюда делается небоязненным и приобретает дерзновение в искушениях от самого упражнения, какое имел он.

Искушение полезно всякому человеку. Ибо, если полезно было искушение Павлу, то «да всяка уста заградятся, и повинен будет весь мир Богови» (Рим. 3:19). Подвижники бывают искушаемы, чтобы присовокупить им к богатству своему, расслабленные - чтобы охранять им себя от вредного, погруженные в сон - чтобы приуготовиться им к пробуждению, далеко отстоящие - чтобы приблизиться им к Богу, свои Богу - чтобы веселиться им с дерзновением. Всякий необученный сын приемлет богатство из дома отца своего не в помощь себе. Поэтому-то Бог сперва искушает и томит, а потом показует дарование. Слава Владыке, Который горькими врачевствами приводит нас в возможность насладиться здравием!

Нет человека, который бы не скорбел во время обучения, и нет человека, которому бы не казалось горьким время, когда испивает он яд искушений. Без них невозможно приобрести сильной воли (мужественного устроения души). Но претерпеть искушения не в наших силах. Ибо как остановить течение воды сосуду из брения, если не укрепит его Божественный огнь? Если, во смирении прося с непрестанным желанием, покоримся Богу в терпении, то все приимем о Христе Иисусе, Господе нашем. Аминь.

Искушения в начале доброго жития

Когда хочешь положить начало доброму деланию, приуготовься сперва к искушениям, которые тебя постигнут, и не сомневайся в истине. Ибо у врага в обычае, когда увидит, что с горячею верою начал кто-либо доброе житие, встречать его разными страшными искушениями, чтобы, пришедши от сего в страх, охладел он в добром произволении и вовсе уже не имел горячности приближаться к богоугодному деланию. И сопротивник делает это не потому, что имеет такую силу (тогда никто не мог бы сделать что-либо доброе), но потому, что попускается ему Богом, как дознали мы на праведном Иове. Посему уготовься мужественно встретить искушения, какие насылаются на добродетели (на творящих добродетели), и потом уже начинай их делание. А если не будешь приуготовлен к сретению искушений, то удержись от делания добродетелей.

Человек, сомневающийся, что Бог - помощник в добром делании, боится тени своей, и во время достатка и обилия томится голодом, и при окружающей его тишине исполняется бури. А кто уповает на Бога, тот тверд сердцем, и всем людям явна досточестность его, и пред всеми врагами его похвала его.

Значение искушений для человека

Естество твое сделалось удобоприемлющим в себя страсти, много искушений в настоящем мире, и не далеко от тебя зло, но источается оно внутри тебя и под ногами твоими. Не сходи с того места, на котором стал, когда соизволит Бог, освободишься от сего. Как близки между собою веки на глазах, так искушения близки к людям; и Бог предустроил сие премудро для пользы твоей, чтобы ты постоянно ударял в дверь Его, чтобы страхом скорбного всевалось памятование о Нем в уме твоем, чтобы к Нему приближался ты в молитвах и освящалось сердце твое непрестанным памятованием о Нем. И когда будешь умолять, услышит тебя, и уразумеешь, что избавляющий тебя есть Бог, и познаешь Создавшего тебя, Промышляющего о тебе, Хранящего тебя и Сотворившего для тебя два мира: один - как временного учителя и наставника, другой - как отеческий дом и вечное наследие. Бог не сотворил тебя недоступным прискорбному, чтобы ты, возжелав быть Богом, не наследовал того же, что наследовал бывший первоначально денницею, а впоследствии, за превозношение, ставший сатаною. А также не сотворил тебя неуклонным и неподвижным к страстям, чтобы не соделаться тебе подобным естеству неодушевленных тварей и чтобы доброе в тебе не осталось для тебя безвыгодным и не заслуживающим награды, как естественные скотские преимущества в бессловесных. Ибо всякому легко уразуметь, сколько рождается пользы, благодарения и смирения от того, что изощрены против тебя сии жала.

Посему явно, что в нашей воле подвизаться в добре и уклоняться от худого и что нам усвояются проистекающие от того и честь, и бесчестие. Постыждаемые бесчестием, мы боимся, возбуждаемые же честию, приносим благодарение Богу и простираемся к добродетели. Бог умножил сих пестунов, чтобы ты, освободившись от них, соделавшись недоступным для скорбей и став выше всякого страха, не забыл Господа Бога твоего, не уклонился от Него и не впал в многобожие, как многие, которые, хотя были подобострастны тебе и поражаемы такими же горестями, в одно мгновение времени, по причине временной и малозначительной власти или здоровья (в сирийском тексте: «по причине некоторого богатства, кратковременной власти и малого красноречия»), не только впали в многобожие, но и себя самих дерзнули несмысленно именовать богами. Посему-то Бог попустил быть тебе в скорбях. А иногда попускает и для того, чтобы ты, уклонившись, не прогневал Его и чтобы Ему, подвергнув наказанию, не истребить тебя от лица Своего. Не буду говорить о нечестии и о прочих хулах, порождаемых благоденствием и небоязненностию жизни, когда и сказанного пред сим не осмелится иной выговорить (в сирийском тексте: «даже если вышеупомянутый грех не будет совершен»). Посему-то страданиями и страстями Бог умножил в сердце твоем памятование о Нем, и страхом противного побудил тебя приступить ко вратам Его милосердия, и избавлением от сего всеял в тебя любовь к Нему, вложив же в тебя любовь, приблизил тебя к чести усыновления и показал тебе, сколь богата благодать Его. Ибо откуда узнать бы тебе такую Его промыслительность и благопопечительность, если бы не встретилось тебе ничего противного? Поэтому любовь к Богу всего более может быть умножаема в душе твоей сим именно, т.е. уразумением дарований Его и памятованием о преизбытке промышления Его. Все сии блага порождаются для тебя горестями, чтобы научился ты благодарить. Итак, памятуй о Боге, чтобы и Он всегда памятовал о тебе, и, памятуя, Он спасет тебя, и приимешь от Него всякое блаженство. Не забывай Его, паря мыслию в суетном, чтобы и Он не забыл тебя во время браней твоих. Будь послушен Ему в изобилии своем, чтобы в скорбях иметь пред Ним дерзновение в сердечной и постоянной к Нему молитве.

Искушения смиренномудрых друзей Божиих

Искушения, какие бывают от духовного жезла к преуспеянию и возрастанию души и которыми она обучается, испытывается и вводится в подвиг, суть следующие: леность, тяжесть в теле, расслабление членов, уныние, смущение ума, мысль о телесной немощи, временное пресечение надежды, омрачение помыслов, оскудение человеческой помощи, недостаток потребного для тела и тому подобное. От сих искушений человек приобретает душу уединенную и сиротствующую, сердце сокрушенное со многим смирением. И отсюда познается, что человек начал вожделевать Создателя. Промыслитель соразмеряет искушения с силами и потребностями приемлющих оные. С ними срастворены и утешение и нашествия, свет и тьма, брани и помощь, короче сказать - теснота и пространство. И это служит знаком, что человек при помощи Божией преуспевает.

Искушения гордых врагов Божиих

Искушения, бывающие по Божию попущению на людей бесстыдных, которые в мыслях своих превозносятся пред благостию Божиею и оскорбляют гордостию своею Божию благость, суть следующие: явные демонские искушения, превышающие пределы душевных сил, отьятие силы мудрости, какую имеют люди, жгучее ощущение в себе блудной мысли, попускаемой на них для смирения их превозношения, скорая раздражительность, желание поставить все по своей воле, препираться на словах, порицать, презрение сердца (презирающее все, пренебрегающее всем сердцем), совершенное заблуждение ума, хулы на имя Божие, юродивые, достойные смеха, лучше же сказать - слез, мысли, и то, что пренебрегают ими люди, в ничто обращается честь их, и тайно и явно, разными способами, наносится им срам и поругание от бесов, желание быть в общении и обращении с миром, непрестанно говорить и безрассудно пустословить, всегда отыскивать себе новости, а также и лжепророчества, обещать многое сверх сил своих. И это суть искушения душевные.

К числу искушений телесных принадлежат: болезненные, приснопребывающие, запутанные, неудоборазрешимые приключения, всегдашние встречи с людьми худыми и безбожными, или человек впадает в руки насильников, или сердце его вдруг, и всегда без причины, приводится в движение страхом, или часто терпит он страшные, сокрушительные для тела падения со скал, с высоких мест и с чего-либо подобного, или, наконец, чувствует оскудение в том, что помогает сердцу Божественною силою и упованием веры, короче сказать, все невозможное и превышающее силы постигает и их самих и близких им. Все это, нами изложенное и перечисленное, принадлежит к числу искушений гордости. Начало же их появляется в человеке, когда начинает кто в собственных глазах своих казаться мудрым. И он проходит все сии бедствия по мере усвоения им себе таковых помыслов гордости. Итак, по роду искушений своих заключай о путях тонкости ума твоего. Если же увидишь, что некоторые из сих искушений смешаны с искушениями, сказанными прежде, то знай, что, сколько имеешь ты оных, столько же проникает в тебя гордыня.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Петр Дамаскин

Преподобный Петр Дамаскин 

----картинка линии разделения----

Всякое искушение попускается Богом для излечения немоществующей души

Не без причины пришло искушение: но или Бога, или брата своего, или иного кого-либо (прежде сам) <человек> оскорбил в неведении или в ведении, и нашелся повод к прощению его, чтобы, хотя ради терпения получил он прощение во многом худом (им сделанном)...

Всякое искушение, как врачевство, попускается Богом для излечения немощствующей души, потому что дарует прощение прежде бывших и настоящих зол и удерживает будущие.

Ничто столько... не подает невольного спасения, как искушения.

Как родители, любящие детей своих, угрозами отвращают их от безумных поступков, будучи побуждаемы к тому любовью, так и Бог попускает искушения, как жезл, отвращающий достойных от худых советов диавола.

Искушения же праведных и святых людей бывают по благоволению Божию, к усовершению душ их и постижению врагов их — демонов.

 

comintour.net
stroidom-shop.ru