СВЯТИТЕЛЬ ФЕОДОР, АРХИЕПИСКОП РОСТОВСКИЙ

----картинка линии разделения----

 

 

СВЯТИТЕЛЬ ФЕОДОР, АРХИЕПИСКОП РОСТОВСКИЙ

 

----картинка линии разделения----

 

Житие Святителя Феодора, Архиепископа Ростовского

Свя­той Фе­о­дор, пер­вый ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский, про­ис­хо­дил из то­го зна­ме­ни­то­го сво­им бла­го­че­сти­ем ро­да, к ко­то­ро­му при­над­ле­жал ве­ли­кий по­движ­ник и мо­лит­вен­ник зем­ли рус­ской, пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский. Свя­ти­тель Ро­стов­ский Фе­о­дор был род­ной пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, сын его стар­ше­го бра­та Сте­фа­на. Сей Сте­фан, вы­се­лив­шись, как и пре­по­доб­ный Сер­гий, вме­сте с от­цом сво­им, бо­яри­ном Ки­рил­лом, из Ро­стов­ской об­ла­сти в под­мос­ков­ную об­ласть Ра­до­неж­скую, первую по­ло­ви­ну жиз­ни сво­ей про­вел на служ­бе у Ра­до­неж­ско­го кня­зя Ан­дрея Ива­но­ви­ча, сы­на Мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на Да­ни­ло­ви­ча Ка­ли­ты. Он был в чис­ле глав­ных вель­мож Ра­до­неж­ско­го кня­зя, сла­вил­ся во­ин­ски­ми за­слу­га­ми, но осо­бен­но от­ли­чал­ся сво­им бла­го­че­сти­ем. Он был же­нат и от су­пру­ги сво­ей Ан­ны имел двух де­тей, Кли­мен­та и Иоан­на. Бла­го­че­сти­вая же­на Сте­фа­на вско­ре скон­ча­лась, и Сте­фан то­гда ре­шил от­речь­ся от ми­ра и при­нять ино­че­ство. Он по­стриг­ся в мо­на­сты­ре По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Хоть­ко­ве и пре­дал­ся усерд­но ино­че­ским по­дви­гам, по­сту и мо­лит­ве. Оста­вив вско­ре Хоть­ков­ский мо­на­стырь, он ушел в Моск­ву, по­се­лил­ся в мо­на­сты­ре свя­то­го Бо­го­яв­ле­ния в осо­бой кел­лии и про­во­дил стро­гий и су­ро­вый об­раз жиз­ни в по­сте и мо­лит­ве, воз­дер­жи­ва­ясь от ви­на и пи­ва и оде­ва­ясь в вет­хие одеж­ды. В то вре­мя на­хо­ди­лись в том мо­на­сты­ре и дру­гие зна­ме­ни­тые по­движ­ни­ки, как свя­той Алек­сий, впо­след­ствии мит­ро­по­лит, ста­рец Ге­рон­тий и дру­гие. Их лю­бил прео­свя­щен­ный Фе­о­гност, то­гдаш­ний мит­ро­по­лит всея Рос­сии, ча­сто к се­бе при­зы­вал и ока­зы­вал им по­чёт.

Узнав о бла­го­че­сти­вой по­движ­ни­че­ской жиз­ни Сте­фа­на, ве­ли­кий князь Си­ме­он Ива­но­вич, сын Ива­на Да­ни­ло­ви­ча, по­ве­лел мит­ро­по­ли­ту Фе­о­гно­сту по­свя­тить его в свя­щен­ни­че­ский сан, а по­том по­ста­вить и в игу­ме­ны Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря, и из­брал его в ду­хов­ни­ки се­бе. Ду­хов­ны­ми детьми Сте­фа­на по­же­ла­ли стать и мно­гие бо­яре и вель­мо­жи. Ве­ли­кий князь Си­ме­он лю­бил Сте­фа­на, по­чи­тал и ча­сто с ним бе­се­до­вал.

Та­ков был отец свя­то­го Фе­о­до­ра, на­зы­вав­ше­го­ся в ми­ру Иоан­ном. По до­сти­же­нии се­ми­лет­не­го воз­рас­та, Иоанн от­дан был бла­го­че­сти­вы­ми ро­ди­те­ля­ми в на­уче­ние гра­мо­те и вско­ре изу­чил всё, что бы­ло ему пре­по­да­но.

По смер­ти ма­те­ри юный Иоанн на­хо­дил­ся при сво­ем от­це, при­няв­шем ино­че­ство. Слы­ша о жиз­ни сво­е­го дя­ди, ве­ли­ко­го Ра­до­неж­ско­го по­движ­ни­ка Сер­гия, устро­яв­ше­го то­гда свою но­вую оби­тель, в ко­то­рую ото­всю­ду со­би­ра­лись раз­но­го чи­на и зва­ния лю­ди для ду­хов­ных по­дви­гов, Иоанн го­рел же­ла­ни­ем ви­деть Сер­гия и по­сле­до­вать ему. По Бо­жию смот­ре­нию отец Иоан­на, Сте­фан, от­пра­вил­ся из Моск­вы в Ра­до­неж­скую об­ласть в мо­на­стырь Жи­во­на­чаль­ныя Тро­и­цы и при­вел с со­бою и сы­на сво­е­го Иоан­на. Он про­вел сы­на пря­мо в цер­ковь и, взяв за пра­вую ру­ку, сам пе­ре­дал его в ру­ки игу­ме­на Сер­гия, сво­е­го род­но­го бра­та.

Несмот­ря на юные го­ды Иоан­на, ко­то­ро­му бы­ло все­го две­на­дцать лет, пре­по­доб­ный Сер­гий, про­ви­дя в нем ис­тин­но­го по­движ­ни­ка, то­гда же по­стриг его в ино­че­ский чин, 20-го ап­ре­ля, на па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Три­хи­ны, в честь ко­то­ро­го Иоанн пе­ре­име­но­ван был в Фе­о­до­ра: то­гда был обы­чай да­вать при по­стри­же­нии имя то­го свя­то­го, па­мять ко­то­ро­го со­вер­ша­лась в день по­стри­же­ния.

Но­во­по­стри­жен­ный инок Фе­о­дор и остал­ся на ино­че­ское жи­тель­ство в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го его ос­но­ва­те­ля. Он стал ве­сти воз­держ­ную, це­ло­муд­рен­ную и чи­стую жизнь, усерд­но по­се­щал цер­ков­ные служ­бы, вни­ма­тель­но слу­шал Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние и сам ча­сто чи­тал бо­же­ствен­ные кни­ги. На­став­ни­ка же сво­е­го, пре­по­доб­но­го Сер­гия, во всем слу­шал­ся со сми­ре­ни­ем, кро­то­стью и мол­ча­ни­ем. Усер­дие к цер­ков­ной и ке­лей­ной мо­лит­ве, пост и бде­ние, усерд­ное пе­ние псал­ти­ри и слё­зы уми­ле­ния мо­ло­до­го ино­ка вы­зы­ва­ли удив­ле­ние у окру­жав­ших. Осо­бен­но за­ме­ча­тель­но бы­ло то, что он ни­че­го не скры­вал от пре­по­доб­но­го Сер­гия, и днем и но­чью от­кры­вая ему все свои по­мыс­лы.

По до­сти­же­нии над­ле­жа­ще­го воз­рас­та Фе­о­дор был по­свя­щен в иерей­ский сан и про­дол­жал со­вер­шен­ство­вать­ся в ино­че­ских по­дви­гах и ду­хов­ной жиз­ни. Ко­гда он слу­жил ли­тур­гию вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем и сво­им от­цом Сте­фа­ном, неко­то­рые ино­ки, удо­сто­ен­ные осо­бой бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ви­де­ли, как с си­ми свя­ты­ми слу­жи­те­ля­ми у пре­сто­ла слу­жил Ан­гел Бо­жий.

В это вре­мя ста­ла по­се­щать Фе­о­до­ра мысль об ос­но­ва­нии но­во­го, сво­е­го мо­на­сты­ря, об отыс­ка­нии удоб­но­го ме­ста и учре­жде­нии ино­че­ско­го об­ще­жи­тия. Мысль эту он по­ве­дал сво­е­му учи­те­лю, пре­по­доб­но­му Сер­гию, и по­вто­рял это не раз. Пре­по­доб­ный, ви­дя что мысль эта ре­ши­тель­но овла­де­ла Фе­о­до­ром, усмот­рел в сем дей­ствие про­мыс­ла Бо­жия.

Фе­о­дор непре­стан­но пре­да­вал­ся по обы­чаю ноч­ной мо­лит­ве. И вот од­на­жды, стоя на мо­лит­ве, он слы­шит го­лос: «Фе­о­дор, иди в пу­сты­ню, ты устро­ишь оби­тель, со­бе­решь в ней мно­гих по­движ­ни­ков, му­жей же­ла­ний ду­хов­ных, и по­лу­чишь ве­ли­кую на­гра­ду на небе­сах». При­няв сии сло­ва за от­кро­ве­ние свы­ше, бла­жен­ный ни­ко­му не от­крыл о про­ис­шед­шем. Но спу­стя зна­чи­тель­ное вре­мя ве­ли­кий про­зор­ли­вец Сер­гий ска­зал сво­е­му пле­мян­ни­ку:

– Я, ча­до, на­де­ял­ся, что ты пре­дашь ко­сти мои гро­бу и ста­нешь по­сле ме­ня игу­ме­ном на сем ме­сте, но ес­ли хо­чешь те­перь на­чать за­ду­ман­ное то­бою де­ло, то да по­мо­жет те­бе Бог и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца.

Бла­го­сло­вив сво­е­го пле­мян­ни­ка и уче­ни­ка, он от­пу­стил его вме­сте с те­ми из бра­тий, ко­то­рые по­же­ла­ли с ним от­пра­вить­ся.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор вы­шел со сво­и­ми спут­ни­ка­ми из мо­на­сты­ря и от­пра­вил­ся ис­кать нуж­но­го ему, удоб­но­го для оби­те­ли ме­ста. И на­шел он пре­крас­ное для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря ме­сто, на­зы­вав­ше­е­ся Си­мо­но­во, неда­ле­ко от го­ро­да Моск­вы, на ле­вом бе­ре­гу Моск­вы-ре­ки.

По­лу­чив из­ве­стие, пре­по­доб­ный Сер­гий сам при­шел ви­деть это ме­сто, на­шел его удоб­ным для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря и бла­го­сло­вил Фе­о­до­ра при­сту­пить к ис­пол­не­нию за­ду­ман­но­го пред­при­я­тия.

По­лу­чив над­ле­жа­щее ар­хи­ерей­ское раз­ре­ше­ние, пре­по­доб­ный Фе­о­дор со­здал на из­бран­ном ме­сте цер­ковь во имя Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го Ее Рож­де­ства, воз­вел нуж­ные для мо­на­сты­ря из­ряд­ные стро­е­ния, со­брал ото­всю­ду мно­го­чис­лен­ную мо­на­стыр­скую бра­тию и со­ста­вил мо­на­стырь по стро­го­му чи­ну мо­на­сты­рей об­ще­жи­тель­ных.

Сам ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря по­да­вал при­мер стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­ни и си­ял как внут­рен­ни­ми доб­ро­де­те­ля­ми, так и внеш­ним бла­го­ле­пи­ем и те­лес­ной кра­со­той, от­ли­ча­ясь вме­сте с тем муд­ро­стью и ра­зу­мом. Все эти ка­че­ства воз­буж­да­ли у всех ува­же­ние и по­чте­ние к нему, и сла­ва его воз­рас­та­ла бо­лее и бо­лее, так что дя­дя его, пре­по­доб­ный Сер­гий, опа­сал­ся, чтобы пле­мян­ник его не пре­льстил­ся этой че­стью и сла­вой, и непре­стан­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь Бог по­мог Сте­фа­ну со­вер­шить те­че­ние жиз­ни без пре­ткно­ве­ния.

Ко­гда но­во­ос­но­ван­ный мо­на­стырь стал при­вле­кать мно­гих при­хо­дя­щих, Сте­фан, из­бе­гая шум­ной жиз­ни, ре­шил най­ти для се­бя бо­лее глу­хое и уеди­нен­ное ме­сто. Та­ко­вое он усмот­рел вбли­зи мо­на­сты­ря, на рас­сто­я­нии двух вы­стре­лов из лу­ка, в гу­стом ле­су, близ са­мой ре­ки-Моск­вы, в пя­ти вер­стах от Мос­ков­ско­го Крем­ля. Здесь он по­стро­ил для се­бя уеди­нен­ную кел­лию и стал под­ви­зать­ся с но­вым усер­ди­ем и в но­вых тру­дах.

Но и здесь ста­ли со­би­рать­ся к нему уче­ни­ки, же­лав­шие под­ви­зать­ся вме­сте с ним. И здесь по­се­тил его пре­по­доб­ный Сер­гий и при­знал но­вое ме­сто удоб­ным для по­дви­гов и для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря. Мит­ро­по­лит Алек­сий дал бла­го­сло­ве­ние на ос­но­ва­ние церк­ви в но­вом Си­мо­но­ве, а за цер­ко­вью Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы оста­лось на­име­но­ва­ние: «На Ста­ром Си­мо­но­ве».

Ос­но­ва­ние ве­ли­ко­леп­ной и об­шир­ной ка­мен­ной церк­ви во имя Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­ным Фе­о­до­ром по­ло­же­но бы­ло в 1379 го­ду, а за­кон­че­на по­строй­ка бы­ла толь­ко через 26 лет, в 1405 го­ду, уже по смер­ти ос­но­ва­те­ля, освя­ще­ние но­во­по­стро­ен­но­го хра­ма со­вер­ше­но бы­ло уже мит­ро­по­ли­том Ки­при­а­ном.

Од­новре­мен­но с цер­ко­вью воз­двиг­ну­ты бы­ли и дру­гие но­вые об­шир­ные мо­на­стыр­ские зда­ния, тра­пе­за, кел­лии. Мно­го на­шлось бла­го­тво­ри­те­лей но­во­ос­но­ван­но­му мо­на­сты­рю: кня­зья и бо­яре, и сам ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич, а по­том сын его и пре­ем­ник, ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич, щед­ро да­ва­ли каз­ной и раз­ны­ми вкла­да­ми на мо­на­стыр­ское стро­е­ние.

Так устро­ил­ся Но­вый Си­мо­нов мо­на­стырь, а Ста­рый Си­мо­нов остал­ся усы­паль­ни­цею ино­ков.

Еще при мит­ро­по­ли­те Алек­сии Фе­о­дор был по­став­лен в игу­ме­на Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный Сер­гий был про­тив это­го: он же­лал, чтобы Фе­о­дор про­во­дил уеди­нен­ную жизнь, к ко­то­рой стре­мил­ся, но он дол­жен был усту­пить на­сто­я­ни­ям ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча и мит­ро­по­ли­та Алек­сия.

Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич из­брал игу­ме­на Фе­о­до­ра в ду­хов­ные от­цы се­бе, ду­хов­ны­ми детьми Фе­о­до­ра по­же­ла­ли стать и мно­гие бо­яре и вель­мо­жи.

Как ду­хов­ник ве­ли­ко­го кня­зя и мно­гих бо­яр, как пле­мян­ник зна­ме­ни­то­го по­движ­ни­ка Сер­гия, хо­ро­шо из­вест­ный и вла­стям ду­хов­ным, Си­мо­нов­ский игу­мен Фе­о­дор дол­жен был при­ни­мать жи­вое уча­стие в де­лах цер­ков­ных.

По смер­ти мит­ро­по­ли­та Алек­сия на­ста­ли за­ме­ша­тель­ства в рус­ской мит­ро­по­лии. В Ки­е­ве на­хо­дил­ся Ки­при­ан, по­став­лен­ный в Ки­ев­ские мит­ро­по­ли­ты еще при жиз­ни свя­то­го Алек­сия и стре­мив­ший­ся рас­про­стра­нить свою власть и на цер­ковь Мос­ков­скую, а в Кон­стан­ти­но­по­ле в 1380 го­ду без ве­до­ма и со­гла­сия Мос­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя был по­став­лен в мит­ро­по­ли­ты Ки­ев­ские и всея Рос­сии Пи­мен. Ве­ли­кий князь по­же­лал иметь мит­ро­по­ли­том Ки­при­а­на и от­пра­вил звать его в Моск­ву ду­хов­ни­ка сво­е­го, Си­мо­нов­ско­го игу­ме­на Фе­о­до­ра, ко­то­рый и вы­пол­нил дан­ное по­ру­че­ние с успе­хом. Впо­след­ствии несколь­ко раз Фе­о­дор ис­пол­нял по­доб­ные же по­ру­че­ния. Так, в 1384 го­ду он по во­ле ве­ли­ко­го кня­зя вме­сте с Суз­даль­ским ар­хи­епи­ско­пом Ди­о­ни­си­ем пу­те­ше­ство­вал в Кон­стан­ти­но­поль по де­лам рус­ской мит­ро­по­лии, так как сму­та еще про­дол­жа­лась: в Москве за­ни­ма­ли мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру то Ки­при­ан, то Пи­мен.

В эту по­езд­ку свою в Кон­стан­ти­но­поль игу­мен Фе­о­дор по­лу­чил от пат­ри­ар­ха Ни­ла сан ар­хи­манд­ри­та, а Си­мо­нов мо­на­стырь сде­лан был пат­ри­ар­шим став­ро­пи­ги­аль­ным. В 1387 го­ду ар­хи­манд­рит Фе­о­дор сно­ва пу­те­ше­ство­вал в Кон­стан­ти­но­поль по де­лам мит­ро­по­лии, ко­гда ту­да же ез­ди­ли и оба мит­ро­по­ли­та, Пи­мен и Ки­при­ан. Из этой по­езд­ки Фе­о­дор воз­вра­тил­ся в сане ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го вме­сте с мит­ро­по­ли­том Пиме­ном.

И по­сле сво­е­го на­зна­че­ния на ар­хи­епи­скоп­скую Ро­стов­скую ка­фед­ру, оста­вав­шу­ю­ся празд­ною по­сле уда­ле­ния свя­то­го Иа­ко­ва, Фе­о­дор про­дол­жал при­ни­мать де­я­тель­ное уча­стие в цер­ков­ных де­лах. Так, в 1389 го­ду он вме­сте с дру­ги­ми епи­ско­па­ми про­во­жал из Моск­вы до Ря­за­ни Пи­ме­на в тре­тью, по­след­нюю по­езд­ку его в Кон­стан­ти­но­поль.

19-го мая 1389 го­да скон­чал­ся ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич. Сын и пре­ем­ник его, ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич, ока­зы­вал та­кое же ува­же­ние и вни­ма­ние ар­хи­епи­ско­пу Фе­о­до­ру, как и его отец, и поль­зо­вал­ся его услу­га­ми в де­лах цер­ков­ных.

Но­вым пат­ри­ар­хом Ан­то­ни­ем Пи­мен был низ­ло­жен окон­ча­тель­но и вско­ре умер. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич ре­шил при­нять в Моск­ву мит­ро­по­ли­та Ки­при­а­на, на­хо­див­ше­го­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, и для при­гла­ше­ния его от­пра­вил не раз уже быв­ше­го там опыт­но­го Ро­стов­ско­го ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­ра.

1-го ок­тяб­ря 1389 го­да мит­ро­по­лит Ки­при­ан вме­сте с при­е­хав­шим за ним Фе­о­до­ром от­пра­вил­ся из Кон­стан­ти­но­по­ля через Ки­ев, где они оста­ва­лись до фев­ра­ля 1390 го­да, а на Сре­до­крест­ной неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста это­го го­да вы­еха­ли в Моск­ву.

Так кон­чи­лись за­ме­ша­тель­ства в рус­ской мит­ро­по­лии, а вме­сте с ни­ми и стран­ство­ва­ния ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­ра. Мно­го тру­дов, опас­но­стей на су­ше и на мо­ре, огор­че­ний и непри­ят­но­стей при­шлось ему пе­ре­не­сти за это вре­мя, но он с юных лет при­учил се­бя к тру­дам и по­дви­гам и не ду­мал о по­кое. Гос­подь Бог укреп­лял дух его и те­ло.

Бу­дучи игу­ме­ном и ар­хи­манд­ри­том Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, Фе­о­дор, хо­тя и был от­вле­ка­ем об­ще­цер­ков­ны­ми де­ла­ми, од­на­ко по­сто­ян­но и неослаб­но ру­ко­во­дил мо­на­стыр­скою жиз­нью и в сво­их уче­ни­ках вос­пи­тал мно­гих ве­ли­ких и слав­ных по­движ­ни­ков. К нему при­ве­ден был бла­жен­ным Сте­фа­ном Махри­щским бла­го­род­но­го про­ис­хож­де­ния юно­ша, по име­ни Кос­ма, вос­пи­ты­вав­ший­ся в Москве в до­ме бо­яри­на Ве­лья­ми­но­ва, и был по­стри­жен в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре под име­нем Ки­рил­ла. Это был зна­ме­ни­тый впо­след­ствии ос­но­ва­тель Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря. Пер­вы­ми по­дви­га­ми мо­на­ше­ско­го по­слу­ша­ния он об­ра­тил на се­бя об­щее вни­ма­ние в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, тру­дясь в пе­карне, по­варне и дру­гих по­слу­ша­ни­ях. Здесь за­ме­тил его неред­ко по­се­щав­ший оби­тель пре­по­доб­ный Сер­гий и лю­бил с ним бе­се­до­вать. Ко­гда ар­хи­манд­рит Фе­о­дор был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го, бра­тия Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря из­бра­ла Ки­рил­ла на­сто­я­те­лем. Но жаж­дав­ший уеди­нен­ных по­дви­гов Ки­рилл тя­го­тил­ся этим по­ло­же­ни­ем, от­ка­зал­ся от на­сто­я­тель­ства и за­тво­рил­ся в сво­ей кел­лии. Од­на­ко сла­ва его по­дви­гов и сю­да при­влек­ла по­чи­та­те­лей и по­се­ти­те­лей, и он ре­шил уда­лить­ся на се­вер, где и ос­но­вал свой, слав­ный впо­след­ствии, мо­на­стырь.

Здесь же, в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, при ар­хи­манд­ри­те Фе­о­до­ре, при­нял по­стри­же­ние мо­ло­дой во­ло­ко­лам­ский дво­ря­нин Фе­о­дор По­ско­чин, на­зван­ный в ино­че­стве Фе­ра­пон­том. По­доб­но Ки­рил­лу, он про­сла­вил­ся сво­им по­движ­ни­че­ством и был из­ве­стен Сер­гию Ра­до­неж­ско­му. Вме­сте с сво­им дру­гом Ки­рил­лом он уда­лил­ся в Бе­ло­зер­ский край и ос­но­вал там мо­на­стырь, ко­то­рый стал из­ве­стен под име­нем Фе­ра­пон­то­ва. При­зван­ный кня­зем Ан­дре­ем Ди­мит­ри­е­ви­чем Мо­жай­ским, ко­то­ро­му при­над­ле­жа­ло и Бе­ло­озе­ро, Фе­ра­понт ос­но­вал в Мо­жай­ске но­вый мо­на­стырь Лу­жец­кий, в ко­то­ром и скон­чал­ся ар­хи­манд­ри­том сво­ей оби­те­ли.

Мно­го и дру­гих лиц под­ви­за­лись в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре под ру­ко­вод­ством ар­хи­манд­ри­та Фе­о­до­ра. Стро­гое об­ще­жи­тие, уста­нов­лен­ное в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, слу­жи­ло об­раз­цом для дру­гих об­ще­жи­тель­ных мо­на­сты­рей, ос­но­ва­те­ли ко­то­рых преж­де жи­ли в мо­на­сты­ре или по­се­ща­ли его.

По окон­ча­нии тру­дов по де­лам рус­ской мит­ро­по­лии ар­хи­епи­скоп Фе­о­дор при­был в Ро­стов и, по­кло­нив­шись иконе Бо­го­ма­те­ри и мо­щам свя­ти­те­ля Леон­тия, за­нял­ся усерд­но но­вым пас­тыр­ским слу­же­ни­ем. В ми­ре и люб­ви пре­бы­вал он с ро­стов­ским кня­же­ским се­мей­ством и ру­ко­во­дил его по пу­ти бла­го­че­стия. У сы­на то­гдаш­не­го Ро­стов­ско­го кня­зя Алек­сандра Кон­стан­ти­но­ви­ча Иоан­на за­бо­ле­ли гла­за, и он по­те­рял зре­ние. Отец об­ра­тил­ся к свя­ти­те­лю Фе­о­до­ру и про­сил по­мо­лить­ся за боль­но­го. Фе­о­дор на­пра­вил кня­зей к мо­щам свя­то­го Леон­тия в ро­стов­скую со­бор­ную цер­ковь, и по со­вер­ше­нии мо­леб­ствия боль­ной князь ис­це­лил­ся и про­зрел. Впо­след­ствии, уже по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра, на­учен­ный сим пас­ты­рем князь Иоанн, ко­гда сно­ва впал в оч­ную бо­лезнь, опять об­ра­щал­ся с го­ря­чею мо­лит­вою к чу­до­твор­цу Леон­тию и опять по­лу­чил ис­це­ле­ние.

Ар­хи­епи­скоп Фе­о­дор оста­вил так­же по се­бе па­мять ос­но­ва­ни­ем в Ро­сто­ве Рож­де­ствен­ско­го де­ви­чье­го мо­на­сты­ря, су­ще­ству­ю­ще­го и в на­сто­я­щее вре­мя.

О свя­ти­те­ле Фе­о­до­ре из­вест­но так­же, что он, бу­дучи на­сто­я­те­лем Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, за­ни­мал­ся ико­но­пи­сью и укра­сил сво­е­го пись­ма ико­на­ми раз­лич­ные мос­ков­ские церк­ви.

Из всех Ро­стов­ских свя­ти­те­лей Фе­о­дор пер­вый по­став­лен был в сан ар­хи­епи­ско­па, ка­ко­вой сан на Ру­си до­то­ле при­над­ле­жал толь­ко вла­ды­ке древ­не­го Нов­го­ро­да Ве­ли­ко­го. Недол­го свя­ти­тель Фе­о­дор управ­лял ро­стов­скою паст­вою. Бла­жен­ная кон­чи­на его по­сле­до­ва­ла 28 но­яб­ря 1395 го­да. Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в ро­стов­ском Успен­ском со­бо­ре в юго-за­пад­ном уг­лу. Над ним устро­е­на бо­га­то укра­шен­ная гроб­ни­ца под зо­ло­тою се­нию.


При­ме­ча­ния

Жи­тие свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра имел на­ме­ре­ние со­ста­вить зна­ме­ни­тый Епи­фа­ний Пре­муд­рый, на­пи­сав­ший жи­тия пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го и свя­то­го Сте­фа­на, епи­ско­па Перм­ско­го: но сие на­ме­ре­ние Епи­фа­ния не бы­ло осу­ществ­ле­но. Древ­не­го жи­тия свя­то­го Фе­о­до­ра не отыс­ка­но. Су­ще­ству­ет в ру­ко­пи­си про­стран­ное жи­тие Фе­о­до­ра, со­став­лен­ное по раз­но­об­раз­ным ис­точ­ни­кам в XVII сто­ле­тии (по ука­зан­ной си­но­даль­ной ру­ко­пи­си это жи­тие из­да­но в 1877 г. в Яро­слав­ле от­дель­ной книж­кой под за­гла­ви­ем: «Жи­тие иже во свя­тых от­ца на­ше­го Фе­о­до­ра, ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го, чу­до­твор­ца и ос­но­ва­те­ля Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря»). Сие жи­тие и по­ло­же­но в ос­но­ва­ние на­сто­я­ще­го из­ло­же­ния с про­вер­кой по ле­то­пи­сям и до­ку­мен­там.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com