ХРИСТИАНСКИЕ ТАИНСТВА

----картинка линии разделения----

 

Христианские таинства являются средствами, с помощью которых человек только при надлежащем духовном устроении способен к восприятию определенного дара Духа Святого, действующего в человеке соответственно его духовному состоянию.

Осипов Алексей Ильич 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский  

---картинка линии разделения---

Вера православная и таинства ее

Если веру нашу православную, таинства ее христиане иногда не могут вместить, то это показывает только, что умы и сердца людей нечисты и страстны и не могут выносить чистоты света ее, как больные глазами - света солнечного. Это сокровище небесное могут вместить в своих сердцах только люди, отрешающие ум и чувства свои от пристрастий житейских.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник 

---картинка линии разделения---

Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения?

Крещение есть первое в христианстве Таинство, соделывающее человека-христианина достойным сподобляться даров благодати и чрез другие Таинства. Без него нельзя войти в мир христианский сделаться членом Церкви. Предвечная Премудрость создала себе дом на земле: дверь, вводящая в сей дом, есть Таинство крещения. Сею дверью не только входят в дом Божий, но при ней же облекаются и в достойную его одежду, получают новое имя и знак, отпечатывающийся во всем существе крещаемого, посредством коего разузнают и различают его потом и небесные, и земные.

Аще кто во Христе, нова тварь, учит Апостол (2Кор.5:17). Сею новою тварию христианин становится в крещении. Из купели человек выходит совсем не таким, каким туда входит. Как свет тьме, как жизнь смерти, так крещеный противоположен некрещеному. Зачатый в беззакониях и рожденный во грехах, человек до крещения носит в себе весь яд греха, со всею тяготою его последствий. Он состоит в немилости Божией, есть естеством чадо гнева; поврежден, расстроен сам в себе, в соотношении частей и сил и в их направлении преимущественно на размножение греха; подчинен влиянию сатаны, который действует в нем властно, по причине греха, живущего в нем. Вследствие всего этого он, по смерти, неминуемо есть оброчник ада, где должен мучиться вместе с своим князем и его клевретами и слугами.

Крещение избавляет нас от всех сих зол. Оно снимает клятву силою Креста Христова и возвращает благословение: крещеные суть чада Божии, как именоваться и быть дал им область Сам Господь. Аще же чада, то и наследницы, наследницы убо Богу, сонаследницы же Христу... (Рим.8:17). Царство Небесное принадлежит крещаемому уже по самому крещению. Он изъемлется изпод владычества сатаны, который теперь теряет власть над ним и силу самовольно действовать в нем. Вступлением в Церковь, дом прибежища сатане заграждаются входы к новокрещеному. Он здесь как в безопасной ограде.

Все это духовно-внешние преимущества и дарования. Что происходит внутри? Исцеление греховной болезни и повреждения. Сила благодати проникает внутрь и восстановляет здесь Божественный порядок во всей его красоте, врачует расстройство как в составе и отношении сил и частей, так и в главном направлении от себя к Богу на богоугождение и умножение добрых дел. Почему крещение и есть возрождение или новое рождение, поставляющее человека в обновленное состояние. Апостол Павел всех крещеных сравнивает с воскресшим Спасителем, давая разуметь, что и у них такое же светлое в обновлении существо, каким явилось человечество в Господе Иисусе, чрез воскресение Его в славе (Рим.6:4). Что и направление деятельности в крещеном изменяется это видно из слов того же Апостола, который говорит в другом месте, что они уже не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему (2Кор.5:15). Еже бо умре, греху умре единою, а еже живет; Богови живет (Рим.6:10). Мы спогребаемся Ему крещением в смерть (Рим.6:4), и:ветхий наш человек с Ним распинается... яко ктому не работати нам греху (Рим.6:6). Так вся деятельность человека силою крещения обращается от себя и греха к Богу и правде.

Стяжание благодати совершается в Таинствах

Итак, желаешь начать жить по-христиански, взыщи благодати. Минута, когда низойдет благодать и сочетается с твоею волею, будет минутою рождения жизни христианской - сильной, твердой, многоплодной.

Где обрести и как принять благодать, зачинающую жизнь? Стяжание благодати и освящение ею нашего естества совершается в Таинствах. Здесь мы предлагаем действию Божию, или предносим Богу свою непотребную природу, - и Он действием Своим претворяет ее. Богу угодно было, для поражения гордого ума нашего, в самом начале истинной жизни, сокрыть силу Свою под сению вещества простого. Как это бывает, не постигаем, но опыт всего христианства свидетельствует, что иначе не бывает. Таинств, преимущественно относящихся к началу жизни христианской, два: Крещение и Покаяние. Потому и правила касательно начала жизни истинно христианской собираются одни вокруг Крещения, а другие - вокруг Покаяния.

 

----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич 

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

Христианский культ и таинства

Христианский культ и таинства, будучи сходными в отдельных элементах с языческим культом, имеют совершенно иной смысл и иную цель. Язычество пронизано идеей магизма, то есть верой в возможность с помощью определенных ритуалов воздействовать на волю богов, на природу вещей и порядок и ход событий земной жизни человека. При этом, как правило, его духовное состояние не имеет никакого определяющего значения.

Христианские же таинства являются средствами, с помощью которых человек только при надлежащем духовном устроении способен к восприятию определенного дара Духа Святого, действующего в человеке соответственно его духовному состоянию (что совсем не обязательно предполагает решение земных проблем). Поэтому таинства могут быть как действенными для человека – во спасение или в осуждение, так и бездейственными для него, если таинство преподается, например, совсем неверующему или находящемуся в бессознательном состоянии (Срав. католическое ех ореге орегаtо) – в таком случае грех совершает священнослужитель (Мф. 7:6).

Евхаристия

Все отцы единогласно учат, что в святой Евхаристии верующий вкушает истинное Тело и истинную Кровь Христову, «ту самую пренепорочную плоть, которую принял Он от Пречистой Марии Богородицы» (преподобный Симеон Новый Богослов. Сл. 45). Но лишь немногие из них говорят о тайне этого Таинства, изъясняя смысл происходящего.

Существо учения этих немногих сводится к следующему.

В Евхаристии происходит актуализация, осуществление (достижение цели) Жертвы Христовой в каждом верующем через приобщение его к совершенной (Евр. 2:10) Человечности Второго Адама, так что христианин становится «единотелесным и единокровным» (по св. Кириллу Александрийскому) Христу прославленному и, следовательно, также «халкидонски» соединяется с Богом Словом.

Это единство со Христом достигается через вкушение Евхаристического Хлеба и Вина – Тела и Крови. Что же происходит с Евхаристическими Дарами за литургией?

Есть две крайние точки зрения. Католическая – монофизитско-докетическая, утверждающая т.н. пресуществление, то есть превращение сущности хлеба, а, следовательно, и сущности тела причащающегося, в сущность Тела Христова («превеществление») с обманом человеческих чувств; и протестантская – несторианская, считающая, что Христос присутствует в Дарах, вкушаемых лишь причастниками, а затем удаляется из Них и остаются вновь простые хлеб и вино.

Святоотеческое учение утверждает совершенно иное. Именно, что в таинстве литургии Евхаристические Дары в силу Боговоплощения и также наитием Святого Духа неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно («халкидонски») воспринимаются Богом Словом в свою Ипостась, и потому, а не по причине изменения (превращения) их сущности в сущность Тела Христа (как transsubstantiatio у католиков) святые Дары являются Его Плотью.

Иначе говоря, как тело Христово по своей физической сущности ничем не отличалось от наших тел, и вся Его спасительная сила была обусловлена только причастностью Богу Слову, так и в Евхаристии Святые Дары, «халкидонски» воспринимаемые Словом в то же самое единство с Собой, не изменяют своей материальной сущности. Хлеб не превращается невидимо в Тело Христово, а «халкидонски» соединяется с Ним, причащается Ему, как и при Восприятии Им человеческой природы от Девы Марии. Потому, а не в силу какого-то таинственного (магического) превращения, Евхаристический Хлеб и является истинным Телом Христовым.

И верующий через вкушение этого Хлеба становится «сотелесным и единокровным» Христу не потому, что теряет сущность своего тела, которая превращается в сущность Тела, т.е. Человечности, Христа, а поскольку вступает, в меру своего духовного состояния, в непосредственное духовно-душевно-телесное единство с Ним, обоживается, причащается (как младенец, питающийся молоком матери) Организму Христову и питается спасительной силой Его (потому по правилам Православной Церкви следующее причащение невозможно ранее следующих суток).

Т.е. в Евхаристи нет никакого магизма, никакой «мистической алхимии», «механичности» (ср.: св. Феофан Говоров: «Но надо при сем иметь в мысли, что в сем умертвии греху через крещение ничего не бывает механически, а все совершается с участием нравственно-свободных решимостей самого человека». И объясняет: «Господь приступающего к Нему с покаянием и верою приемлет, прощает ему все прежние грехи и, освящая таинствами, снабжает силою препобеждать живущий в нем грех, самого же греха не изгоняет, возлагая на самого человека изгнать его с помощью даруемой ему для того благодати» (Спасение и вера... С. 52, 60).

Вот что говорят об этом святые отцы.

Св. Иоанн Златоуст: «Что такое хлеб? – Тело Христово. А чем становятся причащающиеся? – Телом Христовым». (Беседа на Первое послание Коринфянам 24:2).

По святому Кириллу Александрийскому, причастники «сотелесны и единокровны Христу».

Преподобный Симеон Новый Богослов говорит: «Все – один Христос, как единое Тело из многих членов». Т.е. причащающиеся становятся тем же Телом Христовым, в Которое прелагается и хлеб Евхаристии.

Св. Ириней Лионский: «Как хлеб, взятый от земли, после призывания над ним Бога, уже не есть обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из двух вещей: из земного и небесного, – так и тела наши, принимая Евхаристию...» (Патрология Миня. Т. 6. с. 428-429).

Св. Иоанн Дамаскин: «Так и Хлеб Общения не простой хлеб, но соединенний с Божеством (с. 223)... Очищаясь через это, мы соединяемся с Телом Господа и духом Его и делаемся телом Христовым (с. 224)... Причащением же называется [Таинство] потому, что через него мы причащаемся Божества Иисуса. А общением и называется, и по-истине есть вследствие того, что через него мы вступаем в общение со Христом и принимаем участие в Его как плоти, так и Божестве... Ибо так как мы причащаемся от единого хлеба, то все делаемся единым телом Христовым и единою кровью и членами друг друга, будучи составляющими одно тело со Христом. Поэтому да станем всею силою остерегаться, чтобы не принимать причащение от еретиков, ни давать им..., чтобы нам не сделаться учасниками превратного учения и осуждения их» (Точное изложение... 4; 13. С. 223-225).

Св. Григорий Нисский: «Хлеб... освящен вселением Слова» (Катехизическое увещание, 37 // Лампэ, 1365).

Св. Иоанн Златоуст: «Будем в таинствах обращать внимание не на внешность только... Когда Христос говорит: «Сие есть Тело Мое», то убедимся, будем верить и смотреть на это духовными очами. Христос не предал нам ничего чувственного, но все духовное, только в чувственных вещах. Так и в Крещении: через чувственную вещь, воду, сообщается дар, а духовное действие состоит в рождении и обновлении» (Толкование на Матфея. Т. 7. с. 826).

Св. Феодорит Киррский: «Назвав Телом хлеб и снова самим собою (назвав) вино, Он удостоил видимые символы наименования Тела и Крови, не прелагая природу, но приложив к природе благодать» (Лампэ, 1365). Дальше он говорит, что когда хлеб и вино приобретают спасительную силу Христову, они тем самым, становятся Телом и Кровью Его.

Св. Ириней Лионский: «Поскольку эллины, схватив рабов христиан оглашенных, употребляли потом насилие, чтобы выведать от них что-либо тайное о христианах, то эти рабы не зная, что сказать в угоду насильствующим кроме того, что слышали от своих господ, именно, что Божественное Причастие есть Тело и Кровь Христа и сами воображая, что это на самом деле есть кровь и плоть, такой ответ давали своим истязателям. Они же (эллины), принимая, что это действительно совершается христианами, внушили и другим эллинам, и мучениями заставляли мучеников Санкта и Блондину признаться в этом. И им Блондина смело отвечала словами: «Как могут допустить это люди, которые ради благочестивого подвига не вкушают даже дозволенного мяса» (Отрывок у Икумения. Соч. Иринея. М., 1871, с. 698).

Преподобный Макарий Египетский: «...причащающиеся видимого хлеба духовно будут вкушать плоть Господню» (Беседа 27. ТСЛ. 1904, с. 216. Так же, с. 28).

Св. Евсевий Кесарийский: В Евхаристии «речь идет не о той плоти, которую Он воспринял, но о таинственном Теле и Крови» (О церковном богословии. 3; 12 // Лампэ, 1356).

Освященные Дары на Литургии по-прежнему называются Хлебом. После преложения Они сохраняют все свои природные (естественные) свойства.

Католичество придало таинству Евхаристии материалистический характер, что выразилось в термине «пресуществление» (Тридентский собор: «Через благословение хлеба и вина сущность хлеба целиком изменяется в сущность плоти Христовой, а сущность вина в сущность Его крови»). По Фоме Аквинату, Евхаристия есть «убиение, заклание Христа» – immolatio Christi. Тем самым католичество, упустив главное в таинстве («халкидонское» единение с Богом Словом), обратило внимание на его оболочку, материальную сторону, исказив, впрочем, и ее. Ошибка идеи «пресуществления» состоит и в том, что Тело Христа по своей материальной сущности ничем не отличается от всех тел человеческих, как и всего сотворенного. Св. Афанасий Великий писал: «Дух Святый... отличен от единства тварного бытия» (Соч. Т.3, Сергиев Посад, 1903, с. 36-40) и потому никакого пресуществления быть просто не может. Православие с древнейших времен (см. Литургии Василия Великого, Иоанна Златоуста) употребляет поэтому другие термины – преложение (метаволи, по лат. conversio), претворение – указывающие на тайну происходящего в Евхаристии.

Митр. Вениамин Федченков в своей работе «Литургия» писал по этому поводу: «Но Боже сохрани предаваться здесь мечтательному воображению физического воззрения на Святые Тайны! Здесь все духовно, все сверхъестественно, все Божественно!».

Крещение

Спаситель, воссоздав падшую человеческую природу в Себе Самом, дал возможность и каждому уверовавшему в Него получить новую природу через особое рождение от Него. Происходит оно в таинстве Крещения, в котором верующему дается «семя Божие», семя Нового Адама – Христа, и он становится христианином, «новым творением», получившим залог Царствия Божия. Об этом Господь говорил Никодиму, пришедшему к Нему ночью: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3:5). Новое рождение существенно отличается от плотского. Если т.н. естественое рождение совершается помимо сознания и воли рождаемого, то духовное прямо обусловлено личным убеждением и стремлением человека. Поэтому вера как необходимое условие предшествует этому таинственному рождению. Само же оно является лишь семенем и началом новой жизни, нового человека, а не полнотой их.

Священное Писание и святоотеческое наследие вполне определенно говорят об этом.

 Апостол Иоанн Богослов пишет: «Всякий рожденный от Бога не делает греха, потому что семя Его превывает в нем» (1 Ин. 3:9). Апостол Петр напоминает христианам, что они – «возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живаго и пребывающего вовек» (1 Петр. 1:23).

«Крещение, – пишет преподобный Ефрем Сирин, – есть только предначатие Воскресения из ада» (Спасение и вера по православному учению. – М., 1995. С. 60. – По изд.: М. 1913).

Св. Иоанн Златоуст: «Будем в таинствах обращать внимание не на внешность только... Когда Христос говорит: «Сие есть Тело Мое», то убедимся, будем верить и смотреть на это духовными очами. Христос не предал нам ничего чувственного, но все духовное, только в чувственных вещах. Так и в Крещении: через чувственную вещь, воду, сообщается дар, а духовное действие состоит в рождении и обновлении» (Толкование на Матфея. Т. 7. С. 826).

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Уверовавший в Сына Божия... кается... в прежних своих грехах и очищается от них в таинстве крещения. Тогда Бог Слово входит в крещенного, как в утробу Приснодевы. и пребывает в нем как семя» (ЖМП. 1980. № 3. С. 67. См. Архиеп. Сергий. Православное учение о спасении. С. 238).

Св. Тихон Задонский': «Вера живая есть дар Божий, и есть аки семя некое Божественное, которое на Крещении всякому крещаемому всевается» – Т. 1. С. 71 (Спасение и вера... С. 61).

Являясь только семенем нового человека, дар Божий в Крещении не исцеляет человека автоматически от первородной порчи (первородного греха), не превращает его в Адама первозданного, бессмертного. Этот дар требует от человека возделывания поля своего сердца, подвига праведной жизни, при котором лишь Семя, став древом Жизни, даст плод свой.

Очень определенно, со ссылками на многих святых отцов пишет по этому поводу св. Игнатий (Брянчанинов): «В падшем естестве нашем не уничтожено святым крещением свойство рождать из себя смешанные зло с добром» (Т. 4. С. 369). Он же пишет: «Святой Исаак (Слово 1, 84) согласно с прочими отцами научает, что Христос насаждается в сердца наши таинством святого крещения как семя в землю. Дар этот сам собою совершен, но мы его или развиваем или заглушаем, судя по тому, какое проводим жительство. По этой причине дар сияет во всем изяществе своем только в тех, которые возделали себя евангельскими заповедями и по мере этого возделания. См. преподобный Марка Подвижника Слово о крещении, Ксанфопулов главы 4, 5 и 6» (Слово о человеке. Б. Т. № 29. С. 317, прим. 16).

Ту же мысль проводит и св. Феофан (Говоров): «Но надо при сем иметь в мысли, что в сем умертвии греху через крещение ничего не бывает механически, а все совершается с участием нравственно-свободных решимостей самого человека». И объясняет: «Господь приступающего к нему с покаянием и верою приемлет, прощает ему все прежние грехи и, освящая таинствами, снабжает силою препобеждать живущий в нем грех, самого же греха не изгоняет, возлагая на самого человека изгнать его с помощью даруемой ему для того благодати» (Спасение и вера... С. 52, 60).

«Вообще у отцов и учителей Церкви первых веков христианства мы не найдем мысли, что детям при крещении прощается грех Адамов» (Кремлевский А. Первородный грех по учению блаж. Августина Иппонского. СПб., 1902. с 88. Прим. см. АЛ. Катанский. Догматическое учение церкви о таинствах в первые три века христианства. – СПб., 1876).

Священство

В таинстве священства дар Святого Духа получает лишь достойно (т. е. с верой, благоговением и смирением) приступающий и в течение всей своей жизни «возгревающий» его (2 Тим. 1:6). В противном случае (как и в принятии любого таинства) человек («священник») остается вне этого Дара, становится неспособным (бездарным) к духовному назиданию людей, и до запрещения или снятия сана сохраняет лишь право служения (поскольку таинства совершает Сам Христос-Господь, а не священнослужитель). Святитиель Иоанн Златоуст потому говорил: Душа священника должна быть чище лучей солнечных, чтобы не отступил от нее Дух Святой.

1. Святитель Кирилл Иерусалимский: «Если лицемеришь, то люди крестят тебя теперь, а Дух не будет тебя крестить. А если пришел ты по вере, то люди служат в видимом, а Дух Святый дает невидимое» (7-е Огласительное слово к просвещаемым. Творения. Изд. Сойкина. С. 219).

2. Святитель Григорий Богослов: «Ибо многие облечены саном, да не все имеют благодать» («Не от мира сего». С. 409.)

3. Святой Серафим Саровский: «Бывает иногда так: здесь на земле и приобщаются, а у Господа остаются неприобщенными!» (Митр. Вениамин Федченков. Всемирный светильник преподобный Серафим Саровский. – Париж, 1932. С. 39).

Крещение, Евхаристия и другие таинства являются только великими вспомоществующими дарами Христовыми на пути усвоения человеком спасительных плодов Его Жертвы. Им предшествует и последует праведная (правильная) жизнь в лоне Церкви, которая только во всей силе открывает христианину славу Царства, уготованного человеку. Святитель Иоанн Златоуст говорит об этом: «Ни Крещение, ни отпущение грехов, ни знание, ни причастие таинств, ни Священная Трапеза, ни принятие Тела, ни причастие Крови, ничто другое из этого не в состоянии будет нам помочь, если не имеем жизни правой и удивительной, и свободной от всякого греха» (Цит. по: Сергий (Страгородский), епископ. Православное учение о спасении. С. 222).

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com