ХРИСТИАНСТВО

 ----картинка линии разделения----

 

Христиане, одни православные христиане, и притом проведшие земную жизнь благочестиво или очистившие себя от грехов искренним раскаянием, исповедью пред отцом духовным и исправлением себя, наследуют вместе с светлыми Ангелами вечное блаженство

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

 

ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

---картинка линии разделения---

Наставление христианам

Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут, но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или «что пить?» или «во что одеться?» потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы (Мф.6:10-34). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Лука

Апостол Лука 

---картинка линии разделения---

Первые христиане

Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев. Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу. Дошел слух о сем до церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию. Он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем, ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святаго и веры. И приложилось довольно народа к Господу. Потом Варнава пошел в Тарс искать Савла и, найдя его, привел в Антиохию. Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами (Деян.11-19-26). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

---картинка линии разделения---

В последние времена почти все оставят тесный путь, почти все пойдут по широкому

Не странно, что чудеса антихриста будут приняты беспрекословно и с восторгом отступниками от христианства, врагами Бога, врагами истины... Достойно глубокого внимания и скорби то, что чудеса и деяния его приведут в замешательство и самих избранников Божиих.

Вначале антихрист явит себя кротким, милостивым, исполненным любви и всякой добродетели, признают его таким и покорятся ему, по причине возвышеннейшей его добродетели, те, которые считают правдой падшую человеческую правду и не отреклись от нее ради правды Евангелия.     

Движимые духом антихриста отвергают Христа, они приняли антихриста духом своим, вступили в общение с ним, подчинились и поклонились ему в духе, признав его своим богом.

В последние времена почти все оставят тесный путь, почти все пойдут по широкому. Из этого не следует, что широкий потеряет свойство вводить в пагубу, что тесный сделается излишним, ненужным для спасения. Желающий спастись, непременно должен держаться тесного пути, завещанного Спасителем.     

Преподобный Ефрем Сирин сказал о положении тех, которые займутся исканием живого слова Божиего во времена последние. Они будут... проходить землю от востока к западу и от севера к югу, ища такого слова - и не найдут его.     

Священное Писание свидетельствует, что христиане, подобно иудеям, начнут постепенно охладевать к Откровенному учению Божию. Они начнут оставлять без внимания обновление естества человеческого Богочеловеком, забудут о вечности, все внимание обратят на свою земную жизнь... Такому направлению Искупитель, искупивший человека для блаженной вечности, чужд. Такому направлению свойственно отступление от христианства... В ослаблении христианства будет участвовать монашество: член тела не может не принять участия в немощи, поразившей все тело... Когда христианство до крайности умалится на земле, тогда окончится жизнь мира. 

"И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали"   

Христиане, одни православные христиане, и притом проведшие земную жизнь благочестиво или очистившие себя от грехов искренним раскаянием, исповедью пред отцом духовным и исправлением себя, наследуют вместе с светлыми Ангелами вечное блаженство. Напротив того, нечестивые, т.е. неверующие во Христа, злочестивые, т.е. еретики, и те из православных христиан, которые проводили жизнь в грехах или впали в какой-либо смертный грех и не уврачевали себя покаянием, наследуют вечное мучение вместе с падшими ангелами.

 

----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич  

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

Сущность христианства

Сколько раз в жизни каждому из нас задают вопрос – что такое православие и вообще христианства? Мы все пытались на него ответить, но никакого стандартного однозначного ответа не существует. И все же надо каждый раз пытаться осмыслить основные черты.

Хочу вам напомнить, что богословие в христианском смысле – принципиально отличается от того смысла, которое оно имело до этого (в языческую), и от того, чем оно стало спустя примерно 1000 лет и дальше. Напомню, что как до христианства, так и со 2-го тысячелетия, как речь – сначала о богах, потом – о Боге.

И вот пишут толстенные монографии – кто о чем, книги огромные – «суммы теологии», и у нас тоже – кандидатские, докторские, магистерские – пишем, пишем, говорим. Выражаясь древним языком, все это – слова о богах.

Христианское же понимание богословия – совершенно другое, совсем не о том. Смысл слова «теология» - это «богопознание», при этом под знанием разумеется не понятийное описание того, о чем говорим, а непосредственное опытное вкушение, опытное переживание.

Это как я раньше был за границей, приезжаю и говорю студентам – вы знаете, что такое киви? Это такой плод – зелененький, а на вкус такой… Поняли? – Они говорят – нет, ничего не поняли. Вот так же можно говорить и о Боге.

Христианское же понимание богословия – совсем другое. Слово «познание» или «знание», которым можно перевести вторую часть слова теология – это значит «соединение», и соединение воедино. То есть не такое соединение, чтобы получилось что-то средне-неопределенное, а такое, чтобы каждая из соединяющих частей сохраняла полноту своей индивидуальности. И в этом соединении происходит полноценное познание. Я беру яблоко и ем – теперь я знаю, чем отличается антоновка от какого-нибудь аркада желтого. А описывать и писать огромные труды – можно, но никто так и не поймет, чем отличается антоновка от другого сорта яблок.

Так вот, теология – это богопознание, которое предполагает еще соответствующие условия этого познания со стороны человека, при соблюдении которых он становится способным к переживанию, опытному познанию Бога.

Особенно часто Великим Постом поют в храме – вкусите и видите, яко благ Господь. Вкусите.

Всю жизнь можно писать и говорить о Боге, и остаться без Бога

А чисто рациональное познавание, процесс познания, носящий информативный характер – не дает возможности вкушения. Всю жизнь можно писать и говорить о Боге, и остаться без Бога. Всю жизнь писать о вкусе какого-нибудь киви, и ни разу не попробовать киви. Это страшная подмена, ужасная, жуткая.

Исторически эта подмена возникла на западе, т.к. там появились первые университеты, а затем перешло и к нам. И мы живем этим.

Что же христианство говорит нам о двух составляющих – о Боге и о человеке? Иногда еще говорят – мир, но ведь человек – и есть микрокосмос, он же и есть сосредоточие тварного мира.

Здесь есть разные подходы к рассмотрению этой темы.

Можно рассмотреть такой вопрос – что ищет человек в своей жизни, к чему он стремится, каков смысл человеческой жизни? Этот вопрос касается души каждого человека. А если у человека безразличие к этому вопросу – то это уже животное отношение к жизни (интерес только к тому, что необходимо для пропитания – хлеба и зрелищ, а его даже не беспокоит мысль, зачем он живет, не пытается осмыслить жизнь).

Здесь мы встречаемся с двумя принципиально разными ответами – когда атеизм говорит – верь, что тебя ожидает вечная смерть, ибо нет Бога, души и бессмертия – и религия, которая говорит – нет, тебя ожидает веч. жизнь, ибо есть Бог и душа, и вечность.

Итак, первое для понимания сущности христианства – это то, что христианство, как ни одна другая дохристианская религия с полной силой утверждает: человек, ты как личность – бессмертен, тебя ожидает вечность, и ты должен поэтому понять, осмыслить, зачем ты здесь живешь, что ты здесь должен сделать.

Я назвал два ответа. На самом деле есть и другие ответы на вопрос о смысле жизни, но все эти ответы будут бессмысленны. Какой смысл в атеизме, когда ты живешь только один раз, неизвестно, что тебя ожидает в следующую минуту, и ты не знаешь, когда ты покинешь землю? Какой смысл в этой жизни?

Жить для последующих потомков? А чем они лучше, вдруг они еще хуже? И притом, они так же смертны. Человечество смертно как биологический вид. Человечество поэтому исчезнет с лица земли как биологический вид.

То же самое – немногим отличается и агностицизм, который говорит – мы ничего не можем знать. Этим часто бывают заражены интеллигенты. Рафинированные умы, привыкшие ко всему относиться гиперкритически и в результате остающиеся ни с чем. Решение вопроса они видят в жесткой чистой логике. И действительно, с точки зрения чистой логики, не учитывая того, что возможен другой мир и другое познание – человек приходит к агностицизму.

Но в чем ошибка агностицизма – он решительно не принимает в расчет гигантский религиозный опыт. Он просто его категорически отвергают. Но за такое отвержение ученого нельзя одобрить, ведь наука строится не только на теориях, но та тех теориях, которые подтверждаются фактами, и факт является подтверждением истинности или ложности той или иной теории. Агностицизм же отвергает весь религиозный опыт, и утверждая, что мы ничего знать не можем – расписывается в том, что он ничего знать не хочет.

Индуистские системы мысли – здесь страдают тем, что человек рассматривается как какой-то элемент, песчинка, заброшенная в этот мир, которая призвана раствориться в бесконечном океане брахмана. Личность растворяется. И чем же это отличается от атеизма? Есть ли там Бог? Ну, хорошо, есть там брахман, но это такой океан духа, в котором личность уничтожается и растворяется.

Как же христианство отвечает на вопрос о смысле человеческой жизни?

Христианство утверждает две, на первый взгляд, чуть ли не взаимоисключающие вещи.

С одной стороны, оно утверждает, что человек – богоподобное существо, он есть бог, хотя и не само-сущий в бытии, но по тем свойствам и по назначению – человек поистине является богом. Он призван к бесконечному развитию своей личности. Спасение – это не исчезновение, а есть полное максимальное раскрытие тех богоподобных свойств и того личностного начала, которое присуще человеку. Это утверждение – лишь расшифровка библейских слов «сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему». Духи же – лишь служебные существа, они ниже человека по своей природе – все духи, и падшие, и святые. Только человек имеет возможность богоподобного бытия.

Вот какая цель указывается человеку, вот куда должна быть направлена деятельность человеческой личности. А обратите внимание, сколько сил затрачивают люди, чтобы стать, например, олимпийским чемпионом – это же такие подвижники, что очень редкие христианские подвижники с ними сравнятся – только может быть, очень древние египетские, скажем, подвижники. Мне однажды один рассказывал из сборной России – там на грани человеческих возможностей, люди не выдерживают. И сколько труда, сил, сколько риска! – чтобы получить олимпийскую золотую медаль.

Христианство говорит – это все пройдет, всех чемпионов забывают, они интересны только в данный миг, а потом выходят другие и достигают еще большего. А христианство предлагает вечную немеркнущую славу богоподобия человека. Эта жизнь является только условием, здесь человек только тренируется, сдает только экзамены, показывает – способен ли он без вреда для себя принять будущую славу, величие, познание. Вот первый человек – оказался не способен, увидев величие себя в богоподобной славе.

С другой же стороны – в то же время христианство утверждает нечто не менее сильное, но прямо с противоположным знаком. Оно говорит, что человек в нынешнем его состоянии, которое принимается нами как естественное состояние – на самом деле является глубоко больным. Мы находимся в состоянии смертной, смертельной болезни. Нет человека, который бы не умер. С самого начала бытия – он уже приговорен к смерти. И вот на фоне этой смерти – как можно оценить саму эту жизнь? Для атеизма это просто картина мрака, пессимизма и отчаяния, или – закрыв глаза, бросается в пир во время чумы. Христианство же говорит – человек – это глубоко больное существо, и налицо доказательства – попробуйте тронуть любого воспитанного, интеллигентного, многознающего, культурного человека, задеть его самолюбия – и увидите, что с ним происходит. Посмотрите на полемику в газетах, журналах, даже в церковной прессе – где там благодарность, где культура – что вы? А заседания парламента, до чего там доходит? – до рукопашных потасовок.

Вспоминаются слова – если свет, который в тебе – тьма, то какова же тьма?

Поэтому то, что мы ненормальны – это факт. Даже человек высшего социального слоя – все равно себя так ведет. Здесь и зависть, и лукавство, и подхалимство – это нормальные качества человека? Конечно, все признают, что это нельзя назвать нормой и нормальным.

И христианство называет это болезнью, повреждением, падением, искажением человеческой природы – искажение, которое произошло в человеке. Это беда. Христианство говорит, что эта смертность, тленность, страстность, зависимость от всех внешних условий – все это свидетельствует о плачевном состоянии человеческой природы.

И вот насколько серьезно расходятся оценки человека в христианстве и в не христианстве (или можно назвать это гуманизмом). Гуманизм воспевает человека в этом состоянии, восхваляет его страсти. Христианство называет это болезнью, смертельной болезнью.

Как же быть? Что же предлагает мир и христианство в решении этой проблемы?

Гуманизм – все надеется, что с помощью революций, в т.ч.кровавых, с помощью реформ, социальных преобразований бесконечных – создать такие внешние условия жизни человека – он достигнет максимального благоденствия. Какое благоденствие? – благоденствие аскариды, которая живет в желудке и купается в изобилии всех благ!

Могут возмутиться и сказать, что человек имеет еще культурные потребности, эстетические – а чем они отличаются? Вся суть, идеал – в этом, в наслаждении. Чем наслаждаться – неважно. И при этом наслаждение носит временный, сиюминутный характер, ускользающий, уходящий.

Гуманистич. решение этого вопроса удивляет своим безумием. Человек бьется, производит кровавые перевороты, уничтожает все и вся – ради неминуемой смерти. И революционеры, и их жертвы – все давным-давно ушли. Ради чего же столько злобы и крови?

Гуманизм все надеялся, что через столетие-два – и человечество преобразится. А о чем сказала история? – каждый век количество трагедий и общий масштаб их увеличивается на порядок. ХХ век залил мир таким количеством крови и страданий, которого еще не было в истории человечества.

В чем ошибка? Преобразовывают социальную действительность, политическую систему, государственного устройства – как будто дело в этом. А дело в человеке. Кто губит природу, какое животное? – ни одного не найдете. Губит только человек. Вся суть в человеке, в его состоянии.

Теперь понимаете, почему Христос не родился императором – никакие внешние изменения преобразования не дадут блага на земле, это безумие. Преобразование должно совершаться т.в человеке, только в нем. Дух творит себе формы, духом обладает человек. Пока он грязный, отвратительный и бесовский – не ожидайте, что наступит благо на земле. Нет этого и быть не может. Только чистый и святой дух человека может создать то, о чем мечтают люди.

Я пока говорю только о человеческой стороне. Да, надо изменить человека, надо сделать его святым. На это скептик резонно заметит (тот, что слева стоит) – да, но как этого достичь? Вы что, хотите победить природу человека?

Апостол Павел пишет – бедный я человек! Кто избавит меня от этого тела смерти? Я делаю не то, что хочу, а то, что ненавижу! Я делаю то, что противно даже моему естеству, ловлю себя на этом. И, увы, не могу с собой справиться. Что же тогда делать?

И перед лицом этой проблемы становится очевидно, что человеческих средств для спасения нет.

Выход только один – если есть Бог, то только Он может что-то сделать.

И очень важно осознать, что без решения этой проблемы (на христианском языке она называется спасением), которая стоит перед всеми – например, она может называться спасение от войн, от кризисов, от эксплуатации, или даже от смерти – какие колоссальные усилия предпринимаются, чтобы решить проблему старости, проблему смерти, ищут ген старости.

И мне кажется, что возможно, перед вторым пришествием Христа откроют этот ген старости, и этот человечек, который его найдет – всех крепко надует. Ведь чего человек не отдаст за свою жизнь? – все отдаст, все возьмите, только оставьте меня живым. Возьмите все на свете! Что отдали бы цари и богатые люди, только бы не умереть! Вот тот рычаг, который найдет точку опоры и перевернет человеческое сознание! Пусть даже бессмертия не будет – но за обещание бессмертия большинство людей продадут все, и самое главное – объявят спасителем его и отрекутся от Христа.

Я не сомневаюсь, что это будет, и что вы до этого времени доживете. Все газеты и СМИ будут кричать – вот он, гений человечества, вот спаситель, наконец, объединил все народы, наконец, все гигантские средства идут на мирные цели, а не на военные, наконец мы будем ходить в туалеты из чистого золота! – какое счастье. И т.д. И самое главное – всем верным своим людям он будет даровать бессмертие. Кто устоит?

И действительно его объявят спасителем. Ведь Христос ни от чего не освободил – ни от рабства, ни от эксплуатации, ни от несправедливых гос. структур, ни от болезни – а тут медицина чего достигнет – ни от смерти – а тут вам бессмертие даруется – здесь, а не в заоблачных потаенных областях и высотах.

Итак, первое, что утверждает христианство – что нужен Бог Спаситель, Кто нас освободит не от внешних перипетий жизни, а Который сделает возможным исцеление человеческой природы. Христианство утверждает, что Своим Крестом и Воскресением Господь воссоздал в Себе Самом воспринятую человеч. природу, исцелил ее от тленности и смертности (от неукоризненной страстности). И в Воскресении мы видим, что природа человеческая стала другой. Восстановив эту природу в Себе, Господь дал путь, средства – чтобы мы уже здесь имели возможность приобщения к этой природе. Это приобщение является залогом того, что все те, кто приобщился к ней – так же воскреснут и получат истинное бессмертие. В этом плане сущность христианства – в Жертве Христовой, во Христе.

Поэтому христианство в корне отличается от всех др.религий, где основатель дает религии только свое имя, самое большее. Он является просто учителем, помогает (если помогает) людям исправиться. Его можно легко заменить др.лицом, кем угодно. Вместо даже Моисея мог бы Иисус Навин то же самое возвестить. Вместо Мухаммеда – другой пророк, и т.д. Т.е. основатель дает учение, открывает людям нечто, необходимое для их спасения.

В христианстве же – не то. Христос тоже Учитель, но самое главное – Его Жертва, Крест. И здесь никто не может заменить Христа, никакой пророк. И главное в христианстве – не учительство и не открытие новых истин, а Жертва, в результате крой Он воскресил, исцелил, изменил человеческую природу, сделал ее нетленной, бессмертной, бесстрастной.

Его Воскресение свидетельствует и о том, что Он – первенец из мертвых, и за Ним последует множество других. Поэтому Христос – действительно Спаситель.

Но с течением времени в истории сущность этой Жертвы приобрело два различных понимания. Одно – то, о чем я вам сказал, что это исцеление природы. И другое – которое возникло на западе, когда началось отделение РКЦ от восточной, с развитием схоластики – там появился совсем другой смысл – кстати, тот смысл, который был присущ иудео-языческому сознанию.

В иудео-языческом сознании Бог – это существо, которое можно умилостивить, а можно и прогневать. Он может ниспослать свои дары, а может и покарать. Так вот, в Жертве Христовой совершилось удовлетворение правосудию Божию за грехи человечества – говорит западное богословие. Даже не Богу, а правосудию. Эта точка зрения называется часто юридической, и основное внимание обращается здесь на снятие вины, на избавление от наказания (как бы избавиться от виновности, от наказания). Отсюда – из примерно десяти слов в Писании, характеризующих Жертву Христову, католицизм обращает внимание более всего на слово «искупление, выкуп», а протестантизм – на понятие «оправдание». Христос выкупает – но у кого? У Бога Отца? – Григорий Богослов пишет – у кого, у диавола? – это безумно. – У Бога Отца? – Да разве Отец любит меньше, чем Сын? – Но запад этого не видит, там удивительный горизонтализм и материализм мышления, как бы избавиться от вины и наказания.

Православие же указывает, что суть Жертвы Христовой – это исцеление природы человеческой, а не избавление от вины и наказания. Так, когда болен человек, а мы ему скажем – мы прощаем тебя за твой грех – а он скажет – да мне не прощение нужно, а исцеление.

В. Лосский пишет: «Само понятие искупления носит чисто юридический характер. Это выкуп раба. Юридической является и тема посредника, Крестом соединившего человека с Богом. Это значило бы создавать между Богом и человечеством недопустимые правовые отношения».

Сущность же православия – в вере в то, что Господь исцелил природу человека, воссоздал ее Своими страданиями, и дал возможность нам приобщаться этой новой природе.

Другой момент очень важный, когда говорим о сущности православия – что в Евангелии очень мало догматических истин, о них практически ничего не говорится, а все внимание направлено на изменение нравственного духовного состояния человека. Все догматические истины – являются служебными, а не главными. Цель благовестия Христова – в том, что Господь Своим подвигом дал нам возможность не напрасно трудиться, этот труд необходим, мы понимаем теперь, что это дает. Но цель Евангелия – в изменении жизни человека.

А то, что мы занимаемся с вами догматическими тонкостями – для того лишь, что будущий священник должен, естественно, знать побольше, чем другие. На самом же деле этого надо гораздо меньше, никакими этими тонкостями нечего и заниматься. Ириней Лионский указал причину того, что занимаются этим – «злоба еретиков только понуждает нас говорить о тех вещах, о которых лучше было бы молчать».

Действительно, суть христианства для человека состоит не в правильном знании – филиокве или без филиокве – а в правильной жизни.

Да, есть вещи непоколебимые – Господь Иисус Христос есть Бог и Спаситель, и Троица нам для того и открыта, тайна Божества – что Она Триипостасная – есть вещи, которые надо знать, но их немного. А все внимание должно обращаться на исправление жизни. Почитайте Евангелие, Апостол – все внимание направлено на это.

И мы сталкиваемся с таким вопросом – какая же должна быть жизнь, что является главным в этой жизни, какие опасности подстерегают человека в этой жизни?

Мы об этом поговорим, когда будем говорить о неверных трактовках христианства.

А христианство предлагает здесь нечто такое, что по сравнению с прочими религиями, если их можно назвать религиями – то христианство можно назвать антирелигиозной религией. И мы увидим, что все догматические истины – антирелигиозны по отношению к другим религиям, носят совершенно др.характер.

Например, христианское учение о нравственности и духовных условиях спасения – ни в одной религии вы никогда не найдете того, чтобы в рай допустить разбойника, да еще не просто допустить, а он первым пошел в рай. Более возмутительного нельзя и придумать! А Закхей – этот вор и обманщик – ныне пришло спасение дому сему. А фарисей и мытарь? А сцена с женщиной известного поведения? – Во всех религиях спасаются праведники! Христианство же что говорит – ужасное.

Христианство открыло нечто, о чем другие религии никогда не предполагали и не знали, в чем суть спасения, суть состояния человеческой души, которое делает человека способным к принятию Бога.

Это нечто беспрецендентное в истории религии.

Принадлежность Церкви – бывает внешняя и по существу.

Человек причащается Телу Христову и принадлежит Церкви только в той мере, в какой он искренне верует и искренне готов изменить свою жизнь. Поэтому на исповеди и читается молитва: «Примири и соедини их Твоей Церкви».

 

 ----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com