СВЯТИТЕЛЬ ИННОКЕНТИЙ (СМИРНОВ) ПЕНЗЕНСКИЙ 

 ----картинка линии разделения----

 

СВЯТИТЕЛЬ ИННОКЕНТИЙ (СМИРНОВ) ПЕНЗЕНСКИЙ

 

---картинка линии разделения текста---

 

Для удрученного отчаянием и бесчисленными скорбями естества человеческого  «сокровенный сердца человек», зачинаемый и рождаемый в сердце, есть врачевство и утешение, чаяние всей видимой твари (Рим. 8:19-21), решительное стремление познавать и исполнять волю Божию и «цель искупления» нашего. Чтобы полнее изъяснить, каким образом новый человек зачинается и рождается в сердце, нужно раскрыть: возможность его зачатия и рождения; понятие о Зачинающем и Рождающем; самое действие зачатия и рождения.

Сердца всех людей, заключенных под грехом, могут быть открыты для зачатия и рождения в них нового, сокровенного человека, в каком бы состоянии они ни находились: неведения, как язычники (Деян.17:30), или нерадения, или неправоты, или рабства, или лицемерия, или самопрельщения, или ожесточения, и даже отчаяния. Возможность такого зачатия и рождения явствует из свойства благодати Божией, преизбыточествующей при умножении греха (Рим.5:20); из свойства духовного зачатия, которое объясняется в Св. Писании через уподобление огню, все истребляющему, и молоту, стирающему камни (Иер.23:29; Евр.12:29), узким вратам и тесному пути, вводящему в жизнь (Мф.7:13); из свойств плотского человека. Ибо никто до кончины своей не нисходит в совершенную глубину отчаяния; луч надежды не погаснет до тех пор, пока в жизни, подверженной переменам, остается еще возможность исправить и изменить собственное произволение.

«Сокровенного сердца человека» как сам человек без Бога родить не может, так и Бог без человека. Иными словами, для рождения его необходимо взаимное содействие как со стороны Божией, так и со стороны человека. Это должно заключать из того, что возрождение приписывается то Богу, то самому человеку; равно как необходимая для возрождения вера, приписывается человеку, а между тем она есть дар Божий. или обращение есть дело Божие, и вместе — человеческое. Разница в том, что в зачатии и рождении сокровенного сердца человека Бог участвует первоначально, деятельно, положительно, а человек — второстепенно, подчиненно, отрицательно. Такое взаимное содействие со стороны Бога и самого человека при зачатии и рождении сокровенного сердца человека можно видеть в притче о блудном сыне (Лк. 15:11-32). В ней со стороны человека представляются: некоторое предварительное познание о Боге, прекращение рассеянности, или возвращение ума к себе от вещей внешних, познание преизобильной благости Божией; сознание собственной немощи и отчаянного положения, которое происходит со стороны его самого, ближних, животных и вещейнеобходимо нужных; отклонение воли от настоящего бедственного положения и обращение к лучшему, или твердое намерение такого обращения; признание грехов, или искреннее покаяние, осуждение, уничижение самого себя, желание возвратиться к Богу, несмотря ни на какие препятствия; сыновние молитвы к Богу, соединенные с отвержением самого себя; сыновняя покорность Богу, надежда и постоянная любовь к Нему. Со стороны Бога в этой притче представляются: предварительное возбуждение человека, милосердие к нему, исхождение ему навстречу; неизменяемая Отеческая любовь; приглашение Ангелов к служению ему; изнесение и дарование ему даров: одежды, уготованной Христом, т.е. заслуг Его, перстня — печати искупления, сапог — духовного хождения и евангельского благовествования.

Само действие, по которому «сокровенный сердца человек» зачинается и рождается, поистине есть тайна, ибо через него в сердце человека зачинается «царствие Божие» (Лк. 17:20,21), которое находится во власти единого Бога Отца, в любви Сына Его и в воле Духа Святого. Впрочем, Св. Писание не оставляет этой тайны без возможного объяснения, называя ее обращением от себя к Богу (Иез.18:30), восстанием от сна (Еф.5:14), воскресением из мертвых (Рим.6:4), или собственно совершенной преданностью Иисусу Христу, соединенной с трепетом и ужасом, твердой решимостью любить ближнего и любовью ко Христу, без которой нельзя любить ближнего. Отсюда видно, что зачатие и рождение нового человека сопряжены с различными чувствованиями, потрясающими поврежденное естество человека. Главные же из них — это чувствование скорбей, свойственных поврежденному естеству, чувствование духовной сладости по причине уврачевания духовных болезней или восстановления духовной жизни, и чувствование силы духовной, которая даруется сердцу, принимается им и становится, так сказать, душой душии сердцем самого сердца.

«Богословие деятельное»

 

 

ЖИТИЕ

День памяти: 10(23) октября

Святой Иннокентий, в миру Иларион, родился 30 мая 1784 г. в г. Павловом Посаде Московской губернии в семье причетника Димитрия Егорова. В 1806 г. окончил Свято-Троицкую лаврскую семинарию. За мягкость и кротость характера получил в семинарии фамилию Смирнов. Еще во время обучения (с начала 1805 г.) начал преподавательскую деятельность. 10 августа 1809 г. назначен префектом семинарии. 13 октября того же года (в 25 лет) митрополитом Московским Платоном (Левшиным, †1812) пострижен в монашество с именем Иннокентий в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. В августе 1810 г. назначен игуменом Николо-Угрешского монастыря Московского уезда, а 14 октября того же года — Знаменского монастыря в Москве. В 1811 г. его назначают бакалавром Церковной истории в Петербургской Духовной Академии. В июне 1812 г. возведен в сан архимандрита, год спустя ему поручают должность инспектора семинарии, а в сентябре 1813 г. св. Иннокентий был утвержден ректором и профессором Петербургской Духовной семинарии с оставлением за ним кафедры церковной истории Духовной академии.

В 1814 г. он становится цензором издаваемой духовной литературы и настоятелем Троице-Сергиевой пустыни. Проповеди отражают незаурядный дар проповедника, впоследствии собрание его сочинений выдержало два издания. Владея в совершенстве как современными европейскими, так и древними языками — еврейским, греческим и латинским, св. Иннокентий изучил первоисточники, в результате чего вышел первый отечественный труд «Начертание Церковной истории от Библейских времен до XVIII века». Св. Синод издал этот труд как пособие для духовных школ; впоследствии он только в XIX в. выдержал 7 изданий. Кроме того, перу святого принадлежат книги «Христианское нравоучение, или Богословие деятельное», «Изъяснение Символа веры», «Опыт изъяснения на первый и второй псалмы» и другие. Впоследствии ему была присуждена степень доктора богословия, он был награжден драгоценным наперсным крестом, орденами св. Владимира II ст. и св. Анны II ст.

В 1815 г. был избран директором Петербургского комитета Российского Библейского общества и введен (вместе со св. Филаретом (Дроздовым), с которым св. Иннокентия связывала тесная дружба) в состав комиссии, под руководством которой осуществлялся перевод Библии на русский язык. В 1816 г. определен настоятелем первоклассного Новгородского Юрьева монастыря. Будущий епископ отличался крайней нестяжательностью. К тому времени о. Иннокентий, несмотря на слабое здоровье, практикует подвиги аскетизма (носит власяницу) и совершает умное делание. Способности, известность, деятельность Иннокентия обещали ему широкий путь, но Господь сподобил ревностного раба Своего завершить свою жизнь не в славе, а в скорбях, понесенных за истину.

В 1818 г. цензор архимандрит Иннокентий допустил к печати книгу «Беседа на гробе младенца о бессмертии души», резко обличавшую лжемудрствования, так называемого, «внутреннего христианства» — учения с направлением нездорового мистицизма и очень часто шедшего вразрез с Православием, но широко распространенного в высших слоях общества. Приверженец этого учения, обер-прокурор Святейшего Синода князь А.Н. Голицын организовал травлю автора и цензора книги. Архимандрита Иннокентия обвинили в том, что по его неосмотрительности в печать попала книга, стремящаяся «истребить дух внутреннего учения христианского». 6 января 1819 г. на «Беседу…» был наложен запрет. Лишь шесть лет спустя после смерти Владыки он был окончательно оправдан, а «Беседа…» св. Филаретом, митрополитом Московским, вновь разрешена к печати. Св. Иннокентий предвидел, что он, как «сор петербургский», должен быть «выброшен из Петербурга». Предполагалось назначение его епископом Оренбургским и Уфимским, что было крайне опасно для здоровья болящего подвижника, но по ходатайству св. Филарета (Дроздова) и петербургских почитателей св. Иннокентия, учитывая слабое его здоровье, кафедру заменили на Пензенско-Саратовскую.

27 февраля 1819 г. состоялось наречение, а 2 марта хиротония святителя. Чуть более полугода Владыка Иннокентий пробыл епископом Пензенским и Саратовским (из них лишь три месяца прожил в своей епархии), но за это время стяжал такую любовь пасомых, что впоследствии всегда считался лучшим Архиереем Пензенским. Люди любили его за исключительную духовность. Свет Христов освещал не только пастырскую деятельность Владыки, но и все его существо, все поступки, слова. Он преображался при совершении Божественной Литургии, часто слезы прерывали его поучения, и вместе с ним плакал весь храм. В начале августа Владыка Иннокентий прибыл в Саратов, где произнес в кафедральном соборе проповедь на слова Псалмопевца «Возвеличим Господа со мною».

Внешне святитель Иннокентий был похож на св. Димитрия Ростовского, но когда ему говорили об этом, он всегда отвечал: «Не великое дело иметь сходство по наружности. О, если бы благодать Божия сподобила приблизиться к нему по духу». Накануне смерти Владыке, как он рассказывал своему келейнику, было видение: «Казалось мне, что небеса отверзлись. Двое светлых юношей в белых одеждах, слетев с высоты, предстали предо мной и, с любовью смотря на меня, взяли меня, немощного, и вознесли с собою на небо. Сердце мое исполнилось несказанной радости, и я пробудился». 10 октября 1819 г. После соборования и причащения Владыка Иннокентий отошел к Тому, Кого любил более всего. Его последними словами были слова 54-го псалма: «Аз же, Господи, уповаю на Тя».

Праведник был погребен под Казанским приделом Спасского кафедрального собора г. Пензы. В конце XIX века началась подготовка канонизации Владыки, было составлено его житие, но большевистский переворот прервал эту работу.

В 1990-е годы в Пензенской епархии был возобновлен сбор материалов к прославлению святителя, 3 сентября 1998 г. были обретены его святые мощи, а 20 августа 2000 г., по завершении Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, святитель Иннокентий был причислен к лику святых для общецерковного почитания.

Источник: Информационно-аналитический портал «Православие и современность»

 

----картинка линии разделения----