ИСКУШЕНИЯ – ЧТО ЭТО?

----картинка линии разделения----

 

Всякая скорбь изобличает уклончивость нашей воли: она то вправо уклоняется, то влево. Поэтому всякая случающаяся скорбь и называется «искушением», она «искушает» людей, выявляя их скрытые желания. 

Авва Марк

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

----картинка линии разделения----

Значение искушений для человека

Естество твое сделалось удобоприемлющим в себя страсти, много искушений в настоящем мире, и не далеко от тебя зло, но источается оно внутри тебя и под ногами твоими. Не сходи с того места, на котором стал, когда соизволит Бог, освободишься от сего. Как близки между собою веки на глазах, так искушения близки к людям; и Бог предустроил сие премудро для пользы твоей, чтобы ты постоянно ударял в дверь Его, чтобы страхом скорбного всевалось памятование о Нем в уме твоем, чтобы к Нему приближался ты в молитвах и освящалось сердце твое непрестанным памятованием о Нем. И когда будешь умолять, услышит тебя, и уразумеешь, что избавляющий тебя есть Бог, и познаешь Создавшего тебя, Промышляющего о тебе, Хранящего тебя и Сотворившего для тебя два мира: один - как временного учителя и наставника, другой - как отеческий дом и вечное наследие. Бог не сотворил тебя недоступным прискорбному, чтобы ты, возжелав быть Богом, не наследовал того же, что наследовал бывший первоначально денницею, а впоследствии, за превозношение, ставший сатаною. А также не сотворил тебя неуклонным и неподвижным к страстям, чтобы не соделаться тебе подобным естеству неодушевленных тварей, и чтобы доброе в тебе не осталось для тебя безвыгодным и не заслуживающим награды, как естественные скотские преимущества в бессловесных. Ибо всякому легко уразуметь, сколько рождается пользы, благодарения и смирения от того, что изощрены против тебя сии жала.

Посему явно, что в нашей воле подвизаться в добре и уклоняться от худого и что нам усвояются проистекающие от того и честь, и бесчестие. Постыждаемые бесчестием, мы боимся, возбуждаемые же честию, приносим благодарение Богу и простираемся к добродетели. Бог умножил сих пестунов, чтобы ты, освободившись от них, соделавшись недоступным для скорбей и став выше всякого страха, не забыл Господа Бога твоего, не уклонился от Него и не впал в многобожие, как многие, которые, хотя были подобострастны тебе и поражаемы такими же горестями, в одно мгновение времени, по причине временной и малозначительной власти или здоровья (в сирийском тексте: «по причине некоторого богатства, кратковременной власти и малого красноречия»), не только впали в многобожие, но и себя самих дерзнули несмысленно именовать богами. Посему-то Бог попустил быть тебе в скорбях. А иногда попускает и для того, чтобы ты, уклонившись, не прогневал Его, и чтобы Ему, подвергнув наказанию, не истребить тебя от лица Своего. Не буду говорить о нечестии и о прочих хулах, порождаемых благоденствием и небоязненностию жизни, когда и сказанного пред сим не осмелится иной выговорить (в сирийском тексте: «даже если вышеупомянутый грех не будет совершен»). Посему-то страданиями и страстями Бог умножил в сердце твоем памятование о Нем, и страхом противного побудил тебя приступить ко вратам Его милосердия, и избавлением от сего всеял в тебя любовь к Нему, вложив же в тебя любовь, приблизил тебя к чести усыновления и показал тебе, сколь богата благодать Его. Ибо откуда узнать бы тебе такую Его промыслительность и благопопечительность, если бы не встретилось тебе ничего противного? Поэтому любовь к Богу всего более может быть умножаема в душе твоей сим именно, т.е. уразумением дарований Его и памятованием о преизбытке промышления Его. Все сии блага порождаются для тебя горестями, чтобы научился ты благодарить. Итак, памятуй о Боге, чтобы и Он всегда памятовал о тебе, и, памятуя, Он спасет тебя, и приимешь от Него всякое блаженство. Не забывай Его, паря мыслию в суетном, чтобы и Он не забыл тебя во время браней твоих. Будь послушен Ему в изобилии своем, чтобы в скорбях иметь пред Ним дерзновение в сердечной и постоянной к Нему молитве.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никодим Святогорец

Преподобный Никодим Святогорец

----картинка линии разделения----

В чем причина искушений, какова от них польза…

Из аввы Марка

Братья! Никакое из случающихся с каждым из нас искушений не бывает несправедливым, но все происходит по праведному суду Божию. Одни страдают из-за собственных зол, другие - из-за ближнего. В Писании говорится, что нас окружает несправедливость, а вся справедливость у Господа, и все решения - от Него. И еще: Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6:7).

Именно об этом думал святой Давид, когда Семей (2 Цар. 16:11-12, 3Цар.2:39-40) его притеснял по воле Божией. Он признался, воскликнув, что терпит скорбь ради правды Божией. Об этом он сказал и в Псалме: Знаю, Господи, что суды Твои праведны и по справедливости Ты наказал меня (Пс. 118:75). И еще: От всех беззаконий избавь меня, не предавай меня на поругание безумному. Я стал нем, не открываю уст моих, потому что Ты соделал это (Пс. 38:9-10).

Исайя, Иеремия, Иезекииль, Даниил и другие пророки предсказывали народу Божию и языческим народам будущие события, всякий раз объясняя, что они происходят за грехи. Пророки сразу раскрывали причины любого бедствия и всегда заранее предупреждали: за то, о чем вы говорите и начали делать, наступит для вас то-то и то-то.

Признак совершенного мужа - не забывать о своих ошибках. Ведь если сейчас даже явные ошибки иногда трудно осознать, что же тогда говорить об ошибках прошлого. А мы не знаем по большей части о том зле, которое совершили, и потому всякое бедствие приводит нас в смятение.

Мы должны знать, как существа разумные, что Господь наводит на нас беды для нашей же пользы и приносит нам тем самым превеликое благо. Прежде всего мы начинаем находить в себе лукавые помыслы, которые овладели нами незаметно для нас. После этого открытия приходит истинное, не знающее притворства смиренномудрие. Также мы начинаем видеть, сколь суетна надменность. Как сказано в Писании: Делающие беззаконие цветут, чтобы исчезнуть на веки (Пс. 91:8).

Если мы терпим бедствия с верой и благодарностью, мы уже не можем держать в себе скрытое зло. А пока мы не обнаружили и не отдалили от себя это зло, то не сумеем ни отметать восстающие на нас подложные помыслы, ни просить о милости в постигающих нас бедах, ни получить знаки, надежно возвещающие о будущем. Нужно знать, что беды и обличения показывают, что болезнь измеряется не причиной, но только той духовной правдой, которую она позволяет соблюсти.

Мы можем помнить пример из Священного Писания. Кто погибли под развалинами Силоамской башни, те прежде убили и раскачивавших эту башню. Были отведены в Вавилон на семьдесят лет покаяния те, кто прежде сами брали других в плен и учили покаянию.

Таким образом, наказание превышает преступление. Так воины, уличенные в мародерстве, подлежат наказанию, но претерпевают не такое же зло, какое причинили другим: их не грабят, но наказывают строже. Так и мы бываем наказываемы находящими на нас бедствиями, всегда уместно, как надо ради покаяния, но не тем же самым способом, не в то же самое время, не в тех же самых делах. Это как раз приводит многих к неверию в Божие правосудие - их смущает временная отсрочка и невозможность совместить грех и бедствие.

Вопрос: Перед нами стоит такой вопрос. С нами происходит немало несчастных случаев. Много зла причиняют нам люди, завидующие нам, оговаривающие нас, клевещущие, доносящие, льстящие, обманывающие, обворовывающие, соблазняющие, презирающие, ненавидящие, враждующие, ударяющие, склоняющие ко злу, преследующие. Зло причиняют нам не только другие люди, но и собственное наше тело: оно докучает нам, восстает на нас, требует отдыха, оказывается подвержено множеству болезней. А еще бывают и укусы извне: собак, ядовитых змей и хищных зверей. Что говорить о голоде, землетрясении, морозе, жаре, старости, бедствии, одиночестве и прочих вещах!

Зло причиняют нам и лукавые духи. Их борьбу с нами изобличил апостол. Они выслеживают все наши дела и все наши слова. И самые помыслы наши они пытаются настичь. Если наш самовластный ум поведет беседу с этими искусительными помыслами и, оставив общую надежду, возбудит помыслы в самом себе, то они и мысли внушат, и на дела подвигнут.

Итак, спросят меня, если ты хочешь сказать, что все бедствия с каждым человеком случаются по определенной причине, можешь ли ты раскрыть причины, чтобы мы действительно поверили, что мы повинны в наших бедствиях и потому должны терпеливо переносить случающиеся с нами скорби? Ведь иначе на страшном суде мы будем обвинены не только как согрешившие, но и как отказавшиеся от врачевания своих грехов, и наказание нам будет назначено в два раза тяжелее.

Ответ: Причина любого бедствия - помысел человека. Точнее будет сказать - слова и дела. По той простой причине что словам и делам предшествует замысел, я и отношу все бедствия на счет помыслов. Сначала появляется помысел, а за ним приходят и дела, и мы общаемся с другими людьми уже через дела.

Есть два способа общения: с любовью и со злобой. В общении с людьми мы можем усвоить и тот и другой способ. За встречей следует бедствие, как говорит Писание: ты поручился за ближнего твоего и дал руку твою за другого (Притч 6:1). Ибо каждый не только на себя навлекает зло, но и на ближнего, с которым сошелся.

Вопрос: Мы вполне понимаем этот способ навлечения на себя бед. А какие беды происходят от злобы?

Ответ: Восприятие беды по злобе происходит вопреки воле, вот так. Человек воспринимает искушения, не желая того: грабитель - от ограбленного им, клеветник - от оклеветанного, обманщик - от обманутого, угнетатель - от угнетаемого, словом, всякий творящий неправду перенимает искушение от того, с кем поступил несправедливо.

Об этом свидетельствует и Писание: Праведник спасается от беды, а вместо него попадает в нее нечестивый (Притч 11:8). И еще: Кто роет яму, тот упадет в нее, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится (Притч 26:27). Если наша несправедливость делает очевидной Божью справедливость, согласно апостолу, что тут скажешь? Разве не праведен Бог, наводящий гнев на тех, кого не научили бедствия, и кто на эти бедствия только обозлился? Да не будет такого с нами!

Вопрос: Слава Тебе, Боже наш! Теперь мы верим, что именно так и бывает. Но хотим далее послушать. Итак, скажи нам как беды воспринимаются с любовью?

Ответ: Восприятие бед с любовью передал нам Господь наш Иисус Христос. Он сначала исцелил немощи нашей души, а потом уврачевал всякую болезнь и всякую немощь, взял грех мира, восстановил природу нашу чистой, подал искупление от смерти всем твердо в Него уверовавшим, завещал богопочитание, научил благочестию, ради любви претерпел зло до самой смерти.

Господь показал во всем терпение и, благодаря сошествию Святого Духа, даровал нам будущие блага - их же око не видело, ухо не слышало и на сердце человеческое не восходило. Поэтому Он и принял на себя все искушения ради нашего спасения. Его поносили, оскорбляли, на Него клеветали, Его заушали, связывали, предавали, уязвляли, поили уксусом... да что там говорить! Пригвождали, распинали, копьем уязвляли... Он во всем приобщился к нам: плотью и духом и ради нас воспринял страсти. Такой закон Он и передал своим апостолам, пророкам, отцам, патриархам, одних научив еще до Своего Пришествия Святым Духом, а другим указав причащением Его пречистого Тела.

Разъясняя, как при этом воспринимаются беды, Он сказал: Мужайтесь: Я победил мир (Ин 16:33). И еще: И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною (Ин 17:19). И еще: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15:13). Поэтому и святой Павел, подражая Господу, говорил: Ныне радуюсь в страданиях моих За вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь (Кол 1:24). В этих словах он обозначил восприятие страдания по любви.

Хотите еще яснее представить, как все апостолы словом, делом и помышлением соединились с нами и в этом общении взяли наши искушения на себя? Помыслом соединились, когда открыли нам Писание и изложили пророков, научили веровать Христу как Искупителю и поклоняться Ему как истинному Сыну Божию, молясь за нас, проливая слезы и умирая за нас. Это что касается помышления.

Словом же они наставляли и вразумляли нас, обличали наше маловерие и порицали, высмеивали наше невежество и призывали к благочестию, проведывали Христа и отсекали зловерие во всякое время, во всяком месте и во всяком деле. Они не одобряли лжеца, избегали общения с хвастунами, не разговаривали с тщеславным, бранили дерзкого и хвастливого и уничижали лукавого, но сближались со смиренными, жили вместе с благоговейными и учили нас поступать так же.

В жизни их преследовали и ругали, им приходилось терпеть лишения, скорби, злострадания, тюрьмы и казни. Все это они перенесли ради нас. Так в общении они приняли наши искушения. Скорбим ли мы, скорбим для вашего утешения и спасения (2 Кор 1:6).

Они восприняли закон от Господа и передали его нам, сказав: Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев (1 Ин 3:16). И еще: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал 6:2).

Итак, мы знаем два способа общения людей и что воздаяние неизбежно, а искушения закономерны. Поэтому не будем любопытствовать, как, когда и почему приходят искушения. Что кому будет избирательным средством, чему надлежит быть непременно и как этому поспособствует вся природа, ведает только Бог. А мы должны верить в Божие правосудие и понимать: у всего, что происходит с нами вопреки нашему желанию, две причины: злоба или любовь. Поэтому нужно терпеть искушения, а не отвращаться от них, чтобы не прибавлять к нашим грехам новые грехи.

Нужно знать также, что существует три способа богопочитания, благодаря которым человек может спастись. Первый состоит в том, чтобы не грешить, второй - в том, чтобы согрешивший терпел выпавшие ему скорби, третий - в том, что, если он терпеть не может, то по крайней мере скорбел о недостатке терпения. Кого не исправляют необходимые бедствия, неизбежно будут повинны Божьему суду. А если мы плачем и смиряемся, Бог ведает, как Своей всемогущей благодатью изгладить наши грехи.

Если первое для нас пока неосуществимо, приложим все усилия ко второму. А если и это не будет получаться, усиленно будем думать о третьем, чтобы не отпасть навсегда от спасения.

Прежде всего прошу вас, братья, строго внимать сказанным словам, чтобы претерпеваемые нами искушения не прошли без пользы, и чтобы услышанные сейчас слова не были преданы забвению. Забвение порождается легкомыслием, а они оба - потомки неверия. Всякое скорбное бедствие влагает в разумного человека память о Боге, а тяготы и печаль заставляют очнуться и вспомнить о Боге. Всякая нежеланная боль пусть будет для тебя наставницей в памяти о Боге и не перестанет быть для тебя отправной точкой покаяния.

Всякая скорбь ради Бога - основополагающее дело благочестия. Ведь истинная любовь познается в беде. Не говори, что ты стяжаешь добродетель без скорби. Не укрепится добродетель в безделье. При всякой горькой скорби думай о том, чем она должна завершиться, и тогда обретешь уничтожение греха. Скорбь готовит благо для людей, а тщеславие и наслаждение - зло.

Если человек, явно грешивший и не покаявшийся, ничего не претерпел до самой смерти, то знай, что Высший суд будет над ним безжалостным. Как страдающему желудком прописывают для исцеления горчайшую полынь, так и злонравным весьма полезно претерпеть зло. Полынь очищает соками, а страдание - покаянием.

Если не хочешь страдать, не совершай зла, ибо такие муки непременно следуют за злодейством. Что человек посеял, то и пожинает. Кто по своей воле сеет лукавство, тот поневоле пожинает его. Божие правосудие поистине достойно восхищения. Кто добровольно не берет на себя труды ради истины, тот будет тяжело наказан нежелательными трудностями.

Знающий волю Божию и не творящий ее по своим силам, не хочет малыми муками в будущим избежать больших. Скорбь не всегда преследует человеков за грехи. И угодившие Богу тоже терпят искушения. В Писании то и сказано: Беззаконные будут извержены (Пс. 36:28), и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим 3:12).

Кто чтит Владыку, тот исполняет все, что Он повелит. А кто не выполняет Его повелений или выполняет их неправильно, тот пусть готовится - придется ему претерпеть заслуженную кару. Любишь учиться? Люби и трудности терпеть. Знание без дела надмевает человека. Искушения, которые вопреки нашим желаниям происходят с нами, промыслительно учат нас любить страдания и невольно влекут нас к покаянию.

Находящие на людей скорби - порождение их собственных зол. Поэтому если мы с молитвой терпим эти скорби, то видим, как нас опять встречают добрые события. Знамение истинного ведения - терпение скорбей, при котором человек не обвиняет других людей в собственных бедах.

Осознав, что беды выпадают нам по праведному суду Божию, взыщи Господа и обрети ведение правды. Когда ты поймешь умом, что, по слову Писания, по всей земле суды Господни, то любое событие станет для тебя обучением благочестию. Если ум теряет из виду истинное ведение, он начинает бороться с трудностями, хотя они полезны человеку. Грешная душа не принимает постигающих ее скорбей, но ангелы про нее говорят: Врачевали мы Вавилон, но не исцелился (Мер. 51:9).

В неприятных скорбях удивительным образом скрыта милость Божия: ведь претерпевающий скорби приближается к покаянию и освобождается от вечных мук. Почти невозможно найти человека, благоугодившего Богу без претерпевания искушений. Поэтому нужно благодарить Бога за то, что с нами происходит. Если бы Петр не отчаялся во время ночного лова, то у него не было бы удачи днем (Ин 21:1-11). Если бы не был Павел ослеплен телесно, то не прозрел бы духовно (Деян. 9:8-9). Если бы Стефан не был богохульно оклеветан, не узрел бы Бога через разверзшиеся небеса (Деян. 7:54-60).

Дело ради Бога называется добродетелью, а неожиданная скорбь - искушением. Бог «испытывал Авраама» не тем, что допытывался, кто он такой, а тем, что посылал ему скорби для его же пользы. Ибо Он знал, кто такой Авраам, еще до его рождения. Бог знает все вещи еще до их возникновения. Но Бог должен был даровать Аврааму первоначальный толчок к обретению совершенной веры.

Всякая скорбь изобличает уклончивость нашей воли: она то вправо уклоняется, то влево. Поэтому всякая случающаяся скорбь и называется «искушением», она «искушает» людей, выявляя их скрытые желания.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский

----картинка линии разделения----

Вначале - утешения, потом – искушения

При начале призвания к жизни духовной Господь посещает благодатью Своею и различными утешениями, но после отнимает оные и ввергает в огнь многообразных искушений и скорбей, чтобы самолюбивое и славолюбивое наше устроение совершенно испепелилось огнем искушения и не имели бы надежды на себя и на свои дела, но на милость и человеколюбие Божие. Смирение велие благо!

Искушения попускаются промыслом Божиим, каждому в свое время и кому что полезно

Всякому нужен огнь искушений к испытанию и научению в терпении. Ты смотри на вещи с точки той, как Промысл Божий печется о спасении нашем: иному больше, а иному меньше требуется случаев к терпению и обучению, а другому еще не пришло время.

За прежние свои поступки и рассеянность, когда она была ближе к миру, то враг ее не трогал, а обратилась работать Господу, то и наводит искушение, но не иначе, как попущением Божиим... Прочти у св. Макария Египетского в 7 Слове главы 13—17: везде найдешь, что скорби нам необходимы ко спасению... Но оные попускаются не всем равно, но одним в начале, другим в продолжение подвигов, а иным при окончании оных, по неизреченной премудрости Божией, вся на пользу нам устрояющей.

Искушения — это духовная ярмарка, где многие приобретают, а многие терпят убыток

Ты все немоществуешь телесно, да и душевно не хвалишься, и говоришь, что у вас духовная ярмарка не бывает, а я скажу напротив бывает, но вы плохо торгуете и мало барыша получаете от невнимания вашего: всякий случай скорбный, от кого-либо досада, уничижение, укоренив, презрение и тому подобное, есть торг, а стечение многих таковых случаев ярмарка: торговать и получать на оной выгоду состоит в произволении каждого: переносить с самоукорением и смирением и приобретать от сего душевное исцеление от страстей; многие приобретают, а многие пропускают время сие, и остаются не только без приобретения, но даже и с убытком.

 

 

В искушениях надо быть мужественным и не устрашаться

Считаю за нужное напомнить вам, чтоб вы не страшились искушений, какие будет угодно Богу послать вам к познанию и уведению своей немощи и к смирению. Я помню, как вы говорили, что боитесь искушений, а без искушения и спасение не совершается: «муж не искушен не искусен», и «всякому делу благому или предыдет, или последует искушение», а без того и дело твердо быть не может. Я вам давал читать малую книжицу к новопоступившему монаху, вы там видели, что нужны искушения, и когда оные обыдут вас, то не смущайтесь, аще и тысячу язв на день приимете, кто не имеет искушений, тот лишается и дарований духовных.

В искушениях надо иметь терпение и не малодушествовать

В часы посещения тебя душевною скорбью ты малодушествуешь. О сем сердечно сожалею! Неужели не волен Господь искусить любовь и веру нашу к Нему отнятием утешений и посланием тяготы и мрака, чтобы мы и в сем состоянии пребыли тверды в вере и надежде к Нему, по мере терпения и смирения нашего множится и любовь к Нему. Скажи себе: аще благая восприяхом от руки Господни, злых ли не стерпим? (Иов. 2:10). Вспомни слова пророка Давида: аз рех во обилии моем, не подвижуся (Пс. 29:7); может быть, и ты думала навсегда пребыть в обилии, хотя не высоких дарований, но по крайней мере спокойствия, может быть и мнимого, однако ж он далее говорит: отвратил же еси лице Твое, и бых смущен (Пс. 29:8). Кажется, с тобою то же случилось. Но он не возмалодушествовал, а к Богу помолился, и услышан был (Пс. 29:11-13). Так и ты не малодушествуй, и узришь мрак оный и мглу, прогнанную светом Божия милосердия.

Не имея искушений, не познаем себя и не научимся духовной брани

Искус же во всем предлежит, а без оного и не познаешь себя и не обучишься духовной брани. Помни, что всякая благая мысль есть от благодати, и напротив, всякий лукавый помысл ко искусу и искушению попускаем бывает. Но ты еще младенчественна в понятии сего, посему о всем должна иметь откровение к матери и не доверять своему разуму, попирать свою волю, иметь самоукорение и достигать смирения и любви...

Чрез искушения испытывается наше произволение

Нельзя удивляться, что при желании вашем сохранить между вами мир и согласие бывают приражения, возмущающие вас; когда вы бываете мирны и спокойны, то это от благодати Божией происходит, а когда приникают помыслы возмутительные, то сим искушается ваше произволение и благое или противное устроение. Тут надобно и потрудиться на лучшее обращать, прогоняя страсть самоукорением и смирением.

Не было бы искушений, никто бы не достиг спасения

Не будь искушений, и никто бы не спасся, говорит авва Евагрий, и прочие Отцы тоже, и что как не чрез искушения приходим в разум истины, а св. Петр Дамаскин: «смирение есть порождение разума, а разум есть порождение искушений». Итак, не должно бояться искушений и не дерзать на оные.

От каких искушений нам необходимо удаляться и с какими вести брань

Святого Исаака слова совсем не относятся к твоему устроению. «Подобает иноку бегати от всех, раздражающих в нем страсти лукавые». И чего же бегати, читай дальше: «и наипаче да отсечет от себе вины страстей, и вещество, им же действуемы бывают и возрастают». Вины страстей [святые] отцы полагают: «вино, жены, вещество, любоимение, слава», сии вины возбуждают и раздражают в нас страсти, и мы не можем стать против них, но, удаляясь от них, уничтожаем страсти. А те, кои ты имеешь, зависть, ревность, злопомнение, не могут исцелиться удалением от вин, но паче вины их исцеляют в страсти подвизающихся, как пишет св. Кассиан: «пустыня не истребляет страсти, но усыпляет, а открывшейся вине, как кони необузданные, несут всадника в погибель»... Еще св. Исаак (Слово 2): «несть возможно кому и приближитися ко Богу без скорби»... И у св. Лествичника: «безмолвие неискусных удавляет, и кто недугует гневом, или мнением, или лукавством, ниже следа безмолвия видети да дерзает». Все сии свидетельства доказывают тебе, что ты не так поняла слова св. Исаака.

Через искушения приближаемся к Богу

Ты смутилась, прочитав 60 главу Исаака Сирина, ну где тебе равняться с такими и себе приписывать такие искушения? ты смотри более, что чрез искушения к Богу приблизиться можешь, а где смущение, то знай, что это сеть вражия, отнимающая надежду, лучше малое не оставить, нежели браться за великое.

Искушения попускаются для сохранения в целости Божиих дарований

Милостивой государыне N. N. прошу изъявить мое почтение, и извольте ей предложить от меня скудоумный совет: что, когда на нее нападают разбойники и не в силах будучи низлагать, посылала бы на них прошение к царю и веровала бы, что никакого вреда не причинят, потому что не на свою силу, а на царскую надеемся: и была бы спокойна, не устрашаясь отнюдь, и имела бы смирение, не помышляя отнюдь о имении какого-либо духовного богатства: того ради и попускается нам искушенным быть, дабы дарование Божие цело сохранили. Св. Исаак пишет: «дарование без искушений, погибель приемлющих оное», опять же от естества вещей знаете: ежели всегда есть сладкую пищу, то может во внутренности сделаться гниль и болезнь, нужно непременно употреблять полынную или другую какую-либо горесть, для очищения и исцеления, равно и здесь, наслаждаясь утешением благодати, надобно принимать с благодарением и внутренние оскорбления, от лукавых духов наносимые, попущением Божиим к смирению и сохранению дарования.

Почему искушения бывают тяжелыми

Я... показал ей, почему она не переносит того, что ей кажется трудным, ибо не имеет самоукорения, смирения, кротости, любви и прочее, потому что и не трудилась для приобретения их, а на место того не противлялась страстям: гордости, тщеславию, зависти, ненависти, ярости и прочее: стяжала их, и от них-то лишается спокойствия.

Бог не посылает нам искушения выше меры, но разве (только) за гордость, за самомнение и за ропот, коим мы сами себе скорби отягчаем. Берегись роптать и малодушествовать: великодушие и терпение облегчают скорби, а малодушие и ропот умножают и отягощают оные.

Диавол не перестает искушать нас по причине нашего гордого устроения

Чрез кострики (то есть строптивость Ред.) ваши видите свое бедное устроение и отчуждение любви и смирения. Хотя врагу и оскудеша оружия в конец (Пс. 9:7), но он не престает бороть нас, ибо мы сами подаем ему повод гордынею своею, оставляя крепкое оружие смирение, разрушающее все козни вражии. Ох! что делать? Надобно учиться опытом, как на брани противостоять. Помните слова аввы Дорофея о «действующих страсть, противляющихся страсти и искореняющих страсть» и поступайте так с самоукорением.

Слава Богу, что вы мирны и спокойны между собою, но не приписывайте этого своей силе или старанию, но паче смиряйтесь о прежнем неблагоустройстве: да не похвалится премудрый премудростию своею (1 Цар. 2:10) ... в чем похвалимся в сердце своем, то паки попускаемы бываем впасти в сети вражии коим-либо образом.

Искушения, попускаемые за возношение и осуждение ближних

Скажу главное, за что, по мнению моему, ты впадаешь в сильные искушения: первое, получая велия утешения, не можешь понести оные, но требуется очистить их огнем также сильных искушений, второе, от зазрения ближних и возношения против них. Ты и сама сознаешься, что находишься в противоестественном устроении, обвиняя ближних, оттого-то и страдаешь, а когда рассудишь здраво, то увидишь, что чрез них-то познаешь худое свое устроение и имеешь средство к исправлению себя, исполняя заповедь Божию. Помни же и то, что они не менее тебя желают спастись, а по прилогам врага, не могши познать его коварства, действуют, не противляясь страсти. Но разве не могут они прийти в разум истинный и покаяться? Когда посмотришь на себя, то увидишь, сколько стрел враг вонзает в сердце твое, и ты их не отражаешь, не противишься страстям, а побеждаешься и сугубо страждешь. Не вини никого в своих бедствиях, в уничижении тебя, в укоризнах, ирониях и проч., все это делается смотрением Божиим, к показанию тебе твоих душевных болезней и к исцелению.

Да не превознесешься, приемля благие утешения от премилосердого Господа, о коих ты нередко ко мне пишешь, и паче от 21 марта, что ты благодарила Бога, удостоившего тебя быть в обители и наслаждаться духовным наслаждением, ни с чем не сравнимым. То видно, хотя тонко, но возвысилась умом о себе, вот и попустилось тебе такое искушение.

Гордость и самолюбие искореняются самоукорением и смирением

Когда гордость и самолюбие ваше будете истреблять самоукорением и смирением, считая каждая себя последнейшею, то и мир не будет нарушаться. Однако ж не просто самим собою можно иметь такое устроение, как вы можете себя познать и научиться исторгать сие терние, ежели не будет к сему случаев? Вспомните, что я писал вам, и примите себе в поучение, вы молились о истреблении в себе сих страстей, надобно же показать с своей стороны к сему понуждение при случаях, тогда и помощь Божию получите.

Истинно хотящие получить спасение считают потерянным тот день, в котором не понесут какого-либо бесчестия

Находящие вам против вашей матушки игумении смущения должны низлагать самоукорением и смирением, не принимая отнюдь всеваемых помыслов неверия и непокорения; но даже чинимые ею укоризны принимать посланными от Бога к исцелению тщеславных сердец наших, хотя бы то было и без всякой вашей вины, когда уже от начальницы не будете переносить досад и укоризн, то как же понесете от меньших себя? а хотящие спасение получить почитают потерянным тот день, в котором не понесут какого безчестия.

Дарования без искушений весьма опасны

Дарования без искушений весьма опасны, враг может обольстить святынею, а искушения смирят. Буди же воля Господня. Искушений устрашаться не должно, и не наскакивать на них, а какие пошлет Бог, принимать с благодарением, в кресте познается любовь Божия, а не в сладости утешения.

Искушения, попускаемые для смирения

Случающиеся вам внешние или внутренние скорби, конечно, посещения Божии, да не превозноситесь мнением о благе, в спокойствии обретаемом, ибо и при оных показательство и тщеславие на вас вооружаются: что же бы было без оных? Благо нам, яко смиряет нас Господь! (Пс. 118:71). Ко многим другим учениям святых отцов, о коих я писал к вам прежде, к укреплению в бывающей мрачности душевной, прочтите еще св. Исаака Сирина Слово 88... Заметьте, что сии искушения бывают и великим подвижникам к искусу веры их, а не всегда и они в утешении обретаются, то мы, малейшие, не должны ли принимать оных с благодарением, но и не такие наши скорби, какие они переносили, но тень оных.

За случающиеся с вами смущения не унывайте и не давайте плещи врагу, но самоукорением и смирением поражайте его и искореняйте свои страсти. Смотрительно, может быть, попускается вам падать, дабы прийти в истинное смирение, а то, когда скоро увидите страсти свои изнемогшими и возмните себя совершенными, и впадете в прелесть. А то, видно, надобно еще потрудиться, и поневоле подвергнуть себя мысленно под всеми. Прочтите главы у Иоанна Карпафийского, там много найдете к вашему укреплению.

В искушениях надо прибегать к самоукорению и смиренной молитве

И в искушениях твоих прибегай к самоукорению и смиренной молитве: «буди, по слову св. Исаака, в молитве твоей, яко мравий и якоже гадове земний» (Слово 49), и верую, что Господь не уничижит сокрушенного сердца твоего, но пошлет благодать Свою в помощь и облегчит тебе брани, попускаемые Промыслом Его к нашему научению.

«Смирение есть порождение разума, а разум есть порождение искушений и скорбей»

Мы читаем, говорим и пишем о смирении, что оно нужно для спасения, а сколько нами оного приобретено или опущено все, не внимаем и не знаем. Св. Петр Дамаскин пишет, что смирение есть порождение разума, а разум есть порождение искушений и скорбей, и св. Исаак: «исходяй от скорбей, исходит и от добродетелей».

Вперед, что бы ни случилось противное к твоему искусу, надобно принимать, что это послужит к твоему спасению, чрез искушения мы приходим в разум истинный, а от разума к смирению, которое всего нужнее нам ко спасению...

Во многих отеческих учениях видим, что нельзя прийти в познание своих немощей и в смирение, аще не будет попущено быть искушенным душевными и телесными немощами. Вникните в действия ваши, и увидите, что при возмущающих вас случаях и следа не было смирения, но все одно оправдание.

Вы праздник светлый встретили благополучно и приятно, мирно и спокойно, слава Богу! но после встретились болезни и скорби, этому и должно быть, чтобы мы не превозносились, но получаемые духовные утешения очищались бы огнем искушений, доставляющим нам смирение.

В том наш и подвиг состоит, чтобы познавать вражии брани и им сопротивляться с помощью Божиею, а когда не будет браней, то ты и ничего не познаешь, какова ты еси, и не можешь смириться, а без смирения и спастись нельзя.

За все благодарите Господа

За посещение вас утешением благодарите Господа, но нисходите во глубину смирения, считая себя недостойными, если бы мы были смиренны, то никогда бы оных не лишались, и когда не будет искушения, то немудрено и в гордость впасть, а как мы удаляемся от скорбей и не несем искушений, то недостойны принимать и утешения, по слову св. Исаака Сирина.

Не всегда же и радоваться, надобно принимать с благодарением и печальное что-нибудь: с вами случается иногда томно и грустно потерпите, не пренемогайте, благодарите Бога. 43 глава Каллиста может быть полезна для вас. А когда иметь всегда отраду и утешение, то пользы нет, «любовь Божия противными искушается», и потерпите, смиритесь, считая себя недостойными утешения. А находясь всегда в духовном изобилии, не можете понести сего без вреда. Ты сама, рассуждая о величестве к нам любви Божией в таинствах Его, ощутила это и чувством, однако не удержала во смирении; и потому пока мы не смиримся, то и не достойны еще таковых Божиих дарований. Слава Его о нас всеблагому Промыслу и милосердию.

Писано есть: страшливый да не исходит на брань, «избегаяй искушений, лишается дарований духовных».

В искушениях прибегайте к смирению и любви, ибо сама любовь зиждется на смирении

Нельзя, чтобы не могло быть бури и потрясений, но во время бури всякий бежит куда-нибудь укрыться, когда застигнет его, хоть в самое убогое и смиренное местечко, и вы бежите скорее к смирению и любви. Любовь вся терпит, всему веру емлет, и николиже отпадает (1 Кор. 13:4,7,8), но нужно тут и смирение. А то может и любовь забывши сказать: «я люблю, а меня нет! я делаю то и то, а она нет!» Уничтожьте каждая себя, и ничтоже враг успеет на вас.

«Бог выше меры не пошлет искушения»

Бог выше меры не пошлет искушения, и когда посылает оное, то точно на пользу душ наших сие творит. А мы, часто сего не разумея, малодушествуем и думаем, что когда бы сего не было, то могли бы больше благоугождать Богу, но сим обольщаемся ложно. Ибо когда мы, делая что благо, думаем, что благоугождаем, то обольщаемся сим мнением и паче Бога прогневляем, а случается, что, при всех наших усилиях благоугодить Богу, отъемлются от нас силы по вышеписанной причине, или болезнью посещает нас Господь, или попускает умножаться немощам нашим душевным, да не будем надеющеся на ся, но на Бога, а это очень часто случается, что мы недугуем или мнением о своих исправлениях, или нерадением. Сии две противоположенности хотя и обои вредны, но из последней скорей можно изыти, пришед в чувство, и, сокрушаясь о грехах своих и смиряя себя, удостоиться милости Божией, а обольщенный своим мнением помрачается и ослепляется душевными очами и не скоро может обратиться к смирению и покаянию, разве особенною милостью Божиею попустится впасть во искушение.

Через отношения с ближними познаем свое внутреннее устроение

Вы хотя и думаете, что стараетесь иметь себя каждая худше сестры, но это может познаться только на деле, при уничижении или предпочтении которой-нибудь, тогда сердечное движение покажет вам, какое ваше устроение.

Пишешь, что началось твое тяжестное делание по келлии немирствие с N.! Вот тебе и поприще, и подвиг! Может быть, есть смотрение Божие твое с нею сожитие. Ее неустроение показывает и тебе твою немощь и кроющиеся внутри страсти. Нимало ее не оправдывая, советую тебе войти внутрь себя и познать, какие действуют страсти? противляешься ли им и печешься ли о искоренении оных? Наблюди, да не помрачатся душевные очи не видеть своих страстей, а чужие зорко зреть, прибегни к самоукорению...

Для тебя товарищество нужно, но и тут в течение времени могут встречаться искушения, потому что оно и нужно, чтобы чрез сообращение ближних познать свою немощь и смириться, а смирение для нас очень нужно, ибо оно помогает и тем, кои борются с домашним врагом, и когда побеждаются от него, то явно, что предварила гордость, впрочем, брань сия, так как естественная, то и необходима...

С М. N. у вас не сошлись характеры. Во всем этом я усматриваю действующий Промысл Божий в деле твоего спасения. Несомненно веруй, что Бог попустил так быть к испытанию твоему, когда без воли Его и влас главы нашей не погибает (Лк. 21:18), то, что сказать о большем оного. Когда будешь относить все к Богу и принимать скорбные случаи с самоукорением, считая себя достойною оных, то удобно и легко понесешь, а если, напротив, будешь укорять других и считать виновными твоей скорби, то более на себя их навлечешь и отяготишь свой крест... как мы познаем сокровенные в нас страсти? и как можем оные истребить? Не от долготерпения к нам ближних, но от нашего к ним долготерпения. Они показывают нам лежащие в нас страсти, но каким образом? Смотрением Божиим, т. е. Бог посылает их сделать нам что-нибудь неприятное и противное, чтобы от того узнали, что есть в нас страсти и попеклись бы о искоренении оных, а виновников сего считать благодетелями, по слову св. аввы Дорофея, «о еже укоряти себе, а не ближняго». Конечно, скоро невозможно уврачевать сии болезни, но, познав свою немощь и укоряя себя, получать будешь облегчение.

В искушениях не виноваты окружающие, но живущие в нас страсти

Ты... имела благое произволение сохранить мир с сестрою, но теоретическая тактика без практики не тверда, а надобно к произволению показать на деле, где необходимо нужна и помощь Божия. Ты хотела бы быть неподвижною, несмущенною, но имаши внутри сосуды страстей: ревности, зависти, печали, и при каждой вине они подвигаются к смущению, а враг и готов показывать вещи в большем размере, нежели они есть, и в помысле увеличивает, сама же страсть доставляет нам мучение. Кто ж виноват, ближние ли наши или наши страсти? Надобно подвизаться о истреблении их. Слава Богу, что ты скоро познала страсть и прибегла к самоукорению, призывай и помощь Божию. И кроме оных страстей может быть у нас много чего-нибудь, несообразно что делаем и сами за собою не видим, и если нас кто обличит, то и подвигнется страсть самолюбия с негодованием на них: то не их, а себя надобно укорять и смирять, по завещанию старцев: «лучше испорчу дело с советом ближнего, нежели сделаю хорошо сам собою».

Ты... говоришь, что оскорбленное твое самолюбие весь день терзало тебя, кто ж этому виноват? Ведь Бог послал человека тронуть эту струну, чтобы ты познала вред оного и постаралась истребить оное. Мирские как будто хвалятся самолюбием и не считают это пороком, а чем-то похвальным, говоря: «оскорблено мое самолюбие», неужели и ты такого мнения? Не думаю, а полагаю, сознательность должна быть, что оно тебя терзало, а не люди виновны. С болезнью сердца принимать оскорбительные слова сродно, по слову св. Иоанна Лествичника, находившемуся в подвиге страстей, но молчанием уст и самоукорением должно упразднять болезнь оную... Если будете помнить, что всякое слово друг от друга, трогающее и потрясающее вашу сердечную глубину, есть посланное от Бога обличение к познанию себя и исправлению, а к этому приложите смирение и любовь, то вместо залога немирства будете чувствовать благодарность друг к другу, ибо не с намерением, но смотрением Божиим посылается остен [спица].

Юная подвижница! Не унывай, когда бывают тебе какие потрясения: это необходимо в обучении духовной жизни, старайся находить в себе вину и не обвиняй никого из ближних твоих.

Слава Богу, что искушение между вами упразднилось и прошло, а вы должны иметь себе на замечании, как в вас сила страстей, действием или подущением врага, противится воле Божией и стирает вашу душевную выю [шею], отгоняет мир, и кому делает подобными? Бог насадил в нас любовь, а от нее многовожделенный мир, а враг, напротив, вселяет вражду и смущение за самые пустяки: «не так сказала слово! не так взглянула!» и самый тон и звук слов на весу и на мере. Это я обеим вам пишу и прежде много писал, и где любовь и смирение и самоукорение, там бы не было сего.

Страсть обличают искушения, промыслом Божиим попущенные

Рассмотрим случай, взволновавший тебя: «ты не вольно услышала слова, оскорбившие тебя», почему же не другие? видно, Промысл Божий попустил тебе услышать оные, но не для того, чтобы ты оскорбилась, а чтобы ты познала свое устроение: сколько еще немощна и самолюбива, которое, впрочем, так уважается: «оскорбленное самолюбие», будто посему и имеет право и причину оскорбляться? А оно-то и есть семя вражие, все плоды добродетелей заглушающее и истребляющее. Бог послал тебе это слово услышать к рассмотрению себя: «нет ли подлинно во мне чего-либо такого в характере, чем другие тяготятся? и снисходят мне по немощи и по болезни моей, а чрез то я лишаюсь исцеления от страстей?», и, вникая во глубину сердца, конечно, нашла бы что-нибудь такое и не думала бы: услышу, что ренет о мне Господь (Пс. 84:9). Это значит уже имеешь чистоту совести, но мы еще имеем нужду и в обличении от ближних нашего устроения: не «гнилой ли мы хлеб: снаружи чист, а внутри гниль!»... (Поучение аввы Дорофея 7-е).

Всякую нашу страсть обличают случаи: впрочем, я не удивляюсь, что страсти вас борют, и знаю, что вы немощны: но того жаль, что они и ослепляют, и вместо того, чтобы скорбеть о своей страсти, мы скорбим о том, что лишают ее пищи. Так ли должно поступать взыскующим смирения?

Самый ничтожный случай смутил вас, от неимения самоукорения и любви; хорошо, что скоро прошло, но каково же и малое время утешать врага и от него взаимно получать душевное смущение и муку? Тут явится и воспоминание прошедшего, давно забытого, к вящему возмущению...

Когда у нас нет искушений и мы спокойны, это не означает, что мы не имеем страстей

Я порадовался, что между вами мир и вы спокойны в ваших келейных занятиях! но, впрочем, положиться на это нельзя, страсти ваши еще не побеждены, а только прикрыты, отвне или отвнутрь поднявшейся бури тогда надобно искусно управлять корабль ваш, или от внешних браней, не надобно духом упадать, а то пока все молчит и все вас гладят, то и ваши страсти спокойны, но ведь во время брани научаемся искусству и видим свою победу и побеждение и приходим от того в смирение, а теперь в единообразной жизни вашей вы как бы нечувственны пребываете, и опасно как бы не закралась гордость и мнение в сердца ваши. Безболезненное жительство как древо, листвием украшенное, но без плода...

Ты скучаешь одиночеством своим, да и нельзя не скучать, потому что находишься в бездейственности по нравственному отношению и страсти лежат в тебе сокрытыми, а не истребляются. Тебе нет к тому случая, чтобы тебе кто их показал, они бы и проникали вверх, а ты бы их вырывала, и помаленьку очищала бы сердце от них, как пишет Псалмопевец: проникоша вси делающие беззаконие, да потребятся в век века (Пс. 91:8). Молись Господу, да пошлет тебе такую сестру, и постарайся быть делательницею, а не для компании жить с нею: нести немощи друг друга и познавать свою немощь.

Когда в искушениях обвиняем других, а не себя, то скорбь умножается

Совершенно в твоей воле состоит, иметь с ними [сестрами] сообщество или нет, но от подобных случаев невозможно остеречься, а надобно принимать их с пользою для себя от всякого человека, да и не доверять своему разуму... Где ж искать спокойствия? Сам Господь нам оное показал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29). При обвинении себя будет упраздняться действие гордости, а при обвинении других умножится оная, а с нею и скорби. Кто же виною сему? Мы. Прочти в 51 Слове св. Исаака, какие беды постигают, кто себя не укоряет, а других и в 79 Слове, что постигает гордых и чем исцеляются.

Когда укорит тебя сестра или мать N.. у тебя подвигается внутрь лежащее неустройство, ты замолчишь и томишь себя злопомнением. Как же ты этим себе вредишь жестоко, и не понимаешь, что сего причиною твое бедное устроение, а ты считаешь их виновными твоего оскорбления! Вот тут-то и надобно искать благого совета и винить себя, а не других, что ты не исполнила заповеди Божией, которая велит и врагов любить, благословлять клянущих, добро творить ненавидящим и молиться за творящих напасть. Надобно за сие укорять себя и нудить к терпению (хоть и напраслина), к смирению, к любви, к кротости, к благости... Кто смиренно себя ведет, тот и побеждает, а когда примешь помысл на ближнего и оскорбишься, то уже ты бываешь побеждена и находишься в плену у него [врага]; оттого и миру нет.

Из письма твоего... вижу, что ты, хотя и говоришь, что желаешь положить начало в исправлении, и что бы ни случилось в жизни, какая скорбь, все бы равнодушно понести: но никак не можешь и не в силах понести, чтобы чувство сердца не тронулось. Отчего ж это происходит? Оттого, что ты не стараешься о приобретении смирения, а водишься гордостью, оттого тьма покрывает сердце твое. Ежели б ты с начала вступления, а хотя бы и поживши, старалась о истреблении своих страстей, то давно бы получила оным исцеление. Ты винишь людей, мать и сестру, оскорбляющих тебя, а того не видишь, что это оскорбляет тебя враг, чрез душевное твое устроение. Ты должна несомненно веровать, что Господь посылает людей досадить тебе, т. е. приложить целебный пластырь к страстной твоей язве: а ты вместо того, чтобы принять пластырь во исцеление, отрываешь его и на место оного прикладываешь смертоносный яд слово оправдания и взаимного досаждения. Вместо того, чтобы тебе укорить себя за непонесение слова или взгляда: а ты, ставя себя правою, винишь других, что они причиною твоего смущения, и сим самым противоратуешь Божией правде и Промыслу, хотящему тебе спастись. Ты всегда вписываешь пространно свои приключения, но все оные состоят в укорении ближних, что они тебя оскорбляют, а я тебе говорю, когда будешь принимать с самоукорением, а не сопротивлением, то дойдешь до того, что никто тебе и слова не скажет грубого, да ты еще и желать будешь оскорблений, чтобы иметь случай отпускать ближним вины их, да и твои Господь отпустит прегрешения.

Описываешь душевные твои язвы, но там же показываешь себя не приемлющею посланного от Бога, для исцеления твоего, врачевства. Тебя оскорбляют словом, и они тебе благодетельствуют, а ты их считаешь врагами и восстаешь на них, отмщая своим руганием и укоризнами. По заповеди же Божией должна бы их любить, не имеешь любви, себя укорять должна за сие, а не их; они истинствуют о тебе по внутреннему твоему устроению, и когда бы ты имела себя в мысли грешною и самопоследнею (как иногда пишешь, себя называя), то и укоризну бы могла понести без смущения.

Вы ищете спасения, то испытывайте из писании отеческих, что нас спасает и что погубляет. Как вы себя исправите, когда никто вам не покажет, тронув струну вашего самолюбия укорением или пренебрежением? И это Бог посылает, а мы не принимаем сего, но отвергаем и ретимся с человеки, виним их, ненавидим и лишаемся исправления своей нравственности и, по слову св. Дорофея, «песия страждем», на собаку кто бросит камень, она оставляет бросившего и гложет камень, так и мы делаем. Бог пошлет человека нас оскорбить, а мы оставляем Бога и ратуемся с человеком. Рассмотрите себя, и найдете в себе это, и постарайтесь о благом делании смирения, любви и терпения, вводящих нас в жизнь вечную. Я вам часто повторяю это, но что ж нам более нужно ко спасению, как не самоукорение и смирение? Если я буду вместе с вами винить тех, коих вы полагаете вас оскорбляющими, то я буду льстец и предам вас в руки врага, а не согласуясь с вами и советуя обвинять себя, исторгаю вас из рук врага и из сетей его, и когда примете мой совет, обрящете пользу, а не примете, да будет на вашей воле; я не истязую.

Какое твое неосновательное и неправильное понятие! Ты думаешь, что, по несносным твоим свойствам и злому нраву и характеру, все с горячностью и раздражением принимаешь всякое слово, вид и движение, касающееся до тебя, сильно трогает и нарушает твое спокойствие: так что ж тут нужно делать? Поэтому, чтобы ты не беспокоилась, надобно оградить себя от всех оных случаев, чего сделать невозможно, но ежели бы и можно было сделать так, то это послужило бы к вящему твоему расстройству и смущению, а не к спокойствию. Страсти твои больше бы в тебе укоренились, и, хоть бы никто тебя не трогал, они сами навсегда лишили бы тебя покоя...

Видимые и невидимые враги побеждаются смирением

Вижу, что ты зело скорбна от слов, на тебя сказанных ложных. Если бы это было все правда, то подлинно стоило бы чего поскорбеть, а как ты не видишь этого в себе, то самая твоя совесть должна быть тебе утешением. Ну ежели бы все о тебе говорили хорошо, то и ты обольстилась бы этим эхом и не малый понесла бы вред. Ведь Господь сказал: горе егда добре рекут вам вси человецы; и напротив блаженство обещал, когда рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради (Мф. 5:11). Тебе и та польза из сего случая, что ты не понесла укоризны, познаешь свою немощь и, укорив себя, смиришься, а смирением не только видимые, но и невидимые враги побеждаются.

Свое смирение надо на деле показать

Больше всего нужно смирение иметь, и не на одних словах, а на деле показать, ибо мы и сами не понимаем: имеем ли стяжание его, пока не попустит Бог кому-нибудь испытать нас, и тогда узнаем наше устроение. Нельзя быть этому, чтобы все было по-нашему, хотя бы и по справедливости того желали, но надобно, чтобы правда наша огнем искушений прошла, и мы научались бы терпению, не по вине нашей терпя, а безвинно, а когда испытаем себя, то найдем, что и много виновны, а паче сокровенною внутреннею гордостью, даже во время той самой тягости духовного креста не надобно стужать си, но вменять себя достойна быти оного.

Мера искушений

Выше меры Господь не посылает искушений и скорбей, но огнь искушений столько действует на сосуд нашего душевного состава (сколько нужно для того), чтобы он был годен к будущему благому употреблению в Царствии Божием.

Вера в христианине укрепляется искушениями

Вы, хотя учились внешним наукам: вере в Бога и закону Его, но надобно учиться и в училище веры, не на одной теории основанном, а на испытании проходимом... Каждому из нас предлежит испытание веры, но не всем в одно время и не в одних и тех же вещах... Сии истины вам довольно известны... однако ж мало того, чтобы только знать, но нужно и опытом пройти, когда того нужда потребует, который кормчий искусным считается: тот ли, который всегда только в погоду управлял кораблем, или тот, который многие шумы и волнения в плавании претерпел? Конечно, испытавший неудобство и трудность! Много можно иметь сему примеров и в других делах, как-то: воине, лекаре, художнике и прочих, искусом прошедших свое звание, кольми паче в христианине вера познавается от искушений. Итак, что бы с нами ни последовало, надобно покоряться воле Божией с детскою покорностию, хотя и нельзя не ощущать скорби.

Вера и любовь Божии противными искушаются, т. е. будут разного рода искушения и скорби на сем пути, без коих не только невозможно спастись, но и в вере утвердиться. Премудрый Сирах пишет: чадо! аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение, управи сердце твое и потерпи (Сир. 2:1,2), а в Евангелии и в Посланиях Апостольских везде учат нас о терпении.

Кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение

Авва Дорофей сказал: «кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение, ибо всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение, да и то, что делается ради Бога, не может быть твердым, если не будет испытано искушением». Ты пишешь, что никак не можешь этого понять, почему это так должно быть? Довольно бы, кажется, верить богопросвещенному разумом великому старцу авве Дорофею, а не усиливаться постигнуть своим разумом, не имеющим еще дара рассуждения. Вот что пишет о сем св. Исаак Сирин: «Душа, приемшая попечение о добродетели и со опасством (с осторожностию и рассмотрением) и страхом Божиим живущая, не может быть без печали на всяк день, занеже добродетели сплетены имут печали с собою. Исходяй (уклоняющийся) от скорбей всяко и от добродетелей несумненно отлучается. Аще желаеши добродетели, предаждь себе во всяку скорбь: «скорби бо раждают смирение»... иже (кто) без скорби в добродетели своей обретается, дверь гордыни отверзеся ему...» (Слово 34)... Из всего этого видно, да и опыт нам показывает, что добродетелям противовоюют злобы (зло): и сие бывает попущением Божиим, чтобы мы не превозносились, исполняя добрые дела: а огнь искушений попаляет сие терние, и невольно смиряемся чрез искушение.

Всякому благому делу или предыдет, или последует искушение, а без того оное и прочно быть не может. Также вера и любовь к Богу противными искушаются. Вы пишете, что по возвращении вашем случились вам неприятности: препятствие от маменьки вашей на вступление в монастырь, отчего вы скорбите и все находитесь в слезах. Из сего замечайте, что сему благому вашему предприятию есть искушение: точно ли вы имеете истинное, а не ложное желание поступить в монастырь и уневестить себя Христу. Когда пребудете постоянны в своем намерении, не уклоняясь к светским веселостям и рассеяниям, то Бог, узрев таковое ваше произвольное желание, и маменьке вашей возвестит не противоречить и не препятствовать вашему намерению, да и сами вы увидите в себе прочность вашего желания, когда при скорбях и искушениях непоколебимо пребудете в оном.

Против искушений от помыслов призывайте имя Иисуса

Против искушений вражеских, по наставлению св. Иоанна Лествичника, будем ограждать себя именем сладчайшего Господа, будем призывать на них, т. е. духовных врагов наших, миротворивого Иисуса: «бий супостаты именем Иисусовым, больше сего оружия ни на небеси, ни на земли не обрящеши», пишет св. Лествичник. Хотя не можем художне, но просто вопия со смирением. Святой Нил Сорский очень подробно и явственно научает, как призывать Господа на прогнание помыслов. Но ведь брань духовная различна и непостижима, одно будем помнить, что смирение разрушает все козни и сети вражии. Да сподобит Господь стяжать и нам сие богатство! Оно может нам помочь в нищете и просветить нашу тьму.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com