ИЗРЕЧЕНИЯ СВЯТЫХ 

----картинка линии разделения----

 

Я иногда вижу себя похожим на коня, блуждающего без хозяина-владельца, – на которого садится всякий, кто ни нападет на него, – и когда пустит его один, ловит его другой и садится на него. 

Авва Исайя

 

---картинка линии разделения текста---

 

Авва Исаия

Авва Исайя

---картинка линии разделения---

Изречения

Авва Исайя сказал: я иногда вижу себя похожим на коня, блуждающего без хозяина-владельца, – на которого садится всякий, кто ни нападет на него, – и когда пустит его один, ловит его другой и садится на него.

Сказал опять: я похож на кого-нибудь такого, которого враги, схватив, связали и бросили в ров тинный, и если он возопиет ко Господу своему, они всего иссекают его ударами, чтоб молчал.

Опять сказал: я похож на птицу, за ногу привязанную малым отроком: когда (отрок) ослабит (нить, птица) тотчас воспаряет горе, думая, что отвязалась, но когда отрок потянет ее за нить, опять низвлекает ее долу. Таким я вижу и себя, и вот что хочу сказать этим: что не должно никому предаваться беспечности, до последнего издыхания.

Сказал опять: если, давши кому что взаймы, простишь ему, то будешь подражатель природе Иисуса, а если взыщешь, то – природе Адама, если же возьмешь рост, то это будет не по естеству даже и Адама (разумеется – ниже или против него).

Когда кто обвинит тебя по какому-либо делу, которое ты сделал или не сделал, то, если ты смолчишь, это будет по природе Иисуса, если скажешь в ответ: что я сделал? то это будет не по Его природе, – если же противоречишь слово за слово, то это будет против природы Его.

Если, совершая службы свои (leitorgias – молитвенные последования), совершаешь их в смиренномудрии как недостойный, то они приятны Богу, если же при сем взойдет на сердце твое и помянешь, как другой в эту пору спит, или нерадит о сем деле, то труд твой бесплоден.

Опять сказал о смиренномудрии, что оно не имеет языка, чтоб сказать о ком-либо, что он нерадив, или о другом, что он презритель есть; ни очей не имеет, чтоб усматривать недостатки других; ни ушей не имеет, чтоб слушать неполезное для души своей и ни до чего ему дела нет, кроме грехов своих, но ко всем людям оно мирно, по заповеди Божией, а не по дружбе какой. Кто и по шесть дней будет поститься и вдаст себя в великие труды и заповеди (подвиги), помимо пути сего, – все труды его тщетны.

Сказал опять: если кто приобретает вещь какую для своей нужды, а во время нужды не найдет ее, то напрасно он приобрел ее. Таков тот, кто говорит: боюсь Бога, а когда поставлен бывает в обстоятельства, где нужен бы был сей страх, – когда, например, находится в необходимости говорить с кем, и в это время чувствует или припадки гнева и дерзкой несдержанности, или позыв учить другого тому, до чего сам не достиг, или движение человекоугодия, или желание сделаться именитым среди людей, и прочих страстей проявление, – когда в это время не найдет он в себе страха Божия, то напрасны все труды его.

Если б Господь наш Иисус Христос не уврачевал прежде всех болезней человека, для которого пришел на землю, то, может быть, не дошел бы и до креста. Прежде пришествия Господа во плоти, человек был и слеп, и нем, и расслаблен, и глух, и прокажен, и хром, и умерщвлен всеми противоестественностями. Когда же Он сотворил милость и пришел к нам, то воскресил мертвого и сделал хромого ходящим, слепого зрящим, немого говорящим, глухого слышащим, – и восставил человека нового, свободного от всякой немощи. И тогда уже взошел на крест. И повесили с ним двух разбойников, из коих бывший по правую сторону прославлял Его и молил Его, говоря: помяни мя Господи во царствии Твоем (Лук. 23:42), а бывший по левую сторону злословил Его. – Это вот что означает. Прежде возникновения от нерадения, ум бывает заодно с вражескими силами. Когда же Господь наш Иисус Христос восставит его от нерадения его, и даст ему прозреть и все ясно различить, – и он возможет таким образом взойти на крест, тогда вражья сила начинает злословить его тяжкими словами, в чаянии, что, может быть, ум, расслабнув чрез это, отступит от трудов и возвратится опять к прежнему нерадению. Таково значение двух разбойников, которых Господь наш Иисус Христос разлучил от содружества друг с другом, и из которых один злословил Его, в чаянии, что, может быть, отторгнет Его от надежды Его, а другой не переставал умолять Его, пока не услышал: днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23:43). Этот явился похитителем и рая, и вкушает теперь от древа жизни.

Опять сказал о святом причащении, что его называют соединением с Богом. Но если мы побеждаемся страстями, – гневом ли, или завистью, или человекоугодием, или тщеславием, или ненавистью, или другою какою страстью, то далеки мы от Бога. Где же у нас соединение с Богом?

Когда вы совершаете свои службы (молитвенные последования) и, по совершении их, в сердце вашем подвигается какая-либо из сих помянутых страстей, то всуе все труды ваши: Бог не приемлет их.

Некто из старцев сказал ему: почему же они не толкают, Отче? Старец сказал: когда дождь ниспадет на землю засеянную, тогда она дает произрастение, а когда она не засеяна, то как даст произрастение? Если кто потрудится извергнуть из сердца своего неестественности (т.е. страсти), то они уже не движутся в нем. Бог хочет, чтоб человек был во всем Ему подобен. Для того пришел Он на землю и пострадал, чтоб изменить естество наше ожестевшее, и отсечь желания наши, и наше ложное знание, возобладавшее душой нашей. Бессловесные животные сохранили свою природу, а человек природу свою изменил. Теперь, как подчиняется скот человеку, так должен всякий человек подчиняться ближнему ради Бога: ибо на сие пришел Господь. Смотри же, сколько скот превышает тебя, опирающегося на мнимое знание свое. Посему, если я пожелаю придти в естественное состояние, то, как скот не имеет ни воли своей, ни знания, так должен и я делать, не только в отношении к тому, кто со мною есть, но и к тому, кто идет против меня: ибо такова воля Божия.

Кто хочет вступить на покой келейный и не быть олихоимствовану вражеством (вражьей силой, не быть ее добычей), тот отстраняется от людей во всем обеззабочивает себя относительно их, не входит в их дела, чтоб не порицать кого, не хвалить, не оправдывать, не ублажать, не высказывать его правоту, не опечалить его чем, не внимать его недостаткам, не оставлять в сердце своем остна враждебного против него помышления, и не губить (не тратить) ведения своего на неразумевающего, и воли своей на неразумного. Тогда познаешь самого себя, и поймешь, что вредно для тебя. Надеющийся на праведность свою и воли своей держащийся не может избежать вражества (козней вражеских), ни покой найти, ни увидеть, чего у него не достает. И когда изыдет он из тела, трудно ему найти милость. Конец же всего – Богу приседеть о Нем помышлять, к Нему прилепляться, и об угождении Ему заботиться всем сердцем и всей силой, иметь ко всем милосердие, плакать и молить Бога о помощи и милости Его.

Опять сказал относительно учения ближнего заповедям Божиим: почему знаю я, что принял меня Бог, чтоб сказать другому: сделай это или то, когда я сам под покаянием нахожусь по причине грехов моих? – Ибо человек когда-нибудь падший находится под покаянием. И не можешь ты иметь твердого удостоверения об участи своей, пока не познаешь, что совершилось в тебе отпущение грехов твоих. Признаком же сего служит то, если ничто из того, в чем согрешил ты, не движется в сердце твоем, – или, если, когда говорит кто тебе о том, а ты и не узнаешь даже, чтобы такое было, то явно, что совершилась на тебе милость. Если же это живет еще в тебе, подавляй то, и плачь о том: ибо страх и трепет и мука смертная – беззаботну быть о сем, пока предстанешь престолу Божию. – Если кто попросит тебя поучить его чему, и ты, предав душу свою на смерть, скажешь ему, как может он освободиться от того, что гнетет его, а он опять придет к тебе, тоже говоря, и нисколько не успев в том, что ты сказал ему, то явно, что он не исполнял того делом. Почему, отстань от него, ибо он умерщвляет душу твою. То велико для человека, чтоб он оставил свою правду, о коей думает, что она по Богу есть, и соблюл слово того, кто учит его по Богу. Вот и человек Божий, авва Нистерой, который видел славу Божию, – имея живущими с собою сыновей сестры своей, никаких не давал им приказаний, но каждого оставил на свою ему волю, не заботясь о них, хороши ли они были, или худы. Также о Каине и Авеле говорили: кто научил их делать то или это, когда не было еще ни Закона, ни Писания? (Конечно Бог), потому что, если Бог не научит человека, всуе трудится он.

Сказал опять: когда кто начнет говорить тебе слова неполезные, не слушай их, чтоб не сгубил он души твоей. Не стыдись лица его, и, боясь опечалить его, не потерпи, чтоб тебе говорилось то, думая: ведь я сердцем не принимаю того. Нет, не говори так. Ты не выше первозданного, которого Бог сотворил рукою Своею, – а ему не в пользу была злая беседа. Беги же и не слушай. Но, смотри, убегая телом, не пожелай знать (держать в памяти) сказанное, ибо хотя бы ты услышал малость некую, демоны не оставят (втуне) сказанного и тобою услышанного, но убьют тем душу твою. Бегая, беги в конец.

Опять сказал: из того, что вижу, заключаю, что выгоды, честь и покой борют человека до смерти.

Сказал опять: учить ближнего есть испадение души из своего чина, – и желать возвесть его в доброе состояние есть великое разорение души. Почему, всякий раз, как учишь ближнего своего: сделай это или то, – так помышляй о себе и думай, – что ты, взяв лом, разоряешь свой дом, желая устроить дом его.

Опять сказал: горе душе, согрешившей после святого крещения! Такой человек не может в беззаботности быть о себе, находясь под покаянием, – пал ли он телом (в телесные грехи), или украл, или в какой из прочих грехов поскользнулся, или о ком на тело взглянул страстно, или съел что тайно, осматриваясь, чтоб не увидел кто, или когда другой положил свой милотарий, ты полюбопытствовал, что есть в нем, – ибо поступающий так поносит Иисуса.

Тогда некто спросил его: неужели так важно это дело, отче? – И он сказал: как прокопавший стену, и взявший деньги, прельщен врагом, так им же прельщен и этот: ибо кто того победил, тот же победил и этого, – и в малых вещах побеждаемый побеждается и в великих.

Если человек сотворит силы великие и исцеления, и возымеет все знание, пусть и мертвых воскресит, но коль скоро впал он в грех, не может быть в беззаботности о себе, потому что состоит под покаянием. Также, если он много несет покаянных трудов, но увидев кого-либо во грехе, или в нерадении пребывающим, уничижит его, – всуе все покаяние его, так как он отринул член Христов, осудив его, а не оставив суда Судие Богу.

Опять сказал: все мы как во врачебнице находимся, – один болит глазами, другой – рукою, у того – веред, или другая какая из немощей. Бывает, что иные раны уже залечены, но если съешь что из вредного, они опять раскрываются. Так бывает и с состоящим в покаянии: когда он осуждает или уничижает кого, то опять разоряет свое покаяние. – Из тех, которые лежат во врачебнице в разных болезнях, если один кричит по причине своей боли, другой кто скажет ли: что кричишь? Не всякий ли о своей болезни помышляет? Так и если бы боль грехов моих была у меня пред глазами, не стал бы я смотреть на другого грешащего: подобно как из лежащих во врачебнице у врача, каждый остерегается съесть что могущее развередить рану его.

Горе душе, не хотящей избегать всякого греха! Много ей скорбей от (врагов) завидующих ей и идущих против нее. Почему она имеет нужду в великом долготерпении и благодарении за все. Так, когда народ (Израильский) был в Египте, все пили и ели вдоволь, работая однако ж Фараону, как рабы. Но когда Господь послал им помощь, т.е. Моисея, чтобы он освободил их от Фараона, тогда подпали они тяжелым трудам и чувствительным прискорбностям, и Моисей при всех язвах, какие Бог навел на Фараона, все еще не дерзал с уверенностью говорить об избавлении их от пагубы, пока не пришло время, и Бог не сказал ему: еще одну язву наведу на Фараона, и ты скажешь ему: отпусти народ, иначе я поражу первенца твоего. Тогда наконец восприял дерзновение Моисей. И сказал ему Бог: глаголи убо отай во уши людем, и да испросит кийждо у соседа, и жена у соседы своея, сосуды сребряны и златы, и ризы: и возложите на выи чад ваших, – и оберите Египтян (Исх. 11:1,2). Некоторые из сих вещей употреблены потом на сооружение скинии.

После сего авва сказал: вот что говорят о сем старцы. Сосуды серебряные, золотые, и ризы суть чувства, работающие врагу: означает же сказанное то, что если человек не исторгнет их от врага, чтоб они плод приносили Богу, покров упокоения Божия не низойдет на него, если же исторгнет их от врага и принесет ими плод Богу, то покров Божий приядет на него. И облак не осенил скинии, пока она в чем-либо недостаточествовала, но когда кончена была совершенно, тогда осенил. Так было и на храме, устроявшемся после того: пока чего-либо не доставало в нем, не осенил его облак, когда же был он совсем кончен, и были внесены в него кров и тук всесожжений и Бог обонял воню их, тогда облак осенил сей дом. То есть, пока не возлюбит человек Бога всею силою своею и всем помышлением своим, и не прилепится к Нему всем сердцем своим, покров упокоения Божия не придет на него.

Сказал опять: если ум, прежде чем чувства престанут немоществовать (работать страстям), захочет взойти на крест, то гнев Божий приходит на него за то, что начал дело выше меры своей, не уврачевав чувств своих.

Если миазмы (зловоние страстей) действуют в тебе, и ты сочувствуешь им, и содействуешь тому, что порождает их, а не печалишься об этом в болезни сердечной, то это ниже естества Адама.

Если сердце твое победило грех, и отвратилось от того, что порождает его, и ты положил муку адскую пред собою, и, желая иметь всегда сопребывающим тебе единого Помощника своего, ни чем не оскорбляешь Его, но плача пред Ним, говоришь: дело Твоей милости есть избавить меня, Господи, – сам же я бессилен избежать из рук врага, без Твоей помощи, а при этом внимаешь и сердцу своему, чтоб не опечалить научающего тебя по Богу: то это будет по естеству Иисуса – и Он сохранит тебя от всякого зла. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Евагрий Понтийский

 Авва Евагрий Понтийский

---картинка линии разделения---

Изречения Аввы

Авва Евагрий сказал: избегай беседы о мирском, чтоб ум твой не возмущался и правило безмолвия твоего не было нарушено.

Говорил также: много значит молиться без развлечения, а еще более петь псалмы без развлечения.

Еще говорил: помни всегда об исходе твоем, не забывай вечного суда, и сохранишь душу твою от всякого греха.

Еще говорил: не будь искушений, никто бы не спасся.

Сказал авва Евагрий: начало спасения – самоукорение.

Он же сказал: если впадешь в малодушие, молись, но молись со страхом и трепетом, молись усердно, бодренно и трезвенно.

В начале своего монашеского жительства авва Евагрий пришел к некоторому старцу и сказал ему: Авва! Преподай мне душеспасительное слово. Старец сказал ему: если хочешь спастись, то к кому бы ты ни пришел, не говори прежде, нежели он спросит тебя.

Однажды по какому-то делу было собрание в кельях, и авва Евагрий говорил тут. Пресвитер говорит ему: мы знаем, авва, что если бы ты был на своей стороне, уже давно бы мог быть епископом и начальствовать над многими, а теперь ты сидишь здесь как странник. Авва Евагрий, хотя был тронут сим, но не смутился и, кивнув головою, сказал: точно так, отец, но единою глаголах, второе не приложу (Иов. 39:35).

Евагрий в своем Гностике говорит: мы научились у праведного Григория, что главных добродетелей четыре: разумность, мужество, целомудрие и справедливость.  Дело разумности, говорил он, состоит в том, чтоб созерцать умные святые силы, дело мужества – стоять в истине и, хотя бы встретилось противоборство, не уклоняться к несущему; приняв семена от первого земледельца, отвращаться от всевателя (врага) свойственно, по его мнению, целомудрию. А дело справедливости – воздавать каждому по достоинству.

Там же говорит он: столп истины, Василий Каннадокийский, говорит: знание, происходящее от людей, усовершается постоянным занятием и упражнением, а происходящее от благодати – правдой, кротостью и милосердием: первое могут приобретать и люди страстные, а последнее в состоянии принимать только бесстрастные, которые во время молитвы зрят свет, озаряющий их ум.

Еще говорил он там: Ангел Тмуитской церкви Серапион сказал, что ум очищается, упоеваясь духовным ведением, любовь врачует гнев, воздержание обуздывает похоть и пожелание.

Еще: Дидим говорил: непрестанно беседуй сам с собою о Промысле и о суде, и предметы их старайся содержать в памяти. Промысел особенно виден в возведении нас от греха и неведения к добродетели и ведению.

Неуместно ищущему почестей бегать трудов, за которые честят.

Хочешь ли познать Бога? Познай прежде себя самого.

Истинный друг тот, кто спешит сообщить о радостных случаях.

Ни с чем несообразно высоко о себе думать, делая низкие дела.

Во всяком самомнение мешает самопознанию.

Неразумной жизни демон – Игемон (правитель).

Благородство души обнаруживается в ее благонастроении.

Богочестив тот, кто себе не противоречит (живет сообразно требованиям разумной природы).

Храм Божий – человек безукоризненный.

Злейшее стяжание – жизнь непотребная.

Говори, что должно и когда должно. И не услышишь, что не должно.

Лучшее стяжание – друг верный.

Болезнь души – нрав тщеславный.

Странник и бедный – Божий коллурий (Апок. 3:18). Коллурием помажи очи твои, да видиши. Коллурий – милосердование к нуждающимся.

Принимающий их, скоро прозрит.

И всем благотворить хорошо, особенно же тем, кои не могут воздать.

Ритор правдивый – стакан холодной воды.

Целомудрие и кротость души – Херувим.

Честь в старости есть доказательство трудолюбия прежде старости.

Рачительность в юности есть залог чести в старости.

Светлица (мезонин) души – истинное созерцание.

Любя, что не должно, не будешь любить, что должно.

Лучше принять золото поддельное, чем друга (поддельного).

Душа чистая по Богу – Бог.

Горе от самолюбия, все ненавидящего!

Начало любви – взаимное оказание чести (или доброе друг о друге мнение, или предположение славных в другом достоинств).

Хорошо богатеть кротостью и любовью.

Гордый помысел – веяло добродетели.

Путь ровным делается от милостыни.

Несправедливый судья – оскверненная совесть.

Срамно рабствовать плотским страстям.

Если хочешь быть без печали, старайся угодить Богу.

Кто хорошо о себе печется, о том печется и Бог.

Целомудренное сердце есть пристанище созерцаний.

Если хочешь узнать себя, кто ты, не смотри, каким ты был, но каким создан в начале.

Душа тщеславная – яма безводная.

Гордая душа есть вертеп разбойников, она не терпит гласа ведения.

Злое заблуждение мужа истинного – не знать Писания.

Боишься ли ты Бога, познай из слез.

Смирение души есть оружие несокрушимое.

Муж добродетельный есть райское древо.

Иисус Христос есть древо жизни. Пользуйся им, как должно, и не умрешь во веки.

Благотвори истинно бедным, и вкусишь Христа.

Вкушать Тело Христово есть истинная сила.

Если любишь Христа, не забывай исполнять Его заповеди.

Ибо отсюда познается, кто после Бога есть добра делатель.

Друг по Богу мед и млеко источает в словесах истины.

Душа нерадивая не будет иметь такого друга.

Помысел сластолюбивый жестокий деспот.

Умалчивать истину - значит золото зарывать в землю

Бога боящийся все делает по Богу.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей

---картинка линии разделения---

Различные краткие изречения

Авва Дорофей говорил, что полагающемуся на свой разум или на своё суждение невозможно повиноваться или последовать доброму делу ближнего.

Говорил также: будучи страстными, мы отнюдь не должны веровать своему сердцу, ибо кривое правило и прямое кривит.

Говорил также: кто не презрит всех вещей, славы и телесного покоя, а вместе с тем и самооправдания, тот не может ни отсечь своих пожеланий, ни избавиться от гнева и скорби, ни успокоить ближнего.

Говорил также: не великое дело не судить того или сострадать тому, кто находится в скорби и покоряется тебе, но велико - не судить того, кто тебе противоречит, не мстить ему по страсти, не соглашаться с осуждающим его и радоваться вместе с предпочтённым тебе.

Ещё сказал: не требуй любви от ближнего, ибо требующий её смущается, если её не встретит, но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься, и таким образом приведёшь и ближнего к любви.

Ещё сказал: кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение, ибо всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение, да и то, что делается ради Бога, не может быть твёрдым, если не будет испытано искушением.

Ещё сказал: ничто так тесно не соединяет людей между собою, как то, когда они сорадуются друг другу в одном и том же, и имеют одинаковый образ мыслей.

Ещё сказал: не презирать даяния ближнего есть дело смиренномудрия: и должно принимать оное даяние с благодарностию, хотя бы оно и было мало и незначительно.

Ещё сказал: если мне встретится какое-либо дело, то мне приятнее поступить по совету ближнего, хотя бы случилось испортить оное, по его совету, нежели и хорошо исполнить дело, последовав своей воле.

Ещё сказал: во всяком деле хорошо самому заботиться о том немногом, в чём нуждаешься, ибо не полезно по всему быть успокоенным.

Ещё сказал: при всяком случавшемся со мною деле, я никогда не желал ограждать себя человеческою мудростию: но что бы то ни было, я всегда делаю по силе моей и всё предоставляю Богу.

Ещё сказал: кто не имеет своей воли, тот всегда исполняет своё желание. Поелику таковой не имеет своего желания, то, что бы ни случилось с ним, он всем бывает доволен, и так оказывается, что он всегда исполняет свои желания, ибо он не хочет, чтобы дела исполнялись так, как он желает, но хочет, чтобы они были как будут.

Ещё сказал: неприлично кому-либо исправлять брата в то самое время, когда он согрешает против тебя, да и в другое время не должно делать сего для того, чтобы мстить за себя.

Говорил также: любовь по Богу сильнее естественной любви.

Говорил также: не делай зла даже и в шутку, ибо случается, что иной сначала шутя делает злое, а после, и нехотя, им увлекается.

Говорил также: не должно желать избавиться от страсти для того, чтобы избежать происходящей от неё скорби, но по совершенной ненависти к ней, как сказано: совершенною ненавистию возненавидех я: во враги быша ми (Пс. 138:22).

Говорил также: невозможно кому-либо разгневаться на ближнего, если сердце его сперва не вознесётся над ним, если он не уничижит его, и не сочтёт себя высшим его.

Говорил также: признаком того, что кто-либо добровольно исполняет страсть, служит его смущение в то время, когда его обличают или исправляют в ней. А без смущения переносить обличение, т.е. вразумление, есть признак того, что кто-либо был побежден страстию или исполнил её по неведению. Богу же нашему подобает слава во веки веков. Аминь.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com