ЛЮБОМУДРИЕ

 ----картинка линии разделения----

 

Истинное  любомудрие  состоит в том, чтобы провождать житие в чистоте и всегда возноситься душою превыше телесных страстей.

Преподобный Нил Синайский

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

---картинка линии разделения---

Любомудрый  всегда заключен в естественном монастыре - сво­ем теле

В строгом смысле любомудрый, имея собственное тело свое приютом и безопасным пристанищем для души, хотя бы случилось ему быть на рынке, или в торжествен­ном собрании, или на горе, или в поле, или среди народ­ного множества, всегда заключен в этом естественном сво­ем монастыре, внутрь собирая свой ум и любомудрствуя о том, что ему прилично. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов 

---картинка линии разделения---

Невозможно достигнуть мудрости, не живя мудро

Любомудрие делается от страданий мужественнее и твердеет в бедствиях, как раскаленное железо в холодной воде.

Желаю, чтобы ты и в самом страдании любомудрствовал, теперь-то особенно очистил свою мысль, показал, что ты выше уз и почитаешь болезнь наставлением в полезном, а это значит, что презираешь тело и все телесное, все, что скоротечно, непостоянно и скорогиблюще, всецело предаешься горнему, вместо настоящего живешь будущим, обращая здешнюю жизнь, как говорит Платон, в помышление о смерти, и по мере сил отрешая душу от тела, или, говоря по Платонову, от гроба. Если так любомудрствуешь и такое имеешь расположение духа... то и сам себе окажешь весьма великую пользу, и у нас отнимешь причину скорбеть о тебе, и многих научишь любомудрствовать в страданиях, а сверх того немалую получишь выгоду (если об этом заботишься сколько-нибудь), заставив всех удивляться тебе.

Любомудрие умеет... и счастьем пользоваться умеренно, и в бедствиях соблюдать благоприличие.

Любомудрствовать о Боге можно не всякому, и не всегда, и не пред всяким, и не всего касаясь. Любомудрствуют те, которые провели жизнь в созерцании и очистили душу и тело, ибо только чистый прикасается к Чистому.

Все любомудрие разделяется на две части — на умо­зрительную и деятельную, из коих первая выше, но труд­нее к уразумению, а другая ниже, но полезнее. У нас обе они одна другой способствуют. Умозрение служит нам сопутником к горнему, а деятельность — восхождением к умозрению: ибо невозможно достигнуть мудрости, не живя мудро. 

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Григорий Нисский

Святитель Григорий Нисский 

---картинка линии разделения---

Отличие жизни любомудрой — целомудренность

Деятельное любомудрие не заключает в себе доста­точной пользы, если не управляет делами истинное благо­честие.

Благочестивый образ жизни обязателен для всех, как мужей, так и жен; отличие же жизни любомудрой — целомудренность, а она сохраняется при несмешанном и отдельном образе жизни, чтобы природа не оскорблялась смешением и тесным сближением ни женщин с мужчи­нами, ни мужчин с женщинами, коль скоро они стремятся к соблюдению целомудрия.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст 

----картинка линии разделения----

Великое благо любомудрие

Цель любомудрия в том и состоит, чтобы с мудростью соединять простоту.

Любомудрие души настолько труднее и тяжелее изучения наук, насколько деятельность труднее  разглагольствования и насколько дела труднее слов.

Когда эта добродетель <любомудрие> вкоренится в сердцах слушателей, то и все прочие добродетели могут уже безопасно назидаться.

Не будем враждовать даже против тех, кто оскорбляет нас, хотя бы это были и облагодетельствованные нами (в этом-то и состоит самое высокое любомудрие).

Любомудрой душе свойственно не мстить за оскорбление себя, но сильно восставать против оскорбления Бога.

Немаловажный вид любомудрия в том, чтобы веселиться о Боге. Кто веселится о Боге, как должно, тот отвергает всякое житейское удовольствие.

Ничто так не приятно Богу, как если кто считает себя в числе величайших грешников. Это есть начало всякого любомудрия: смиренный и сокрушенный никогда не будет ни тщеславиться, ни гневаться, ни завидовать ближнему, — словом, не будет питать в себе ни одной страсти.

Ничто столько не отличает любомудрия, как то, чтобы не иметь ничего излишнего и довольствоваться как можно меньшим.

Кто не может презреть вещей земных, тот может ли когда-нибудь любомудрствовать о Небесном?

Великое благо любомудрие, оно и здесь уже вознаграждает нас. Так, кто презирает богатство, тот уже здесь получает пользу, потому что избавляется от излишних и бесполезных забот. Кто попирает славу, уже здесь получает награду, потому что не служит никому рабом, но бывает свободен истинною свободою; кто желает небесных благ, уже здесь получает воздаяния, потому что, вменяя в ничто все настоящее, легко побеждает всякую печаль.

Кто, прежде всего, научится быть любомудрым, тот через это приобретет богатство, превосходящее всякое богатство, и величайшую славу.

При отсутствии любомудрия самое обильное риторство не принесет никакой пользы.

Хотя дети, плывя в лодке, и пугаются, но кормчий сидит улыбаясь и спокойно, смотрит и забавляется их страхом: так и душа любомудрая при благоразумии, как бы на корме и у руля, пребывает непоколебимой, тогда как все остальные мятутся или же, при перемене обстоятельств, некстати смеются.

Ничто так не препятствует любомудрию, как жизнь в удовольствиях, напротив, скорбь способствует любомудрию.

Хорошо — не обижать, но гораздо лучше и достойнее любомудрой души — не мстить за обиды.

Ближний обидел и огорчил тебя, и сделал тебе множество зла?

В этом случае ты сам не мсти ему, чтобы не оскорбить тебе своего Господа: предоставь Богу, и Он устроит дело гораздо лучше, нежели как тебе хочется. Тебе Он повелел только молиться за оскорбившего, а как поступить с ним, — это повелел предоставить Ему. Сам ты никогда не отомстишь за себя так, как Он готов отомстить за тебя, если только Ему предоставишь это, — если не будешь молиться о наказании оскорбившего, но предашь суд в Его волю. В самом деле, хотя бы мы и простили обидевшим, хотя бы примирились с ними, хотя бы молились за них, но, если они и сами не переменятся и не сделаются лучшими, Бог не простит им, не простит, впрочем, для их же пользы. Тебя Он похвалит и одобрит за любомудрие, а (врага) накажет, чтобы он не сделался худшим от твоего любомудрия.

Бедный, свободный от роскоши, невоздержания и беспечности, употребляя все время на рукоделия и праведные труды... от этого <приобретает> в душе великое любомудрие.

Если Бог оставляет некоторых людей в бедности и нищете, то оставляет для того, чтобы исправить душу их и сделать ее более любомудрою.

Бедность есть мать любомудрия, и это каждый день открывается на опыте. Сколько бедных гораздо благоразумнее и мудрее богатых, и даже здоровее телом, так как бедность правильно устрояет их тело и душу.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Исихий Иерусалимский

Преподобный Исихий Иерусалимский  

---картинка линии разделения---

Деятельное любомудрием ума

Усумнится и поколеблется всякий монах взяться за духовное делание прежде отрезвления ума, — потому ли, что не познал еще красоты его, или потому, что, познав­ши, бессилен решиться на это по недостатку ревности. Но это колебание, несомненно, рассеется, коль скоро он всту­пит в делание хранения ума, которое есть и именуется мысленным  любомудрием  или деятельным любомудрием ума. Потому что тогда обретет он Путь, Который сказал: Аз есмь путь, и воскресение, и живот (Ин. 14:6). 

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исидор Пелусиот

Преподобный Исидор Пелусиот 

----картинка линии разделения----

Кто упражняется в словопрениях, тому невозможно пре­успеть в любомудрии

Не гоняющихся за выражениями, не витий, не ис­кусных в словопрении, не величающихся силою слова должно называть мудрыми, но тех, которые отличаются деятельным любомудрием. Если же украшает их и любо­мудрие умственное, то наименовать их должно мудрей­шими. А если — и любомудрие созерцательное, разумею благочестие, о котором одном утверждаем, что оно в соб­ственном смысле есть мудрость, то надлежит назвать пре­мудрыми. Первое любомудрие есть как бы основание и здание, второе — как бы украшение, а последнее — как бы верхний венец здания. Посему как без основания и здания не имеют места ни то, что украшает здание, ни то, чем венчает оное, так и без добродетели не будут иметь места ни умственное, ни созерцательное любомудрие.

Когда высота ума ведет не к высокомерию, а к скром­ности, тогда избегает она и кичливости, и раболепства, не позволяя, чтобы неблагообразное примешивалось к благо­приличному.

 

---картинка линии разделения текста---

     

Преподобный Нил Синайский

Преподобный Нил Синайский 

---картинка линии разделения---

Любомудрие есть исправление нравов, при истинном вЕдении Сущего

Многие из эллинов и немалое число иудеев предначинали любомудрствовать, но одни ученики Христовы возревновали об истинном любомудрии, потому что они одни имели учителем самую Премудрость, показующую на деле, какой образ жизни приличен такому предначинанию. Ибо первые, как бы представляясь действующими на позорище, украшали себя чужою личиною, нося на себе одно имя и будучи лишены истинного любомудрия. Ветхим плащом, бородою и жезлом выказывали они свое любомудрие, но заботились о теле, служили похотям, как госпожам, были рабами чрева, допускали грубые удовольствия как дело естественное, покорствовали гневу, любили славу, с жадностью, подобно псам, кидались на роскошные трапезы, не зная того, что любомудрому, прежде всего, должно быть свободным и паче всего избегать того, чтобы быть рабом страстей или наемником и слугою невольников. Ибо, кто жил как должно, тому нимало не повредило, что был он рабом у людей, а у кого госпожами страсти, тот, служа удовольствиям, подвергается стыду и возбуждает великий смех.

Иные из них вовсе не радят о деятельной жизни, занимаются же, как думают, любомудрием умозрительным, вдаются в исследования трудные, толкуют о том, чего и доказать нельзя, хвалятся, что знают величину неба, меру солнца и действенность звезд. А иные покушались иногда и богословствовать, хотя в этом и истина неисследима, и догадка опасна; жили же бесчестнее во грязи валяющихся свиней. Если же некоторые вели и деятельную жизнь, то стали хуже первых, подъяв труды для славы и похвалы, ибо не из чего иного, как из желания показать себя и из славолюбия, предначинали многое сии жалкие, дешевую и ничтожную награду прияв за таковое злострадание: потому что всегда молчать, питаться травою, прикрывать тело худыми рубищами и жить, заключившись в бочке, не ожидая за сие никакого воздаяния по смерти, хуже всякого безумия. Это значило настоящею жизнью ограничивать награды за добродетель, налагать на себя подвиги, за которые нет и времени получить венцы, вести непрестанную борьбу без всяких за нее воздаяний, быть в состязаниях, ничего не доставляющих, кроме пролития пота.

Из иудеев же чтителями этого образа жизни оказываются потомки Ионадавовы, которые, принимая всякого желающего так жить, подчиняют тому же уставу, сами живя всегда в кущах, воздерживаясь от вина и от всякой роскоши, довольствуясь бедною трапезою, соразмерною с телесною потребностью. Поэтому они как весьма заботятся о нравственном образовании, так и проводят много времени в умозрениях, почему и называются ессеями, так что самое имя дает видеть в них людей мудрых.

Одним словом, по их мнению, цель любомудрия вполне достигается, когда дела нимало не противоречат обету. Но что пользы от подвигов и многотрудного борения для них, отринувших Законоположника Христа? И у них гибнет также мзда за труды, потому что отреклись от Раздаятеля наград истинной жизни, и потому далеки от любомудрия. Ибо любомудрие есть исправление нравов, при истинном вЕдении Сущего. И далеки от него те и другие, и иудеи, и эллины, отвергнувшие Премудрость, снисшедшую с Небес, и покусившиеся любомудрствовать без Христа, Который один и делом и словом указал истинное любомудрие.

Он первый жизнию Своею проложил путь к сему любомудрию, показав образ чистого жития, возносясь всегда душою выше телесных страстей, а напоследок, когда домостроительствуемое Им спасение людей потребовало смерти, не пощадив и души; и тем научая, что вознамерившемуся право любомудрствовать должно отречься от всего приятного в жизни, трудиться же, пренебрегая телом, господствовать над страстями и не высоко ценить самую душу, но, когда и ее должно положить для показания добродетели, охотно предавать ее. И сей-то заимствовав образ жизни, святые Апостолы подражали оному. Как скоро были призваны, отрешились они от жизни мирской, в ничто вменили отечество, род, имение, немедленно вступили в жизнь суровую и многотрудную, преодолевали все неудобства, скорбяще, озлоблени (Евр. 11:37), подвергаясь гонениям, наготуя, терпя недостаток в самом необходимом, а впоследствии отваживаясь и на смерть. Во всем прекрасно подражали они Учителю и в жизни своей оставили образец наилучшего жития.

Но поелику все христиане, будучи обязаны по сему образцу начертывать жизнь свою, или не восхотели, или не имели сил к подражанию, немногие же возмогли стать выше мирских мятежей, избежать бурной городской жизни и, таким образом, поставив себя вне волнений, возлюбить иноческую жизнь, то одни последние соделали жизнь свою отпечатком апостольской добродетели, стяжанию предпочтя нестяжательность, чтобы ничем не развлекаться, пред пищею изысканною отдавая преимущество наскоро уготованной, чтобы, телесной потребности удовлетворяя снедию, какая случилась, предотвратить тем восстание страстей; возгнушавшись же одеждами пышными и сверх потребности сделанными, как примышлением человеческой роскоши, по нужде тела употребляли они ризу простую и нехитрую, презрев наслаждения, признав нелюбомудренным делом оставить попечение о Небесном, а занимать ум тем, что лежит на земле и само собою достается зверям, не знали они мира, став вне человеческих страстей: не было между ними ни преимуществующего, ни уступающего преимущество, ни судящего, ни судящегося.

Ибо у каждого неподкупным судиею была своя совесть, и не случалось, чтобы один богател, а другой обнищевал, один истаивал голодом, а другой расседался от пресыщения, потому что скудость недостаточных восполнялась щедростию избыточествующих. Были у них равенство и одинаковость прав, а неравность изгонялась добровольным соединением преимуществующих с низшими. Лучше же сказать, не было тогда равенства, потому что и тогда производило неравности усердие старающихся более смириться, как ныне производит их неистовое стремление усиливающихся более прославиться.

Изгнана была у них зависть, не имела места ненависть, бежало от них тщеславие, уничтожена была гордость, истреблено все, что могло стать причиною возмущения, – для сильнейших страстей были они какими-то мертвецами и бесчувственными, даже и во сне не мечтавшими о них, потому что вначале ежедневными подвигами и терпением прекрасно отклонили от себя и памятование о страстях. Одним словом, утвердившись в таком состоянии, стали они как бы светильниками, сияющими во тьме, неблуждающими звездами, озаряющими мрачную ночь жизни, окружающею их неволненностию указуя всем, как удобно укрыться в пристань, безвредно избежав нападения страстей.

Истинное любомудрие состоит в том, чтобы провождать житие в чистоте и всегда возноситься душою превыше телесных страстей.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Преподобный Григорий Синаит

Преподобный Григорий Синаит 

---картинка линии разделения---

Совершенный любомудрец тот, кто преуспел в Боголюбии

Истинный любомудрец есть тот, кто от существующих вещей познал Творца их и от Творца уразумел сущее и Божественное, не научением только познал, но и испытал. Или: совершенный любомудрец тот, кто преуспел в нрав­ственном, естественном и богословском любомудрии, паче же в Боголюбии. 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник 

----картинка линии разделения----

Деятельное и добродетельное любомудрие

Деятельное любомудрие деятеля делает высшим страстей, а созерцательное знателя ставит выше всего видимого, возводя ум его к сродным ему предметам. Придумание произвольных притрудностей, и наведение непроизвольных, хотя заморяют похотение, пресекая действенное его движение, не уничтожают, однако же, силы или способности к рождению, лежащей в естестве нашем, как закон. Ибо добродетельное любомудрие обыкновенно порождает бесстрастие воли, а не естества: по каковому бесстрастью воли посещает ум благодать Божественного услаждения.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru