НЕОПИСУЕМОЕ

 ----картинка линии разделения----

 

Одно Божество неописуемо, как безначальное и бесконечное, все содержащее и никаким понятием необъемлемое, ибо оно необъемлемо и беспредельно, никому не ведомо и ведомо только Самому Себе. 

Святитель Иоанн Дамаскин

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Дамаскин

Святитель Иоанн Дамаскин

----картинка линии разделения----

О том, что одно только Божество неописуемо

Телесное место есть предел содержащего, в котором содержится содержимое; например, воздух содержит, а тело содержится. Но не весь содержащий воздух есть место тела содержимого, а только предел содержащего воздуха, объемлющий содержимое тело. Вообще же (должно знать), что содержащее не заключается в содержимом. Но есть и духовное (мысленное) место, где представляется и находится духовная и бестелесная природа, где именно она присутствует и действует, но содержится не телесно, а духовно, ибо она не имеет определенного вида, чтобы могла содержаться телесно. Итак, Бог, будучи невещественным и неописуемым, не находится в месте: Он место Сам для себя, как все наполняющий, выше всего сущий и Сам все содержащий. Однако говорится, что и Он находится в месте, и где Его действие бывает явно, то и называется местом - Божиим. Ибо Он Сам, не смешиваясь ни с чем, проникает все и всему дает участвовать в своем действии, по достоинству и восприемлемости каждого: говорю же я о чистоте физической и нравственной. Ибо невещественное чище вещественного, и добродетельное - порочного. Итак, местом Божиим называется то, что наиболее участвует в Его действии и благодати. Поэтому небо - Его престол, ибо на небе Ангелы творят волю Его и всегда славят Его, - что и составляет Его покой, а земля - подножие ног Его (Ис.66:1), потому что на ней Он во плоти с человеки поживе (Вар.3:38). Ногою же Божиею названа святая Его плоть. Называется же местом Божиим и церковь, потому что мы отделяем ее, как некое священное место, на славословие Богу, здесь же воссылаем к Нему и наши молитвы. Равным образом и другие места, где только очевидно нам действие Его или во плоти, или без тела, называются местами Божиими. Должно же знать, что Божество неделимо, так что Оно все и везде есть, и не часть в части, разделяемая телесным образом, но все во всем и все выше всего. 

О месте ангела и души и о неописуемом

Что касается Ангела, то он, хотя телесным образом и не содержится в месте так, чтобы получал образ и определенный вид, однако о нем говорится, что он находится в месте духовным присутствием и действием, как это свойственно его природе, и не везде присутствует, но где действует, там духовным образом и ограничивается, потому что не может действовать в одно и то же время в различных местах. Одному Богу свойственно действовать повсюду в одно и то же время. Ибо Ангел действует в различных местах, по быстроте своей природы и по способности легко, т.е. скоро переходить, а Божество, будучи везде и выше всего, действует одним и простым действием в разных местах в одно и то же время. Душа же соединяется - с телом вся со всем, а не часть с частью; и не содержится им, а его содержит, как огонь железо, и, пребывая в нем, производит свойственные ей действия. 

Описуемо есть то, что объемлется или местом, или временем, или пониманием, неописуемо же есть то, что ничем таковым не объемлется. Итак, одно Божество неописуемо, как безначальное и бесконечное, все содержащее и никаким понятием необъемлемое; ибо оно необъемлемо и беспредельно, никому не ведомо и ведомо только Самому Себе. Ангел же ограничивается и временем - ибо имеет начало бытия своего, и местом - хотя и в духовном смысле, как прежде мы сказали, и постижимостью, ибо Ангелы некоторым образом знают и природу друг друга, и совершенно ограничиваются Творцом. А тела ограничиваются и началом, и концом, и телесным местом, и постижимостью. Свод мыслей о Боге и Отце, и Сыне, и Святом Духе. И о Слове и Духе. Итак, Божество совершенно, непреложно и неизменно. Оно, по своему предведению, предопределило все, не от нас зависящее, назначив всему свойственное и приличное время и место. Поэтому-то Отец не судит никому же, но суд весь даде Сынови (Ин.5:22). Ибо судит, конечно, Отец и Сын, как Бог, и Дух Святый, но один Сын, как человек, телесным образом снидет и сядет на престоле славы (Мф.25:31), потому что только ограниченному телу приличны схождение и сидение, и будет судить вселенную в правде (Деян.17:31). 

Все отстоит от Бога, но не местом, а природою. В нас благоразумие, мудрость и решение являются и исчезают, как свойства, но не в Боге: в Нем ничего не возникает и не убывает, ибо Он неизменяем и непреложен, и Ему нельзя приписывать ничего случайного. Ибо благо Он имеет сопутствующим Его существу. Кто всегда стремится желанием к Богу, тот Его видит, ибо Бог во всем, все сущее зависит от Сущего, и ничто не может существовать, что не имело бы бытия своего от Сущего, потому что Бог, как содержащий природу, соединен со всем, а со святою Своею плотью Бог-Слово соединился ипостасно и с нашею природой сблизился неслиянно. 

Никто не видит Отца, как только Сын и Дух (Ин.6:46). Сын есть совет, мудрость и сила Отца. Ибо нельзя приписывать Богу качества, чтобы не сказать нам, что Он сложен из существа и качества. Сын - из Отца, и все, что имеет, из Него имеет (Ин.5:30), поэтому и не может ничего делать Сам от Себя, ибо Он не имеет действия особого по сравнению с Отцем. Что Бог, будучи невидим по естеству, видимым делается по действиям, это нам известно из устройства мира и Его управления (Прем.13:5). Сын есть образ Отца, а образ Сына - Дух, чрез Которого Христос, обитая в человеке, дает ему то, что есть соответственно образу (Божию). Бог - Дух Святый - среднее между нерожденным и рожденным, и чрез Сына соединяется с Отцем. Он называется Духом Божиим. Духом Христовым, Умом Христовым, Духом Господним, Само-Господом, Духом сыноположения, истины, свободы, премудрости, как производящий все это; Он все наполняет Своим существом и все содержит, наполняя Своим существом мир, но, не ограничиваясь миром по силе. 

Бог есть существо присносущное, неизменяемое, всесозидающее, поклоняемое благочестивым умом. Бог есть Отец, всегда сущий, нерожденный, потому что ни от кого не родился, но родивший соприсносущного Сына. Бог есть и Сын, всегда сущий со Отцем, из Которого родился безвременно и вечно, вне истечения, и бесстрастно, и неразлучно. Бог есть также и Дух Святый, сила освятительная, ипостасная, от Отца исходящая неразлучно и в Сыне почивающая, единосущная со Отцем и Сыном. Есть Слово, существенно всегда присущее Отцу. Слово есть и естественное движение ума, согласно с которым он движется, мыслит, рассуждает; - оно как бы отсвет и сияние ума. Опять есть слово внутреннее, произносимое в сердце. Опять - слово произносимое есть вестник мысли. Итак, Бог Слово есть и самостоятельно, и ипостасно, прочие же все три слова суть силы души, не созерцаемые в их собственной ипостаси, именно, первое есть естественное порождение ума, всегда естественно из него проистекающее, второе называется внутренним, а третье произносимым. И Дух понимается многоразличным образом. Есть Дух Святый. И действия Духа Святаго называются духами. Дух есть и благий Ангел, дух - и демон, дух есть и душа, иногда и ум называется духом, дух - и ветер, дух - и воздух.

Свойства Божеского естества

Бог - существо несозданное, безначальное, бессмертное, бесконечное и вечное; бестелесное, благое, вседеятельное, праведное, просветительное, неизменное, бесстрастное, неописуемое, невместимое, неограниченное, беспредельное, невидимое, непостижимое, вседовольное, самодержавное и самовластное, вседержительное, жизнедательное, всесильное, беспредельно мощное, освятительное и общительное, всесодежащее и сохраняющее, и обо всем промышляющее - таково есть Божество, Которое все это и тому подобное имеет по самой природе, а ниоткуда не получило, но само сообщает всякое благо Своими тварям, - каждой по ее приемной силе. Ипостаси пребывают и обитают одна в другой, ибо они и неотлучны, и неудалимы одна от другой, неслитно вмещаясь одна в другой, но не так, чтобы они смешивались или сливались, но так, что они одна в другой находятся. Ибо Сын в Отце и Духе, и Дух в Отце и Сыне, и Отец в Сыне и Духе, без всякого уничтожения или смешения, или слияния. И одно и то же у них движение, ибо едино есть устремление и едино движение трех Ипостасей, чего в сотворенной природе усмотреть невозможно. Кроме того, божеское просияние и действие, будучи едино, просто и нераздельно, пребывает простым и тогда, когда разнообразится по видам благ, сообщаемых отдельным существам, и когда разделяет всем им то, что составляет соответственную каждой вещи природу, но, нераздельно размножаясь в отношении к отдельным существам, оно и самые отдельные существа возводит и обращает к собственной своей простоте. Ибо все существа стремятся к Божеству и в Нем имеют бытие, так как Оно сообщает всем бытие, сообразное природе каждого; и Оно есть бытие вещей существующих, жизнь живущих, разум разумного и ум умного, само между тем Оно выше ума, выше разума, выше жизни, выше существа. Еще же должно присоединить и то, что Оно чрез все проникает, ни с чем не смешиваясь, но чрез Него Самого ничто не проникает. Оно и все знает простым ведением, и все просто зрит божественным, всесозерцающим и невещественным своим оком, все - и настоящее, и прошедшее, и будущее, прежде бытия их. Оно безгрешно, и отпускает грехи, и спасает. Оно все, что хочет, может, но не все, что может, хочет, так, Оно может погубить мир, но не хочет.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Петр Дамаскин

Преподобный Петр Дамаскин

----картинка линии разделения----

Божество неописуемо, беспредельно, не имеет образа и вида

Представлять себе во время молитвы какой-либо образ, вид или помысл не только нехорошо, но, напротив, весьма вредно. Ум должен быть в месте Божием... если ум ощущает себя, то он уже не в Боге едином, но и в себе... Ибо Божество неописуемо, беспредельно, не имеет образа и вида, и тот, кто говорит, что ум его с единым Богом, также должен иметь ум безвидным, не имеющим очертания, необразовидным и неразвлекаемым. А что вне этого, то обольщение демонское. Потому и должно быть внимательным и без вопрошения опытных не утверждать никакого помысла ни доброго, ни худого, ибо мы не знаем ни того, ни другого. Демоны преобразуются, во что хотят, и такими нам являются, как и человеческий ум и сам преобразуется, во что хочет, и очерчивается по виду воспринимаемого им предмета, но демоны делают это для того, чтобы обольстить нас, а ум наш блуждает неразумно, стремясь достигнуть совершенства. Однако насколько кто может, — должен заключать ум в каком-либо поучении по Богу. Ибо, как телесных деланий семь, так и видений ума, т. е. познаний, восемь. Три из них предшествуют видению о пречистых страданиях Господа, в которых и должно всегда поучаться внутри себя, чтобы плакать о душе своей и о подобных себе, т. е. размышлять о бедствиях, бывающих с нами от начала преступления, и как естество наше пало в такие страсти; размышлять и о своих согрешениях и об искушениях, бывающих к исправлению. Потом — о смерти и ужасах, ожидающих грешников после смерти, чтобы душа сокрушилась и предалась плачу, к утешению и смирению своему, чтобы не отчаивалась от многих и страшных этих мыслей, и опять, чтобы не думал человек, что он успел достигнуть духовного дела, но чтобы пребывал в страхе и надежде, что и называется кротостью помыслов, т. е. принимать все одинаково.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Максим Грек

Преподобный Максим Грек

----картинка линии разделения----

Как Он свойственную святой плоти Своей описуемость претворил в неописуемость?

Поняли ли вы теперь, о премудрые мужи, куда увлекает вас ваше бессмысленное баснословие, а не богословие? Перестаньте, прошу вас, перестаньте от такой дерзости в словах и научитесь говорить с блаженным Иоанном Дамаскиным и со всеми православными учителями: „искушения бо мужеского не приемши, Всенепорочная, родила еси без отца Сына плотию, прежде век от Отца рожденного без матере". Слышите ли, что в самом том зачатии родившийся прежде век Бог Слово соединился принятой Им плоти, а не после, по воскресении, вошел в нее, как вы неправильно мудрствуете? Слушайте же и последующее за сим: „никакоже претерпвшого изменения, или смешения, или разделения". Вы же каким образом отделяете Его от святой плоти Его до самого воскресения, утверждая, что потом Он вошел в нее и обожил ее, и поэтому признаете ее уже неописуемою? Слушайте же и дальнейшее: „но Собою существу свойство цело сохраньшаго". Как же это будет истинно, если Он свойственную святой плоти Своей описуемость претворил в неописуемость? Учитель церковный говорит Святым Духом, что в целости сохранил Господь свойство обоих существ, то есть, неописуемость божественного существа сохранил неописуемым, также и свойство описуемости созданной святой плоти Своей сохранил и соблюдает описуемым. Вы же, противясь боговдохновенному сему учителю и отцу, говорите, что Он неописуемою плотию заключен был и во гробе. И если, как вы утверждаете, она неописуема, то есть, невместима, по толковании святых отцев, то, как она была заключена в столь тесном месте? Неужели не разумеете, что неописуемым называется святыми богословами одно только Божество, по причине безмерного, непостижимого, неисследованного и неизглаголанного величества своего непостижимого существа, так как оно одно неописанно и бесконечно? Не слышите ли опять, Святую Божию Церковь, которая воспевает и говорит: „Во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог, в рай же с разбойником, и на престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняли, неописанный?" Слышите ли, что Он Божеством неописан, то есть, невместим и везде весь есть, а по телу описуется гробом, то есть вмещается во гробе и лежит бездыханный мертвец, как совершенный человек; тот же и во аде с святою Своею душею, и в раю с разбойником, и на небесах вместе с Отцем и Святым Духом, все исполняя божественной Своей славы?

Спросим мы этих премудрых философов. пусть скажут откровенно, почему признают они плоть Господню по воскресении неописанною, по причине ли преложения естества, или потому, что она возросла до бесконечных размеров? И если скажут, что по причине преложения, как сделавшаяся обоженною, то этим, они явно отвергают то, что во Xpистe сошлись два естества, сохраняющаяся неизменными и неслитными, как написано: „не во двою лицу разделяемый, но во двою естеству неслитно познаваемый" (Богородич. Воскр. 6-го гласа). Если, по их мудрованию, слились между собою по воскресении оба естества, то Христос есть только Бог, а не вместе с тем и человек совершенный. О, какая хула! Как не внимают они божественному гласу, говорящему: «осяжите Мя и видите, яко дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща»? И опять: «имате ли что снедно зде! и взем, - говорит, пред ними яде» (Лук. 24:39. 41. 43). Этим способом Преблагий старался уверить, что и по воскресении Своем Он совершенный человек, в действительности, а не привидением. Если же скажут чудные эти новоявленные философы, что плоть Христова потому стала неописуема, что по воскресении возросла до безмерной величины, то ясно обличаются, что они неправильно мудрствуют это из своего плотского состояния, а не из божественного писания. Где что-либо подобное, смеха достойное, сказано кем-либо из боговдохновенных отцев? И если допустим это их мудрование, то окажется, что одна рука Его простирается далеко за северную оконечность неба, а другая, по причине бесконечного величества тела, простирается далее южной оконечности, также и ноги будут стоять на земле, а глава прострется в бесконечную высоту за небеса; также и толщина Его будет невместима в описанном престоле Его. Ибо, каким образом неописуемая по причине безмерного величества, как они говорят, плоть Его, опишется, то есть, вместится на описанном и ограниченном престоле? Ибо знаем, что всякий престол, как ограниченный, поставлен на известном месте. Если же смешно и хульно такое их мудрование, то пусть перестанут от такового безумия и пусть воспевают и благословляют в церквах Господа «от источник израилевых», то есть, приняв свидетельство из боговдохновенных писаний, а не из своего чрева.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com