ОСУЖДЕНИЕ

----картинка линии разделения----

 

Не судите, и не будете судимы, не осуждайте, и не будете осуждены, прощайте, и прощены будете, давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною ...

Иисус Христос 

 

ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

---картинка линии разделения---

Против осуждения других

Не судите, и не будете судимы, не осуждайте, и не будете осуждены, прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше, ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам. Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму? Ученик не бывает выше своего учителя, но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его. Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или, как можешь сказать брату твоему: брат! дай, я выну сучок из глаза твоего, когда сам не видишь бревна в твоем глазе? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод, и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый, ибо всякое дерево познается по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника. Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его. Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю? (Лк.6:37-46).  

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов 

---картинка линии разделения---

Прощение грешницы  

Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии, а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышавто и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. 

 

Осуждение грешницы

 

Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя, иди и впредь не греши (Ин.8:3-11).

  

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Матфей

Апостол Матфей 

---картинка линии разделения---

Не судите, да не судимы будете

Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Мф.7:1-5).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Вина иудеев и гнев Божий над ними

Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, – жизнь вечную, а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, – ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во‑первых, Иудея, потом и Еллина! Напротив, слава и честь, и мир всякому, делающему доброе, во‑первых, Иудею, потом и Еллину! (Рим.2:1-10)

Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает (Рим.14:4).

Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и освятит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога (1Кор.4:5).

Никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего (Кол.2:16,17).

 

 ----картинка линии разделения----

                        

Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий

----картинка линии разделения---- 

Если увидишь, что какой-нибудь брат согрешил, не презирай его, не отвращайся от него, и не осуждай его: ибо иначе сам впадешь в руки врагов твоих.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святой Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

---картинка линии разделения---

Никого не осуждай и не слушай того, кто осуждает брата своего

Кто возбраняет устам своим пересуждать, тот хранит сердце свое от страстей. А кто хранит сердце свое от страстей, тот ежечасно зрит Господа. У кого помышление всегда о Боге, тот прогоняет от себя демонов и искореняет семя их злобы. Кто ежечасно назирает за своею душою, у того сердце возвеселяется откровениями. Кто зрение ума своего сосредоточивает внутри себя самого, тот зрит в себе духовную зарю. Кто возгнушался всяким парением ума, тот зрит Владыку своего внутрь сердца своего. Если любишь чистоту, при которой может быть зрим Владыка всяческих, то никого не осуждай и не слушай того, кто осуждает брата своего. Если другие препираются при тебе, замкни уши свои и беги оттуда, чтобы не услышать тебе выражений гневных и не умерла душа твоя, лишившись жизни. Сердце раздраженное не вмещает в себе тайн Божиих, а кроткий и смиренномудрый есть источник таин нового века.

Знай, что если от тебя выйдет огонь, и пожжет других, то Бог от руки твоей взыщет души, жегомые огнем твоим. И если не ты ввергаешь огнь, но соглашаешься с повергающим, и услаждаешься тем, то на суде будешь в числе сообщников его.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

---картинка линии разделения---

Что осуждение есть худое дело

Хотел бы я представить какой-нибудь пример, чтоб несколько прояснить мысль сказанного тем, кои с самоуверенностию хвалятся, что знают божественное посредством одного лжеименного разума и без благодати Святого Духа, испытующего глубины и тайны Бога, но боюсь Бога, Который повелел не давать Святого бесстыдным и дерзким, и не бросать бисера пред теми, которые божественное ставят наравне с заурядными и нечестивыми вещами, и некоторым образом попирают и бесчестят его своими низкими и земными помышлениями о нем, и своими пытливыми душами, - каковых ум ослепил Бог, как говорит Пророк: "и омрачи сердце их, да видяще не видят и слышаще не разумеют" (Ис.6:9,10). - И праведно. Так как они сделали себя недостойными (Божия водительства) своею гордостию и своими злыми делами, то и оставлены Богом ходить во тьме неверия и собственной худости своей, как говорит Он чрез Пророка Давида: и отпустих я по начинанием сердец их, пойдут в начинаниих своих (Пс.80:13). Имея пред собою столь много примеров исполнения заповедей Божиих (которые совершив делами, святые отцы предложили нам, верным, в подражание их добродетели), они не хотели подумать о них и подражать святым отцам, но делают все противное им и осуждают их и жизнь их, коею подвизались они по Богу, говоря, что жизнь их не по Богу. Таковые, говорю, не только недостойны божественного ведения, как сыны противления и погибели, но повинны всякому осуждению и наказанию. Потому что, забыв себя искушать, аще суть в вере, пытают стороннее и исследуют необдуманно то, что выше сил их, не боясь Бога, Который повелевает: не судите, да не судими будете. Имже бо судом судите, судят вам (Мф.7:1-2), - и, не уважая наставлений ученика Христова Павла, который говорит: ты кто еси судяй чуждему рабу? Своему Господеви стоит или падает (Рим.14:4). Как же можно признать таковых верными и христианами, когда они преслушают и оставляют словеса Христа Господа и святых Его Апостолов, не соблюдают законоположений, которые постановил Он и ученики Его, и не идут по стопам учителя нашего Христа и не последуют Ему? Как возможно увидеть свет заповедей тем, которые явно преступают сии божественные заповеди? Нет, это невозможно.

Да не прельщает вас, братия, никто суетным учением, говорит Апостол (Кол.2:4). Братиями нас называет божественный Апостол по причине возрождения и духовного родства, которое имеем мы с ним в силу божественного Крещения. Но по делам нашим, как вижу, мы далеко отчуждились от братства святым. И это я хочу представить самыми примерами, или, лучше сказать, самые дела наши и слова обличают нас в этом. С сею целию, обращая вопросы мои как бы к одному лицу, говорю: отвергся ли ты мiра и всего мiрского, брате? Сделался ли нестяжательным, послушным, чуждым своей воли? Стяжал ли кротость и смирение? Преуспел ли в посте, молитве и бдении? Достиг ли совершенной любви к Богу, и ближнего имеешь ли как самого себя? Молишься ли со слезами и от всей души о тех, которые тебя ненавидят, онеправдывают и вражески относятся к тебе, да будут прощены им такие согрешения их? Взошел ли ты на такую высоту добродетелей или еще нет? - скажи мне. Если стыдишься сказать: нет, и опять, по смиренномудрию не хочешь сказать: да, то я напомяну еще тебе, брате, о подобающем и покажу, какими делами и исправностями восходит на такую высоту добродетелей всякий истинный подвижник, подвизающийся с истинным знанием дела и с сильною ревностию о святости.

Итак, говорю: если из всего сказанного ты достиг того, что возлюбил врагов своих и многократно плакал о них от сердца, молясь Богу об обращении их и покаянии, то явно, что ты преуспел прежде и во всем прочем, - то есть подвигами, тобою подъятыми, сделался бесстрастным, стяжал сердце, чистое от страстей, и в нем и им узрел Бога бесстрастного. Ибо иным путем нельзя дойти до того, чтобы молиться за врагов своих с расположением к ним сердца и любовию, как очистившись наперед от всякой скверны плоти и духа, чрез соединение с Богом содействием всеблагого Духа.

Итак, если благодатию Спасителя Бога достиг ты, брате, до сего вместе с благостию и смирением, то для чего не веришь, что и сподвижники твои достигли того же, или, веря, завидуешь им, осуждаешь их и оклеветываешь, чтоб развеять доброе о них мнение? Не знаешь разве, что делатели, вступившие в виноградник на работу с первого часа дня, за то, что позавидовали пришедшим в одиннадцатый час и получившим одинаковую с ними награду, ввержены в огнь кромешный?

Как же ты, делая и говоря то же или и хуже того против святых, коих добродетельная жизнь и ведение сияют, как солнце, думаешь, что не будешь осужден на такое же или еще худшее наказание и мучение? Или не знаешь, что святые никогда не завидуют святым? Ибо где зависть, там живет и отец зависти, диавол, а не Бог любви. Почему, если имеешь в себе зависть, то, как думаешь, что ты свят, - ты, которого не признает даже верным или христианином любовь Бога и брата твоего? А что так есть воистину, что тот, кто имеет зависть, имеет диавола и не может быть Христовым, потому что не имеет любви к брату, это явно для всякого, слушающего Божественные Писания.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий

---картинка линии разделения---

Не должно осуждать друг друга за то, что дозволено Писанием

(Мф.7:1-2): «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, (таким) будете судимы». (Лк.6:37): «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены». (Рим.14:2-6): «иной уверен, (что можно) есть все, а немощный ест овощи. Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его. Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне (равно). Всякий (поступай) по удостоверению своего ума. Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога». И вскоре потом (12,13): «каждый из нас за себя даст отчет Богу. Не станем же более судить друг друга». (Кол.2:16-17): «никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего». 


Никого не должно осуждать, прежде, нежели в его присутствии тщательно исследовано дело его, хотя и много обвиняющих. (Ин.7:50-51): «Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им: судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?». (Деян.25:14-16): «И как они провели там много дней, то Фест предложил царю дело Павлово, говоря: (здесь) есть человек, оставленный Феликсом в узах, на которого, в бытность мою в Иерусалиме, (с жалобою) явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его. Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать какого-нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения».

 

Никого не должно осуждать, прежде, нежели в его присутствии тщательно исследовано дело его...

 

Не должно медлить в суждении о том, что дозволено в Писании. (Рим.14:22,23): «Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех». (Кол.2,20,22): «Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся» - что все истлевает от употребления, - по заповедям и учению человеческому?» 

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей 

---картинка линии разделения---

Что тяжелее греха осуждать ближнего?

Я всегда говорю вам, что от незначительных послаблений себе доходим мы и до значительных грехов. Что тяжелее греха осуждать ближнего? Что столько ненавидит Бог, и от чего столько отвращается? И однако, в такое великое зло приходит человек от ничтожного, по-видимому,  от того, что дозволяет себе малое зазрение ближнего. Ибо когда это дозволяется, тогда ум начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего. А от сего (от навыка в этом) происходят пересуды, укоры, злословия,  и наконец,  пагубное осуждение. Но ничто столько не прогневляет Бога, ничто так не обнажает человека (от благодати) и не приводит к погибели, как укорение, злословие, и осуждение ближних.

Иное дело злословить, а иное осуждать или уничижать

Злословить значит сказать о ком либо: такой-то солгал, или соблудил, или погневался, или другое что не доброе сделал. Вот такой позлословил брата, т. е. сказал страстно о его согрешении. А осуждать значит сказать: такой-то лгун, блудник, гневлив. Вот такой осудил самое расположение души его, произнес приговор о всей жизни его, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого, а это тяжкое прегрешение.

Фарисей, молясь и благодаря Бога за свои добродетели, не солгал, но говорил истину, и не за то был осужден: ибо мы должны благодарить Бога, когда сподобились сделать что либо доброе, потому что Он помог и содействовал нам в этом. Не за это был он осужден и не за то, что сказал: «несмь, якоже прочии человецы». Но когда, обратясь к мытарю, сказал: «или якоже сей мытарь», тогда подвергся осуждению сам за осуждение другого. Ибо он осудил самое лицо, самое расположение души его, всю жизнь его. Почему мытарь и вышел оправдан паче оного (Лк.18:11).

Одному Богу принадлежит оправдывать или осуждать, поелику Он знает и душевное расположение каждого и силу, стремления и дарования, телосложение и способности, – и сообразно с этим осуждает или оправдывает каждого – праведно. Ибо кто может верно знать все сие, кроме Единого, сотворившего всех, и всеведущего.

Иногда мы не только осуждаем, но и уничижаем ближнего

Иногда мы не только осуждаем, но и уничижаем ближнего, ибо иное есть – осуждать, и иное уничижать. Уничижение есть то, когда человек не только осуждает, но и презирает другого, – гнушается им и отвращается от него, как от некоей мерзости: это хуже осуждения и гораздо пагубнее.

Хотящие спастись не обращают внимания на недостатки ближних, но всегда смотрят на свои собственные и преуспевают. Таков был тот, который, видя, что брат согрешил, вздохнул и сказал: «горе мне! как он согрешил сего дня, так я согрешу завтра». Видишь ли мудрое настроение души? Как он тотчас нашел средство избегнуть осуждения брата своего? Ибо сказав: «так и я завтра», он внушил себе страх и попечение о том, что и он в скором времени может согрешить, и так избежал осуждения ближнего. Притом не удовлетворился этим, но и себя повергнул под ноги его, сказав: «и сей покается о грехе своем, а я не покаюсь, как должно, не достигну покаяния, не в силах буду покаяться». Видишь просвещение Божественной души?

Бывает, что яд осуждения, переполнив нашу душу, ищет излиться и в других. И вот мы, встречая другого брата, мирного ко всем, спешим пересказать ему: то и то случилось, и причиняем ему вред, внося в сердце его грех осуждения. Не боимся мы рекшего: «горе напаяющему подруга своего развращением мутным» (Авв.2:15), но совершаем бесовское дело и нерадим о том. Ибо смущать и вредить чье дело, как не бесовское? И вот мы оказываемся помощниками бесов на погибель свою и ближнего. Отчего так? Оттого, что нет в нас любви. Ибо «любы покрывает множество грехов» (1Пет.4:8).

Святые не осуждают согрешающего

Святые не осуждают согрешающего и не отвращаются от него, но сострадают ему, скорбят о нем, вразумляют, утешают, врачуют его, как больной член, и делают все, чтоб спасти его. Что сделал св. Аммон, когда братия пришли и сказали ему в смущении: «пойди и посмотри, отче, у такого-то брата в келье женщина?» Какое милосердие показал он? Догадавшись, что брат скрыл женщину под кадкой, он пошел

и сел на оную, и велел им искать по всей келье. Когда же они ничего не нашли, он сказал им: «Бог да простит вас». Так он постыдил их, и оказал им великую пользу, научив, не легко верить обвинению на ближнего: и брата того исправил, не только покрыв его по Боге, но и вразумив его, когда нашел удобное к тому время. Ибо выслав всех вон, он взял его за руку и сказал ему: «подумай о душе своей, брат!» – Брат сей тотчас устыдился, пришел в умиление и пресек грех. Так благотворно подействовало на душу его человеколюбие и сострадание старца..

 

----картинка линии разделения----

 

 Преподобный Серафим Саровский

Преподобный Серафим Саровский

----картинка линии разделения----

О неосуждении ближних

Хотя Господь и учит нас не осуждать ближних, говоря: «Не судите, да не судимы будете» (Мф.7:1), мы как-то мало или вовсе не слушаем слов Спасителя и продолжаем осуждать других постоянно, и грех осуждения между нами есть едва ли не самый распространенный грех. Отчего же это происходит, братие? Во-первых, оттого, что мы очень мало или совсем не обращаем внимания на самих себя и на свои недостатки; во-вторых, оттого, что мы никак не хотим вникнуть в то, что часто можем ошибаться и на самом деле ошибаемся в своих суждениях о других; в-третьих, наконец, потому, что мы забываем, что судить других есть не наше дело, а дело Божие.

Правильно ли мы изложили причины, ведущие нас к осуждению?

Преподобный Серафим Саровский говорит: «Отчего мы осуждаем братий своих? Оттого, что не стараемся познать самих себя. Кто занят познанием самого себя, тому некогда замечать за другими. Осуждай себя и перестанешь осуждать других. Осуждай дурное дело, а самого делающего не осуждай. Самих себя должно нам считать грешнейшими, всякое дурное дело ближнего считать за свое и ненавидеть диавола, который прельстил его. Случается также, что нам кажется, что другой делает худо, а на самом деле он имеет благое намерение. Притом дверь покаяния всем отверста, и неизвестно, кто прежде войдет в нее, – ты ли, осуждающий брата, или осуждаемый тобой. Если осуждаешь ближнего, то вместе с ним и ты осуждаешься в том же, в чем его осуждаешь. Судить или осуждать не нам принадлежит, но Единому Богу и Великому Судии, ведующему сердца наша и сокровенные страсти естества. Итак, возлюбленные, не будем наблюдать за чужими грехами и осуждать других, чтобы не услышать: «Сынове человечестии, зубы их оружия и стрелы, и язык их меч остр» (Пс.56:5).

Вот видите, и преподобный Серафим подтверждает слова наши о причинах, ведущих нас к осуждению. И он говорит, что мы осуждаем братий своих потому, что не стараемся познать самих себя, что часто дело, которое мы осуждаем, на самом деле оказывается делом хорошим, и, наконец, потому, что забываем, что судить или осуждать других не нам принадлежит, а Богу. Значит, мы правы. Но что же из этого вам? То, братие, что прежде чем осуждать других, вы должны размышлять о своем недостоинстве перед Богом и о своих грехах, о своих порочных наклонностях и страстях, о неизвестности смертного часа и о Суде Божием. И когда будете размышлять так, грех осуждения на ум не пойдет вам. Далее следует, чтобы вы чаще помышляли, что всегда можете ошибиться в суждении о ближнем и осудить невинного, как и бывало. Примером может служить житие преподобного Виталия. Жители Александрии считали его падшим и безнравственным монахом, а он был самоотверженнейшим хранителем чистоты и многие души спас и привел к Богу, обратив от греха к добродетели. Блаженного Андрея, Христа ради юродивого, многие считали безумным и всячески издевались над ним, а он был великий угодник Божий. Первосвященники и книжники судили Иисуса Христа как злодея, тогда как Он был Сын Божий, иже греха не сотвори!

Чаще помышляйте об этом – и вы не будете осуждать. Наконец, чтобы избежать греха осуждения, помышляйте о том, что судить других есть не наше дело, а Божие, как и сказано: «Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить: а ты кто, который судишь другого» (Иак.4:12). И в другом месте: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает» (Рим.14:4). Значит, кто осуждает ближних, тот восхищает право Господне и потому, изрекая суд на других, тем самым дает повод судить и себя. Помышляйте же, просим вас, братие, обо всем слышанном вами, а затем, по слову Божию: «Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и освятит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор.4:5). Аминь.

Осуждай себя – и перестанешь осуждать других 

Бог заповедал нам вражду только против змия, то есть против того, кто изначала обольстил человека и изгнал из рая – против человекоубийцы диавола. Повелено нам враждовать и против мадианитян, то есть против нечистых духов блуда и студодеяния, которые сеют в сердце нечистые и скверные помыслы. Предел добродетели и мудрости есть бесхитростное действование с разумом. Отчего мы осуждаем братии своих? Оттого, что не стараемся познать самих себя. Кто занят познанием самого себя, тому некогда замечать за другими. Осуждай себя – и перестанешь осуждать других. Осуждай дурное дело, а самого делающего не осуждай. Самих себя должно нам считать грешнейшими всех и всякое дурное дело

прощать ближнему, а ненавидеть только диавола, который прельстил его. Случается же, что нам кажется: другой делает худо, а в самом деле, по благому намерению делающего, это – хорошо. Притом двери покаяния всем отверзты, и неизвестно, кто прежде войдет в нее – ты ли, осуждающий, или осуждаемый тобою.

Если осуждаешь ближнегото вместе с ним и ты осуждаешься

Если осуждаешь ближнего, учит преподобный Антиох, то вместе с ним и ты осуждаешься в том же, в чем его осуждаешь. Судить или осуждать не нам надлежит, но единому Богу и Великому Судье, ведающему сердца наши и сокровенные страсти естества. Итак, возлюбленные, не будем наблюдать за чужими грехами и осуждать других, чтобы не услышать: «Сынове человечестии, зубы их оружия и оружия и стрелы, и язык их меч остр» (Пс.56:5). Ибо когда Господь оставит человека самому себе, тогда диавол готов стереть его, как мельничный жернов зерно пшеничное. 

НЕОСУЖДЕНИЕ СВЯЩЕННИКА 

Рассказывали об авве Марке Египетском. Он прожил тридцать лет, ни разу не выходя из своей келии. К нему обыкновенно приходил пресвитер и приносил ему Святое Причащение. 

Диавол, видя столь крепкое терпение Марка, злоумыслил искусить его осуждением. Он внушил одному бесноватому идти к старцу будто бы для молитвы. Одержимый духом, не говоря еще ни слова, он закричал старцу: “Пресвитер твой имеет гнусные грехи, не позволяй ему более входить к тебе”. Боговдохновенный муж сказал ему: “Сын! Все выбрасывают нечистоту вон, а ты принес ее ко мне. В Писании сказано: “Не судите, да не судимы будете” (Мф. 7:1). Впрочем, если пресвитер и грешник, Господь спасет его, ибо сказано: ”молитесь друг за друга, чтобы исцелиться” (Иак. 5:16).” После этих слов старец, сотворив молитву, изгнал из человека беса и отпустил его здоровым. 

Когда, по обыкновению, пришел пресвитер, старец принял его с радостью. И благий Бог, видя незлобие старца, явил ему чудо. 

“Когда пресвитер приступил к Святой Трапезе, я увидел, — рассказывал сам старец, — что Ангел Господень сошел с Неба и положил руку свою на пресвитера, и пресвитер сделался как бы огненным столпом. Когда же я с изумлением смотрел на это видение, услышал глас, говоривший мне: “Человек! Что ты удивляешься сему? Если и земной царь не позволяет вельможам своим предстать пред себя нечистым, а требует от них великолепия, тем паче Божественная сила. Неужели она не очистит служителей Святых Тайн, предстоящих пред Небесной Славой?”  Таким образом мужественный подвижник Христов Марк Египетский, сделавшись великим, удостоился этого дара за то, что не осудил пресвитера.   

Один старец, услышав, что некий брат впал в тяжкий грех, осудил его, сказав: “Великое зло сделал он!” Прошло несколько времени, и видит старец, что Ангел принес к нему душу осужденного им брата и говорит ему: “Тот, которого ты судил, умер. Куда велишь положить теперь душу его, в Царство или в муку?” Старец ужаснулся. “Ведь ты судия праведным и грешным, — продолжал Ангел, — так говори же, что прикажешь? Помилуешь ее или мукам предашь?” Понял тут старец, что, осудив брата, он сам впал в тяжкий грех, и со стенанием и плачем стал просить прощения. Долгое время Господь не отвечал ему, но, наконец, сжалился и послал Ангела возвестить ему прощение. “Бог простил тебя, — сказал Ангел, — но с этих пор не забывай, сколь тяжек грех осуждения.”   

Были два брата в киновии, и каждый из них удостоился видеть благодать Божию на брате своем. Однажды случилось, что один из них в пяток вышел из киновии и, увидев кого-то, кто ел утром, сказал: “В пяток ты ешь в такой час?” На следующий день было собрание, и, как обычно, брат, взглянув на него, увидел, что благодать отступила от него, и опечалился. Когда пришел в келию, спросил: “Что ты сделал, брат? Я не вижу на тебе, как видел прежде, благодати Божией”. — “Я, — отвечал он, — ни на деле, ни в помышлении не знаю в себе ничего худого”. — “Не говорил ли ты какого слова?” — спросил его брат. Тот, вспомнив, отвечал: “Да! Вчера увидел я одного, евшего утром, и сказал ему: “Ты в пяток ешь в такой час?” Вот мой грех! Но потрудись со мной две недели и моли Бога, чтобы Он простил меня”. Они так и поступили. По прошествии двух недель брат увидел благодать Божию, опять сошедшую на своего брата. Они утешились и благодарили Бога.   

Преподобный Иоанн Савваитский рассказывает следующее: “Раз пришел ко мне инок из соседнего монастыря, и я спросил его, как живут отцы. Он отвечал: “Хорошо, по молитвам вашим”. Затем я спросил об иноке, который не пользовался доброй славой, и гость сказал мне: “Нисколько он не переменился, отче!” Услышав это, я воскликнул: “Худо!” И только сказал это, тотчас почувствовал себя как бы в восторге и увидел Иисуса Христа, распятого между двумя разбойниками. Я было устремился на поклонение Спасителю, как вдруг Он обратился к предстоявшим Ангелам и сказал им: “Изриньте его вон, это — антихрист, ибо осудил брата своего прежде Моего Суда”. И когда, по слову Господа, я изгонялся, в дверях осталась моя мантия, и затем я очнулся. “Горе мне, — сказал я тогда пришедшему брату, — зол сей день мне!” — “Почему так?” — спросил тот. Тогда я рассказал ему о видении и заметил, что оставленная мной мантия означает, что я лишен покрова и помощи Божией. И с того времени семь лет провел я, блуждая по пустыням, ни хлеба не вкушая, ни под кров не заходя, ни с человеками не беседуя, пока не увидел Господа моего, возвратившего мне мантию”.   

Брат сказал авве Пимену: “Если я увижу брата, о котором слышал, что он находится в падении, то неохотно принимаю его в келию, а брата, имеющего доброе имя, принимаю с радостью”. Старец отвечал ему: “Если ты желаешь добра доброму брату, то для падшего сделай вдвое, потому что он немоществует”. В некотором общежитии жил отшельник, по имени Тимофей. Настоятель общежития, узнав, что один из братии подвергся искушению, спросил совета у Тимофея, что делать с падшим братом. Отшельник посоветовал выгнать его из обители. Когда выгнали брата, его брань (страстное возмущение, действовавшее в нем) перешла к Тимофею, и он пришел в опасное положение. Тимофей понял причину явления брани и начал с плачем взывать к Богу: “Согрешил я: прости мне!” И был к нему глас: “Тимофей! Знай, что Я попустил тебе искушение именно за то, что ты презрел брата во время его искушения”.  

Авва Пимен сказал:  Сказано: свидетельствуй лишь о том, что видели очи твои. Но я говорю вам, что если вы увидите что и очами своими, не давайте тому веры. И потом рассказал такой случай. Некий брат был осмеян  бесом таковым призраком: он видел иного брата, творившего грех с женщиною, брат смутился в мыслях и был обуреваем похотью. Подойдя, он толкнул их ногою своею, сказав: – Оставьте, для чего вы согрешаете? Но оказалось, что то были снопы пшеницы, а не люди. Посему, – заключил Пимен, – говорю вам: не давайте веры и тому, что видите очами своими.   

Однажды было собрание в Скиту. Братия говорили о грехопадении брата. Но авва Пимен молчал. Потом, встав, он вышел, и, взяв мешок, наполнил его песком, и нес за спиною. Насыпал также немного песку в корзину, - ее нес пред собою. Отцы спрашивали его: что бы это значило? - Он отвечал: этот мешок, в котором много песку, означает мои грехи: их много, но я оставил их позади себя, потому что я не раскаиваюсь в них, а вот это - немногие грехи брата моего, - они пред глазами моими, и я смущаюсь ими, осуждая брата. Но не следовало бы так делать! А лучше бы мне свои грехи носить пред собою, скорбеть о них, и умолять Бога о помиловании себя! - Отцы, выслушав сие, сказали: поистине это есть путь спасения!  

Один брат, по некой монастырской нужде посланный преподобным Афанасием Афонским в мир, вознерадел о своем спасении и впал там в плотской грех. Возвратившись в Лавру, с отчаянием о своем спасении он исповедал преподобному свой грех. Святой, как опытный врач, утешая и убеждая не отчаиваться, но иметь надежду на Бога, оставил его при прежнем монастырском послушании.  Узнав об этом, другой монах, по имени Павел, соблазнился и стал открыто осуждать, как павшего брата, так и преподобного: что, дескать, святой не изгнал из обители преступника за совершение такого беззаконного и постыдного дела. Преподобный, строго посмотрев на него, сказал: “Павел, что ты делаешь? Себе внимай, а не братние грехи рассматривай. Писано: ”кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть” (1 Кор. 10:12). С того времени, попущением Божиим, и сам Павел ощутил в себе сильную блудную брань и жестоко страдал уже трое суток так, что начал отчаиваться во спасении. Но, что всего хуже, стыдился открыть отцу своему об этой гнусной брани и просить его помощи. 

Преподобный знал все это духом и приличным образом сам внушил ему смелость исповедаться. Тогда-то уже Павел открыл ему свой грех и просил у него прощения, как у отца, сострадательного к согрешающим. Преподобный прежде вразумил его, чтобы он не осуждал падающих, но более бы сострадал им и молился за них, а потом уже, видя его смирение и сокрушение, помолился о нем Богу и освободил его от этой скверной брани. Павел ощутил какой-то холод, пролившийся на его голову и распространившийся по всему его телу, отчего похотное разжжение в нем тотчас же угасло.  

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО АРСЕНИЯ ВЕЛИКОГО 

Случилось однажды преподобному Арсению сильно заболеть. Скитские иноки пришли к преподобному, взяли его и понесли в больницу при церкви, чтобы послужить ему. Они положили его на постели, хорошо убранной и с мягким возглавием. Преподобного пришел посетить один брат. Брат тот, увидав, что преподобный лежал на мягкой постели, соблазнился и сказал: - Это ли отец Арсений! И неужели он лежит на мягкой постели? Услышав это, один из пресвитеров подозвал к себе того брата и наедине спросил его:  - Брат, когда ты был в мире, какую обязанность ты исполнял и какова была твоя жизнь? Он отвечал: - Я был пастухом и во многих трудах и печалях проводил жизнь свою. Потом пресвитер снова спросил его: - А теперь ты как живешь? Он отвечал: - Теперь я живу в покое, имею все для нужд своих и не знаю никакой заботы и печали. Тогда пресвитер сказал ему: - Вот этот, кого ты видишь, отец Арсений, когда был в мире, то был отцом царей, ему предстояли тысячи слуг в светлых одеждах, в золотых поясах и гривнах, постель его была весьма разукрашена и богатства его были бесчисленны, а ты раньше пас скот и был нищим, ты не имел в мире такого покоя, каким пользуешься сейчас, ты отдыхаешь от трудов мирских, а отец Арсений теперь трудится и страдает в нищете, после покоя и довольства в мире. Брат тот, тронутый словами пресвитера, поклонился и попросил у него прощения, сказав: - Действительно, честный отец, все было так, как ты сказал: я пришел сюда на покой от трудов, отец же Арсений пришел сюда на труд от покоя. Получив наставление, полезное для души, брат тот отошел от пресвитера.

 

----картинка линии разделения----

  

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский 

----картинка линии разделения----

О клевете и осуждении

«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: дай, я выну сучок из глаза твоего, — а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф.7:1-5).

Осуждение, оклеветание, злословие суть сродные пороки и суть плоды необузданного языка и сердца, страхом Божиим не огражденного. Осуждение же не только языком, но и мыслью, жестом, киванием головой, вздохом, смехом и прочим образом бывает. Различны причины, по которым эти пороки происходят: 1) Бывают от гордости: гордый, возносясь и не терпя, чтобы другой ему равен был, пересуживает и уничижает его, или, желая свои грехи скрыть, на других злословит и клевещет, что бы слышащие думали, что он таких грехов не имеет, в каких ближнего осуждает. 2) Иногда бывают от зависти: поскольку завистливый не хочет ближнего своего видеть в почтении и славе, то и старается честное имя его помрачить, и для того бесчестным именем его порочит. 3) Иногда бывают от злобы: злобный, не имея чем отомстить тому, на кого злится, злословием и оклеветанием славу его помрачить старается. 4) Бывают еще от злой привычки, ревности, нетерпения и прочего.

Здесь полагаются некоторые причины, отводящие от этих пороков:

Бог весьма запретил нам судить и осуждать ближних наших: «Не судите, — говорит Гocподь, — да не судимы будете. А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов», — говорит апостол (Рим.14:10). Следовательно, осуждающие ближнего заповеди этой Божией не слушают, и воле Божией противятся, и потому тяжко грешат. 

Один Судья — Христос, Сын Божий: «Тому весь суд отдал Отец Небесный» (Ин.5:22), Тот всех будет судить без лицеприятия. Его праведного суда и судящие, и судимые не избегнут, и примут все по делам своим. «Всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое», — говорит святой апостол (2Кор.5:10).

Следовательно, кто безумно судит ближнего, тот сан Христов похищает, — что также тяжко и страшно. «Не то повелено тебе, о человек, — говорит святой Златоуст, — чтобы ты других судил, но чтобы самого себя рассуждал: для чего же ты похищаешь должность Господа твоего? Ему принадлежит судить, а не тебе» (Беседа 11-я на 1 Послание к коринфянам). И еще: «Имеет всякий грешник своего судью: не должен ты похищать чести Единородного Сына Божия, Ему одному престол суда определен» (Беседа 42 на евангелиста Матфея). 

Несносно человеку господину, когда раб его перед ним, но без воли его кем-то иным судится и злословится. Всякий человек есть Божий раб — как досадно Богу, когда раба Его перед очами Его судим и злословим! Перед очами Его, говорю, судим, ибо Бог везде есть и все видит. 

Ближний наш есть раб Божий, перед своим Господом стоит или падает, и потому Божиего раба человеку судить и злословить также тяжко, да и нужды нам до него в этом нет. «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его», — говорит апостол (Рим.14:4).  Все мы грешники перед Богом. Если в каком-то грехе не находишься, то, может быть, уже был, если не был, то можешь быть, можешь тяжелее согрешить, нежели ближний твой, которого судишь за грех. Ибо общее у всех окаянство. Внутри нас зло кроется. Враги наши в домах наших — страсти наши. Все тем же случаям подлежим. Ближний твой сегодня, а ты завтра то же сделаешь, хотя не делом, так или словом, или мыслью. Без Божией благодати ничего не можем творить, кроме одного зла. Случай и дело это показывает. 

Часто бывает, что многие являются перед нами грешными, но внутри праведны; для мира безумны, но для Христа мудры. Как, и напротив, многие праведными являются, но внутри грешные, и потому лицемеры. Для мира мудры, но для Христа безумны. 

Часто худой слух от злобных, завистливых, гордых напрасно проносится, и так осуждаемый часто напрасно терпит поношение. 

Кто осуждает, сам будет осужден, по слову Христову: «Не осуждайте, и не будете осуждены» (Лк.6:37). 

Ближнему великая обида через то, не иначе, как бы от кого бит был жезлом, да еще и более. Ибо раны телесные скорее заживут, нежели язвы душевные. Тело жезлом, а душа поносным словом уязвляется. От этого уязвления — печаль, а от печали — немощь, от немощи — смерть. И чем большее поношение, тем большее души уязвление и печаль последует. Человек, будучи честолюбив, лучше желает лишиться богатства, нежели доброго имени: богатства лишившись, может его опять сыскать, а имя доброе весьма трудно возвратить. 

Чем честнее и выше поносимое лицо, тем большая ему язва, а поношающему больший грех. 

Когда какой-то начальник осуждается и злословится, уменьшается ему почтение от подчиненных, а от непочтения последует в них презрение, от презрения — непослушание, от непослушания — всякое бесстрашие, бесчиние и нестроение, как всякому это удобно можно разуметь. И поэтому хотя всякого грех осуждать, и грех тяжкий, но начальника злословить — намного больший грех. 

Часто случается, что хотя действительно кто-нибудь согрешил, но уже покаялся, а кающемуся Бог прощает, и для того страшно человеку осуждать того, кого Бог прощает и оправдывает. 

В подтверждение того, как тяжек и мерзок порок осуждения и оклеветания, приводится здесь учение святого Златоуста. 

Хотя бы мы никакого другого не делали беззакония, это одно могло бы нас ввергнуть в гееннскую бездну, что мы, тяжких бревен в очах наших не чувствуя, строгий суд всегда производим над погрешностями чужими, и целую жизнь нашу проводим в любопытном пересматривании и пересуживании чужих дел, не рассуждая того, что грозит Христос: «Каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». 

Не осуждай другого, но старайся самого себя исправить, дабы ты сам не был достоин осуждения. Ибо еще большую примешь казнь, если будешь других обвинять в том, чего и сам не делаешь, и осуждать за тот грех, которому и сам ты подвержен. Если и праведным людям не дозволяется осуждать других, то тем более грешные должны воздержать себя от осуждения. 

Хотя бы ты, осуждая ближнего, и праведное что на него говорил, и хотя бы известное его дело порочил, однако и за то не избежишь наказания, ибо не по делам его, а по словам твоим будет судить тебя Бог. Говорит Он: «От слов своих осудишься» (Мф.12:37). Фарисей праведное и всем известное говорил, однако и за то принял наказание. Если же известных дел на обличение других не должно говорить, то тем более сомнительных. 

Какая польза от того, что мы воздерживаемся от птицы и рыбы, когда друг друга угрызаем и снедаем? Угрызает же и снедает ближнего плоть всякий клеветник и поноситель. 

Хотя бы мы пепел ели, то и такое строгое житие никакой пользы нам не принесет, если же не воздержимся от поношения, ибо «не входящее во уста сквернит человека, но исходящее из уст. 

Какой есть зла род, который бы не происходил от поношения? Отсюда рождаются ненависти, отсюда бывают вражды и несогласия, отсюда происходят худые подозрения, которые бесчисленному злу подают причину.  

Кто любит клевету, тот служит дьяволу

Как проповедник истины словом своим многих людей спасает, так, напротив, клеветник тем же словом премногих губит, произнося слова погибельные и метая речи, на погружение человеческое. Притом же не только клеветник тела, но и сами души убивает, когда льстивым своим языком ложные и беззаконные мнения вкладывает в них. 

Не только поносить ближнего, но и других поносящих его слушать не должно.

Чтобы этих пороков избежать, полезно примечать следующее:

Всякому на себя смотреть, и свои пороки и грехи перед глазами положить, и их очищать стараться: ибо за них будет истязай перед судом Божиим, если не покается. Такое рассмотрение собственных грехов не допустит чужих пороков изыскивать. Как немощный, видя свою немощь, заботится о себе, а не о других, так, кто свою душевную видит немощь, старается от нее освободиться, и сперва старается исправить себя, нежели других, сперва бревно из своего глаза вынуть, нежели сучок из глаза брата своего. 

Помнить, что за осуждение такое сам будет судим. 

Беречься от разговоров непотребных, в которых люди только пересуживаются и то одного, то другого имя и честь терзается. 

Удаляться от тех, которые привычку эту злую имеют, как от прокаженных, которые злосмрадным своим запахом и другим вредят. 

Брату падшему или падающему духом любви соболезновать, и от его падения самому осторожно поступать, и за него молиться милосердному Богу, чтобы падшего восставил, а тебе в тот же грех впасть не попустил. 

Имеющим злую привычку молиться с Псаломником: «Положи, Господи, хранение устом моим» (Пс.140:3), — и вышеописанные причины помнить. 

Те, которые терпят клевету и поношение, для утешения примечать должны следующее:

Поношение и оклеветание бывает или праведное, или ложное. Праведное, когда мы подлинно в том виноваты, в чем поносят нас, и потому достойное страждем, почему должны исправляться, чтобы поношение упразднилось и ложным стало. Ложное есть поношение, когда мы не виноваты в том, в чем нас поносят: и это поношение с радостью терпеть должно и утешаться надеждой вечной Божией милости. К тому же, хотя в том и не виноваты, в чем поносят нас, но в другом согрешили и потому терпеть должны. 

Может быть, что сами кого оклеветали и осудили, и потому, какой мерою мерили мы, нам мерится, по словам Господним (Мф.7:2), и «чем кто согрешает, этим и мучится» (Прем.11:17). Язык злоречивый злоречием и наказывается. 

Когда иссякла любовь, ненависть и злоба умножилась, друг друга озлобляют, обманывают, поносят, клевещут: чего более и тебе ожидать, кроме озлобления, в такое лютое время? 

Злоречием и клеветой смиряемся, самомнение, высокоумие фарисейское и гордость, как высокий идол, в сердце нашем низлагается. Так дается нам злоречивый язык, как «ангел сатаны, пакости» плоти нашей «делающий», что бы «не превозносилась», но покорялась духу смирения (2Кор.12:7). 

Прибегай к Святому Писанию, источнику утешения, которое везде терпение ублажает и подкрепляет. 

Злословие и бесчестие бывает тебе к искушению сердца твоего, которым показывается, что в сердце твоем кроется: кротость или гнев, — таков бывает человек, принявший досаду, каков в сердце имеется. Этот случай тебе представляет, что в сердце твоем кроется: кротость или гнев. Если кротость в сердце имеется, легко стерпишь поношение. Если в сердце имеется злость, от поношения последует огонь ярости и желание мщения, а от злословия — злословие. И так поношение и клевета учит тебя состояние сердца своего познавать и исправлять. 

Христос, Сын Божий, безгрешный, неповинно терпел всякие поношения и нам «оставил пример, чтобы мы последовали следам Его» (1Петр.2:21). Этому образу следовали все святые. На Христа и подражателей Его святых взирай, и подкрепление терпению принимай.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский 

---картинка линии разделения---

Ты себя знай, сколь грешен ты сам, какое бревно у тебя самого в глазу

На ближнего, на собрата озлобляешься и говоришь: он такой и такой, скряга, злой, гордый или он сделал то и то, и проч. Что тебе до того? Богу он согрешает, не тебе; Бог его Судия, не ты; Богу он ответит за себя, не ты. Ты себя знай, сколь грешен ты сам, какое бревно у тебя самого в глазу, как тебе тяжело с своими грехами справляться и взять над ними верх; как ты сам болишь ими, как чревородящая, – как они посетили тебя, – как ты хочешь себе снисхождения других в немощах. А брат такой же, как ты, человек, имей к нему снисхождение, как к грешному человеку, во всем тебе подобному, столь же немощному, как и ты; люби его как себя, слыша глаголющего Господа: сия заповедаю вам, да любите друг друга (Ин.11:17), – и как за себя молишься, чтобы Господь помог тебе искоренить твои страсти лютые и неудобоисцелимые, так молись и за брата, чтобы Господь освободил его от лести и тли страстей, от омрачения и тесноты их. Надо помнить, что мы одно тело греховное, более или менее зараженное в членах своих дыханием общего врага – диавола, и сами по себе, без благодати Божией, бессильны избавиться от этого мертвящего и омрачающего дыхания, только Дух Святый дыханием Своим может разогнать бесовскую мглу страстей в силу крестных заслуг Господа Иисуса Христа, и что, значит, надо смиренно молиться Господу в духе братской любви о всех собратиях своих и о всех людях, дабы избегли они мглы страстей и великой прелести их, которою они услаждаются, не ведая их гибельности, напр.: богатый услаждается богатством своим, честолюбивый – отличиями; чревоугодник – пищею, питьем и лакомствами; злобный – злобою; завистник – страждущею жертвою его зависти и проч.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник

---картинка линии разделения---

Нет греха обыкновеннее осуждения, но и нет опаснее

Осуждение внутреннее и внешние пересуды суть первые порождения гордости, по свойству своему унижающей всякого брата. Потому они постоянно вертятся — одни в мысли, другие на языке. Блюстись от сего и бороться с сим должно постоянно. Нет греха обыкновеннее осуждения, но и нет опаснее. Потому святые Божии решительно говорят: кто не осуждает, тот спасен. Иные и без подвигов одним этим спасались. Напротив, в одном осуждении пагуба, ибо оно предполагает и забвение Бога, и лживость, и коварство бесовское. 

«Не судите, да не судимы будете»

Что за болезнь - пересуды и осуждение! Все знают, что это грех, а между тем ничего нет обычнее в речах наших, как осуждение. Иной скажет: "не поставь Господи в осуждение", а все-таки осуждение свое доведет до конца. Иной оправдывает себя тем, что разумному человеку надо же иметь свой взгляд на текущее, и в пересудах пытается быть хладнокровно рассуждающим, но и простое ухо не может не различать в речах его высящегося и злорадствующего осуждения. Между тем, приговор Господа за этот грех строг и решителен. Кто осуждает других, тому нет оправдания. Как же быть? Как миновать беды? Решительное средство против осуждения состоит вот в чем: считать самого себя осужденным. Кто возчувствует себя таким, тому некогда будет судить других. Только и речей у него будет: "Господи, помилуй! Господи, прости мои согрешения! 

 

---картинка линии разделения текста---

  

Архимандрит Кирил (Павлов)

Архимандрит Кирил (Павлов)

---картинка линии разделения--- 

Что означает привычка осуждать, судить ближнего?

Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен, – говорит святой апостол Павел в своем послании к Тимофею (2 Тим.3:17). И еще: Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии, ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно... (1 Тим.4:7-8). Поэтому мы позволим себе побеседовать о том, что, может быть, покажется и незначительным, но есть весьма

Распространенный  грех среди народа – это грех осуждения.

Привычка осуждать ближних весьма распространена среди всех людей. Трудно найти человека, который бы как следует, владел своим языком. Говорил бы то, что нужно говорить, и молчал о том, о чем нужно молчать. Чуть что-нибудь услышит о ближнем, так и начинает судить и перетолковывать на разные лады. Благо было бы, если бы говорили только справедливо, но обязательно еще и от себя прибавят. Один прибавит, другой прибавит и мало-помалу нарастает целая куча неправды в жизни. Поэтому, если на первый взгляд и кажется, что этот грех малозначителен, на самом деле он с собой приносит величайшее зло человеческому обществу, и его поэтому надо всеми силами избегать. Что означает привычка осуждать, судить ближнего? Эта охота, удовольствие, с которым распространяют только дурные, а не хорошие слухи о своих знакомых? – Не что иное, как то, что эти люди имеют недоброе сердце. Они рады видеть других – какие они дурные, рады и тому, что слушатели их сочувствуют им в этом.

Когда мы осуждаем своего ближнего, унижаем его честь, черним его доброе имя, то почему бы нам не вспомнить, что доброе, честное имя – это самое величайшее и дорогое благо? Кто-нибудь в оправдание свое скажет: я не придумываю, я говорю то, что знаю, и то, что слышал от верных людей. Но, дорогие, и это не может служить нам оправданием. Пусть, может быть, человек и на самом деле заслуживает этого, на самом деле он дурной, и поступки его нехорошие, дурные. Но все равно братская любовь, христианская солидарность должны наложить печать молчания на наши уста. Ведь очень часто внутренний голос нашей совести нам подсказывает, что эти слухи о человеке – несправедливые. Что сам человек не таков, как о нем рассказывают. Но, тем не менее, мы обрадовались случаю позлословить на него в обществе. Язык наш становится уже орудием неправды и лжи. И малозначительный слух, благодаря нашим «надбавкам» и другим им подобным, превращается в страшную историю о человеке. Маленькая искра огня превращается в большой пожар, который испепеляет доброе имя нашего ближнего.

Прежде всего, дорогие, надо помнить, что мы не имеем никакого права осуждать ближнего уже только потому, что это запрещено Самим Господом. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены (Лк.6:37).  Каким судом судите, таким будете судимы (Мф.7:2). Хорош или плох наш суд, но лучше нам не судить ближнего. Господь знал немощь нашей человеческой природы и поэтому запретил осуждать, судить других.

Совсем другое дело – суд высшей власти над своими подчиненными, – это необходимо. Потому что без этого суда не будет благоустроенности, не будет порядка в обществе. И слово Божие неоднократно призывает высшую власть заботиться о своих подчиненных, а подчиненным повелевает повиноваться поставленной над ними власти. Но осуждать поступки ближнего нам запрещено. Потому что эти пересуды не назидают того, кого мы осуждаем, а только приводят к тому, что появляются насмешки, всякие поношения и прочее.

Мы должны поступать с наши ближними, как Господь поступает с грешниками. В то время, когда вопль развратных жителей Содома и Гоморры дошел до Престола Небесного, взывая о мщении, в тот час последовало наказание Божие. Господь говорит: сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю(Быт.18:21) и уже потом поступлю по закону. – Сердцеведче Господи, Ты ли не знаешь, что земля, отягченная содомскими грехами, не напрасно вопиет к Тебе, к Твоему правосудию? Господь все знает. Господь знает, что мы сделали, что сделаем мы в будущем, знает, на что мы способны. Но этими словами Своими показывает, что никакое человеческое око не усмотрит в Его суде излишней строгости. Наоборот, Его суд всегда одушевлен всякой снисходительностью праведной любви. И, как видите, осуждению и возмездию предшествовало тщательное рассмотрение дела, строгая проверка дела. Господь дает нам увидеть, узнать, что Он имеет желание именно не отягчить, а смягчить участь виновного. Вот так поступает Господь с нами, грешными. Таков Его суд над нами. И так же поступают все благочестивые люди, люди доброго, чистого сердца. Когда их позовут свидетельствовать о поступке ближнего, то они не иначе как с неохотою, с сожалением пойдут и будут говорить только то, о чем их спрашивают. Не будут ничего лишнего говорить, ничего прибавлять, станут свидетельствовать без всякой злости, без всякой досады. Наоборот, будут томиться душою, как бы обвиненный не был бы осужден.

А мы с вами как поступаем? Разносим без конца слухи, и пересуды, и злословие. Мы говорим о ближнем тогда, когда нас никто не спрашивает об этом. Мы обвиняем ближнего тогда, когда нас никто к этому не вынуждает. Рассказываем о том, чего даже сами не знаем. И подчас говорим то, чего, может быть, и не бывало. Часто мы говорим по отношению к ближнему с такой язвительною злостью, словно перед нами – заклятый враг. А порой мы судим даже таких людей, от которых сами зависим, судим начальников, руководителей и судим именно с той целью, чтобы унизить их, опорочить их, клевещем и злословим на них. Такой наш суд неправильный, незаконный. Греховный, преступный суд. Преступный, прежде всего потому, что этот суд самозванный. Апостол Павел говорит, обращаясь к тем, кто осуждает ближнего: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом сто'ит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его(Рим.14:4). На самом деле, по какому праву, кто нам дал власть осуждать поступки ближнего? Какое мы имеем отношение к нему? Что, мы дали ему жизнь, мы его воспитали или какое-то совершили величайшее благо, что имеем право следить за его жизнью, им руководить? Ничего подобного нет, а стало быть, наш суд незаконный, наш суд самозванный. И поэтому апостол Павел говорит: Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого...(Рим.2:1).

И подобно тому, как если в гражданском быту найдется такой человек-самозванец, который будет судить и наказывать людей, не имея на то никаких полномочий, права от высшей власти, строго наказывается за такой проступок, так в точности и всякий, кто осудит поступки ближнего, пред Богом таким же оказывается преступником, как и этот «судья" - самозванец. И осуждение, и клевета, и злословие очень, очень много приносят зла. Приносят людям вред – и здоровью, и в материальном отношении, и их положению в обществе. И причиняют моральную боль ближнему. Настолько осуждение страшно и такому подлежит суду у Бога, что мы не должны, не имеем права осуждать и должны бояться этого греха.

Приведу вам некоторые примеры из истории Христианской Церкви – насколько тяжек этот порок.

Один старец, услышавший о том, что некий инок впал в тяжкий грех, осудил его и сказал: «Великое зло сделал он». И вот через некоторое время является к нему Ангел с душою этого осужденного брата и говорит: «Вот тот, кого ты осудил, он умер. Куда повелишь определить его душу? В Царствие или в ад? Ты же, – говорит, – судья праведных и грешников. Вот, определяй, как поступить с этой душой. Помиловать его или осудить». Ужаснулся старец и понял, что он тяжко согрешил, осудив этого брата. И стал потом плакать, сетовать, просить помилования. И Господь долго не отвечал ему на его молитвы, на его просьбы. Но затем сжалился и послал к нему Ангела Своего, чтобы объявить, что ему этот грех прощен. И Ангел, к нему явившись, сказал: «Прощается тебе твой грех, но на будущее знай, насколько велик грех осуждения».

Другой подвижник, преподобный Пафнутий, однажды, путешествуя по пустыне, ввиду тумана сбился с дороги и вышел к одному селению, где увидел людей, бесстыдно разговаривающих между собою. И преподобный не осудил их, а, остановившись, стал молиться о своих грехах. Вдруг предстал пред ним Ангел с обнаженным мечом и говорит: «Пафнутий, все, кто осуждают других, погибнут от этого меча. Но ты не осудил, ты смирился перед Богом и стал молиться о своих грехах. Поэтому твое имя вписано в книгу жизни». И так все благочестивые люди, боясь этого греха, всегда трепетали и не смели кого-то осуждать. Один старец всегда, когда слышал о чьих-то неисправностях, тяжко вздыхал и говорил: «Да, как сегодня этот брат согрешил, так я завтра согрешу».

И еще я вам напомню повествование об одном иноке, который проводил жизнь нерадивую. Не радел о своем спасении, о молитве, о посте. Словом, жил невнимательно. И вот когда он стал умирать, его окружила братия. И все были поражены: он умирал смертью праведника, он не трепетал перед смертью. Наоборот, он благодарил Бога и улыбался. Братия, зная, что он проводил такую нерадивую, такую рассеянную жизнь, обратились к нему: «Укрепись силой Христовой, поднимись и скажи нам, почему ты умираешь так легко?». И он действительно, маленько приподнявшись, говорит: «Да, братья, действительно, я жил нерадиво, небрежно жил. И вот только что Ангел представил предо мною все мои грехи. Я ожидал строгого наказания, возмездия. Но Ангел сказал: «Поскольку ты никого не осуждал и был незлобив, то и ты не будешь осужден». И поэтому я отхожу, умираю такой легкою смертию». Не осуждайте, и не будете осуждены. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Вот самый кратчайший путь к прощению ваших грехов: не судите, и никто и вас не осудит». Поэтому, дорогие братья и сестры, будьте ко всякому доброму делу приготовлены и познавайте заповеди Божии и старайтесь эти заповеди в своей жизни исполнять. Потому что только исполнители заповедей Христовых будут оправданы и наследуют Царствие Небесное. Всегда помните эту прямую заповедь: не судите и не будете судимы, не осуждайте и не будете осуждены. Каким судом судите, таким и будете судимы. Аминь.

Не судите, да не судимы будете 

Все мы сейчас с вами, дорогие, тяжело переживаем то, что свершается вокруг. Все чувствуют беспокойство и охвачены тревогой, смущением. Но надо сказать, что во всех этих тревожных событиях, опасностях все люди повинны. В том числе и мы с вами повинны. Перестали жить по-христиански. Перестали жить по заповедям Христовым. Поэтому долготерпение, милосердие Божии истощились, и Господь попускает вот такие кровопролитные междоусобные войны. Поэтому нам нужно сугубо обратить внимание на самих себя, на свою жизнь, чтобы жизнь наша совершалась в духе Евангелия, в духе учения Христа Спасителя. Мы отошли от Христа, не исполняем Его повелений и живем по своей воле. Поэтому такие бедствия приходят на нас. И может быть хуже. Поэтому надо внимать учению Спасителя, жить той жизнью, к которой призывает нас Господь наш Иисус Христос в Своем Божественном Евангелии.

В позапрошлый раз мы уже говорили о грехе осуждения. О том, что этот грех весьма распространен среди народа. И хотя кажется по виду незначительным, но с собой несет очень много зла. Поэтому всемерно надо этого греха избегать. Также говорили о том, что эта привычка, эта страсть проистекает из недоброго сердца – привычка осуждать, пересуживать поступки ближнего. Говорили о том, что грех осуждения запрещен Самим Спасителем, что Господь, зная немощь нашей человеческой природы, строго запретил: не судите, да не судимы будете (Мф.7:1).

Мы не имеем права судить ближнего никаким образом. Потому что мы ему не давали жизнь, мы его не воспитывали, он нам неподотчетен, а поэтому никакого права, власти мы не имеем осуждать, судить поступки других людей. Всем нам судья – Господь. Поэтому суд людей, которые любят осуждать ближнего, является судом неправеднейшим, потому что он недействительно отображает состояние осуждаемого. По словам и действиям ближних, часто не имеющим в себе ничего преступного и греховного, но подвергающимся перетолкованию со стороны людей злоречивых, любители осуждения часто приписывают ни в чем не повинным тяжкие, грубые грехи и об этих «грехах» рассказывают всем, и тайно и явно порицают, осуждают и унижают ближнего.

Например, разбогател человек своим честным трудом, своей рачительной, разумной деятельностью и бережливостью. И вот любители осуждения обвиняют его без всяких оснований в хищениях. Люди, которые находятся в дружественных между собой отношениях, также без всяких оснований осуждаются, в их дружбе сторонние усматривают какие-то нечистые побуждения и цели.

Даже люди самые благочестивые, которые любят Бога, любят храмы, молитву, и они очень часто подвергаются разнообразным клеветам и нареканиям. Не говоря уже о том, что если действительно настоящий грех усматривается, то любители осуждения этот грех в несколько раз преувеличивают. Какое-то, может быть, было поползновение ко греху или какой-то греховный помысел возник или внешнее проявление этого греховного помысла показалось, вот любители осуждения в этом усматривают уже тяжкие, большие, грубые преступления и пороки и всем громогласно об этом разглашают. И в то же время они вовсе не учитывают, нисколько не считаются с раскаянием, исправлением согрешающего. Может быть, человек, который согрешил, в тиши своего уединения перед Богом оплакал свои грехи, осудил себя. И пред Господом он уже стоит более оправданным, нежели те хулители, которые его судят, подобно тому, как мытарь вышел из храма более оправданным, нежели осуждавший его фарисей. И потому фарисейский суд злоречивых людей всегда неправедный, всегда преступный, всегда самозванный и осудительный.

Тяжек грех осуждения ближнего. Заповедано ведь нам любить друг друга, нам заповедана любовь, братолюбие. И все любители этой клеветы, этих сплетен, тяжко согрешают против этой заповеди. И кому уподобляются такие клеветники, такие злоречивые люди, которые злорадно, злоречиво осуждают ближнего? Такие люди уподобляются исконному человекоубийце – дьяволу, которому ненавистна всякая истина и любовь, который всегда радуется злу и ищет его, старается, чтобы доставить ему торжество. Они уподобляются злобному клеветнику, который клеветал пред Богом на праведнейшего Иова. И много, много зла причиняют вот такие клеветники, злоречивые окружающим. И, конечно, ждет их нехорошая участь. Ибо наказание им будет вместе с дьяволом-клеветником. Ведь благодаря этой клевете, злоречию сколько достойных людей лишаются заслуженного ими уважения и чести со стороны ближних! А подчас лишаются даже и самой жизни. Сколько эта клевета и злоречие внесли и вносят разлада в добрые семейства! Супругов, искреннейших друзей делают врагами, пробуждают недоверие к людям, заслуживающим доверия, не допускают достойных, талантливых людей до высокого служения, а открывают дорогу для такого служения людям ничтожным, бездарным. Вот насколько преступен, насколько вреден для общества, для государства грех – клевета, злоречие, осуждение. Поэтому надо нам бояться этого греха. Памятовать всегда заповедь Христову: не судите, и не будете судимы, не осуждайте, и не будете осуждены... (Лк.6:37).

Нам самим надо смотреть за собою, за своими грехами, за своими пороками и исправлять их, но не пересуживать поступки наших ближних. Обличая страсть осуждать ближних по поводу нравственного падения, один проповедник говорит так: «Один наш ближний пал. Но вы, осуждающие его, разве вы не падали сами никогда? Приятно ли вам будет, если кто-нибудь станет рассказывать о вашем дурном прошлом, о котором вы уже забыли? Вы на это скажете, что ваша жизнь была свободна от больших погрешностей. Согласен. Но себе ли вы приписываете эту добродетель? Если вам не доставало случая для падения, то сколько раз вы мысленно стремились к нему. Сколько в вашей душе было желаний, расположений именно к этому греху? Покажите, если осмелитесь, нам свою внутреннюю жизнь. Расскажите о своих тайных мыслях, которых люди не знают и не видят. О своих постыдных страстях, о своих недостойных желаниях. И вот, когда эта греховная бездна бродила по вашей душе и в уме, по виду внешняя жизнь ваша была безукоризненна. Вас уважали, и ни одно человеческое око не зрело, не видело, что происходило в вашей душе. И, предположим, что в одну из этих минут страсть зажгла ваше сердце, пленила вашу совесть, явилось искушение, самое живое... И что бы с вами случилось в то время, если бы кто-нибудь заметил ваше падение и стал рассказывать о нем людям? Приятно ли бы вам это было? Поэтому если милосердие Божие вас и хранит, то это только по благости Божией Господь не попускает вам пасть, Господь хранит. А если бы предоставил Он вас вашим собственным инстинктам, страстям, то вы бы давно погибли».

И далее продолжает: «Вот ближний пал. Но знаете ли вы его историю? Историю его рождения? Его среду, его окружение? Было ли его прошлое воспитанием благодатным, в доброй среде? Чувствовал ли он слезы, предостережение матери-христианки? Была ли это христианская среда? Открыто ли было ему Евангелие с самого начала? Всеправеднейший Господь праведно рассудит на Своих весах, кто из вас более должен отвечать и виновен: ты ли, который получил больше таланта, знания, или тот, который не знал ничего?» Первое, к чему нас призывают эти слова, – к внутреннему обращению, вниманию к самим себе и к искреннему смирению пред Богом. А во-вторых – к глубокому состраданию человеку, падшему во зло.

Мы усматриваем, что Ангелы – существа совершенные, святые, чистые, близкие к Богу, они первые радуются и благословляют Бога за спасение падшего человечества. Они оказываются более способными к состраданию и милосердию к падшим. И Сам Господь Ангелами именуется Господом милосердия и сострадания к падшим существам. Поэтому если Ангелы святые, совершенные, если они сострадают падшему грешнику, то как нам не смиряться, не сострадать – нам, которые впадают в бесчисленные грехи, в бесчисленные преступления и заблуждения? Нам суд недоступен, истинный суд. Почему? Потому что мы можем судить только по внешней видимости, но что происходит в душе человека, это открыто только Сердцеведцу Богу.

По видимости, по внешности судить никак нельзя. Иногда бывает так, что человек по внешности и благочестивый, но внутри он может быть величайшим грешником. И, наоборот, человек, который является в глазах людей великим грешником, в очах Господних он великий угодник Божий. Например, если человек сделал какое-то доброе дело, и люди хвалят его за это, считают, что его поступок – благородный. Но если этот человек сделал это доброе дело ради того, чтобы его похвалили, чтобы его прославили, то такое доброе дело перед очами Божиими никакой нравственной цены не имеет. Его поступок низкий, корыстный поступок. И таких примеров очень много.

Преподобный Виталий Александрийский, живя в Александрии, днем нанимался на работу, а по ночам ходил в дома падших женщин. И все жители города и в глаза и за глаза считали его развратником. А между тем он заработанные деньги давал этим женщинам на пропитание, чтобы их предостеречь от греха. Андрея, Христа ради юродивого, жители города считали безумным, плевали на него, даже били его, всячески смеялись над ним. Но, тем не менее, он был великим угодником перед Богом. Поэтому никак нельзя судить поступки ближнего нам, грешным.

Однажды братья обратились к преподобному Пимену и спросили, следует ли, если видят они согрешение брата, умолчать и покрыть его грех? Преподобный говорит: «Следует. Если ты покроешь грех брата, то Господь покроет твой грех». И другой сказал тому же отцу: «Я слышу неприличное об одном брате. Это соблазняет меня. Я хочу выйти из этого места». Преподобный спрашивает: «А правда ли то, что ты слышал о брате?» «Да, – говорит, – правда, мне об этом сказал один верный человек». Преподобный ему возразил: «Если бы он был верный, то он бы тебе худого о брате не сказал. Он неверный человек». И когда братья к нему еще обратились, спросив: «Какой ты дашь ответ Богу, когда видишь согрешающего ближнего и не уличишь его?», преподобный ответил: «Я скажу Господу: «Господи, Ты повелел прежде изъять бревно из своего глаза, а потом уже вынуть сучок из глаза моего ближнего». Таким образом, я исполню Его повеление». Вот так святые люди смотрели и так снисходили к немощам ближнего, покрывали немощи ближнего! Не разглагольствовали, не разглашали, а именно покрывали все любовью.

И еще – насколько тяжек грех осуждения. В Житиях святых повествуется о таком случае. Однажды к некоему подвижнику Иоанну пришел один старец из другой обители, чтобы взять у него благословение. И Иоанн спросил: «Ну как там живут собратья мои?» Тот отвечал: «Слава Богу, вашими молитвами» – «А как живет вот такой-то инок, о котором ходила нехорошая молва?» – «Худо живет и не исправляется, по-прежнему худо живет». Тогда Иоанн воскликнул: «О! горе ему!» И с этими словами он впал в забытье, впал как бы в сон. Во сне он увидел, что стоит пред Голгофой. На Голгофе Спаситель – среди двух разбойников. Когда он хотел приблизиться, поклониться Спасителю, то Спаситель говорит Ангелам: «изгоните его, потому что он антихрист, он осудил брата прежде Моего суда». И когда Ангелы стали его выгонять, то мантия его зацепилась и осталась там. Он быстро проснулся, проснулся в трепете, в страхе. Вздохнул и говорит: «Да, тяжек для меня сей день!» Брат спрашивает его, в чем дело. И он ему об этом сне рассказывает: «То, что мантия у меня там осталась, это говорит о том, что лишился я покровительства и благодати Божией за грех осуждения». И он семь лет молился о прощении этого греха. Он не вкушал хлеба, в келию не входил, никого не принимал, ни с кем не разговаривал. И вот по истечении семи лет Господь в сонном видении явился ему, возвратил ему мантию, из чего он узнал, что Господь простил ему этот грех. Таковы священные предания и примеры, и наставления Божии. Мы должны только себя осуждать, должны лишь себя укорять. Говорят: «Мы потому осуждаем других, что не знаем самих себя. Если бы знали самих себя, то мы никогда бы не дерзнули осуждать ближних». И это, дорогие братья и сестры, да послужит нам назиданием, наставлением, нравоучением, чтобы нам заповеди Божии исполнять на деле. Осуждать себя и исправлять свои немощи,  свои  грехи,  свои привычки, пороки, которых у нас у каждого бесчисленное множество, – вот это доброе дело, это наше священная обязанность. И мы должны это делать, иначе мы не спасемся. Мы должны постепенно восходить от силы в силу. И лишь через такое самоисправление, очищение, исправление себя, своих грехов и может открыться свободный вход в Царствие Небесное, которое Господь обещал всем любящим Его открыть. Аминь. 

 

Осуждение

 

Кто ты, осуждающий чужого раба?

Не удивляйтесь, дорогие братия и сестры, что мы вынуждены продолжать говорить о грехе осуждения. Дело в том, что этот грех настолько вошел в плоть и кровь нашего человеческого рода, что хотя и считается малозначительным падением, но на самом деле очень опасен и тяжек. Застаревшие раны надо лечить дольше и больше прилагать усердия к их исцелению.

Люди, которые любят осуждать, судить ближнего, обычно много требуют от других. Говорят, что «этого бы они могли не делать. Им должно быть стыдно, что они впали в такой грех». А себя считают праведниками, святыми, других осуждая и унижая. А если бы они хорошо посмотрели на самих себя, то оказалось бы, что и они такие же грешники, как и все человечество.

Очень хороший приводится пример на этот счет в книге епископа Германа «В часы пастырского досуга». Он рассказывает, как однажды пришли в храм помолиться один старичок со своей супругой, и на Литургии священник произносил проповедь о том, как Адам и Ева согрешили. По окончании проповеди они вышли и дорогою об этом рассуждали. Муж и говорит: «Вот не было бы столько греха на свете, если бы Ева не послушалась дьявола и не заставила бы мужа скушать запрещенный плод». Жена соглашается: «Да, ведь из-за одного страдают все. Я бы на месте Евы не дотронулась до запрещенного плода. Бог с ним!» Муж добавил: «А я бы на месте Адама, если бы ты дотронулась и решилась меня соблазнить, такую дал бы тебе взбучку, что ты позабыла бы, как соблазнять мужа». Жена говорит: «Так-то оно так, худо поступила Ева, что нарушила заповедь Божию, да ведь и Адам-то тоже...» Вот таким путем они шли, рассуждали и осуждали Адама и Еву.

Проходили они в это время мимо барского сада, где сидел добрый благочестивый барин. Он услышал разговор и решил пригласить их к себе на обед откушать хлеба-соли. Они удивились этому неожиданному предложению и повиновались. Их ввели в барские хоромы, затем через некоторое время провели в столовую, где был накрыт для них стол на два прибора с разными кушаньями и винами. Входит барин, усаживает их и говорит: «Кушайте все на доброе здоровье, но только вот до этого блюда, покрытого крышкой, не дотрагивайтесь, это не для вас». И тут же ушел в свою комнату. Они сели и принялись кушать вкусные кушанья, запивать сразу же винами, а к концу обеда жена обращается к мужу и говорит: «Да что же находится в этом блюде? Наверное, какое-то необыкновенное кушанье у барина. Давай посмотрим, откроем немножко крышку и посмотрим. Никто ведь не увидит, не узнает». Муж возражает: «Зачем, нельзя же». «Да как зачем, – не унимается жена, – это ведь какое-то необыкновенное кушанье!» Муж говорит: «Нельзя, потому что это запрещено». А между прочим, говоря эти слова, он сам возгорается большим желанием посмотреть, что же это за кушанье там находится. Жена это подметила и положила руку на блюдо, сама на него так внимательно смотрит и говорит: «Ну позволь, я только немножечко приоткрою». Муж, наконец, согласился. Она приоткрыла немножечко крышку и говорит: «Там ничего нет, пусто». Муж просит: «Тогда открой еще побольше». Когда она приоткрыла крышку еще, то в это время из-под нее выскочила мышь и убежала в подпол. Гости вначале не уразумели, что это означает. Но вот входит к ним барин и спрашивает: «Ну как вы, сыты, довольны»? «Да, покорнейше благодарим за вашу милость», – был ответ. Он приподнял крышку и говорит: «А мышки-то нет! Что же вам не хватало человеческого кушанья, что вы позавидовали кошачьему»? И испуганные гости не могли ему ни слова на это ответить. Тогда он им на это говорит: «Вспомните, глупые, как вы, когда шли, осуждали Адама и Еву, забывая слова Писания: не судите, да не судимы будете. Ступайте же теперь перед Богом, да и впредь не судите ближнего, лучше построже смотрите за собою и не надейтесь на свою твердость». И они со слезами вышли от барина.

Только на собственные грехи должно быть обращено всегда внимание христианина. Только на собственные, но не на чужие грехи, слабости и пороки. Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, – молится преподобный Ефрем Сирин. Когда в доме много работы и много заботы, то человек не будет ходить по чужим домам и смотреть, что там делается. Иначе он свое дело не исполнит. Люди, которые любят пересуживать, судить, худо знают самих себя. А не зная себя и постоянно обращая внимание на чужие грехи, они впадают в самообольщение. И думают, что они лучше других. Вот поэтому-то такие люди, по слову Спасителя, и видят сучок в глазе ближнего, а бревна в своем не чувствуют. И, не зная своих греховных язв, они не врачуют их. А язвы неуврачеванные потом стареют, коснеют и становятся уже неисцельными. В таком состоянии находились фарисеи во времена Господа нашего Иисуса Христа. Они других считали за величайших грешников, судили их, а в свое сердце никогда не заглядывали. Поэтому, хотя Господь, Небесный Врач, возле них всегда находился, но они так и остались неисцеленными. И когда некоторые из фарисеев спросили Спасителя: Неужели и мы слепы?, то Господь ответил им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха, но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас (Ин.9:40,41).

Грехи ближнего надо покрывать, а не разглашать о них. Открывший наготу отца своего Хам подверг себя проклятию, лишился благой участи со своими братьями и был осужден. Сколь же величайшему наказанию подвергнутся все те, кто обнаруживает грехи ближнего! – говорит святой Иоанн Златоуст. Потому что, обнаруживая грехи ближнего и не только не прикрывая их, но стараясь сделать их еще более известными, такие люди не содействуют чьему-либо исправлению, они только еще более умножают грехи. Внимательный человек после своего падения (когда он не имеет свидетелей своего падения) легко может уврачевать свои раны. Но когда грех его обнаруживается, становится известным всем, то человек теряет стыд и теряет способность к возвращению на путь истинный, не желает возвращения на путь добродетели. Ибо человек тогда как бы впадает в глубокое озеро и под воздействием волн все глубже и глубже погружается, впадает в отчаяние и теряет способность к своему исцелению, – говорит тот же святой Иоанн Златоуст. Поэтому-то мы не только не должны обнаруживать, открывать грехи своих ближних, своего брата, но если даже и услышим от кого-то о ком-нибудь нехорошее, дурное, то не должны домогаться увидеть наготы его, а, подобно добрым сыновьям Ноя, прикрыть эти грехи и врачевать падшую душу увещаниями и добрыми советами, представляя на вид великое человеколюбие Божие, безмерную благость и любовь Господа, Который всем хочет спасения, всем придти в разум истинный, не желает смерти грешника, но чтобы обратиться и живу быть ему (Иез.33:11).

Все праведные, благочестивые души бегают этого греха осуждения. Повествуется в Патерике о том, как однажды в одной обители тяжко пал один инок. И братия собрались на совещание, на собор по этому поводу и призвали благочестивого старца Моисея, но он отказался придти на этот совет. Тогда скитский пресвитер посылает вторично за ним, требует, чтобы он явился на собор. Он идет, но что он делает? Он взял старую корзину, насыпал в нее песка, идет с нею, песок сыпется. Встречающиеся иноки спрашивают его: что это означает, отче? Он говорит: вот, я имею у себя столько грехов, сколько этого песку, и не вижу своих грехов, а иду судить другого. Тогда братия поняли свою ошибку и, не сделав никакого замечания этому иноку, отпустили его, оставили его в покое.

Надо, надо, дорогие мои, всемерно беречь себя от этого греха. Скажем также несколько наставлений о том, как себя надо стараться предохранить от осуждения и пересуживания. Прежде всего, когда к нам придет такой лукавый помысл – осудить, оклеветать ближнего, очернить его, – то, прежде всего сами себя спросим: а не имеем ли и мы недостатков? Не имеем ли разве и мы своих слабостей, что осуждаем других? Надо тщательно, строго наблюдать за своим нравственным поведением, за своими поступками, за своими делами. Познай самого себя – вот великое правило, которое было даже у древних мудрецов. И Святая Церковь нам также предлагает, чтобы и мы по истечении каждого дня проверяли, что мы сделали за день, что мы сделали угодного Богу, что сделали полезного себе, что сделали ради блага ближнего. И вот тогда-то мы и познаем свою нищету духовную. Познаем все свои слабости и немощи, познаем, что мы не имеем добродетели, что мы неспособные люди-то. Вот тогда-то у нас и замкнется рот для осуждения и клеветы на ближнего. Так что мы лишь потому являемся строгими судьями для ближних, что себя не знаем, не следим за собой. Точно, точно замечено, что люди, которые тщательно следят за своей нравственностью, своей духовной жизнью, за своими поступками, мыслями, – эти люди всегда снисходительнее бывают к поступкам ближнего. Наоборот, люди легкомысленные, пустые, которые не следят за своей жизнью, бывают самыми строгими судьями, жестокими судьями в отношении других.

Кроме того, надо вообще обратить внимание на обуздание своего языка, на воздержание. Дело в том, что язык, слово – это бесценный дар Божий. И мы должны дорожить им, потому что через слово мы сообщаемся друг с другом. Это величайшее сокровище, которое Бог даровал людям. Через слово мы молимся, обращаемся к Богу, словом мы связываемся друг с другом. Мы получаем наставления, увещания, советы, мы делимся радостью и горем друг с другом, и письменно связываемся с друзьями, которые находятся от нас в отдалении. И если отнять слово у людей, то человеческий род перестанет существовать. Вот такое величайшее значение имеет этот бесценный дар, который дал людям Бог – это слово. Поэтому мы должны себя беречь от болтливости. Дух празднословия не даждь ми, – молимся мы Великим постом.

И, наконец, в заключение мы приведем несколько слов святого Василия Великого о том, когда и почему допускается говорить дурное о ближнем. Это – только в двух случаях. Во-первых, если мы хотим обратить, спасти согрешающего брата и приходим к опытному наставнику за советом, то тогда можем все дурное о брате ему рассказать. И, во-вторых, когда мы хотим предостеречь кого-либо от пагубного влияния этого согрешающего брата. Потому что, находясь в сообществе с ним и считая его хорошим человеком, другой человек может подпасть под его дурное влияние. В этом случае, чтобы его спасти, можно сказать все дурное об этом брате, на которого он надеется и имеет другом. В остальных случаях, если человек говорит с намерением осудить, очернить, унизить ближнего, пусть это будет и сущая правда, – это уже клевета и осуждение. И человек за это сам подвергается осуждению. Поэтому, дорогие братия и сестры, будем помнить христианское учение: всемерно свой язык воздерживать, не вмешиваться в дела ближних, не касаться их и не пересуживать. Помнить, что у нас своих слабостей, грехов, заблуждений полно. Лучше будем все свое внимание обращать на самих себя, на исправление своих погрешностей. Это будет спасительно и угодно Богу. Будем памятовать слова апостола Павла: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Господь восставить его (Рим.14:4). Будем памятовать слова Спасителя, запишем их на скрижалях своего сердца: Не судите и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк.6:37).

Аминь. И Богу нашему слава!

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru