ПОСЛУШАНИЕ

----картинка линии разделения----

 

Послушание Божию повелению дарует жизнь, а непослушание - смерть и тление. 

Преподобный Нил Синайский 

 

 ЕВАНГЕЛИЕ

 

b1

Иисус Христос (Спаситель)

ht

Овцы Мои слушаются голоса Моего

Я есмь пастырь добрый и знаю Моих, и Мои знают Меня. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей (Ин.10:14,27,28).

 

----картинка линии разделения----

 

 Апостол Матфей

Апостол Матфей

ПОСЛУШАНИЕ ИИСУСА ХРИСТА

Первая молитва

 

И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия,впрочем не как Я хочу, но как Ты. И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна (Мф.26:39-41). 

 

моление Спасителя в Гефсиманском саду

Моление Спасителя в Гефсиманском саду  

Вторая молитва

Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя. И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели (Мф.26:42-43).

Третья молитва

И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово. Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня (Мф.26:44-46).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов

----картинка линии разделения----

Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего

Иисус же говорил им: Отец Мой доныне делает, и Я делаю. И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу. На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь (Ин.5:17-24).

 

----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел 

ht

Мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть

Если ветхозаветному закону приличествовало послушание, то тем более Слову Христа. Посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть. Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твердо, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него, при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святаго по Его воле? (Евр.2:1-4). 

Ибо и Христос не Себе угождал

Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: «злословия злословящих Тебя пали на Меня». А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду. Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа Рим (15:1-6).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник

 ht

 О блаженном и приснопамятном послушании

По порядку слова прилично нам предложить теперь о подвижниках и страдальцах Христовых; ибо как всякий плод предваряется цветом, так всякому послушанию предшествует уклонение от мира, телом или волею. Двумя сими добродетелями (т.е. уклонением от мира и отвержением своей воли) преподобное послушание, как златыми крылами, безленостно входит на небо: и, может быть, о сих-то крылах некоторый духоносец воспел: кто даст ми крил яко голубине, и полещу деянием, и почию (Пс. 54:7) в видении и смирении. Не преминем, если угодно, изъяснить в этом слове и самый образ воинствования сих мужественных ратников: как они держат щит веры к Богу и своему наставнику, отвращая им, так сказать, всякий помысл неверия и перехождение (в другое место); и всегда вознося меч духовный, убивают им всякую собственную волю, приближающуюся к ним, и, будучи одеты в железную броню кротости и терпения, отражают ею всякое оскорбление, уязвление и всякие стрелы; имеют они и шлем спасения, - молитвенный покров своего наставника; ногами же своими не стоят совокупленно, но одну простирают на служение, а другую имеют неподвижно на молитве.

Послушание есть совершенное отречение от своей души, действиями телесными показуемое или наоборот, послушание есть умерщвление членов телесных при живом уме. Послушание есть действие без испытания, добровольная смерть, жизнь чуждая любопытства, беспечалие в бедах, неуготовляемое пред Богом оправдание, бесстрашие смерти, безбедное плавание, путешествие спящих. Послушание есть гроб собственной воли и воскресение смирения... Послушный, как мертвый, не противоречит и не рассуждает, ни в добром, ни во мнимо худом, ибо за все должен отвечать тот, кто благочестиво умертвил душу его. Послушание есть отложение рассуждения и при богатстве рассуждения.

Начало умерщвления и душевной воли и членов тела, бывает прискорбно, средина иногда бывает с прискорбием, иногда без прискорбия, а конец уже без всякого ощущения и возбуждения скорби. Тогда в скорби и болезни сердечной бывает сей блаженный и живой мертвец, когда увидит, что исполняет свою волю, ибо страшит его бремя собственного осуждения.

О, вы, которые решились вступить на поприще сего мысленного исповедничества; вы, которые хотите взять на выю свою иго Христово; вы, которые отселе желаете сложить бремя свое на выю другого, которые стремитесь добровольно продать себя в рабство, чтобы в замену оного получить истинную свободу; вы, которые преплываете великую сию пучину, будучи поддерживаемы руками других: знайте, что вы покусились идти путем кратким, хотя и жестоким, на котором одна только есть стезя, вводящая в заблуждение: она называется самочинием. Кто совершенно отвергся самочиния и в том, что он почитает добрым, духовным и богоугодным, тот уже достиг цели, прежде нежели вступил в подвиг, потому что послушание есть неверование себе самому во всем добром, даже до конца жизни своей.

Когда мы, в намерении и разуме смиренномудрия желаем покорить себя ради Господа, и без сомнения вверить спасение наше иному: то, еще прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека, обладаемого страстьми, вместо пристани в пучину, и таким образом не найти готовой погибели. Но по вступлении на поприще благочестия и повиновения уже отнюдь не должны мы испытывать или судить в чем-нибудь доброго нашего наставника и судию, хотя, может быть, в нем, как в человеке, и увидим некоторые малые согрешения. Если же не так, то сделавшись сами судиями, не получим никакой пользы от повиновения.

Желающим соблюдать всегда несомненную веру к наставникам необходимо нужно незабвенно и неизгладимо хранить в сердце своем их добродетели, с тем, чтобы воспоминанием об оных заградить уста бесам, когда они станут в нас всевать к ним неверие: ибо, сколько вера цветет в сердце, столько и тело успевает в служении, а кто преткнулся о камень неверия, тот уже пал, ибо всячески, еже не от веры, грех есть (Рим. 14:23). Когда помысл склоняет тебя испытать или осудить твоего наставника, как от блуда отскочи от оного, не давай сему змию никакого послабления, ни места, ни входа, ни приступа, но говори ему: «О, прелестник! не я над наставником, а он надо мною получил суд: не я его, а он мой судья».

Отцы псалмопение называют оружием, молитву стеною, непорочные слезы умывальницею, а блаженное послушание назвали исповедничеством, без которого никто из страстных не узрит Господа. Послушник сам на себя произносит суд; потому что, если он совершенно повинуется ради Господа, то хотя он и не думает, что совершенно послушен, но от суда своего (т.е. обличений совести) освобождается, если же он в чем-нибудь исполняет свою волю, то хотя ему и будет казаться, что он повинуется, однако сам несет свое бремя. Впрочем, хорошо бы было, если бы наставник не переставал обличать его, если же он умолкнет, то не знаю уже что и сказать об этом. В простоте повинующиеся ради Господа благополучно совершают путь свой, не навлекая на себя коварства бесов своими тонкими исследованиями.

Прежде всего, исповедуем доброму судии нашему согрешения наши наедине, если же повелит, то и при всех, ибо язвы, объявляемые не преуспевают на горшее, но исцелеют.

ОБ ИСИДОРЕ

Некоторый муж, по имени Исидор, из князей города Александрии, за несколько лет пред сим отрекшись мира, удалился в сию обитель. Всепреподобный пастырь оный, приняв его, заметил, что он весьма коварен, суров, зол и горд, посему премудрейший сей отец покушается человеческим вымыслом преодолеть бесовское коварство и говорит Исидору: «Если ты истинно решился взять на себя иго Христово, то хочу, чтобы ты прежде всего обучался послушанию». Исидор отвечал ему: «Как железо кузнецу, предаю себя тебе, святейший отче, в повиновение». Тогда великий отец, утешенный сим уподоблением, немедленно назначает обучительный подвиг сему железному Исидору, и говорит: «Хочу, чтобы ты, истинный брат, стоял у ворот обители и всякому входящему и исходящему человеку кланялся до земли, говоря: помолись обо мне, отче, я одержим злым духом». Исидор так послушался своего отца, как Ангел Господа. Когда же провел семь лет в этом подвиге и пришел в глубочайшее смирение и умиление; тогда приснопамятный отец, после семилетнего законного искуса и беспримерного Исидорова терпения, пожелал его, как достойнейшего, причислить к братии и сподобить рукоположения. Но он много умолял пастыря, как через других, так и чрез меня, немощного, чтобы ему позволили там же и тем же образом оканчивать подвиг, не ясно намекая сими словами на то, что кончина его приближается, и что Господь призывает его к Себе; что и сбылось. Ибо когда учитель оный оставил его в том же состоянии, он, по прошествии десяти дней, чрез бесславие свое со славою отошел ко Господу; а в седьмой день после успения своего взял ко Господу и привратника оной обители. Блаженный говорил ему при жизни: «Если я получу дерзновение ко Господу. То ты вскоре и там не разлучен со мною будешь». Так и случилось, в достовернейшее доказательство непостыдного сего послушания и Богоподражательного смирения.

Спросил я великого сего Исидора, когда он еще был в живых: какое, во время пребывания его у ворот, ум его имел делание? Достопамятный сей, желая оказать мне пользу, не скрыл от меня этого. «Вначале, говорил он, я помышлял, что продал сам себя в рабство за грехи мои и потому со всякою горестью, самонасилием и кровавым понуждением делал поклоны. По прошествии же года сердце мое уже не ощущало скорби, ожидая от самого Господа награды за терпение. Когда минул еще один год, я уже в чувстве сердца стал считать себя недостойным и пребывания в обители, и видения отцов, и зрения на лица их, и причащения Святых Таин и поникши очами долу, а мыслию еще ниже, уже искренно просил входящих и исходящих помолиться обо мне».

О ЛАВРЕНТИИ

Когда я однажды сидел за трапезою с великим сим настоятелем, он приклонил святые уста свои к моему уху, и сказал: «Хочешь ли я покажу тебе в глубочайшей седине Божественное мудрование?» Я просил его об этом, и преподобный отец позвал от второй трапезы инока, по имени Лаврентия, который около сорока осьми лет жил в той обители, и был вторым соборным пресвитером. Он пришел и, поклонившись игумену до земли, принял от него благословение. Но когда встал, то игумен ничего не сказал ему, а оставил его стоять перед трапезою не евши; обед же только начинался. Так он стоял с час, или два, и мне стало уже стыдно взглянуть на лицо сего делателя; ибо он был совершенно седой, имея уже осьмидесятый год от роду. Он стоял таким образом, без привета и ответа, пока обед не кончился; а когда встали, то преподобный послал его к вышеупомянутому великому Исидору сказать ему начало тридцать девятого псалма.

Я же, как лукавейший, не упустил случая испытать сего старца и спросил его, о чем он помышлял, стоя перед трапезою. Он отвечал: „представляя себе пастыря во образе Христа, я никогда не помышлял, что получаю повеления от него, но от Бога; посему и стоял я, отче Иоанне, не как перед трапезою человеческою, но как перед жертвенником Божиим и молился Богу; и по вере и любви моей к пастырю я не имел против него никакого лукавого помышления. Ибо некто сказал: любы не мыслит зла. Впрочем и то знай, отче, что если кто предал себя простоте и добровольному незлобию, в том лукавый уже не находит себе места ни на мгновение.

ОБ ЭКОНОМЕ

Каков был, помощию Божиею, тот пастырь словесных овец, такого и эконома послал ему в обитель праведный Господь, ибо он был целомудр, как никто другой, и кроток, как весьма немногие. Однажды великий старец, для пользы прочих, притворно на него разгневался и приказал выслать его из церкви раньше времени. Зная, что он невинен в том, в чем пастырь обличал его, я, будучи наедине с сим великим, оправдывал перед ним эконома. Но премудрый муж отвечал мне: „и я знаю, отче, что он не виноват; но как несправедливо и жалко было бы вырвать хлеб из уст голодного младенца, так и наставник душ делает вред и себе и подвижнику, если не подает ему случаев к приобретению венцов, какие он, по его примечанию, может на всякий час заслуживать перенесением досад, бесчестий, уничижений и поруганий. От этого происходит троякий и весьма важный вред: во-первых, что сам настоятель лишается награды, которую получил бы за благонамеренные выговоры и наказания; во-вторых, что мог бы добродетелию одного доставить пользу другим, но этого не сделал; третий же и самый тяжкий вред состоит в том, что часто и сии самые кажущиеся мужественными и терпеливыми, бывши оставлены на время, и как утвердившиеся в добродетели, не получая уже от настоятеля ни обличений, ни поношений, лишаются снисканной кротости и терпения. Ибо хотя земля сия и добра, и тучна, и плодоносна, но при недостатке воды бесчестия, она дичает и производит терние кичения, блуда и бесстрашия. Зная сие, великий Апостол писал к Тимофею: настой, обличи, запрети им благовременне и безвременне (2 Тим. 4:2).

Когда же я противоречил, представляя истинному оному наставнику немощь рода нашего, и то, что, может быть, многие по причине напрасного, или и не напрасного взыскания могут отторгнуться от паствы; тогда сей. Исполненный премудрости, муж сказал: «Душа, привязавшаяся ради Христа любовию и верою к пастырю, не отступает от него даже до крови: особенно же, если она получила через него исцеление своих язв, памятуя сказавшего: ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Христовой (Рим. 8:38). Если же душа не привязалась таким образом, не утвердилась, не прилепилась: то удивляюсь, если таковой человек не тщетно пребывает на сем месте, будучи соединен с пастырем притворным и ложным повиновением». И, действительно, сей великий муж не обманулся в своем мнении. Но и удержал овец в своей пастве, и наставил, и привел к совершенству, и принес Христу, как непорочные жертвы.

ОБ АВВАКИРЕ

Послушаем еще и подивимся премудрости Божией, обретающейся в скудельных сосудах. Находясь в той же обители, я удивлялся вере и терпению некоторых новоначальных, и тому, как они с неутомимою твердостью переносили от настоятеля выговоры и укоризны, а иногда и отгнания, и терпели это не только от настоятеля, но и от других меньших. Для душевного назидания спросил я одного из братий, уже пятнадцать лет жившего в той обители, по имени Аввакира, которого, как я видел, почти все обижали: а служители едва не каждый день выгоняли из трапезы, потому что сей брат от природы был несколько невоздержан на язык. «Брат Аввакир», сказал я ему, «За что тебя всякий день выгоняют из трапезы, и я часто вижу, что ты идешь спать без ужина?» Он отвечал: «Поверь, отче, сии отцы мои искушают меня, точно ли я монах? И как они делают сие не вправду: то и я, зная намерение их и великого отца, терплю все без отягощения; и вот уже пятнадцать лет живу, имея сию мысль; как и сами они, при вступлении моем в обитель, говорили, что до тридцати лет искушают отрицающихся от мира. И справедливо, отче Иоанне, ибо не искушенное золото не бывает чисто».

Сей доблестный Аввакир, пребыв в том монастыре, по моем пришествии туда, два года, отошел ко Господу, и когда был при смерти, сказал отцам: «Благодарю, благодарю Господа и вас; ибо за то, что вы меня, на спасение мое, искушали. И я семнадцать лет был свободен от искушений бесовских». Правосудный пастырь повелел положить его, как исповедника, по справедливости со святыми, почивающими в том месте.

ОБ АРХИДИАКОНЕ МАКЕДОНИИ

Обижу я всех ревнителей добра, если погребу во гробе молчания добродетель и подвиг Македония, первого из тамошних диаконов. Сей, усердно работавший Господу муж, однажды, когда приближался праздник св. Богоявления, за два дня до него испросил у пастыря позволение сходит в Александрию, по некоторой своей надобности, обещаясь скоро возвратиться из города, по случаю наступающего праздника и приготовлений к оному. Но диавол, ненавидящий доброе, воспрепятствовал сему архидиакону, и он отпущенный не поспел в обитель к святого празднику в назначенный срок, а пришел на другой день. Пастырь отлучил его за это от священнослужения, и низводит в чин последних между новоначальными. Но сей добрый диакон терпения и архидиакон твердости так беспечально принял сие определение отца своего, как бы не он, но кто другой кто-нибудь подвергся запрещению. Когда же он сорок дней провел в сем состоянии, премудный пастырь опять возвел его на степень диаконства; но по прошествии одного дня, Македоний умолял авву оставить его в запрещении и прежнем бесчестии, говоря, что он сделал в городе непростительный грех. Преподобный знал, что архидиакон говорит неправду, и ищут сего только ради смирения, но уступил доброму желанию сего подвижника. Удивительное было тогда зрелище! Старец, почтенный сединою, пребывал в чине новоначальных и усердно просил всех, чтобы об нем помолились; ибо я, говорил он, впал в блуд преслушания. Мне же, смиренному, сей великий Македоний сказал за тайну, почему он добровольно прибегнул к пребыванию в таком уничижении. «Никогда, говорил он, не чувствовал я в себе такого облегчения от всякой внутренней брани и такой сладости Божественного света, как теперь. Ангелам, продолжал он, свойственно не падать, и даже, как некоторые говорят, совсем невозможно пасть; людям же свойственно падать, и скоро восстав от падения, сколько бы раз это ни случилось; а только бесам свойственно, падши, никогда не восставать».

Эконом оной обители открыл мне о себе следующее: «Когда я был еще молод, говорил он, и ходил за скотом, я пал однажды весьма тяжким душевным падением. Но как я привык никогда не таить змия в недре сердца, то и сего змия, схватив за хвост (под чем разумею я конец или оставление дела), показал врачу; он же с веселым лицем, тихо ударив меня по щеке, сказал: «Поди, чадо, продолжай, как прежде, службу твою и отнюдь ничего не бойся». Приняв сие с горячею верою, я, по прошествии немногих дней, удостоверился в моем исцелении и радуясь, а вместе и трепеща, продолжал путь свой».

Во всяком роде сотворенных существ, как говорят некоторые, есть многие различия: так и в том соборе братий были различия преуспеяний и произволений. Посему оный врач, когда примечал, что некоторые из братий любили выказывать себя во время пришествия мирских людей в обитель, то в присутствии тех же мирских осыпал из крайними досадами и отсылал в бесчестнейшие службы, так что после они сами поспешно убегали, как только видели мирян, приходящих в обитель. Удивительное тогда представлялось зрелище: тщеславие гнало само себя и скрывалось от людей.

О ПРЕПОДОБНОМ МИНЕ

Господь, не хотя лишить меня молитвы одного преподобного отца в той же обители, за неделю до моего удаления из того святого места, взял его к себе. Это был чудный муж, по имени Мина, второй правитель после настоятеля, пятьдесят девять лет пребывавший в том общежитии и прошедший все послушания. В третий день по кончине его, когда мы совершали обычное молитвословие об упокоении сего преподобного, внезапно наполнилось благоуханием все то место, где лежал преподобный. Тогда великий отец повелел нам открыть раку, в которой положено было честное его тело; мы исполнили повеление и увидели все, что из честных стоп его, как два источника истекает благовонное миро. Тогда учитель оный сказал ко всем: «Видите ли, вот болезни ног и поты трудов его принесли Богу миро. И справедливо!». Отцы же того места, кроме многих других добродетелей сего преп. Мины, рассказывали и следующее. Однажды настоятель захотел искусить Богодарованное его терпение, и когда он пришел в игуменствую келлию и, положив вечерний поклон перед игуменом, по обыкновению, просил дать предание: то игумен оставил его лежать таким образом на земле даже до времени утреннего правила, и тогда уже благословив его, а вместе с тем и укорив как человека, любящего выказываться и нетерпеливого, восставил его. Преподобный знал, что он перенесет сие мужественно, и потому сделал это, в назидание всем. Ученик же преп. Мины, утверждая истину сего происшествия, сказывал: «Я прилежно допытывался у него, не напал ли на него сон, когда он был оставлен игуменом в таком положении? Преподобный отец открыл мне, что лежа на земле, он прочитал наизусть всю псалтирь».

Не премину украсить венец сего моего слова и настоящим смарагдом. Однажды завел я с некоторыми из мужественнейших старцев той обители разговор о безмолвии; они же, с веселым видом, радушно и ласково отвечали мне: «мы, отче Иоанне, будучи вещественны (плотяны), проходим и житие вещественное, рассудив наперед, что нам должно вступать в брань соразмерную нашей немощи, и признав за лучшее бороться с человеками, которые иногда бывают свирепы, а иногда и каются, нежели с бесами, которые всегда неистовы и всегда вооружаются на нас».

Некто из приснопамятных оных мужей, имея великую ко мне любовь по Богу и дерзновение, сказал мне однажды с искренним расположением: «Если ты, мудрый, в чувстве души имеешь силу того, который сказал: вся могу о укрепляющем мя Христе (Фил. 4:13), если Дух Святый росою чистоты нашел на тебя, как на святую Деву; если сила Вышняго, сила терпения осенила тебя: то препояшь, как муж (Христос Бог), чресла твоя лентием послушания, и восстав с вечери безмолвия, умывай ноги братий в сокрушенном духе, или, лучше сказать, повергни себя под ноги братства мыслями самоуничижения. В дверях сердца твоего поставь стражей строгих и неусыпных, держи неудержимый ум в теле, находящемся в молве; при действии и движении членов телесных, обучайся умному безмолвию, что всего достославнее; будь неустрашим душою среди молвы; связывай язык твой, неистово стремящийся на прекословия, и семьдесят крат седмерицею в день сражайся с сим мучителем. На душевном кресте утверди ум, как утверждают наковальню в дереве, чтобы он, будучи поражаем частыми ударами молотов поругания, укорения, осмеяния и обид, пребывал нисколько не разсслабляем и не сокрушаем, на весь гладок и недвижим.

Совлекись собственной воли, как срамной одежды, и обнажась от оной, вступи на поприще, что редко и не легко обретается; облекись же в броню веры, неверием к подвигоположнику не сокрушаемую и не прободаемую. Бесстыдно стремящееся осязание укрощай уздою целомудрия. Размышлением о смерти удерживай глаза свои, которые ежечасно хотят любопытно смотреть на телесную красоту и великолепие. Любопытство ума обуздывай попечением о самом себе; не позволяй ему осуждать брата в нерадении и нелестно изъявляй всякую любовь и милосердие к ближнему. О сем уразумеют вси, любезнейший отче, яко Христовы ученицы есмы, аще во дружине любовь имамы между собою (Иоан.13:35). Гряди, гряди, говорил сей добрый друг, гряди сюда, водворись с нами и пей на всякий час поруганий как воду живую. Давид, испытавши все прекрасное и все сладостное под небом, после всего, как бы в недоумении сказал: се что добро, или что красно? не что иное, как еже жити братии вкупе (Пс.132:1). Если же мы еще не сподобились сего блага, т.е. такого терпения и послушания, то хорошо для нас, по крайней мере, познавши немощь свою, пребывая в уединении, и далеко отстоя от подвижнического поприща, ублажать подвизающихся и молиться, чтобы Бог даровал им терпение». Побежден я был добрым сим отцом и превосходным учителем, который евангельски и пророчески, лучше же сказать, дружелюбно поборол нас; и мы, без сомнения, согласились дать преимущество блаженному послушанию.

Воспомянувши еще об одной душеполезной добродетели сих блаженных отцов, и как бы вышедши из рая, предложу вам опять неприятное и неполезное мое тернословие. Неоднократно, когда мы, стояли на соборной молитве, блаженный пастырь оный замечал, что некоторые из братий беседовали между собою, и таковых ставил на всю седмицу перед церковью, повелевая, чтобы они кланялись всем входящим и исходящим. И что еще удивительнее он наказывал таким образом и самих клириков, т.е. священнослужителей.

Видел я, что один из братий с большим, нежели многие, чувством сердца предстоит на псалмопении, и особенно в начале песней по некоторым движениям и выражению лица его было заметно, как бы он беседует с кем-нибудь; посему я просил его, чтобы он открыл мне значение сего блаженного обычая своего. Он же, привыкши не утаивать того, что может быть полезно ближнему, отвечал: «Я привык, отче Иоанне, в начале песней собирать помыслы и ум с душою, и, созывая их, взывать к ним: приидите поклонимся и припадем к самому Христу, Цареви и Богу нашему!»

Наблюдая прилежно за действиями трапезного, я увидел, что он носит при поясе небольшую книжку и допросившись о сем, я узнал, что он ежедневно записывает свои помыслы, и все это пересказывает пастырю. И не только он, но и другие весьма многие из тамошних братий делали это. Было же установлено это, как я слышал, заповедью великого оного пастыря.

Один из братий был некогда им изгнан из монастыря за то, что оклеветал пред ним ближнего, назвав его пустословом и многоречивым. Изгнанный стоял семь дней у ворот обители, упрашивая, чтоб его простили и позволили ему войти в монастырь. Когда душелюбивый отец услышал об этом, и прилежно разведав, узнал, что изгнанный в продолжении шести дней ничего не ел, то объявил ему: «Если ты непременно хочешь жить в сей обители, то я помещу тебя в число кающихся». И как кающийся принял сие с радостью, то пастырь и повелел его отвести в особенную обитель оплакивающих свои грехопадения, что тогда же и было исполнено. Но как мы теперь упомянули о сей обители, то скажем о ней вкратце.

 

Послушание Давида

 

ТЕМНИЦА

В расстоянии одного поприща от великой обители было место, называвшееся Темницею, лишенное всякого утешения. Там никогда нельзя было видеть ни дыма, ни вина, ни елея и никакой другой пищи кроме хлеба и небольшого количества огородных растений. В этом месте игумен заключал безвыходно тех, которые впадали в значительные грехи после вступления в иночество: и помещал их не всех вместе, но каждого в особой келлии, или по два в одной, но не более; и держал их в сем заточении, пока не получал от Бога извещения о каждом из них. Он поставил над ними и наместника, мужа великого, по имени Исаака, который от порученных ему требовал почти непрестанной молитвы; а на отгнание уныния было у них множество ветвей для плетения корзин. Такого было житие их, таково устроение, таково пребывание истинно ищущих лице Бога Иаковля (Пс. 23:6).

Удивляться трудам сих святых дело похвальное; ревновать им спасительно; а хотеть вдруг сделаться подражателем их жизни есть дело безрассудное и невозможное.

Будучи уязвляемы обличениями, будем вспоминать грехи свои, пока Господь, видя нужду нас, понуждающихся Его ради, не соблаговолит изгладить грехи наши, и скорби, угрызающие сердце наше, претворит в радость, как говорит о том псалмопевец: по множеству болезней моих в сердце моем, в такой же мере утешения Твоя возвеселиша душу мою (Пс.93:19) в свое время. Не забудем и сих слов которыми он вопиет ко Господу: елики явил ми еси скорби многи и злы, и обращася оживотворил мя еси, и от бездн земли, по падении моем, паки возвел мя еси (Пс.70:20).

Блажен, кто, будучи ежедневно укоряем и уничижаем Бога ради, понуждает себя к терпению; он будет ликовать с мучениками, дерзновенно беседовать и с Ангелами. Блажен монах, который каждочастно почитает себя достойным всякого бесчестия и уничижения. Блажен, кто волю свою умертвил совершенно и все попечение о себе предал своему учителю о Господе: он будет стоять одесную Иисуса Распятого. Если кто отвергает от себя праведное, или неправедное обличение, тот отвергается своего спасения: а кто принимает оное со скорбью, или без скорби, тот скоро получит прощение согрешений.

Веру и искреннюю любовь твою к отцу мысленно возмещая Богу: и Бог, неведомым образом, известит его о твоей к нему любви, и равным образом расположит его к тебе и сделает благосклонным.

Объявляющий всякого змия своему наставнику показывает истинную к нему веру; а кто скрывает что-нибудь, тот еще блуждает по беспутьям.

Тогда всякий из нас познает, что в нем есть братолюбие, и истинная к ближнему любовь, когда увидит, что плачет о согрешениях брата и радуется о его преуспеянии и дарованиях.

Кто в беседе упорно желает настоять на своем мнении, хотя бы оно было и справедливо, тот да знает, что он одержим диавольским недугом и если он так поступает в беседе с равными, то может быть обличение старших и исцелит его; если же обращается так с большими себя и мудрейшими, то этот недуг от людей неисцелим. Неповинующийся словом, без сомнения, не повинуется и делом; ибо кто в слове неверен, тот непреклонен и в деле. Такой напрасно трудится, и от святого повиновения ничего не получает, кроме своего осуждения.

Кто в повиновении отцу своему приобрел совершенно чистую совесть, тот уже не боится смерти, но ожидает ее ежедневно как сна, или лучше сказать как жизни, достоверно зная, что во время исхода души не от него, но от наставника потребуется ответ.

Если кто о Господе, без убеждения отца своего, принял какое-нибудь служение, и нечаянно подвергся в нем преткновению, то должен в сем случае не тому приписывать вину, кто вручил ему оружие, но себе самому, принявшему оное, ибо он получил оружие для сражения с врагом, а вместо того обратил оное в свое сердце. Если же он понудил себя принять служение ради Господа, и поручающему предварительно возвестил свою немощь, то пусть благодушествует; ибо, хотя он и пал, но не умер.

Забыл я, возлюбленные, предложить вам еще один сладкий хлеб добродетели. Видел я в той обители послушников о Господе, которые сами себя укоряли и бесчестили по Богу, для того, чтобы быть готовыми к принятию уничижений со стороны, заранее приучившись не бояться бесчестий.

Душа, помышляющая об исповеди, удерживается ею от согрешений, как бы уздою; ибо грехи, которых не исповедуем отцу, делаем уже как во тьме и без страха. Когда мы во время отсутствия наставника, воображая лицо его, думаем, что он перед нами стоит, и отвращаемся от всего того, что, по мнению нашему, было бы ему противно: разговора ли, или слова, или пищи, или сна, или чего бы то ни было, тогда мы истинно познали искреннее послушание, ибо не истинные ученики почитают отшествие учителя случаем радостным, а истинные сыны потерею.

Однажды просил я одного из искуснейших старцев вразумить меня, каким образом послушание имеет смирение? Он отвечал: благоразумный послушник, если и мертвых будет воскрешать, и дарование след получит, и избавления от браней достигнет, всячески думает, что это совершает молитва отца его духовного и пребывает чужд и далек от суетного возношения; да и сам может ли он превозноситься тем, что как сам сознает, сделал помощью другого, а не собственным старанием?

Безмолвник же не имеет этой смиренной мысли в подобных случаях, потому что возношение имеет перед ним оправдание, внушая ему, будто он своим тщанием совершает сии исправления.

Находящийся в повиновении, когда победит следующие два обольщения врагов, пребывает уже рабом Христовым и вечным послушником.

Сия степень равночислена Евангелистам. Мужайся, подвижник; стремись вперед без страха. Некогда Иоанн опередил Петра, а здесь послушание положено прежде покаяния; ибо предваривший ученик представлял образ послушания, а другой - покаяния. 

 

----картинка линии разделения----

 

 

Святитель Василий Великий 

 О послушании – полнее

Показали мы, по возможности, что однажды вступивший в единение с духовным обществом должен хранить сие единение неразрывным. А теперь снова займемся словом о послушании, о котором прежде говорили мы кратко; теперь же изложим свои мысли совершеннее и покажем, какой благопокорности к настоятелю требует от подвижников строгое учение, потому что меру сей благопокорности попытаюсь определить из самого Святого Писания.  

Апостол Павел в Послании к Римлянам повелевает всем властем предержащим повиноваться (Рим. 13:1), то есть повиноваться властям мирским, а не духовным, что и дает он уразуметь в последующем, где говорит об уроках и дани (7), и объясняет, что даже в самой малости противящийся власти противится Богу (2). Посему если закон Божий требовал от благочестивых такого подчинения начальникам мира сего, получившим начальство по человеческому закону, и притом жившим тогда в нечестии, то какую благопокорность обязан подвижник оказывать начальнику, который поставлен Богом и приял власть по Его законам? Противящийся наставнику не явно ли противится Божию повелению, особливо же, когда Апостол ясно повелевает во всем повиноваться духовным вождям? Ибо говорит: «Повинуйтеся наставником вашим и покаряйтеся, тии бо бдят о душах ваших, яко слово воздати хотяще; да с радостию сие творят, а не воздыхающе, несть бо полезно вам сие» (Евр. 13:17). Поэтому если не в точности повиноваться несть полезно, то надобно нам стремиться к тому, что полезно, потому что слова несть полезно, как думаю, дают подразумевать великий ущерб, требующий раскаяния и исправления.  

Более же всего надобно подражать благопокорности святых, какую оказывали они пред Богом, если намерены мы, воспользовавшись достаточным для нашей цели примером, совершенно выполнить долг послушания. И никто да не думает, что, желая внушить благопокорность пред наставниками, привожу примеры слишком высокие и благопокорность людям надменно осмеливаюсь уподоблять тому послушанию, каким обязаны мы Богу. Не по собственному своему изволению, но согласно с самыми Божественными Писаниями делаю это уподобление. Ибо смотри, что говорит Господь в Евангелиях, предписывая иметь послушание к рабам Его: «Иже вас приемлет, Мене приемлет» (Мф. 10:40) и еще в другом месте: «Слушаяй вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается» (Лк. 10:16). А что сказанное Апостолам узаконил Он о всех и после них наставниках, сие можно подтвердить многими и несомненными свидетельствами Божественного Писания и самыми ясными доводами. Почему и мы выразились согласно с Божественными узаконениями, сказав, что благопокорность святых Богу должны мы брать себе за образец послушания настоятелю.  

Как же святые оказывали благопокорность Владыке? Посмотри на Авраама, которому велено оставить дом, отечество, имущество, владения, родственников, друзей - сверх того, искать противного: земли чужой, неизвестного, скитания, бедности, страхов, опасностей и всех неприятностей, какие сопровождают странников. И он беспечально повинуется, оставляет домашнее благоденствие и спокойствие, вместо же сего избирает бедствование и странствование на чужой стороне. Видишь ли, какой он самый строгий подвижник и как для Бога презирает всякое мирское благоденствие?  

Но посмотрим, что было впоследствии. Приходит он в Палестину - на место, какое указал ему Бог для поселения; но поелику страну сию посетил голод, переходит в Египет и там, когда отнята была у него жена, не малодушествует, не сетует на Божии распоряжения как получивший такое возмездие за свою благопокорность, но кротко переносит свою обиду, из всех обид самую тяжкую, и не в этот один раз, но и в другой еще, от царя герарского. Ибо однажды решившись на послушание пред Богом, смотрит не на то, как домостроительствует о нем Бог, но на то, как ему соблюсти самое точное и неукоризненное послушание. За сие-то напоследок получает и сына Исаака - награду и дар за долговременную молитву и веру. Но когда увидел, что Исаак приходит в цветущий возраст и подает родителям благие надежды в преемстве и в последующем продолжении рода, тогда, после таких надежд, получает от Бога повеление возвести его на высокую гору и принести в жертву Даровавшему. Приняв же это разительное требование и это страшное служение, когда не только исполнить, но и выслушать повелеваемое было выше сил природы, смотри, с какою кротостью переносит сие: «не теряет ума, не падает духом, но с таким спокойствием и безмятежием мыслей, как будто намереваясь принести в жертву агнца, возлагает на себя иго послушания и идет за сыном исполнить повеление, нимало не испытуя Божия о сем суда и не сетуя, но имея ввиду свое дело - ни в чем не нарушить долга послушания. А таким образом приобрел он светлый венец: «для целой вселенной поставлен в столп веры и послушания.  

Можно было бы распространяться о благопокорности и прочих святых, просиявших в ветхозаветной истории, в урок подвижникам беспрекословного послушания. Но чтобы не сделать продолжительного слова, каждого желающего научиться отослав к слушанию Святых Писаний, обратим слово к ученикам Спасителя и покажем, как они были послушливы и покорны.  

Говорит им Иисус еще в начале их обучения, когда ожидали, что Господь скоро будет царствовать, и предполагали, что сами они ничего не потерпят, не подвергнутся опасностям, не понесут трудов, но будут царствовать со Христом и сделаются причастниками Его царской славы, Ему подобающих служения и почести. И это дает видеть Петр, пререкающий Иисусу, когда предложил Он слово о Своем страдании, ибо сказано: «И поемь Его Петр, начат пререцати Ему глаголя: «милосерд Ты, Господи! не имать быти Тебе сие» (Мф. 16:22), показывая тем, что не ожидал ничего прискорбного. То же дают видеть и сыны Зеведеевы, которые привели матерь просить за них Господа, чтобы почтены они были седением один по правую, а другой по левую сторону; ибо если бы не предполагали, что очень скоро воцарится, то не осмелились бы просить Его, размыслив о седении Спасителя на небесах одесную Отца. Итак, что говорил им Иисус, когда они сего ожидали и надеялись? Се, Аз посылаю вас яко овцы посреде волков (Мф. 10:16). И таким образом, выслушав слово, столь противное собственному их упованию, не сказали они: «"Мы пришли с другими надеждами, а Ты повелеваешь противное нами чаемому. Мы ожидали упокоения, а Ты посылаешь на опасности. Мы надеялись на почести, а Ты предлагаешь бесчестие. Мы ожидали Царства, а Ты повелеваешь нам быть гонимыми и быть рабами всех. Они не сказали ничего такого, хотя, сверх сказанного выше, услышали многое и еще более тягостное, например: «Предадят вы в скорби и убиют вы; и будете ненавидими всеми языки имене Моего ради» (Мф. 24:9); и пред владыки же и цари ведени будете Мене ради» (Мф. 10:18). Так, сверх ожидания выслушав все это, преклонив выю ума, они подъяли на себя иго и охотно пошли на опасности, на судилища, навстречу оскорблениям, метаниям камнями, биениям жезлом, бесчестиям, на кресты, на разные роды смертей, и с таким усердием терпели сие, что радовались и светло праздновали, когда удостаивались приобщаться страданий Христовых. Ибо сказано: «радовались, яко сподобишася за имя Его безчестие прияти» (Деян. 5:41).   

От подвижника по Богу требуется, чтобы он оказывал такую же благопокорность наставнику. Ибо Христос избрал учеников, назнаменуя, как выше сказали мы, именно сей род жизни, потому что наставник не иное, что есть, как человек, который представляет собою лицо Спасителя, стал посредником между Богом и людьми и священнодействует пред Богом спасение покорных ему. И сему научаемся у Самого Христа, Который Петра поставляет по Себе пастырем Своей Церкви. Ибо говорит: «Петр, любиши ли Мя паче сих? Паси овцы Моя» (Ин. 21:15-16). Равную власть дает Он и всем последующим пастырям и учителям. Доказательством сему служит всем одинаково данное право, подобно Петру, всех связывать и разрешать. Посему как овцы покоряются пастырю и туда обращаются, куда ведет пастырь, так и подвижники по Богу должны покоряться наставникам, не входя в исследования их приказаний, когда они чисты от греха, но исполняя приказанное со всяким усердием и тщанием.  

Как древодел или зодчий каждым из орудий своего искусства пользуется по своему хотению, и орудие не отрекается удовлетворить той потребности, на какую употребляет его художник, но уступает руке действующего им, так и подвижник должен, как орудие художника, содействовать к совершению духовного здания, покоряться во всем, в чем служение его признает полезным наставник, чтобы не воспрепятствовать совершению духовного дела, не приложив своего труда. И как орудие не избирает само для себя, что должно ему делать в пособие искусству, так надобно и подвижнику не самому для себя избирать работу, но распоряжение собою уступать благоразумию и домостроительству художника. Ибо разумно настоятельствующий умеет в точности изведывать нравы, страсти и душевные стремления каждого и соглашать с этим свое распоряжение каждым. Посему никак не должно противиться его приказаниям, но быть уверенным, что всего труднее знать и врачевать себя самого, потому, что людям прирожденно самолюбие и каждый, по пристрастию к самому себе, превращает истинный суд. Удобнее же может познавать и врачевать нас другой, потому что судящего о других страсть самолюбия не затрудняет в истинном распознавании. А когда в подвижническом обществе установлено такое согласие, тогда удобно водворится между ними мир, и спасение будет соделываемо с общею всех любовию и единомыслием. 

Если нам приказывают что-либо согласное с заповедью Господней или содействующее ей, необходимо принимать это усерднее и тщательнее, как волю Божию.    

Когда же приказывают нам нечто противное Господней заповеди, нарушающее или искажающее ее, тогда благовременно сказать: "должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деян. 5:29). 

Никто не должен быть господином даже себе самому, но каждый, как отданный Богом в услужение единодушным братьям, сообразно с этим обязан и рассуждать обо всем, и делать все, впрочем, пребывая в собственном чине.   

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Нил Синайский 

ht

Послушание Божию повелению дарует жизнь, а непослушание - смерть и тление. 

 

   ----картинка линии разделения----

 

  

Преподобный Исидор Пелусиот

ht

Человек, образ Божий и подобие, послушанием Истине возвышается надо всем. 

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин 

ht

Блажен, кто приобрел истинное и нелицемерное послушание

Потому что он, подражая Господу (Флп. 2:8), делается Его сонаследником. Хорошо послушание, соблюдаемое ради Бога, поэтому узнавай, какое послушание благоугодно Богу. Послушание, соблюдаемое ради Бога, исполнено святыми.

Слушай того, кто вразумляет тебя о Господе, чтобы мог ты принести плоды Богу. Если хочешь стать избранным сосудом, не имей негодования на наставника, но преуспевай в покорности о Господе и смиренномудрии.

В ком есть послушание, тот со всеми соединен любовью     

Послушливый, если слышит упрек, не смущается, от оскорблений не приходит в воспламенение, в печалях радуется, в скорбях благодарит.     

Послушливый готов на всякое доброе дело. Им не легко овладевает вспыльчивость.     

Блажен, кто послушен ближнему по Богу и терпит скорби с благодарением, ибо таковой будет увенчан, став исповедником о Господе.     

Прилагай старание не раболепствовать собственной воле, но будь послушен боящимся Господа и по милости Божией сокрушишь главу змия. 

 

----картинка линии разделения----

  

Святой Макарий Великий 

ht

Преслушанием душа погружена в море забвения, в глубину заблуждения и стала обитать во вратах адовых.  Разве мы не змии, когда не послушны Богу, а пребываем в преслушании, внушенном змием? 

 

----картинка линии разделения----

     

Авва Исаия

Авва Исайя

ht

Предпочитай волю Божию всякой человеческой мудрости и признавай ее более полезной, чем все человеческие разумения.  

Выходя на дело послушания, храните себя от лености и дерзости   

Новоначальные монахи, предавшие себя в послушание отцам, подобны мягким ветвям, удобно сгибающимся в обруч.  Будем оказывать повиновение нашим отцам по Богу, отсекая перед ними нашу волю и стяжая истинное послушание. Когда же стяжем его, то почиет над нами благословение отцов, как почило оно на Елисее. 

Изречения безымянных старцев 

Если брат имеет доверенность к старцу и предаст себя ему в послушание, с такого брата уже не взыскивается исполнение заповедей Божиих по его разумению, но он должен отречься от всей своей воли перед духовным отцом: повинуясь во всем, он не может согрешить перед Богом. 

Тот велик, кто оказывает послушание брату своему

Живя со старшим, не позволь себе, не спросив его прежде, оказать благодеяние нищему. Не сделай этого тайно. 

 

----картинка линии разделения----

     

Святитель Иоанн Златоуст

ht

Не тот раб верный, кто проявляет свою веру послушанием Христу, давшему заповеди

Что делается против воли Божией, то сквернее всего, даже если это жертва или пост. Во всех случаях не давай воли своим желаниям, а держи их в своей власти, направляя все исключительно к главной цели - стоянию в воле Божией и шествованию по воле Божией. Ибо тогда и желания твои будут правы и благочестны, и ты при всякой неприятной случайности будешь пребывать в покое, упокоеваясь в воле Божией. Искренне веруя, что с тобой ничего не может случиться помимо воли Божией, и ничего не желая, кроме пребывания в деятельном исполнении воли Божией, ты, как само собой очевидно, всегда будешь иметь только то, чего желаешь, что бы когда ни случилось с тобою.   Не тот раб верный, кто останавливается на одном знании, но тот, кто проявляет свою веру послушанием Христу, давшему заповеди. 

"Как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый" (Мф. 21:28-31).      

Христос опять притчами обличает иудеев, намекая как на неповиновение их, так и на покорность отверженных прежде язычников. Ибо здесь под двумя сыновьями подразумеваются язычники и иудеи. Язычники, не давая обещания о послушании и не слышав закона, самим делом оказывали послушание. А иудеи, хотя говорили: "всё, что сказал Господь, исполним и будем послушны" (Исх. 19:8), на самом деле не оказывали покорности закону. Потому, чтобы иудеи не подумали, что закон и без исполнения приносит им пользу, Христос показывает, что это самое и осуждает их. Согласно с этим говорит и Павел: "не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут" (Рим. 2:13). Потому, чтобы иудеи осудили сами себя. Спаситель заставляет их самих произнести приговор.      

Когда же они, не понимая цели притчи, произнесли приговор, тогда Он уже раскрывает им смысл притчи и говорит: "мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и, видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему" (Мф. 21:31-32). Если бы Он просто сказал: "блудницы вперед вас идут в Царство Божие", то слова Его показались бы им тяжкими; но теперь, когда сами они объявили свое мнение, то слова Его для них окажутся не такими тяжкими. Для этого же Он называет и причину. Какую же? Иоанн, говорит Он, пришел к вам, а не к ним, и притом путем праведным. Ибо вы не можете обвинить его, как человека нерадивого и бесполезного. Он вел и жизнь безукоризненную и имел большую попечительность, однако вы и тогда не послушали его. После этого следует другое осуждение: мытари уверовали; затем еще обвинение: вы, и увидев это, не одумались, чтобы поверить ему после, тогда как вам надлежало сделать это прежде. А это не заслуживает никакого прощения. Слова "вперед вас идут" не потому сказаны, что иудеи последуют мытарям, но потому, что и они, если захотят, могут войти в Царство Божие. Ибо ничто так не возбуждает грубых людей, как ревность; потому Христос всегда говорит: "Многие же будут первые последними, и последние первыми" (Мф. 19:30).

Для того Христос и ставит в пример блудниц и мытарей, чтобы иудеи возревновали. Ибо грехи блудниц и мытарей есть грехи величайшие, происходящие от грубой любви, один - к телу, другой – к деньгам. Притом Христос поучает, что верить Иоанну - значит истинно повиноваться закону Божиему. Итак, блудницы входят в Царство Божие не по одной благодати, но и по правде. Ибо входят они уже не как блудницы, а как послушные и верующие, чистые и переменившиеся. Обличив иудеев во всем этом, Христос, наконец, наносит им самый тяжкий удар: "вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему". Плохо не делать доброго в самом начале, но еще большего осуждения достоин тот, кто и после не исправляется. 

 

----картинка линии разделения----

     

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

ht

Вне неуклонного послушания Церкви нет ни истинного смирения

У верующего во Христа против сердечных чувств обнажен меч Христов, и он насильно отсекает мечом послушания Христу не только явные порочные стремления своего сердца, но и те стремления, которые по видимости кажутся добрыми, по самой же сути противоречат Евангельским заповедям.     

Великую добродетель, начало всех добродетелей, утраченную Адамом на Небе, добродетель послушания Богу принес Богочеловек с Неба на землю к людям, томившимся в гибели, вызванной преслушанием Бога.     

Вне неуклонного послушания Церкви нет ни истинного смирения, ни истинного духовного разума; там обширная область темного царства лжи и производимого ею самообольщения.  

Послушание, самоотвержение и смирение есть добродетели, на которых зиждется преуспеяние в молитве

Ничто так не способствует молитве, как послушание, умерщвляющее нас для мира и для самих себя. Совет и послушание чисты и угодны Богу только до тех пор, пока они не осквернены пристрастием. Послушания должно проходить со всей тщательностью, со строгим хранением совести, веруя, что такое прохождение послушаний необходимо для нашего спасения.  Если ты не достиг меры духовной, а еще младенчествуешь умом, то смирись перед учителем, да накажет тебя милостью, и без совета ничего не делай. Иноческое послушание, в том виде и характере, как оно проходилось в среде древнего монашества, есть высокое духовное таинство. Постижение его и полное подражание ему сделались для нас невозможными. Оказывай послушание всем отцам и братьям в их приказаниях, не противных закону Божию, уставу и порядку монастыря... но никак не будь послушен на зло.     

Скромное отношение советника к наставляемому совсем другое, чем отношение старца к безусловному послушнику, рабу о Господе. Иоанн [Колов] поселился к одному великому старцу, родом из Фиваиды, по имени Памво, и предал себя в услужение ему. Старец учил его послушанию, а Иоанн дал обет повиноваться старцу во всем... Однажды старец взял сухое дерево, воткнул его на горе и приказал Иоанну ежедневно поливать это сухое дерево ведром воды, пока дерево принесет плод. Вода была далеко: утром надо было идти за ней, чтобы принести к вечеру. Через три года дерево зазеленело и принесло плод. Старец взял его, принес в церковь к братии и сказал им: "Приидите, вкусите от плода послушания".     

На некотором расстоянии от их келлии было кладбище. Там жила лютая гиена, умерщвлявшая людей и скот. Старец сказал Иоанну; "На кладбище я видел помет гиены, пойди принеси его". Иоанн сказал на это: "А что мне сделать, если гиена нападет на меня?". Старец, улыбнувшись, ответил: "Если гиена нападет на тебя, то свяжи ее и приведи сюда". Вечером Иоанн пошел на кладбище, гиена напала на него. Он, по повелению старца, бросился, чтобы схватить ее, но она побежала от него. Иоанн погнался за ней, крича: "Остановись! Отец мой повелел связать тебя". Она остановилась, и Иоанн связал ее. Между тем старец сидел, ждал ученика. И вот идет Иоанн, ведет за собой связанную гиену. Старец, увидев это, удивился, но, желая смирить ученика и предохранить его от превозношения, взял жезл и начал бить Иоанна, говоря: "Глупый, зачем ты привел собаку?" Старец развязал гиену и отпустил ее.     

Некий старец сказал: "Тот монах, который от души предаст себя повиновению духовному отцу, имеет большее воздаяние, чем тот, кто живет отшельником в пустыне". К этому он добавил: "Один из отцов сказывал, что он видел четыре чина в Небе. Первый чин состоял из больных, благодарящих Бога, второй – из принимающих странников и служащих ближним. Третий – из жительствующих в пустыне, лишенных человеческого общества. Четвертый – из тех, которые повинуются духовным отцам и находятся в послушании у них ради Бога. Чин проходящих послушание украшался золотой цепью и венцом и имел большую славу, чем три первые чина. Я спросил того, кто показывал мне все это, почему этот чин имеет большую славу? Он ответил: "Потому, что принимающие странников делают это по собственной воле. И отшельники по собственной воле оставили человеческое общество. Но чин, предавший себя послушанию, находится в совершенной зависимости от Бога и от духовных отцов, потому и имеет большую славу". Благое дело – послушание, проходимое ради Бога. Наследуйте, хотя бы отчасти, эту добродетель! Послушание – спасение для всех верующих. Послушание порождает все добродетели. Послушание – дверь в Царство Небесное... Послушание - пища всех святых: воспитанные им, как молоком, они при посредстве его достигли совершенства.

Послушания должно проходить со всей тщательностью, с строгим хранением совести, веруя, что такое прохождение послушаний необходимо для нашего спасения.       

Достопамятные сказания

Рассказывали, что у аввы Силуана в скиту был ученик по имени Марк, который имел великое послушание и был хороший писец. Старец любил его за послушание. Кроме Марка у старца было еще одиннадцать учеников. Они скорбели о том, что старец любил Марка больше, чем всех их. Старцы, услышав об этом, опечалились. Однажды они пришли к Силуану и укоряли его. Авва Силуан, взяв их с собой, вышел из келлии, начал стучаться в двери каждого из учеников своих, говоря: "Брат, пойди сюда, ты мне нужен", но ни один из них не поспешил тотчас же к нему выйти. Старец пришел к келлии Марка, постучался и позвал: "Марк!" Марк, услышав голос старца, выбежал к нему в ту же минуту, и старец дал ему поручение. Силуан сказал старцам: "Где же, отцы, другие братья?" Потом он вошел в келлию Марка, взял тетрадь и увидел, что тот начал писать одну букву, но услышав голос старца, бросил перо, не докончив ее. Тогда старцы сказали Силуану: "Справедливо ты любишь его. И мы полюбили его, и Бог его любит"     

Один старец рассказывал о Василии Великом. Посетив однажды киновию, после приличного наставления он спросил настоятеля: "Есть ли у тебя здесь брат, который бы отличался послушанием?" - "Владыка!- отвечал настоятель,- все рабы твои, и ищут спасения". Святитель Василий опять спросил его: "Есть ли у тебя кто-нибудь, имеющий истинное послушание?". Тогда настоятель привел к нему одного брата. Святитель Василий велел ему служить при столе. После принятия пищи брат подал ему воды умыться, а святитель Василий говорит ему: "Пойди, и я подам тебе умыться". Брат позволил, чтобы святитель подал ему воды. Святитель Василий сказал ему: "Когда войду в храм, приходи и ты; я сделаю тебя диаконом". После этого святитель Василий сделал его и пресвитером и за его послушание взял с собой в епископию.

Афонский Патерик

Отправляясь из киновии для свидания с духовником, преподобномученик Тимофей сказал игумену о желании повидать своих детей и просил у него на это благословения, ибо селение, где они живут, лежало на его пути. Игумен отвечал: "Сначала пойди к своему наставнику и спроси его об этом, и, если он позволит, сходи". Глубоко сложил Тимофей в сердце своем заповедь духовного отца и наставника на пути к Небу.      

Когда он приближался к селению, где жили его дети, его сердце разгорелось такой любовью к ним, что он плакал. Но он не дерзнул не только войти в селение, но даже и посмотреть на него. Между тем, он встретился с одним своим старым знакомым, который шел в селение и просил Тимофея зайти к нему в дом. Тимофей отвечал, что теперь не имеет времени, но зайдет на обратном пути. Приятель Тимофея известил детей его, что отец проходил мимо селения и что он теперь еще близко. Дети побежали вслед за отцом и стали звать его, но и он побежал от них. Он плакал много и горько, и сердце его горело любовью к детям, и все-таки они не увидели даже лица его. Таков был этот благословенный сын послушания. 

 

----картинка линии разделения----

  

a25

Святой Антоний Великий

ht

"Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам"

Пока ты находишься в состоянии подчинения, внимай тому, что говорится тебе, старайся понять сказанное и тщательно исполняй его по значению и смыслу. Имей постоянным залогом в сердце послушание отцу твоему, и будет обитать в тебе страх Божий.

Молодому монаху подобает совещаться со старцем о каждом шаге, который он делает даже в своей келлии... Если что-нибудь тебе будет повелено, согласное с заповедями Господа Бога нашего, соблюди и исполни это с тщательностью... Напротив, если будет приказано что-либо противное божественным заповеданиям, тогда нужно ответить приказывающему: "Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деян. 5:29).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Кассиан Римлянин

ht

Послушание есть смерть собственной воли и воскресение смирения

Послушание есть оправдание перед Богом, устранение страха смерти, безопасное плавание. Послушание есть отказ от человеческого рассуждения даже при богатстве рассуждения. Блаженное послушание отцы назвали исповедничеством, без которого никто из страстных не узрит Господа.     

Истинные монахи, занимаясь в келлиях рукоделием и размышлением, как только услышат стук в дверь, зовущий их на молитву или какое-либо дело, тотчас выходят из своей келлии, так что пишущий бросает писать на том месте, где застанет его призыв, не смея даже дописать начатую букву, потому что они не столько заботятся о совершении дела и своей пользе, сколько о том, чтобы проявить послушание. Они предпочитают послушание не только рукоделию, чтению, молчанию, покою в келлии, но даже всем добродетелям, так что готовы претерпеть все невыгоды, чтобы только, ни в чем не нарушить доброго послушания. Все, что ни приказывает старец, они без всякого исследования спешат исполнять, как Божие повеление, так что иногда с полным доверием, усердием, без всякого колебания принимаются за исполнение невозможных приказаний и из уважения к своему старцу не думают об их исполнимости.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Тихон Задонский 

ht

О должном послушании Богу

«Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную», – говорит Христос (Ин.10:27–28). «Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога», – говорит Христос Иудеям (Ин.8:47).

Послушание, которое христианин должен своему Богу оказывать, состоит в том, чтобы он волю свою воле Божией во всем старался покорять, и что Бог ни повелевает, ко всему тому охоту свою показывать, и не смотреть, что миру или плоти угодно, но что Богу благо-угодно, как и апостол написал: «Поступайте, как чада света (ибо плод духовный есть во всякой благостыни, правде и истине), испытывайте, что благоугодно Богу» (Еф.5:8–10).  Истинное послушание не смотрит, трудно ли, или удобно, тяжко ли или легко то, что повелевается, но на всякое повеление, какое бы оно ни было, готовым себя показывает, с пророком отдавая свое сердце в послушание Богу: «Готово сердце мое»  (Пс.107:2). Оно рассуждает не о повелеваемом, но о воле и желании повелевающего лица: кто и каков, и что хочет от него повелевающий; довольствуется тем, что Тот, Который повелевает, – это Бог его, и того, что повелевается, Он хочет от него. Бог, говорю, его Создатель и Промыслитель, а не кто иной. Поэтому не о повелении рассуждает, но о силе и власти Повелевающего. Потому показывает охоту исполнить Его повеление.

И так, что хочет Повелевающий, то хочет и делает, а чего не хочет, не хочет и не делает. Такое послушание оказал Богу Авраам, праотец святой, как читаем в книге Бытия. Когда ему Бог повелел: «Выйди из земли твоей, и от рода твоего, и от дома отца твоего, и иди в землю, которую тебе покажу», и прочее (Быт.12:1 и след.), – он не отказался это исполнить, оставил свое отечество, свой род и дом отца своего, и пошел в землю чужую, неизвестную, как апостол о том написал: «Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет» (Евр.11:8). Еще большего удивления достойное дело сотворил святой патриарх, когда по повелению Божиему сына своего Исаака привел и вознес на жертвенник, на всесожжение, и хотя не делом, но произволением заклал его (Быт.22:1–12). Сын был единственный, сын, отцом возлюбленный, сын, по обещанию Божиему данный и в старости рожденный, сын, о котором сказано ему Богом: «в Исааке наречется тебе семя» (Быт.21:12; Евр.11:18). Но верный и искренний послушник не отказался вознести его на всесожжение, не смотрел на такое тяжкое и неудобное повеление, но внимал власти силе и всемогуществу Повелевающего, «он думал», – говорит апостол, – «что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр.11:19). А от искреннего своего послушания искреннюю веру в Бога показал святой праотец. Вера его к послушанию возбуждала, и от послушания показалась вера его, как от доброго плода доброе дерево. Святой апостол о нем написал: «не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства» (Иак.2:21–22)?

Святой Авраам, который выше приведен в образ искреннего послушания, означен от Бога «отцом верующих» (Рим.4:11), ради веры и послушания его, как сказал ему Бог: «Я поставил тебя отцом многих народов» (Быт.17:4–5; Рим.4:16–17). И верные – это «сыны Аврамовы», по учению апостола: «верующие суть сыны Авраама» (Гал.3:7), то есть, не по плоти, а по духу сыны Авраама, не плотские чада, но духовные. Поэтому, христианин, если мы хотим быть чадами Авраама и благословение Авраамово получить,  «благословиться с верным Авраамом» (Гал.3:9), должно нам вере Авраама, как отца верных, подражать и веру нашу к Богу от послушания нашего показывать, как отец верных Авраам, как мы видели в предыдущем параграфе.

Если чадами Авраама хотим быть, то дела Авраама должны творить, как говорит Христос иудеям: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (Ин.8:39). Это слово сказано тем иудеям, которые этим великим патриархом хвалились, называя его своим отцом: «Отец у нас Авраам» (Мф.3:9), «отец наш – Авраам» (Ин.8:39), – но в вере и делах отцу этому не следовали. Не повелевает нам Бог оставить отечество, род и дом наш, и идти в чужую землю, хотя и это сделать должны мы при случае ради имени Его святого, когда того честь имени Его потребует (см. Мф.19:29), но повелевает оставить мир с прелестями и похотями. «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин.2:15–16). Повелевает нам Бог, «как пришельцам и странникам, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу» (1Пет.2:11), и «о горнем помышлять, а не о земном» (Кол.3:2).

Не повелевает закалать сынов наших или себя умерщвлять, хотя при случае за честь имени Его и жизнь нашу должны положить, но говорит: «умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение» (Кол.3:5). Говорит: «представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим.12:1–2).

Словом, повелевает умереть для греха, мира и плоти и жить для Него, то есть Ему служить, Ему благоугодное творить, говорить и мыслить, как говорит апостол: «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для Умершего за них и Воскресшего» (2Кор.5:15). Ибо этого вера наша, которую имеем в Него, от нас требует, и к этому вера поощряет верное сердце. Итак, если хотим быть верными, быть чадами верного Авраама, быть Христовыми, – «а те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5:24), – то покажем веру нашу в Него от послушания нашего, покажем веру нашу от дел наших, как апостол требует: «покажи мне веру твою» от «дел твоих» (Иак.2:18). «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак.2:26).

Послушание показывать Богу, то есть от зла уклоняться и благое творить должно нам, христианин, но надежду избавления и спасения полагать только на одного Христа. Ибо,

1) Как от вечной смерти, ада и мучения избавляемся, так и вечную жизнь получаем не нашим, но Христовым послушанием, верою во  «Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью, и освящением, и искуплением» (1Кор.1:30), Который  «смирил  Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8). «Ибо, как непослушанием одного человека» Адама «сделались многие грешными, так и послушанием одного», Иисуса Христа, «сделаются праведными многие», – говорит апостол (Рим.5:19). Итак, как оправдаемся перед Богом верой во Христа, так, следовательно, и спасаемся. Ибо где оправдание, там и спасение. Ибо, как оправданию спасение последует, так без оправдания спасения не бывает. Ослушанием нашим гневу Божиему и вечной смерти подпадаем, но послушанием сами от этого избавиться и вечную жизнь заслужить не можем. Надобно ко Христу, Сыну Божиему, как «Ходатаю нашему» (1Ин.2:1), с верою прибегать. Он нам всесовершеннейшим Своим послушанием как избавление от смерти, так и наследие вечной жизни заслужил, если чистосердечно в Него веруем.

2) Нам должно заботиться о том, чтобы спасения, которое Он нам заслужил, своим неверием и ослушанием не потерять. Отсюда повелено нам:  «Со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп.2:12). «Со страхом проводите время странствования вашего, зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровью Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1Пет.1:17–19). Если хотим получить спасение, то должно нам беречься всего того, что затворяет дверь к этому спасению. Затворяет же непослушание и грех.  «Всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя, так как Он Чист», – говорит апостол (1Ин.3:3), то есть бережется грехов и в прежних усердно кается.

3) Послушание – наш долг Богу, ибо создание должно своему Создателю послушание и почитание воздавать. Подданный царю своему и раб господину своему должен повиновение и послушание оказывать, тем более мы должны оказывать Богу, Который есть Царь и Господь наш, и  «Царь царствующих и Господь господствующих»  (1Тим.6:15), повиновение, послушание и почитание, которого без послушания быть не может. Обида и оскорбление бывает царю и господину, когда подданный и раб его должного послушания ему не оказывает. Намного большая Богу обида от нас бывает, когда Ему, как Господу и Царю нашему, повиновения и послушания не оказываем. Поэтому говорит Господь через пророка: «Сын славит отца, и раб господина своего боится. И если Я Отец, то где слава Моя? И если Я Господь, то где страх предо Мой? –говорит Господь Вседержитель» (Мал.1:6). Поэтому когда послушание оказываем Богу, то должное Ему отдаем, и тем заслужить у Него ничего не можем, а тем более – вечную жизнь, которая есть бесконечное добро. Потому говорит Христос: «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк.17:10).

4) Жизнь вечная есть дар Божий, который Христос, Сын Божий, Кровью Своей заслужил верующим во имя Его, как говорит апостол: «Дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.6:23). Ибо человек, как грешник и сам в себе проклятый, и ничему иному, как только вечному осуждению подлежащий, не может заслужить и не заслуживает ничего, как только смерти, как сказано: «возмездие за грех – смерть» (Рим.6:23). Сам себя может погубить, и губит, но сам себя спасти не может. Надобно Сыну Божиему, как Пастырю доброму, взять его, как овцу заблудшую, на плечи Свои (Лк.15:4–6), и принести к Отцу Своему, как говорит Христос: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин.14:6). Он овец Своих, то есть верующих в Него, и слушающих гласа его, и за Ним идущих, пасет, спасает и отверзает им дверь вечной жизни, как говорит: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную» (Ин.10:27–28).

5) Послушание наше Богу не можем оказывать без Божией благодати. Ибо так свидетельствует Христос: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). И апостол Христов: «Бог производит в вас и хотение, и действие по Своему благоволению» (Флп.2:13).  Потому повелено нам просить, искать и стучать, чтобы была подана нам Божия благодать.  «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф.7:7). Итак, как можем заслужить нашим послушанием вечную жизнь, когда и истинное послушание – не наше собственное, но дело Божией благодати, нам же это приписывается, потому что мы Божией благодати не противимся, но, когда она действует в нас, ей содействуем? Потому ожесточенным иудеям сказано: «Жестоковыйные! Люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому» (Деян.7:51).

6) Послушание наше несовершенное. Ибо хотя и старается верная душа оказывать послушание Богу своему, но часто немощь плоти препятствуют ей в этом, ибо «дух бодр, плоть же немощна» (Мф.26:41). Посему и святые в немощи этой находятся, и об отпущении молится каждый преподобный (см. Пс.31:11), и воздыхают к Небесному Отцу: «остави нам долги наша», и прочее. Ибо «грехопадения кто уразумеет?»  (Пс.18:13).  Итак, послушание должны мы оказывать Богу нашему, чтобы засвидетельствовать от этого послушания веру нашу, или, по словам апостола, показать «веру нашу из дел наших» (Иак.2:18).

А избавления от вечной смерти и наследия вечной жизни верою во Христа просить и искать должно нам у Бога, чему нас учат и молитвы, в святой Церкви принятые и читаемые, в которых просим у Бога нашего милости, благодати, отпущения грехов, оправдания, святости, избавления от ада и вечной смерти, и наследия вечной жизни верою о Христе Иисусе Господе нашем. Читай сам со вниманием те молитвы и рассуждай прилежно, тогда и сам признаешь это за истину.

Причины, которые поощряют нас к послушанию, следующие:

1) Благость Божия, которой мы из небытия в бытие приведены и образом Его Божественным почтены, может и должна нас подвигнуть повелениям Его повиноваться. Он наш Создатель, Бог и Господь, и, как Создателя, Бога и Господа своего всеохотно слушать должны, и святые Его повеления исполнять. Отцу по плоти, который нас родил, господину нашему, который нас стяжал, Государю нашему, власти которого мы временно подчинены, – словом, человеку, который над нами не сам собою, но по Божиему устроению власть имеет, повинуемся. Тем более подобает повиноваться Богу, Который нас создал, промышляет о нас и всеми властями и подчиненными владеет. Итак, бесстыдно и беззаконно не слушать Того, Которым и сами мы созданы, и все, что ни имеем, от Него получаем, и всевысочайшей и вечной Его власти подчинены.

2) К послушанию Ему да подвигнет нас Божественная Его любовь, которую Он во Христе Иисусе показал к нам. Эту любовь Его проповедал нам Христос, Сын Его: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16). Проповедал святой апостол Павел: «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим.5:8). И святой Иоанн: «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него» (1Ин.4:9). И удивляется этой любви: «смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (1Ин.3:1). Такое Его великое и умом непостижимое человеколюбие может и должно нас возбудить к послушанию Ему и исполнению повелений Его. Возлюбил Он нас, как Отец, возлюбим и мы Его, как отца чада, и от любви послушание Ему, как Отцу милостивому, оказать постараемся, «как послушные дети» (1Пет.1:14). Возлюбим и мы «друг друга, как Он заповедал нам» (1Ин.3:23). «Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1Ин.4:11).

3) Обеты, данные нами при святом Крещении, да подвигнут нас к послушанию. Тогда отрицались мы сатаны и скверного его служения и обещались Богу служить, «служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей» (Лк.1:75), чего не может быть без усердного послушания. Ибо служить Богу и послушания Ему не оказывать – противоречиво само по себе, как невозможно служить господину и не слушать его. Если же этих обетов не исполним, то они против нас встанут на Суде Его, и обличат, и осудят нас как лживых и неверных Господу своему. И так посрамимся перед всем миром, ибо обещались Богу служить верой и правдой, и не служили, но солгали Ему.

4) От истинного послушания показывается истинный и нелицемерный христианин, как и непослушание – это доказательство нехристианского сердца, ложного и лицемерного христианина. «А что мы познали Его», – говорит святой апостол, «узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: «Я познал Его», – но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин.2:3–4). Ибо как познается верность раба к своему господину из усердного послушания и служения, и неверность – от непослушания и лицемерия, так и верный раб Божий из того виден, что он оказывает усердное послушание Господу своему и верно Ему служит, а неверный виден из непослушания и непокорности. Как же велико – быть истинным и верным рабом Божиим, а неверным и ложным – весьма бедственно, что из следующего увидишь, читатель!

5) Став от непослушания неверным Богу, христианин лишается всей той милости Божией, которой в Крещении святом сподобился было, и подпадает под праведный Его гнев и вечное осуждение. Ибо, как отец по плоти отрекается от своего непослушного и неисправного сына и лишает его наследства, так и Бог, Небесный Отец, отрекается от ложного христианина, не признает его за Своего, так как он сам не знает и не слушает Его, исключает его из числа верных своих, и так затворяет ему дверь царствия небесного. Так говорит Христос: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в царство небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф.7:21). И прочие причины, которые святое Божие Слово представляет.

Признаки тщательного послушания примечаются следующие:

1) Чтение или слушание Святого Писания и прилежное поучение в нем для того, чтобы познать и творить волю Божию, в нем открытую. Ибо Святое Писание учит нас, чего от нас воля Божия хочет и требует.

2) Искание и требование полезного совета у разумных и по Богу живущих людей, которые и сами стараются волю Божию творить, и других могут к тому наставить.

3) Удаление от таких бесед и собраний, которые подают соблазн, ударяют в совесть, и подают случай ко греху, и так от послушания отводят. Ибо «худые сообщества, –говорит апостол, «развращают добрые нравы» (1Кор.15:33).

4) Молчание, для того принятое, чтобы празднословием не согрешить и не отпасть от должного послушания Богу. Ибо ничем так не согрешает человек, и заповеди Божией не разоряет, как необузданным языком (.Иак.3:5–8).

5) Усердная и частая молитва, для того совершаемая, чтобы Сам Бог наставил на путь заповедей Своих, научил творить волю Свою, и прочее.

Послушанию, которое истинные христиане желают и стараются показывать Небесному Отцу, препятствие чинят:

1) Сатана со злыми своими ангелами. Он есть тот древний змий, который прародителей наших в раю отвратил от должного послушания Богу, завидуя их блаженству, и подверг всякому бедствию (Быт.3). Этот всехитрый враг, и ныне видя христиан, Божией благодатью восставленных, возрожденных и в милости Его находящихся, и завидуя их блаженству, которое им в будущем веке уготовано, старается их через преслушание от Бога отвратить и в прежнее бедственное состояние, и так с собой в вечную погибель ввергнуть, как с прародителями сотворил.

2) Слепая и слабая плоть наша также хочет нас привести к преслушанию. Она, как в раю Ева Адаму яблоко от заповеданного древа, предлагает духу нашему мир с его веселостями и красотами, похотью плотской, похотью очей и гордостью житейской, а это «не от Отца, но от мира сего» (1Ин.2:16), и бесстрашно от тех похотей вкушать советует, чтобы так, вкусив от того, что запрещено, заповедь Божию мы разорили и Заповедавшего прогневали.

3) Соблазны злых и развращенных людей, которые или развращенным учением, или злым и ядовитым примером дел своих, развращают неосторожных и в то же бедствие хотят нас ввергнуть. Всему этому злу христиане должны противиться, и заповеди Бога своего хранить. И хотя вера и дух наш усердно хочет и старается послушание Богу оказывать и святые Его повеления исполнять, но эти враги удобно чинят препятствия, если всесильная Божия помощь не подоспеет и не укрепит. Поэтому обязательно нужна нам помощь Божия, нужна против врага-дьявола, нужна против свирепеющей плоти и бесчинных ее страстей, нужна против соблазнов злого мира. А чтобы помощь Божия в нужном случае к нам приспела и укрепила нас, или даже всегда с нами пребывала, так как всегда ее требуем, нужна усердная и частая молитва, которой помогающая благодать Божия испрашивается. Потому повелено нам бдеть и молиться: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф.26:41).  Молиться: «не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго», Отче (Мф.6:13; Лк.11:4)! Всегда молиться  (Лк.18:1), «непрестано» молиться (1Сол.5:17).  Потому  повелено просить, искать, стучать: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф.7:7).

Без истинного послушания ничто Богу не угодно:

1) Ни исповедание имени Его, как говорит Христос: «Что вы зовете Меня: «Господи! Господи! и не делаете того, что Я говорю» (Лк.6:46)? Итак, «да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа», – говорит апостол (2Тим.2:19). Ибо неправда заключает в себе преслушание, как правда – послушание. Ибо Господь во всех заповедях Своих повелевает как правду хранить, так от неправды удаляться, и потому кто имя Господне святое и страшное называет, исповедует и призывает, должен как правду, в заповедях Его повеленную, хранить, так и от неправды, в тех же заповедях запрещенной, удаляться. Без этого исповедание имени Господня как Господу не угодно, так и исповедующему не полезно.

2) Ни молитва. Ибо написано: «грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает» (Ин.9:31). И Сам Бог через пророка говорит беззаконным: «Когда прострете руки ваши ко Мне, отвращу очи Мои от вас, и если умножите моление, не услышу вас, ибо руки ваши полны крови» (Ис.1:15).

3) Ни пение, ни хвала, ни славословие, ни прочее устное почитание не приятно Богу без сердечного почитания, как о таковых говорит Бог:  «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф.15:8; Ис.29:13). Итак, надобно непременно очистить себя истинным покаянием и тогда призывать, петь, хвалить и славить святое имя Божие, которое святые Ангелы с благоговением воспевают (Ис.6:3). Ибо всякое устное почитание без сердечного – лицемерие.

4) И проповедование слова Божьего без послушания Богу неугодно и проповедующему неполезно. «Грешнику же сказал Бог: Зачем ты проповедуешь уставы Мои и держишь завет Мой в устах твоих? Ведь ты возненавидел наставление и отверг слова Мои назад», и прочее  (Пс.49:16- 17 и след.). Ибо надобно прежде исправить себя, и тогда людей исправлять, себя научить, и потом людей учить, как апостол говорит: «как же ты, уча другого, не учишь себя самого?» (Рим» 2:21), дабы не подошла нам притча: «Врач! Исцели Самого Себя»  (Лк.4:23).

5) Ни дар чудотворения, ни прочие дарования нам не полезны, и ими не можем угодить Богу без послушания. Об этом говорит Христос: «Многие скажут Мне в тот день» (в день Страшного Суда): «Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:22–23). Этим показывает Христос, что не только вера, но и творение знамений творящему их не приносит пользы без добродетели. Толкует это слово святой Иоанн Златоуст, и, немного спустя, приводит причину этого: «Ты не дивись этому. Ибо всякое дарование бывает от милости дарующего. Они же сами от себя совсем не трудились, и потому достойны наказания, ибо неблагодарны и бесчувственны были к Тому, Который их так почтил, что и недостойным подал дарование» (Беседа 24 на евангелиста Матфея). Ибо не знамения творить, а волю Свою исполнять и любить повелел нам Господь, как написал апостол: «Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (1Тим.1:5). Ибо творить знамения и чудеса – не наше дело, но только Его всемогущей силы. И хотя и волю Божию творить, и заповеди Его исполнять без благодати Божией не можем, однако с нашей стороны требуется старание, труд, соизволение и послушание действующей благодати. Ибо Бог помогает трудящимся, а не лежащим. Просящим дается, ищущие обретают, стучащим открывают.  «Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят», говорит Христос (Мф.7:8). Об этом смотри также первое Послание к Коринфянам, главу 13, стихи 1–3, где показывается, что без любви нам ничто не приносит пользы. Любовь же к Богу познается из соблюдения Его заповедей, как говорит Христос: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин.14:21), – следственно и из послушания. Ибо тот соблюдает заповеди Божии, кто Богу послушание показывает. Итак, видишь, что мы ни делаем, без послушания ничего Богу угодного сделать не можем. Причина этому такая: поскольку, когда человек не старается Богу послушания оказывать, он под гневом у Бога пребывает, и так, когда само лицо под гневом у Бога пребывает, то и всякое дело его неугодно Ему бывает. Ибо Бог велит нам покаяться и сотворить достойные плоды покаяния (Мф.3:2, 8), что не может быть без оставления грехов. Бог велит веровать во имя Иисуса Христа, Сына Его, и любить друг друга: «заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его, Иисуса Христа, и любили друг друга» (1Ин.3:23). Но когда человек этого делать не хочет, не оказывает Богу послушания и под гневом у Бога находится, следовательно, ничего благоугодного сделать не может. Потому должно прежде чистосердечно обратиться к Богу, оставить грехи, переменить сердце свое и начать новую жизнь, верой во Христа примириться с Богом, и так «в обновленной жизни благоугодно жить» (Рим гл. 6).

Плоды непослушания или преслушания следующие:

1) Грех. Ибо грех не что иное есть, как беззаконие или противление закону Божиему, по описанию апостола: «грех есть беззаконие» (1Ин.3:4). То есть что Бог в законе Своем повелевает, того человек не делает, и так противится закону Божиему, а противясь закону Божиему, совершает беззаконие. Так праотец Адам, не послушав заповеди Божией и от заповеданного древа вкусив, «согрешил» (Быт.3:6). И так «одним человеком грех вошел в мир» (Рим.5:12). Так и ныне, когда не слушает человек Бога и заповеди Его святые нарушает, согрешает против величества Божия.

2) Плод преслушания – беспокойство совести, которая, раздраженная непослушанием и законопреступлением, не перестает обличать, беспокоить и снедать человека. Так прародители наши, в раю согрешив, «скрылись от лица Божия среди деревьев райских» (Быт.3:8), чего до согрешения не делали. Ибо, как до согрешения совесть их была спокойна и они ничего не боялись, потому и не искали убежища, так после согрешения начала их обличать и устрашать, почему и начали скрываться. То же зло и ныне постигает согрешающих: ибо «нечестивый бегает, когда никто его не гонит» (Притч.28:1).

3) Временная и вечная казнь – это плод преслушания.

Насколько великое и тяжкое зло и бесстыдство есть непослушание, которое человек Богу оказывает, видно из того, что:

1) Бога Святого, Великого и Бесконечного, и Господа, Который весь мир в руке содержит, Которому Ангелы святые с великим благоговением поклоняются, перед Которым человек должен трепетать, благоговеть и со всяким смирением поклоняться и повиноваться, – он, «земля и пепел» (Сир.10:9), но разумом одаренный, бесстрашно и бесстыдно не слушает.

2) Закон Его святой, вечный и неизменный и на то данный, чтобы цел и нерушим был, дерзает бесстрашно нарушать. Ибо в святом законе изображена неизменная правда, которая учит каждому свое отдавать. Изображено то, что так должно быть, как повелено, а не иначе. Например,  Бога почитать и ближнему не делать того, чего не хочешь себе, и делать то, что себе хочешь. Этого вечная правда и сама совесть наша от нас требует и убеждает так, а не иначе делать. Но бесстрашный грешник дерзает то изменять, что само по себе неизменно, и нарушать то, что свято, цело и вовеки должно быть нерушимо. Поэтому в не покаявшемся грешнике пробудится и восстанет совесть, таким его бесстрашием и бесстыдством раздраженная, и через всю вечность будет его обличать и мучить за то, что так бесстрашно и бесстыдно против Бога и святого Его закона поступал. Отсюда и праведный гнев Божий возгорится на грешника, который он будет вовеки на себе чувствовать, и тем весьма тяжко мучиться, так что пожелает в ничто обратиться и умереть, но не сможет.

3) Отсюда еще можем видеть, сколь страшной слепотой от чрева матери поражен человек, так, что непросвещенные благодатью Божией уподобляются «сидящим во тьме», которые ничего не видят. «Сидящие во тьме, увидели свет великий» (Мф.4:16). И оплакать не можем того, что человек, одаренный разумом и почтенный образом Божиим, столь сильно обезумел, обезобразился и ослепился праотеческим грехом. Рассуди всякий: не крайняя ли это слепота? Человек Царя земного, который только над телом власть имеет, и то не без воли Божией, и который есть такой же человек, как и прочие, – боится, почитает и слушает, а Бога, Царя неба и земли, у Которого «весь мир в руке» (Пс.94:4), Который «может и душу, и тело погубить в геенне» (Мф.10:28), – не боится, не почитает и не слушает! Царя земного, суд и гнев которого только временный, и тела одного касается, опасается прогневать, а Бога Вечного, суд и гнев Которого предает вечному мучению, прогневить не опасается!.. Итак, временного суда и наказания боится и трепещет, а вечного наказания, против которого всякое временное наказание – ничто, не боится и не трепещет, следуя несмысленым младенцам, которые мертвой маски боятся и убегают, а горячего угля касаются и обжигаются. Отца по плоти, от которого рожден и воспитан, человек любит и почитает, а Бога, Которым и он сам, и отец его создан, и от Которого всякое довольствие для жизни, пищу, питье и одежду получает, и каждую минуту без благ Его не может быть, так как  «мы Им живем, и движемся, и существуем»  (Деян.17:28), – не любит, не почитает и воле Его не повинуется. И это есть то, что пророк Моисей в песни своей выговаривает непокорному Израилю: «Род строптивый и развращенный! Это ли Господу воздаете? Эти люди безумные и неразумные. Не Сам ли Отец твой стяжал тебя, и сотворил тебя, и создал тебя?» И ниже: «Бога, родившего тебя, ты оставил и забыл Бога, питающего тебя» (Втор.32:5–6,18).

Человека благодетеля, от которого какое-нибудь добро получил или получает (хотя и оно все – Божие, ибо все – Божие, что ни имеем), усердно благодарит и угождает ему, а Бога, от Которого бесчисленные благодеяния получает, не благодарит и не угождает Ему. Друга, который его любит, любит и оскорбить опасается, а Бога, Который его любит, человеколюбие Которого к нам неизреченно и непонятно, оскорбить преступлением Его закона не боится. Сам человек, от человека, например, отец от сына, господин от раба и всякая власть от подвластного своего требует послушания, и гневается, когда не видит его, но сам Богу, Который есть Отец и Господь всех, и власть вечную над всеми и над ним имеет, не хочет послушания оказывать и не чувствует того. Видишь, как слеп и безумен человек, непросвещенный благодатью Божией.

4) Из этого видишь, что непослушание происходит от самолюбия, которое почитает свою волю более, нежели волю повелевающего Господа, как и послушание происходит от боголюбия, которое более любит Бога, нежели себя, и волю Его предпочитает своей воле, и потому заповеди Его соблюдает, как говорит Христос: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди»; и далее: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин.14:15,21).

5) Видишь, наконец, что как истинная и сердечная вера – мать послушания и добрых дел, так неверие – корень непослушания, злых дел и всяких грехов.

Из вышеописанного видишь, христианин, что христиане, которые не оказывают Богу послушания, но по своей воле и прихотям живут, следуют ветхому Адаму, который, оставив Божию заповедь, послушал дьявольского совета и в так лишился Божией благодати, и подпал праведному Божиему гневу, проклятию и смерти. Так и христиане неисправные, следуя ему, оставляют Божии заповеди, и, как Псаломник говорит, повергают слова Божии назад вспять (см. Пс.49:17), и слушают совета того же врага, и волю его злую в плотских своих похотях исполняют, и так показывают, что хотя они и крещены, но не имеют нового духовного рождения, а пребывают в ветхом, находятся вне числа истинных христиан, вне Церкви святой, и так находятся под гневом Божиим и клятве и вечному осуждению подлежат. А следовательно, Христос, имя Которого они исповедуют, никакой пользы им не приносит, по словам Христовым: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» – войдет в царство небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф.7:21), – пока себя не исправят и не покаются. А когда обратятся и чистосердечно станут каяться, и покаяние свое плодами покаяния засвидетельствуют, – снова Христос – их Христос будет со всеми Своими Божественными заслугами. Напротив того, христиане, которые стараются послушание Богу оказывать, волю Божию и заповеди Его соблюдают, следуют Христу, Сыну Божиему, новому «безгрешному Адаму, и Господу с небес» (1Кор.15:47), Который совершенно исполнил волю Божию и закон Божий, Который «не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Пет.2:22), Который «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8).

И этим показывают, что они истинные христиане, истинно во Христа веруют, истинно Христовы: «которые распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5:24), истинно «рождены от Бога и знают Бога» (1Ин.4:7; 5:1), и в Бога веруют, и находятся у Бога в милости и благодати. Итак, видишь, что как от истинного послушания познается истинный христианин, так от непослушания познается ложный христианин. Ибо где истинное послушание к Богу, там и истинная вера в Бога, которая человека делает послушным Богу, а где нет истинного послушания, там нет веры истинной, но притворная. Ибо истинная вера не может быть без послушания, как видели мы в Аврааме, который в пример отца верным положен.

Смотри об этом места Святого Писания: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал», – говорит Христос иудеям (Ин.8:39–40). «Вы не из овец Моих, как Я сказал вам. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною» (Ин.10:26–27). «О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение – с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом», и прочее. «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме», (то есть в греховной тьме), «то мы лжем и не поступаем по истине; если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха», – говорит святой Иоанн с прочими апостолами, братией своей, всем верным (1Ин.1:3–7). «А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: «Я познал Его», – но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин.2:3–4). «Если вы знаете, что Он Праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него» (1Ин.2:29). «Возлюбленные! Мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он Чист» (1Ин.3:2–3). «Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его» (1Ин.3:6). И еще: «Кто делает грех, тот от дьявола, потому что сначала дьявол согрешил» (1Ин.3:8). И еще: «Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога. Так узнаются дети Божии и дети дьявола», и прочее (1Ин.9:10 и след. См. еще: 4:7–8; 5:18; Иак.2:18 и пр.;Ин.8:34,44; 15:2; Гал.5:24 и пр.).

Внимай этому и рассуждай, христианин! Свойство веры есть Бога «своим» Богом, Господом и Царем признавать, исповедовать и называть, как читаем в книгах пророческих, апостольских и Святых Отцов и учителей церковных, то же видим и в церковных песнях. Поэтому, если ты веруешь, что Бог – «твой» Бог, Господь, Царь и Избавитель, то должно тебе веру свою от дел своих показать, должно тебе Богу, Господу, Царю и Избавителю послушание и повиновение оказывать. Ибо, какой раб господина своего и подданный царя своего не слушает? Рабу какого-либо господина признавать его за своего господина и не слушать, и называться рабом этого господина и ему не служить, – уму непостижимо, и это дело невозможное. Так и Бога признавать от сердца за «своего» Бога, Господа и Царя, но Ему не оказывать должного послушания, – невозможно. Из этого следует, что если кто повиновения и послушания Богу не оказывает, это есть признак того, что Он для него не Господь и Бог, и потому веры в Него истинной не имеет, хотя устами и исповедует Его.

Ибо не едиными устами исповедовать, но и сердцем веровать в Бога – истинная и спасительная вера, как пишется: «сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим.10:10).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Силуан Афонский

Преподобный Силуан Афонский 

ht

О послушании

Редко кто знает тайну послушания. Послушливый велик пред Богом. Он подражатель Христу, Который дал нам в Себе образ послушания. Послушливую душу любит Господь и дает ей Свой мир, и тогда все хорошо, и ко всем она чувствует любовь.

Послушливый все упование свое возложил на Бога, и потому душа его всегда в Боге, и Господь дает ему Свою благодать, и эта благодать учит душу всякому добру, и дает силы пребывать в добре. Он видит зло, но оно не прикасается к его душе, ибо с ним благодать Святого Духа, которая хранит его от всякого греха, и он в мире и легко молится Богу.

Душу послушливого любит Дух Святой, и потому он скоро познает Господа и получит дар сердечной молитвы.

Послушливый предался воле Божией, и за это даруется ему свобода и покой в Боге, и он молится чистым умом, а гордые и непослушливые не могут чисто молиться, хотя бы и много подвизались. Они не знают ни того, как действует благодать, ни того, простил ли им Господь грехи. А послушливый ясно знает, что Господь простил ему грехи, потому что слышит он в душе своей Духа Святого.

Послушание нужно не только монахам, но и всякому человеку. Даже Господь был послушлив. Гордые и самочинные не дают в себе жить благодати, и потому никогда не имеют мира душевного, а в душу послушливого легко входит благодать Святого Духа и дает ему радость и покой.

Все ищут покоя и радости, но мало кто знает, где найти эту радость и покой, и что требуется, чтобы достигнуть его. Вот уже тридцать пять лет, как я вижу одного монаха, который всегда весел душою и приятен лицом, хотя он и старый. И это потому, что он любит послушание, и душа его предалась на волю Божию, и он ни о чем не имеет заботы, но душа его возлюбила Господа и созерцает Его.

Кто носит в себе хотя бы малую благодать, тот с радостью подчиняется всякому начальству. Он знает, что Бог управляет и небом, и землею, и преисподнею, и им самим, и его делами, и всем, что есть в мире, и потому всегда бывает покоен.

Послушливый предался воле Божией и не боится смерти, потому что душа его привыкла жить с Богом и возлюбила Его. Он отсек свою волю, и потому ни в душе, ни в теле не имеет такой брани, которая мучит непокорного и своевольного.

Истинный послушник ненавидит свою волю и любит своего духовного отца, и за это получает свободу молиться Богу чистым умом, и душа его свободно, без помыслов, созерцает Бога и в Нем покойна. Он скоро приходит в любовь Божию ради смирения своего и за молитвы своего духовного отца.

Наша жизнь простая, но мудрая. Божия Матерь сказала Преподобному Серафиму: "Дай им (монахиням) послушание, и кто соблюдает послушание и мудрость, те будут с тобою и близ Меня".

Видите, как просто спасение. Но мудрости надо учиться долгим опытом. Дается она от Бога за послушание. Послушливую душу любит Господь, а если любит, то чего бы ни попросила душа у Бога, даст ей. Как раньше, так и теперь Господь слушает молитвы наши и исполняет прошения.

Почему Святые Отцы послушание ставили выше поста и молитвы?

Потому, что от подвигов без послушания рождается тщеславие, а послушник все делает, как ему сказано, и не имеет повода гордиться. Кроме того послушливый отсек свою волю во всем и слушает своего духовного отца, и потому ум его свободен от всякой заботы и чисто молится. У послушливого на уме один Бог и слово старца, а у преслушника ум занят разными делами и осуждением старца, и потому не может он созерцать Бога.

Видел я одного послушника, который нес тяжелое послушание. Он имел сердечную молитву, и Господь давал ему слезы плакать за весь мир; и Игумен Андрей сказал ему: "Тебе это дано за послушание".

Послушанием хранится человек от гордости; за послушание дается молитва; за послушание дается и благодать Святого Духа. Вот почему послушание выше поста и молитвы.

Если бы ангелы (падшие) сохранили послушание, то пребыли бы на небесах и пели бы славу Господню. И если бы Адам сохранил послушание, то и он, и род его пребыли бы в раю.

Но и ныне возможно вернуть себе рай покаянием. Господь много нас любит, несмотря на наши грехи, лишь бы мы смирялись и любили врагов.

А кто не любит врагов, тот не может иметь мира, хотя бы его и в рай посадить.

 

----картинка линии разделения----

 

Блаженный Диадох Фотикийский 

ht

О послушании, – что оно есть величайшая из добродетелей, есть дверь любви и предводительница всех добродетелей 

Послушание есть, как достоверно известно, первое в числе вводных (новоначальных) добродетелей добро; ибо оно отсекает кичение, и порождает в нас смиренномудрие. Почему бывает входной дверью любви ко Христу – Богу для тех, кои с сердечным расположением держатся его. Отложив его Адам ниспал во глубину ада. Господь же возлюбив его, в силу домостроительства нашего спасения, послушлив был Отцу Своему даже до креста и смерти (Фил. 2:8), – и это тогда, как ни в чем не меньше был величества Его, – чтоб, своим послушанием загладив вину преслушания человеческого, тех, кои поживут в послушании, возвести к блаженной и вечнующей жизни. Итак, тем, кои восприемлют борьбу с гордынею дьявольской, прежде всего, должно возревновать о сей добродетели, – и она, предшествуя, незаблудно покажет им потом все стези добродетелей.

 

----картинка линии разделения----

 

 Преподобный Серафим Саровский

Преподобный Серафим Саровский

ht

“Помни всегда, что послушание превыше всего, превыше поста и молитвы”

Преподобный Серафим учит: “Настоятель, яко пастырь словесных овец, должен иметь дар рассуждения, дабы во всяком случае мог подать полезные советы каждому, требующему его наставления”. И не “всякий человек верен, – по словам святого Петра Дамаскина, – дати совет ищущим, но кто от Бога приял дар рассуждения и от многого пребывания в подвижничестве стяжа ум прозрителен”.

Но кроме особого дара Божия рассудительность приобретается, по словам Преподобного Серафима, и из постоянного, “день и нощь, поучения в Священном Писании”, “в Законе Господнем”. Наконец, указывается им и еще один путь к сему: “Послушливый много к созиданию души успевает, кроме того, что он приобретает через сие понятие о вещах и приходит в умиление”. А когда есть прямое распоряжение начальства, то батюшка Преподобный Серафим заповедует исполнять его беспрекословно, за святое послушание: “Не должно входить в дела начальнические и судить оные: сим оскорбляется величество Божие, от Коего власти поставляются; ибо несть власть, аще не от Бога; сущие же власти от Бога учинены суть (Рим.13::1)”. “Повинующийся повинуется во всем. А кто в одном отсек волю свою, а в другом не отсек, тот имел волю свою и в том, в чем отсек”. “Что делается по-своему, то не угодно Богу, хотя бы казалось и хорошо”. Поэтому батюшка настойчиво советовал всем монашествующим, а особенно же своим “сиротам” – послушание: послушание – выше поста и молитвы, – постоянно повторял он им.

Обычно жизнеописатели останавливаются прежде всего на факте посещения преподобного Серафима епархиальным архиереем Тамбовским. И действительно, достойно умиления поведение святого старца в этом случае. В августе 1832 года приехал в Саровскую обитель епископ Арсений – впоследствии Митрополит Киевский (сконч. в 1876г.). Святой старец был в это время в пустыньке. Но, узнав, что прибыл новый архипастырь, почел долгом прийти в монастырь, чтобы встретить святителя вместе со всеми. А после встречи снова воротиться в пустыньку. Осмотрев монастырь, архиерей пожелал посетить старца и в его пустыньке. Отец Серафим в это время занимался обкладыванием берега камнями... Так до последних дней трудился подвижник... Как только он увидел приближавшегося архиерея, тотчас же оставил работу и бросился в ноги к нему, прося благословения... Какое смирение святого... Архиерей попросил показать ему жилище, “пустыньку среди пустыни”. – “Хорошо, батюшка”, – смиренно и послушно ответил старец, называя Владыку таким простым и задушевным именем – “батюшка”. Осмотрев простое убранство кельи, Арсений попросил показать ему сокровенное уединение святого молитвенника: оно было за печью, и архиерею уже сообщили о том раньше. К ней и направился Владыка. – Не ходи, батюшка, – кротко останавливал его Серафим, – замараешься. Но преосвященный уже отворил дверь туда и увидел между стеною и печью угол, такой тесный, что туда мог поместиться только один человек, и тот должен был там или стоять прямо, или опуститься на колени; а ни присесть, ни облокотиться нельзя было. На стене в углу стоял образ с зажженной перед ним лампадкой. Перекрестившись, Владыка вышел из пустыньки и направился в Дорофееву пустынь. На обратном пути он снова зашел к Преподобному, который в это время беседовал с оставшейся свитою Владыки и пророчески предсказал о будущей деятельности будущего Митрополита. 

Когда Владыка приблизился, Преподобный Серафим подошел к нему, взял за руку и благоговейно обратился к нему с вопросом: – Вот, батюшка, – так ласково и любовно продолжал он называть архиерея, – богомольцы приходят ко мне, убогому Серафиму, и просят меня дать им что-нибудь в благословение; я даю им сухариков черного или белого хлеба и по ложке красного вина церковного: можно ли мне это делать? Жизнеописатели не объясняют: почему именно об этом спросил старец. А мне приходит на мысль, что, вероятно, архиерею наговорили на него, что он чуть не “причащает” в пустыньке; наверное, маловерные в Серафима смущались этим и смутили архиерея. А старец, предвидев это, – сам-то он не смущался столько лет, – и решил успокоить своего Владыку будто бы недоуменным вопросом. – Можно, можно, – сразу ответил епископ, как будто уже подготовил заранее решение, – но только в раздельном виде. А то простолюдины, как слышал я, думают по простоте своей, и между другими разглашают, будто ты причащаешь их Святых Тайн. А и того лучше, – прибавил он, – вина вовсе не давать, давать же только сухарики. Любовен был старец, деликатен оказался и Владыка. Впрочем, и святительскую власть проявил любезно и кротко. Что же святой? – “Хорошо, батюшка: я так и буду поступать”. 

Недаром он всегда учил: “Помни всегда, что послушание превыше всего, превыше поста и молитвы”. “Батюшка наш Серафим, кормилец наш, – повествовала уже 80-летняя старица Анна Алексеевна, – так заповедал нам всем: “Радость моя! Первая молитва у вас должна быть за начальников; и как вступишь в монастырь, должна отречься от своей воли и всю себя вручить начальникам и творить их волю, как волю Божию”. Так и сам он поступал. Известно, что после этого он так и поступал до конца жизни, как сказал ему, святому Боговидцу, обыкновенный архиерей-начальник. После этого Владыка стал прощаться с ним. Получив благословение от святителя, угодник Божий снова поклонился ему в ноги и так остался. Напрасно Владыка просил его встать и даже поднимал его с земли, он так и продолжал стоять на коленях. И когда Владыка удалялся, он все ему кланялся и кланялся до тех пор, пока тот не скрылся из виду. Что это? Непослушание? Нет – это крайнее и непритворное смирение, и любовь, и почитание с благоговением... Так только истинно святые могут делать... Можно теперь легко понять, в каком настроении уезжал Владыка от о.Серафима: все наговоры, если они и были, рассеялись, как временная роса от солнышка... И после, до самой смерти митрополит Арсений чтил угодника.

В Саровской обители хранилось письмо его, написанное им спустя 23 года после этой встречи: “Надлежало бы в жизнеописании о.Серафима упомянуть о первом его свидании со мною, – оно полно высокого значения и, бесспорно, открывает в нем дар прозорливости. Его слова и действия, его потом подарки мне: деревянное масло, красное вино, несколько свечей, кусок полотна и шерстяные чулки, и наконец, многократное коленопреклоненное прощание его со мною, которого я многими убеждениями не мог прекратить в нем и от которого я должен был поспешно уехать, дабы не трудить более старца, продолжавшего стоять на коленях и кланяться, – были, как после оказалось, выразительными символами, изображавшими его и мою судьбу, – он вскоре затем помер, а я, при помощи Божией, продолжаю еще полагать камни на камни для ограждения церковного берега от напора волн мирских”. Но не прекраснее ли, не удивительнее ли, не умилительнее ли всех этих предсказаний были смирение, любовь, благоговение святого старца? А они так были прекрасны, что нельзя их лучше показать, как просто о них рассказать.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов 

ht

Умоляю тебя, взявшего на себя иго послушания, со всяким старанием подвизаться

После того, как предашь ты всего себя духовному отцу своему, знай, что ты чужд всему, что принес совне, - вещи ли то какие, или деньги. Почему ничего не делай с ними без его воли и ничего не проси себе у него из того, ни малого, ни большего, разве только сам он, по собственному произволению, или тебе велит взять что, или собственноручно даст тебе то.

Без воли отца твоего по Богу не загадывай давать милостыню из принесенных тобою денег, но и чрез посредника какого не домогайся взять у него что-либо из них. Ибо лучше быть и именоваться нищим и странным, нежели расточать и раздавать бедным деньги, когда ты еще новоначальный. Все предать в волю духовного отца своего, как в руку Божию, есть дело совершенной веры.

Даже глотка воды проглотить не проси, хотя бы случилось тебе быть палиму жаждою, пока духовный отец твой, сам в себе подвигнут будучи, не велит тебе это сделать. Утесняй себя и нудь во всем, уговаривая себя такими словами: если хочет Бог и, достоин будешь напиться, то Он откроет всеконечно отцу твоему сказать тебе: "напейся". И тогда напьешься с чистою совестью, хотя бы это было и не во время.

Некто, опытом познавший духовную пользу и неложную стяжавший веру, предлагая Бога свидетелем истины, сказал: я положил в себе такой помысл, чтобы никогда не просить у отца моего ни есть, ни пить и вообще ничего другого не принимать, пока Бог не внушит ему приказать мне это. И, действуя так, я никогда, говорит, не был тщетен в надежде моей.

 

Послушники

 

Действенную стяжавший веру к отцу своему по Богу, видя его, мнит видеть Самого Христа и, бывая с ним или последуя ему, верует несомненно со Христом быть и Ему последовать. Такой никогда не пожелает беседовать с кем-либо другим и не предпочтет что-либо из мирских вещей памяти и любви Его. Ибо что лучше, или что полезнее, в настоящей и в будущей жизни того, чтоб быть со Христом? Что прекраснее или сладче созерцания Его? Если же и беседы от Него сподобляется кто, то, конечно, почерпает из нее жизнь вечную.

Умоляю тебя, взявшего на себя иго послушания, со всяким старанием подвизаться, чтоб не попасть, как сказано, в ад на муки вечные, но всякий день так молиться тепло Богу и говорить: Боже и Господи всяческих, имеющий власть над всяким дыханием и всякою душою, Един могущий уврачевать меня, услыши моление мое и гнездящегося во мне, бедном, змия, наитием Всесвятого Духа Твоего умертвив, истреби. Научи и настрой меня, нищего и обнаженного от всякой добродетели, припадать к стопам отца моего, и его святую душу расположи к состраданию и милостивости ко мне. Даруй, Господи, смирение в сердце мое и помыслы, подобающие грешнику, положившему каяться Тебе. Не остави вконец душу, единожды сочетавшуюся Тебе, Тебя исповедавшую, Тебя вместо всего мира избравшую и всему предпочетшую. Ты ведаешь, Господи, что я желаю спастись, хотя злой обычай мой полагает тому препятствие. Но тебе, Владыко, возможно все, невозможное для людей.

Те, которые во дворе благочестия со страхом и трепетом положили доброе основание веры и надежды, и ноги свои незыблемо утвердили на камне послушания духовным отцам, слушая заповедуемое ими, как из уст Божиих, и на сем основании послушания без колебаний в смирении души устрояя исполнением того, - скоро преуспевают. И исправляется в них великое и первое дело, состоящее в том, чтоб отвергнуться себя самих. Ибо исполнение чужой, а не своей воли не только самоотвержение душевное укореняет, но и умертвие всему миру производит.

Тому, кто прекословит отцу своему, сорадуются демоны; тому же, кто даже до смерти смиряется пред ним, удивляются Ангелы. Ибо такой дело Божие совершает, уподобляясь Сыну Божию, который исполнил послушание Отцу Своему даже до смерти, смерти же крестной. 

 

----картинка линии разделения----

 

a36

Преподобный Иоанн Кронштадский 

ht

Христос совершил послушание

Адам возгордился до того, что захотел быть богом, и умер за свою гордыню; Сын Божий смирился до смерти и оживотворил падшего. О, бездна смирения! Адам и Ева чревоугодием погубили себя, – Господь за них постился и умер, чтобы оживить их. Они оказали непослушание, – Христос совершил послушание.

 

----картинка линии разделения----

 

Схимонах Иосиф Ватопедский

Схимонах Иосиф Ватопедский

ht

О блаженном послушании

Отцы и братия, хотя мы много раз уже говорили с вами о том, что блаженное послушание – это основание для духовного устроения нашей монашеской жизни, мне кажется полезным снова вернуться к этой теме. Послушание является практическим и целительным противоядием, потому что причиной нашего падения и смерти было преслушание. Излишне повторять вам о том, что Господь примером Своего всесвятого  снисхождения положил послушание в основание для ниспровержения человеческого неповиновения и отступничества, откуда произошла и сама смерть.

В этой беседе мы поговорим о способах, границах и законах осуществления послушания, а также о том, насколько все это полезно для нас. Авва Антоний сказал: «Послушание с воздержанием укрощает зверей». Истинность этих слов доказывалась и его собственной жизнью и жизнью его сподвижников, которые, осуществляя эту главную добродетель, не были тревожимы зверями, во множестве обитавшими в тех областях, где жили подвижники. Святые Отцы, сравнивая различные духовные добродетели и делания, единогласны в том, что послушание – первое делание. И они, конечно, не преувеличивают, потому что сам Господь, как я уже сказал, во время здешней земной жизни положил эту добродетель в основание нашего восстановления.

Какой еще иной фактор, или какая другая сила способны ниспровергнуть такие дьявольские страсти, как безначалие, бунтарство и отречение не только от воли Божией, но и от естественных законов и общественных установлений?

Своим подчинением и послушанием Господь, как Образ нашего восстановления и воскресения, сокрушил и уничтожил средоточие растления человека – эгоцентризм, являющийся телом смерти и подлинным обликом и естеством отступника-денницы и всего, что приносит разрушение «весьма доброму» (Быт.1:31) творению Божию.

Масштабы того разрушения, которое происходит в человеке от эгоизма, когда он начинает подчиняться смехотворным прилогам диавола, побуждают мудрых осознать, кто они есть. Там, где это разрушение приобретает силу, погибает и сама человеческая природа. Сатана, несмотря на то, что претерпевает полное разрушение своей природы и живет и обитает в реальности вечного мучения, на деле не может измениться и покаяться. Хотя он и чувствует, что чем больше творит зла, тем больше мучается, все же он не имеет силы отказаться от зла. Таков результат самоначалия и так называемой «независимости», которые характерны и для нашего времени.

Напротив того, те подвижники, которые геройски подвизались на поприще послушания, без суровых подвигов и утомительных усилий получили божественное благословение и всю полноту Благодати, стали друзьями Божиими и благодетелями общества. Они остаются незаменимым примером здоровой личности и постоянным свидетельством истинности обетований Божиих, которые исполнялись не только в далеком прошлом, но доступны и сегодня. И сколько будет существовать Церковь Божия, столько друзья Господа будут неустанно призывать нас к духовному пробуждению и бодрствованию.

Природой послушания является смирение, которое свойственно нраву Господа нашего, ставшего через эту добродетель Первообразом воссоздания человека. Как Он Сам говорит: «Кроток есмь и смирен сердцем» (Мф.11:29)Когда мы убедимся в том, что «не ктому себе живем, но Умершему за нас и Воскресшему» (2Кор.5:15), нам не нужно будет выбирать и решать, что нам делать, мы должны будем предать себя абсолютному послушанию и следованию тому образу жительства, который мы избрали, чтобы не быть отвергнутыми. Уже в период моисеева законодательства существовало понятие о послушании, которое было благочестием во времена тени и гаданий (Евр.10:1). Даже закон разума убеждал в том, что послушание – это обязанность разумных существ, необходимая для их гармоничного развития.

В любую историческую эпоху можно найти известные и яркие примеры послушания, повиновения Богу людей, которые всем сердцем поверили божественным обетованиям. В своем Послании к Евреям апостол Павел ссылается на множество верных Богу людей из Ветхого Завета, которые во главе с патриархом Авраамом получили оправдание. Сколько раз Бог испытывал того же Авраама, давая ему казалось бы неразумные заповеди? Однако Авраам ни разу не допустил своих суждений и не сопротивлялся в искушениях и, таким образом, получил наименование настоящего верующего и праведника, заслужив и в вечности обещанное Богом. Он признавал Бога господином Вселенной, имеющим власть повелевать, и ему было все равно, к чему относится и что преследует повеление. Он осознавал только, что он обязан повиноваться и что послушание является для всех разумных существ не выбором, а правилом. Он даже не посчитал неразумным принести в жертву своего единственного сына Исаака, несмотря на то, что обетования, данные Богом Аврааму, относились и к его сыну! Но праведник не допустил своих суждений, «помыслив, якоже и из мертвых воскресити силен есть Бог, темже того и в притче прият» (Евр.11:19).

Какой еще смысл, как не всецелое послушание воле Божией, могла иметь жизнь праведных в подчинении и повиновении божественным повелениям  до закона, которая по-человечески расценивалась как неразумная? Какой иной смысл могут иметь те сверхчеловеческие жертвы, на которые шли подвижники моисеева законодательства, когда люди еще не знали о новом и ясном откровении и не были просвещены Благодатью? Тогда еще не был известен догмат о благоволении Бога Отца, Творца мира, о том, что открыл Единородный Сын Его, «сый в лоне Отчи» (Ин.1:18), Который сказал: «Аз от Себе не глаголах, но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю» (Ин.12:49). Этим Бог открывает нам, что превосходящее всякий ум Таинство спасения мира, само явление Сына Божия ради воссоздания твари, утверждается на послушании. Какими «смоковными листьями» покроют свою наготу те, которые под различными предлогами преступают блаженное послушание? Господь, исполнивший наивысшую меру послушания, свидетельствует о Себе: «Аз заповеди Отца Моего соблюдох» (Ин.15:10).

Приведем и другие примеры послушания периода моисеева законодательства. Страдание семи братьев Маккавеев со своей матерью и старцем-учителем Елеазаром также научает нас послушанию заповедям Божиим и хранению своей совести. И, как вы помните, заповедь, за которую они пострадали, не являлась догматом веры о Лицах Божества, но относилась к закону, запрещавшему употребление мяса свиней. Подвижники послушания остались верными божественному повелению и не пошли на компромисс, но принесли в жертву свои юные жизни, сгорев в огне (2Мак.3–4).

Три отрока в Вавилоне с пророком Даниилом, чтобы соблюсти заповедь, которой они были научены с детства, также не убоялись ни огня, ни страшных зверей (Дан.3:1–93, 6, 10–24). За непослушание Бог лишил царства Саула, и все потомство его было уничтожено, несмотря на то, что раньше Самуил по повелению Господа помазал Саула царем. Саул не исполнил повеления, данного ему Богом через пророка Самуила, истребить врагов иноплеменников, поэтому пророк, помазавший Саула на царство, проклял его. Как сказал пророк Самуил, «се, послушание паче жертвы благи» (1Цар.15:22).

Пророк, посланный к нечестивому царю Иеровоаму, чтобы обличить его отступничество, получил заповедь от Бога ничего не есть и не пить в стране той. На обратном пути он был введен в заблуждение неким лжепророком и принял немного пищи в его доме. За свое непослушание на обратном пути он был убит львом, который, однако, не тронул его осла (3Цар.13:11–25).

Важность послушания настолько очевидна в Священном Писании, что нет необходимости рассматривать и другие примеры. Уже пример первозданного праотца нашего Адама напоминает о том, что им было нарушено послушание, в результате чего произошло отпадение человека от Бога и от жизни с Богом, за которым последовали тление и смерть. Даже то, что Господь выразил удовлетворение созданным по Своему образу и подобию человеком, не смогло спасти Адама после того, как он нарушил заповедь о послушании. Наказание распространилось и на все творения и продолжится безвозвратно до скончания века.  «Бог ангелов согрешивших не пощаде»которые, согласно Писанию, являлись прекраснейшим чином среди ангелов, «но пленицами мрака связав предаде на суд мучимых блюсти» (2Пет.2:4)Они потеряли не только свое место и достоинство, но и свой образ, став отвратительнейшими существами в творении, вечным препятствием и искушением для тех, кто хочет жить благочестиво. Разве нужны еще какие-нибудь комментарии ко всем вышеприведенным поучительным примерам, убеждающим, что разумные существа должны подчиняться божественным заповедям?

Вновь и вновь обращаясь к примеру Спасителя нашего Христа, Который, как говорит Евангелист, «начат творити же и учити» (Деян.1:1)будем стараться подражать Ему. Ведь и апостол Павел побуждает нас к этому: «Подражателе мне бывайте, якоже и аз Христу» (1Кор.11:1) и«Живу же не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал.2:20).

В Новом Завете смысл послушания воли Божией обогатился еще более. Целый сонм святых запечатлел свое исповедничество подвигом послушания. Мы имеем множество ярких примеров их точного подчинения и повиновения воле Божией, что является и нашим призванием. Те, кто разумно и сознательно отреклись от разрушительного эгоцентризма и отступничества и подчинились божественным заповедям и «прияша Его, – даде им область чадом Божиим быти» (Ин.1:12).

Мученики, пострадавшие за свою верность Богу и послушание, приняли на себя всю силу дьявольских измышлений тех предателей истины, которые преследовали их не только за догматы веры, но и за нравственную жизнь. Я уже не говорю о миллионах бескровных мучеников, которые на протяжении всей истории Церкви одерживали победы и сподобились быть участниками обетований Божиих и утверждением верных. Богодухновенные подвижники, жившие согласно с нашей святой монашеской традицией, различными средствами и видами злострадания старались угодить Богу. Они стремились к полному отречению от своей воли и, особенно от страстной части своего естества, то есть от ветхого человека. Мы видим, что они шли на самые смелые подвиги злострадания ради избавления от наслаждения – источника смерти. Все эти подвиги говорят о высоком достоинстве и месте послушания, которое поистине выше любого другого подвига.

Послушание, будучи абсолютно точным подражанием жизни на земле нашего Господа, является также признаком нашей любви к Нему. «Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя» (Ин.14:21)В нашей с вами жизни это означает, что если кто-либо из вас решится иметь послушание, то есть исполнять чужую волю, волю того человека, который дает нам заповедь, то этим самым он на деле осуществляет добродетель смирения. Исполняя послушание, мы соблюдаем заповедь о любви. А на этих двух главных добродетелях почивает Святой Дух. Итак, вот хорошая возможность приобрести Благодать – стать по-настоящему послушными, как и Господь наш Иисус Христос был послушен Своему всеблагому Отцу.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Инок Никодим

Инок Никодим 

----картинка линии разделения----

Послушание в наше время

Одного старца спросили: «Почему не стало сейчас старцев?». Он ответил: «Потому что не стало послушников». И это лукавые как вопрос, так и ответ, потому что Самый главный у нас (верующих христиан) Старец – это сам господь Иисус Христос, который своими святыми Заповедями определил нам правильный Путь с сей «сени смертныя» - земли на Небо. Более того  Сын Божий, сказал вселюся в них и похожду (2Кор.6:16) означает не что иное как совесть нашу, которая является тем самым Гласом Божием и ориентиром, который никогда не попустит внимательному и чуткому к ней человеку, сбиться с верного пути. А что кроме того – то от лукавого. Делайте правильные выводы сластолюбцы - оправдатели собственных грехов и вожделенных страстей. На Суде Божием оправдаться будет невозможно, потому что совесть наша, кроме того, что она существует, является и той самой книгой (фалом на современном языке) где все хранится и будет нам показаны на «том свете», не только все наши поступки при жизни на земле, но еще и мысли, желания и намерения, которые когда-либо имели место в нашей жизни. Существует немало свидетельств людей, побывавших «там» в результате своих (клинических) смертей (часто от несчастных случаев) и потом вернувшихся в свои тела к обычной жизни. Так вот они говорят, что всю свою предыдущую жизнь они видели почти мгновенно – в течении нескольких секунд, но так, как бы она шла естественно. Т.е. видели ее целиком, но в сжатом виде… как это может быть? Вопрос, который невозможно разрешить, исходя из земных законов. Там другие законы… какие? Сейчас не знаем, там узнаем, каждый в свое время.

Так вот продолжим о послушании в наше время при «отсутствии старцев». И кто это придумал, что верующий человек непременно должен найти себе старца или духовника, которому надо отдаться в послушание? Опять лукавство «миродержителя века сего». Когда мы слышим фразу, что «послушание выше поста и молитвы» - то всегда без адресата. Кому послушание? Если вам говорят такую фразу, но не добавляют Кому послушание, то не слушайте этого человека и бегите от него подальше, потому что он хочет, чтобы вы ему подчинили свою волю и стали его рабом – «послушником». Первый Кому мы, верующие христиане, обязаны оказывать свое послушание – это Сам Господь Иисус Христос, Его святым животворящим Заповедям, награду за исполнение которых, мы получаем в виде вселения в нас Духа Святого, который является тем самым елеем радости, без наличия которого душе невозможно пройти воздушные мытарства и войти в небесный Царский Брачный Чертог, (Царство Небесное). Евангельская притча о брачной одежде – это о том же. Итак, потщимся, возлюбленные, не дать ввести себя в заблуждение этому лукавому веку, ослепляющему слабых и неразумных сынов своими временными и смрадными «красотами», конец которых на земле – всегда страдания, а там – смерть вечная.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com