ПРЕХОДЯЩИЙ МИР

 ----картинка линии разделения----

 

Велик и любезен Богу, кто презирает преходящий сей мир, и помышляет непрестанно о мире непреходящем. 

Преподобный Ефрем Сирин

 

 ----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов

----картинка линии разделения----

И мiр проходит, и похоть его...

Не любите мiра, ни того, что в мiре: кто любит мiр, в том нет любви Отчей. Ибо всё, что в мiре: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мiра сего. И мiр проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек (1Ин.2:15-17).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

----картинка линии разделения----

("О божественных тайнах и о духовной жизни")

И цель его - за­быть этот пре­ходя­щий мир и уме­реть ра­зумом о пре­ходя­щих де­лах его

Как нич­то не срав­нится с Бо­гом, точ­но так же нет слу­жения или тру­да, ко­торые бы срав­ни­лись с со­бесе­дова­ни­ем с Бо­гом в без­молвии. Что та­кое со­бесе­дова­ние с Бо­гом? Мно­го пу­тей су­щес­тву­ет для это­го раз­мышле­ния и со­бесе­дова­ния с Бо­гом, и для каж­до­го че­лове­ка - тот путь, к ко­торо­му зна­ние его спо­соб­но, на ко­тором он пре­ус­пе­ва­ет и по ко­торо­му все бо­лее приб­ли­жа­ет­ся к Бо­гу бла­года­ря каж­доднев­но­му опы­ту. И в со­от­ветс­твии с ме­рой сво­ей идет че­ловек по од­но­му из этих пу­тей, да­бы на нем об­рести нас­лажде­ние в Бо­ге и да­бы на­пол­ни­лись ра­зум его и раз­мышле­ние его па­мятью о Бо­ге на вся­кий миг. 

Итак, как я ска­зал, есть мно­го пу­тей для это­го со­бесе­дова­ния с Бо­гом в без­молвии, и каж­дый че­ловек, нас­коль­ко соз­на­тель­но приб­ли­жа­ет­ся к Не­му, нас­толь­ко же из­би­ра­ет путь, со­от­ветс­тву­ющий ме­ре сво­ей. И не вся­кий путь бла­го­ус­пе­шен для вся­кого че­лове­ка, но каж­до­му че­лове­ку по ме­ре внут­ренне­го воз­раста­ния его в под­вижни­чес­тве со­весть по­казы­ва­ет путь - без нас­тавле­ния со сто­роны ко­го-ли­бо дру­гого, но по бла­года­ти, ко­торая про­буж­да­ет в нем сви­детель­ство из­нутри, она нас­тавля­ет его и по­казы­ва­ет ему сок­ро­вен­ным об­ра­зом путь его. И та­ким об­ра­зом вся­кий че­ловек со­от­ветс­твен­но ме­ре сво­ей из­би­ра­ет труд свой, при по­мощи ко­торо­го приб­ли­жа­ет­ся он к бла­гоп­ри­ят­но­му со­бесе­дова­нию с Бо­гом и изум­ле­нию Бо­гом. Ибо один про­водит це­лый день в мо­лит­ве и чте­нии и толь­ко ма­лую часть пос­вя­ща­ет сто­янию на псал­мо­пении, и, та­ким об­ра­зом, уве­личи­ва­ет он в ду­ше сво­ей пос­то­ян­ную па­мять о Бо­ге. Дру­гой же толь­ко псал­мо­пени­ем за­нят це­лый день, не вы­деляя осо­бого вре­мени для мо­лит­вы. Еще один ночью и днем за­нят со­вер­ше­ни­ем час­тых ко­леноп­рекло­нений, так что не под­счи­тыва­ет он уже вре­мени, пот­ра­чен­но­го на мо­лит­вы, из-за оби­лия ко­леноп­рекло­нений, ко­торым нет чис­ла. Та­кой че­ловек по­ис­ти­не рас­пял мир внут­ри се­бя и сам рас­пят для ми­ра: он приг­воздил се­бя ко крес­ту, ос­та­вив все. 

По­это­му, как ска­зал я, ког­да че­ловек дос­тиг в ду­ше сво­ей этой мо­лит­вы без ог­ра­ниче­ний, рас­пявшись те­лом и умом, в жиз­ни со Хрис­том про­водит он дни свои. И иног­да, вста­вая от пок­ло­нов не­надол­го, с ми­ром в сер­дце, не­надол­го пос­вя­ща­ет он се­бя раз­мышле­нию над Пи­сани­ем.  Дру­гой че­ловек, опять же, за­нима­ет­ся чте­ни­ем це­лый день, и цель его - за­быть этот пре­ходя­щий мир и уме­реть ра­зумом сво­им для вос­по­мина­ния о его пре­ходя­щих де­лах и для раз­го­вора со страс­тны­ми по­мыс­ла­ми, ко­торые дей­ству­ют дер­зко че­рез ви­дение и во­об­ра­жение ра­зума: и в этом - со­вокуп­ность всех под­ви­гов. Та­ким об­ра­зом, ког­да при по­мощи это­го соз­на­тель­но­го уси­лия за­пира­ет он дверь ра­зума сво­его по от­но­шению к ми­ру пос­редс­твом пос­то­ян­но­го нас­лажде­ния чте­ни­ем, ис­прав­ля­ет он путь свой, дви­га­ясь к Бо­гу в мыс­ли сво­ей без пом­ра­чения. И так нас­лажда­ясь проз­ре­ни­ями тайн и изум­ле­ни­ем до­мос­тро­итель­ством на вся­кое мгно­вение, пос­вя­ща­ет он се­бя лишь не­надол­го сто­янию на мо­лит­ве и псал­мо­пении. И вре­мя чте­ния его боль­ше, чем вре­мя мо­лит­вы.

Го­воря о мо­лит­ве, я имею в ви­ду сто­яние или бо­гос­лу­жение оп­ре­делен­но­го ро­да, ибо во вре­мя чте­ния сво­его ни­ког­да, ни на од­но мгно­вение не ли­шен он мо­лит­венных подъ­емов. Ибо нет та­кого чте­ния, ко­торое со­вер­ша­лось бы с ду­хов­ной целью, и при этом ли­шено бы­ло ис­точни­ка мо­лит­вы, ибо по­ис­ти­не че­ловек тот бы­ва­ет опь­янен тай­на­ми, ко­торые он встре­ча­ет. И глу­бокие мо­лит­вы чуд­ным об­ра­зом и не­ожи­дан­но воз­бужда­ют­ся в нем, без под­го­тов­ки или уси­лия во­ли с его сто­роны. По­чему же на­зываю я мо­лит­вой это час­тое опь­яне­ние ка­ким-ли­бо проз­ре­ни­ем, ес­ли не об­ре­та­ет­ся в нем да­же мес­та для дви­жения мо­лит­вы или вос­по­мина­ния о ней? Это неч­то нам­но­го бо­лее прек­расное, - нас­коль­ко воз­можно го­ворить так, - чем да­же чин мо­лит­вы. Но мо­лит­ва по чи­ну сво­ему ни­же, чем ду­хов­ное воз­бужде­ние, и об этом не мо­жет быть спо­ра, так как мо­лит­ва ни­же этой тай­ны. Мно­го раз, ког­да ум воз­бужден ка­ким-ли­бо проз­ре­ни­ем от­но­ситель­но дей­ствий, ко­торые или про­ис­хо­дят в ес­тес­твен­ном ми­ре, или упо­мина­ют­ся в Пи­сани­ях, ког­да уз­ре­ва­ет он их ду­хов­ный смысл и ког­да взи­ра­ет, бла­года­ря со­путс­тву­ющей им бла­года­ти, на свя­тое свя­тых тайн Пи­саний, тог­да не ос­та­ет­ся у не­го да­же си­лы мо­лить­ся или по­мыс­ла, ибо умол­ка­ет че­ловек тот те­лом и ду­шой. 

Вся­кое дей­ствие, ес­тес­тво и сло­во в этом тво­рении име­ет свое свя­тили­ще и свя­тое свя­тых. И ког­да поз­во­лено уму вой­ти туда, и да­ет­ся ему си­ла для это­го, ни­какой си­лы, дви­жения или де­ятель­нос­ти не ос­та­ет­ся в чувс­твах в та­кие вре­мена. Есть сре­ди соб­равших­ся здесь че­ловек, ко­торый всег­да ис­пы­тыва­ет та­кое сос­то­яние: знаю я, что тот­час же на­чина­ет ко­лотить­ся сер­дце его, ког­да встре­ча­ет он этот вид чте­ния, а про­ис­хо­дит это от опы­та и от тех ве­щей, о ко­торых ска­зано вы­ше. И пос­коль­ку речь идет все еще о ма­лых час­тях ду­хов­но­го слу­жения, я умол­чу о бо­лее ве­ликом. Так и та­кими раз­личны­ми пу­тями сле­ду­ют рас­су­дитель­ные ино­ки, нас­лажда­ясь со­бесе­дова­ни­ем с Бо­гом в без­молвии. 

От­вра­ти вся­кое зре­ние твое от ми­ра, лю­дей и дел че­лове­чес­ких

Из­бе­ри, че­ловек, один из этих пу­тей, со­от­ветс­тву­ющий ме­ре тво­ей и зна­нию тво­ему. Иди по не­му и не смот­ри ни на ко­го, но от­вра­ти вся­кое зре­ние твое от ми­ра, лю­дей и дел че­лове­чес­ких. По­кажи, что мысль твоя все­цело нап­равле­на к од­но­му Бо­гу, и иди по пу­ти, ко­торый ве­дет к Не­му. Нас­коль­ко мо­жешь, пре­бывай в неп­рестан­ной па­мяти о Нем, и путь твой бу­дет лег­ким и неп­рет­кно­вен­ным, по­ка бу­дешь неп­рестан­но умо­лять Его: "Ука­жи мне, Гос­по­ди, пу­ти Твои, и на­учи ме­ня в ду­хе столь мно­гим и не­из­ре­чен­ным пу­тям Тво­им. Нап­равь ме­ня на пу­ти ис­ти­ны и на­учи ме­ня со­вер­шенно­му поз­на­нию Те­бя, ко­торое об­ре­та­ет­ся в свя­тых, ос­та­вив­ших мир. О Хрис­тос, цель пу­ти свя­тых, по­кажи мне путь ис­ти­ны в сер­дце мо­ем бла­года­ря сла­дос­ти мыс­ли о Те­бе, да­бы мне ид­ти по не­му и приб­ли­жать­ся к Те­бе, по­ка не уви­жу лик Твой". 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

----картинка линии разделения----

Возненавидим... мир и все то, что ненавидит Бог

Из-за грехов... повелел нам Бог не любить мира, ни яже в мире (1 Ин. 2:15). Не с тем повелел Он это, чтоб мы без разбора ненавидели творения Божий, но для того, чтоб через это мы отсекали поводы ко грехам. Сего-то ради и возненавидим, наконец, мир и все то, что ненавидит Бог, потому что все это пагубно для души.

Какую пользу принес мне мир, и что приобретают ныне те, которые находятся в мире? Поистине ничего, но вселившись во гробех, они не воскреснут и все восплачут о том, что, оставив истинную жизнь, Свет мира — оставив Христа, говорю, они возлюбили тьму и в ней предпочли ходить все те, которые не восприняли Света, воссиявшего в мире, Которого мир не вмещает и не может видеть.

Возненавидеть мир и все мирское и плотское никто не может, если не сделается причастником Божественной благодати и не получит силу на то от Господа Иисуса Христа.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин

----картинка линии разделения----

Любезен Богу тот, кто презирает сей преходящий мир

Велик и любезен Богу, кто презирает преходящий сей мир и помышляет непрестанно о мире непреходящем. Отрекаюсь от тебя, скорогибнущий мир.

Когда родила меня матерь, и первоначально вступил я в мир: плач вложил мне в уста этот мир — жилище скорбен. И теперь, когда должен и отойти из него, слезами и воздыханиями напутствует он меня. Умоляю <плачем> Судию помиловать меня, бедного грешника.

Любовь к миру унизила нас и сделала бедными, привязанность к излишествам довела нас до такого уничижения. Как низко наше бесстыдство! Любовь мира — дым, честь его — суета сует, красота его — сети для любящих мир.

Обольстил ты меня, мир, одеждами, приманил своими благами, как птицу поймал подложенною приманкою,  сделал, что ловил я руками летучие тени. Подобно обманутому сонною мечтою, занесся я вверх, и ты погубил меня.

Разбойник похитит только временное богатство и скроется, а ты, хитрый тать, обнажил меня совершенно, отнял у меня внешнюю, похитил у меня и внутреннюю красоту, и я, обнаженный, стал злосчастным, опозоренным беглецом.

Видел я в тебе, мир, подобия чего-то, погнался за ними, даже возгордился, как овладевший чем-то непреходящим, но как скоро в сильном желании своем захотел увеселиться красотою юности, — внезапно вторглась смерть, и радости опали, как цвет.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Земная жизнь есть место вкушения горестей и страданий

Временная земная жизнь есть не что иное, как преддверие к вечной жизни. И к какой жизни? к вечной жизни в темницах адских, среди ужаснейших мук ада, если не воспользуемся в течение временной земной жизни искуплением, дарованным туне — искуплением, которого принятие и отвержение оставлено на произвол каждого человека. Земная жизнь есть место вкушения горестей и страданий, место созерцания горестей и страданий, несравненно больших, нежели страдания земные. Земная жизнь не представляет ничего радостного, ничего утешительного, кроме надежды спасения. Блажени плачущии ныне, ныне, во время земного странствования своего, сказал нам Искупитель наш, и горе вам смеющимся ныне. «Все христианское житие на земле есть не что иное, как покаяние, выражаемое деятельностию, свойственною покаянию. Христос пришел призвать нас на покаяние. Обрати особенное внимание на слова Его: приидох призвати на покаяние. Не веселие, не трапезы, не гуляния, не пирования, не лики, но покаяние, но плач, но слезы, но рыдание и крест предлагает нам здесь Господь наш. Видишь, в чем должна проводиться на земле жизнь христианина! Увидишь это, читая Евангелие Христово. Имеется здесь и для христиан веселие, но духовное. Они радуются не о злате, сребре, пище, питии, чести и славе, но о Бозе Спасе своем, о благости и милости Его к ним, о надежде вечного живота».

Господь, приняв на Себя человечество и все немощи человеческие, кроме греха, принял на Себя и деятельное сознание падения, в которое низвергся весь род человеческий: Он провел земную жизнь в непрестанных скорбях, не произнесши против этих скорбей никакого слова, которое выражало бы неудовольствие, напротив того, называл их чашею, поданною Отцом Небесным, которую должно пить и испить беспрекословно. Невинный и Всесвятой Господь, пострадав принятым Им человечеством за виновное и зараженное грехом человечество, предоставил страдания в путь спасения для всех Своих  последователей, для всего Своего духовного племени и родства, в деятельное сознание падения и греховности, в деятельное признание и исповедание Спасителя, в деятельное соединение с Ним, усвоение Ему. Вместе с тем Он изливает в страдания рабов Своих из Своих страданий неизреченное духовное утешение, в деятельное доказательство верности спасения и верности пути страдальческого, ведущего ко спасению. Невинный и всесвятой Господь провел земную жизнь в страданиях: тем более виновные должны пострадать с полным сознанием, что они достойны страдать; они должны радоваться, что кратковременными страданиями избавляются от вечных страданий, становятся в разряд последователей и свойственников Богочеловека. Кто отказывается от страданий, не сознает себя достойным их, тот не признает своего падения и погибели! Кто проводит земную жизнь в наслаждениях, тот отрекается от своего спасения! Кто земную жизнь употребил на одно земное преуспеяние, тот признает безумно кратчайшее время вечностию, а вечность несуществующею, и готовит себе в ней вечное бедствие! Кто не признает своего падения и погибели, тот не признает Спасителя, отвергает Его! Признание себя достойным временных и вечных казней предшествует познанию Спасителя и руководит к познанию Спасителя, как видим из примера, представленного нам разбойником, наследовавшим рай. Может быть, скажут, что разбойник был явным преступником, и потому сознание было удобным для него: как приходить к подобному сознанию не сделавшим подобных преступлений? — Отвечаем: и другой разбойник, распятый близ Господа, был явным преступником, но не пришел в сознанию своей греховности, потому что сознание есть следствие сердечной милости и смирения, а несознание есть следствие сердечных ожесточения и гордыни. Божии святые постоянно сознавали себя грешниками, несмотря на явные благодатные дары, которыми они обиловали, напротив того, величайшие злодеи всегда оправдывали себя и, утопая в злодеяниях, не останавливались провозглашать о своей добродетели.

Отвергнув все чтопреходящий мир считает вожделенным

Апостол Павел засвидетельствовал о ветхозаветных праведниках, что все они провели земную жизнь лишены, скорбяще, озлоблены, исповедавше самою жизнию, яко страннии и пришельцы суть на земли. Потом, обращаясь к современным ему истинным служителям Бога и указав им на Начальника веры и Совершителя Иисуса, Который, вместо подобавшей Ему славы, претерпел бесчестие и крест, Апостол произносит следующее увещание: Иисус, да освятит люди Своею Кровию, вне врат пострадати изволил: темже убо да исходим к Нему вне стана, поношение Его носяще. Вне стана, то есть, отвергнув и оставив все, что непостоянный, преходящий мир считает вожделенным; поношение Его носяще, то есть, приняв участие в крестном пути, установленном от Господа и пройденном Его страдальческою земною жизнию. На голос этот отозвались все истинные христиане и, оставив стан, во всех отношениях переменчивый и чуждый всякой прочности, прошли стезею страданий к вечному Небесному Граду. Аще же без наказания есте, говорит Апостол, ему же причастницы быша вси, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове. Здесь должно заметить слово вси: все праведники провели земную жизнь в скорбях! ни один из них не достиг неба, шествуя по широкому пути земного благоденствия. Егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякаго сына, егоже приемлет. Аз, ихже аще люблю, обличаю и наказую, сказал Господь в Откровении святого Иоанна Богослова. Наставляемые этими свидетельствами Святого Духа и многими другими, которыми усеяны страницы Священного Писания, мы с дерзновением утверждаем: скорби, посылаемые человеку Промыслом Божиим, суть верный признак избрания человека Богом. Когда Иисус возлюбил юношу, то предложил ему последование Себе и ношение креста. Не отвергнем призвания! Приемлется призвание, когда при пришествии скорби христианин признает себя достойным скорби, последует с крестом своим христианин Господу, когда благодарит, славословит Господа за посланные скорби, когда не имать [имам] душу свою [мою] честну себе, когда всецело предает себя воле Божией, когда еще с большею ревностию устремляется к исполнению евангельских заповедей, особенно заповеди о любви к врагам. Так верен признак избрания скорбями, что Святой Дух приветствует подвергшихся скорбям приветствием небесным. Радуйтеся, возвещает Он  им, радуйтеся! Всяку радость, то есть величайшую радость, имейте, егда во искушения впадете различнаБлажени есте егда, поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех. Святой апостол Петр говорит христианам, что их призвание — страдания. Таково Божественное назначение для человека во время земной жизни его! он должен уверовать в Искупителя, исповедать Его сердцем и устами, исповедать своею деятельностию, приняв с покорностию тот крест, который благоугодно будет Иисусу возложить на ученика Своего. Не принявший креста не может быть учеником Иисусовым! Страждущий по воле Божией, говорит апостол Петр, яко верну Зиждителю да предадят души своя во благотворении. Зиждитель душ наших — Господь: Он зиждет души верующих в Него скорбями. Отдадимся Его воле и Промыслу, как скудель безмолвно предается произволу скудельника, а сами приложим все старание о исполнении евангельских заповедей. Когда христианин предает себя воле Божией, возложит с самоотвержением все свои попечения на Бога, будет благодарить и славословить Его за крест: тогда необыкновенная духовная сила веры неожиданно является в сердце; тогда неизреченное духовное утешение неожиданно является в сердце. Иисус печатлеет ученика, принявшего избрание, Духом, — и земные скорби соделываются источником наслаждения для раба Божия. Напротив того, бесскорбная земная жизнь человека служит верным признаком, что Господь отвратил от него взор Свой, что он не угоден Господу, хотя бы и казался по наружности благоговейным и добродетельным.

Друг мира соделывается злейшим врагом Бога и своею спасения

Миролюбие <т. е. любовь к миру сему> вкрадывается в душу как тать, пользующийся мраком ночи — нерадением и невниманием себе. Друг мира соделывается непременно, может быть не заметно для себя, злейшим врагом Бога и своею спасения. К такому же нравственному бедствию, к какому приводит человека сребролюбие, приводят славолюбие и  сластолюбие, из этих трех главных страстей составляется миролюбие.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com