РЕВНОСТЬ ХРИСТИАНСКАЯ

----картинка линии разделения----

 

Когда есть в человеке эта прекрасная ревность и благопопечение, то она от всех падений и повреждений восставляет и предостерегает его, так что человек такой бывает местом упокоения Духу Святому.

Святой Антоний Великий

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Лука

Апостол Лука 

---картинка линии разделения---

Ложная ревность учеников

При сем Иоанн сказал: Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами. Иисус сказал ему: не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас (Лк.9:49,50).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Иаков

Апостол Иаков

---картинка линии разделения---

Дружба с миром-вражда против Бога

Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу. Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: «до ревности любит дух, живущий в нас»? Но тем большую дает благодать, посему и сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак 4:4-6).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Ободрение истинным верующим 

Впрочем о вас, возлюбленные, мы надеемся, что вы в лучшем состоянии и держитесь спасения, хотя и говорим так. Ибо, не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послужив и служа святым. Желаем же, чтобы каждый из вас, для совершенной уверенности в надежде, оказывал такую же ревность до конца, дабы вы не обленились, но подражали тем, которые верою и долготерпением наследуют обетования (Евр 6:9-12). 

И потому ревностно стараемся, водворяясь ли, выходя ли, быть Ему угодными (Кор.5:9).    

 

 ----картинка линии разделения----

                        

Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий

----картинка линии разделения---- 

Над ревностным и бодренным страсти никогда не возьмут верха

Будь ревностен о стяжании добродетелей, чтоб иначе не привлечь к себе нерадения. Будем бодрствовать и постоянно возгревать благую ревность в доме ума нашего, чтоб не назвали нас нерадивыми и ленивыми. Если ж падет он когда, по козням искусителя, ревность и бодренность тотчас восстанавливает его. А нерадивый и беспечный, не имеющий ревности о богоугождении, если падет от искушений диавола, даже не замечает совершенного им греха, потому что сердце его жестко, как камень, и он подобен мулу усмиренному и заузданному, на которого всякий садится, без сопротивления с его стороны. В такого рода людях диавол совершает все свои похоти и свое всецелое растление, и куда хочет влечет каждого из них, пока исполнятся неправды его, и он умрет со стенаниями и плачем. Нерадивый походит на дом, развалившийся и брошенный жильцами, – который никакой ни у кого не имеет цены, но отвратителен всем, будто проклятый, как жилище ехидн, скорпионов и зверей, никто о нем не печется, как о развалившемся и запустелом. Таково состояние нерадивого! Позаботьтесь хранить ревность и никогда не отлагайте ее, чтоб не попасть под власть врага. Когда есть в человеке эта прекрасная ревность и благопопечение, то она от всех падений и повреждений восставляет и предостерегает его, так что человек такой бывает местом упокоения Духу Святому. и, счастливо совершив путь свой, удостаивается в мире внити в покой святых.    

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий

---картинка линии разделения---

В какой мере Господь медлит, испытывая веру, в такой тщательнее должно искать дара Божьего

Ибо кто не скоро приемлет, тот, когда Бог отлагает и медлит, еще более возгорается и сильнее вожделевает небесных благ, и ежедневно прилагает большее желание, рачение, неутомимость, усилие, совокупность всех добродетелей, алчбу и жажду, только бы получить благо, а не ослабевает от порочных помыслов, пребывающих в душе, не впадет в леность, нетерпеливость и отчаяние, или, под предлогом замедления, не предается расслаблению, водясь таким помыслом: «когда-то получу благодать Божию?» и чрез это вовлекаясь лукавым в нерадение. Напротив того, в какой мере Сам Господь отлагает и медлит, испытывая веру и любовь воли его, в такой и он, тем стремительнее и тщательнее, неослабно и неутомимо, должен искать дара Божьего, единожды уверовав и убедившись, что не ложен и истинен Бог, обетовавший подавать благодать Свою тем, которые просят ее с верой и со всяким до конца терпением.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святой Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин

---картинка линии разделения---

Ревность - основной двигатель добродетели

Кто имеет добрые желания, тому противление не может воспрепятствовать исполнить оные, разве только лукавый найдет место худому предлогу в желающих доброго. Бывает же это по следующей причине. За всякою мыслию доброго желания, в начале его движения, последует некая ревность, горячностью своею уподобляющаяся огненным углям, и она обыкновенно ограждает сию мысль, и не допускает, чтобы приблизилось к ней какое-либо сопротивление, препятствие и преграда, потому что ревность сия приобретает великую крепость и несказанную силу ограждать на всякий час душу от расслабления или от боязни, при устремлениях на нее всякого рода стеснительных обстоятельств. И как первая та мысль есть сила святого желания, от природы насажденная в естестве души, так ревность сия есть мысль, движимая раздражительностью в душе силою, данная нам Богом на пользу, для соблюдения естественного предела, для выражения понятия о своей свободе исполнением естественного желания, находящегося в душе. Это (мысль сия) есть добродетель, без которой не производится доброе, и она называется ревностью, потому что от времени до времени движет, возбуждает, распаляет и укрепляет человека - пренебрегать плотию в скорбях и в страшных, сретающих его искушениях, непрестанно предавать душу свою на смерть и вступать в брань с мятежной силой ради совершения того дела, которого сильно возжелала душа.

Ибо некто, облеченный во Христа, ревность сию в словах своих назвал псом и хранителем закона Божия, то есть, добродетели, потому что законом Божиим называется добродетель. Эта сила ревности двумя способами укрепляется, пробуждается и воспламеняется на хранение дома, а также двумя способами приводится в изнеможение, дремоту и леность. А именно: пробуждение и воспламенение бывает, когда человеку приходит на мысль некий страх, заставляющий его бояться за то благо, которое он приобрел или имеет в виду приобрести, чтобы не было оно украдено, т.е. уничтожено каким-либо случаем или последствием оного. И сие возбуждается в человеке по Божественному промышлению, разумею же страх во всех достойных делателях добродетели, пребывающий в душе для ее пробуждения и ревнования, чтобы не предавалась она дремоте.

Когда же возбужден в естестве этот страх, тогда ревность, названная у нас псом, день и ночь разгорается, как пылающая печь, и пробуждает естество. И, подобно Херувимам, он пробуждается и ежечасно внимает тому, что окрест его, и, как говорит упомянутый выше некто (обличенный во Христа), если проходит птица около него, приходит в движение и лает с самою быстрою и несказанною стремительностью. И когда этот страх бывает о теле, тогда делается сатанинским, потому что человек поколебался в вере своей в Промысл Божий и позабыл, как печется и промышляет Бог о подвизающихся ради добродетели, ежечасно назирая над ними, о чем и Дух Святый говорит устами Пророка: «очи Господни на праведныя» и пр. (Пс. 33:16); и еще: «держава Господь боящихся Его» (Пс. 24:14). И Сам Господь как бы от Своего лица сказал боящимся Его: «не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему» (Пс. 90:10).

Но когда страх бывает о душе по причине того, что приключается добродетели и что следует за нею, и именно страх, чтобы она не была окрадена и по каким-нибудь причинам не потерпела ущерба, тогда помысл сей божествен, попечение благо, скорбь и томление бывают по Божию промышлению. И еще другой есть способ, т.е. крепость и воспламенение пса обнаруживаются, когда наиболее возрастает в душе вожделение добродетели. Ибо, в какой мере возрастает в душе вожделение, в такой же воспламеняется и этот пес, т.е. естественная ревность к добродетели.

Первый же повод к охлаждению его (пса сего), когда самое вожделение уменьшится и прекратится в душе. А второй повод, когда войдет в душу какой-то помысл уверенности и отважности, и утвердится в ней, и человек станет надеяться, думать и держаться той мысли, что нет ему причины бояться потерпеть вред от какой-нибудь силы, и потому слагает он с себя оружие ревности и бывает как дом без стражи, пес засыпает и надолго оставляет стражу.

Весьма многие мысленные домы бывают окрадены сим помыслом. И это бывает, когда померкнет в душе чистота оного осияния святым ведением. Отчего же она омрачается? Конечно, оттого, что тайно вошел в душу какой-либо самый тонкий помысл гордыни и возгнездился там, или человек стал более предаваться попечению о преходящем или частому обольстительному для него сообщению с миром. Или бывает сие от чрева - этого господина для всего худого. Всякий же раз, когда подвижник вступает в общение с миром, душа его тотчас изнемогает. То же бывает, когда сходится он со многими, которые невольно сокрушают душу его тщеславием. Короче сказать, ум предающегося бегству подвижника, когда входит он в общении с миром, уподобляется кормчему, который спокойно плывет по морю и внезапно попадает в средину подводных камней и терпит крушение.

От­ку­да сон­ли­вость и хо­лод­ность вхо­дят в ра­зум, и уга­ша­ют в ду­ше свя­тую го­ряч­ность, и умерщ­вля­ют стрем­ле­ние к Бо­гу ра­ди ду­хов­ных и не­бес­ных нас­лажде­ний 

Нет воз­можнос­ти у соп­ро­тив­ни­ка вос­пре­пятс­тво­вать же­ла­ющим бла­гого, ес­ли толь­ко для хит­ро­го лу­кавс­тва его не най­дет­ся мес­та в са­мих лю­бящих бла­гое. Де­ло вот в чем: ко вся­кому по­буж­де­нию к же­ланию бла­гого в са­мом на­чале воз­никно­вения его при­со­еди­ня­ет­ся не­кая рев­ность, на­поми­на­ющая по теп­ло­те сво­ей рас­ка­лен­ные уг­ли. Она обыч­но, слов­но сте­на, ок­ру­жа­ет это по­буж­де­ние же­лания и от­го­ня­ет от не­го вся­кое воз­можное пре­пятс­твие или по­меху, ибо об­ла­да­ет она ве­ликой мощью и не­выра­зимой си­лой для все­цело­го ук­репле­ния ду­ши, да­бы не ос­ла­бева­ла ду­ша и не ко­леба­лась под воз­дей­стви­ем все­воз­можных неп­ри­ят­ностей. И это пер­вое по­буж­де­ние есть си­ла свя­того же­лания, на­саж­денная в ес­тес­тве ду­ши, то есть по­буж­де­ние, воз­бужда­емое си­лой "раз­дра­житель­ной" спо­соб­ности, ко­торая ес­тес­твен­на для ду­ши, ко­торую Бог ес­тес­твен­ным об­ра­зом по­мес­тил в нас, да­бы ох­ра­няла она пре­делы ес­тес­тва, по­сылая мощь стре­митель­нос­ти сво­ей для ис­полне­ния ес­тес­твен­но­го же­лания ду­ши, то есть доб­ро­дете­ли: без этой мо­щи доб­ро­детель не взра­щива­ет­ся. Она и на­зыва­ет­ся "рев­ностью". Вот что да­ет рев­ность ду­ше, воз­буждая, вос­пла­меняя и ук­репляя ее вре­мя от вре­мени, да­бы че­ловек пре­зирал те­ло в скор­бях и страш­ных ис­ку­шени­ях, встре­ча­ющих его, да­бы с уве­рен­ностью пре­давал он се­бя на смерть и про­тивос­то­ял си­лам мя­теж­ни­ка ра­ди ис­полне­ния то­го, что осо­бен­но лю­бит ду­ша. Ибо че­ловек не­кий, об­ле­чен­ный во Хрис­та, где-то в кни­ге сво­ей наз­вал эту рев­ность "псом" и "стра­жем за­кона Бо­жия", ко­торый есть доб­ро­детель. Доб­ро­детель же есть ис­полне­ние за­конов Бо­жи­их. 

Ук­репля­ет­ся же эта си­ла рев­ности, про­буж­да­ет­ся и вос­пла­меня­ет­ся, да­бы ох­ра­нять дом, по двум при­чинам, так­же и ос­лабля­ет­ся, впа­да­ет в дре­моту и неб­ре­жение по двум дру­гим при­чинам. Пер­вая при­чина вос­пла­мене­ния ее и воз­бужде­ния - воз­никно­вение не­ко­его стра­ха в че­лове­ке, ибо он опа­са­ет­ся за доб­ро­детель, ко­торую или уже при­об­рел, или дол­жен при­об­рести, как бы не бы­ла она по­хище­на у не­го, или по­губ­ле­на по ка­кой-ли­бо слу­чай­нос­ти, про­ис­шедшей с ней. И этот страх бо­жес­твен­ным Про­мыс­лом воз­бужда­ет­ся во всех под­линных де­лате­лях доб­ро­дете­ли для трез­ве­ния и пос­то­ян­ной рев­ности ду­ши, да­бы она не дре­мала. Ког­да же страх этот воз­никнет в ес­тес­тве - тот "пес", о ко­тором мы го­вори­ли - ночью и днем, по­доб­но рас­ка­лен­ной пе­чи, раз­го­ра­ет­ся он и про­буж­да­ет ес­тес­тво. Как хе­рувим, бодрству­ет он и обоз­ре­ва­ет ок­рес­тнос­ти на вся­кий миг. И, как го­ворит че­ловек, ес­ли пти­ца про­летит поб­ли­зос­ти, вска­кива­ет он и ла­ет с не­опи­су­емо прон­зи­тель­ной си­лой. Ког­да страх бы­ва­ет из-за те­ла, он - от са­таны, ибо та­кой че­ловек усом­нился в ве­ре сво­ей в Про­мысл Бо­жий: за­был он о том, как Бог пом­нит о тех, кто за­ботит­ся о доб­ро­дете­ли, и Сам за­ботит­ся о де­лах> их на вся­кий миг. 

Как ска­зал Дух Свя­той ус­та­ми про­рока: Очи Гос­подни - на пра­вед­ни­ков, и уши Его - к воп­лю их; а по­мыш­ле­ние Гос­подне - на бо­ящих­ся Его. И как бы от ли­ца Его го­ворит он де­лате­лям доб­ро­дете­ли в дру­гом мес­те: Не прик­лю­чит­ся те­бе зло, и яз­ва не приб­ли­зит­ся к жи­лищу тво­ему. Ибо ан­ге­лам Сво­им за­пове­да­ет о те­бе, и на ру­ках по­несут те­бя, а так­же и про­чее, на­писан­ное в сти­хах это­го псал­ма. Итак, ког­да страх этот из-за ду­ши, - из-за со­бытий, ко­торые мо­гут слу­чить­ся с доб­ро­детелью, - ес­ли толь­ко не по­хищен он и не пов­режден той или иной при­чиной, тог­да это по­мысел от Бо­га и прек­расное по­мыш­ле­ние, и от Про­мыс­ла Бо­жия - эта пе­чаль и страх в ду­ше, и тре­пет, му­ча­ющий ра­зум сво­ей за­ботой. Вто­рая при­чина уси­ления и вос­пла­мене­ния "пса" - ког­да осо­бен­но воз­раста­ет вож­де­ление доб­ро­дете­ли в ду­ше. Ибо чем боль­ше вож­де­ление ду­ши к то­му, что лю­бит она, то есть к бо­жес­твен­но­му по­мыс­лу, тем боль­ше вос­пла­меня­ет­ся ес­тес­твен­ная рев­ность по от­но­шению к доб­ро­дете­ли. А из при­чин ос­лабле­ния и дре­моты ее пер­вая - ког­да вож­де­ление доб­ро­дете­ли при­туп­ля­ет­ся и умень­ша­ет­ся в ду­ше; вто­рая же - ког­да не­кий са­мо­уве­рен­ный по­мысел вхо­дит в ду­шу и по­селя­ет­ся в ней, так что че­ловек уве­рен в се­бе и весь­ма час­то ду­ма­ет, что ему не нуж­но бо­ять­ся ни­чего, что мо­жет пов­ре­дить ему. И тог­да от­бра­сыва­ет он от се­бя ору­жие рев­ности и ста­новит­ся слов­но не­ох­ра­ня­емый дом, воз­ле ко­торо­го спит "пес", ос­та­вив стра­жу свою. 

Ибо из-за та­кого по­мыс­ла боль­шинс­тво этих мыс­ленных до­мов бы­ва­ет ог­рабле­но: это слу­ча­ет­ся, ког­да пом­ра­ча­ет­ся си­яние пла­мени свя­того зна­ния, ко­торое в ду­ше. Из-за че­го это, ес­ли не из-за то­го, что, или не­кий тон­кий по­мысел во­об­ра­жения зак­ра­дыва­ет­ся в ду­шу, или че­ловек скло­нен слиш­ком пре­давать­ся за­боте о те­лес­ном, или у не­го слиш­ком час­тые встре­чи с ми­ром. Ког­да бы ни сог­ла­сил­ся под­вижник на встре­чу с ми­ром, тот­час ос­ла­бева­ет ду­ша его. Осо­бен­но же - при встре­че с жен­щи­ной, а так­же ес­ли по­сеща­ют его мно­гие: при ли­цез­ре­нии их ду­ша по не­об­хо­димос­ти обу­рева­ет­ся тщес­ла­ви­ем. Ко­роче, ког­да бы ум-кор­мчий ни встре­тил­ся с ми­ром, упо­доб­ля­ет­ся он ка­пита­ну, ко­торый при мяг­ком по­пут­ном вет­ре спо­кой­но вел ко­рабль по мо­рю в сто­рону га­вани - и вдруг ока­зал­ся выб­ро­шен­ным на ри­фы. 

Ревность лукавая

Человек ревнивый никогда не достигает мира ума, а чуждый мира - чужд и радости.

Если мир ума называется совершенным здравием, а ревность противна миру, то значит уже, что тяжкою болезнию страждет тот, в ком есть лукавая ревность. По-видимому, человек, обнаруживаешь ты ревность свою против чужих недугов, а в действительности свою душу лишил здравия. Поэтому заботься лучше о здравии своей души. Если же желаешь врачевать немощных, то знай, что больные более нужды имеют в попечении о них, нежели в выговорах. А ты еще, тогда как не делаешь помощи другим, самого себя ввергаешь в тяжкую, мучительную болезнь. Ревность в людях признается не одним из видов мудрости, но одним из душевных недугов, и именно есть ограниченность в образе мыслей и великое неведение. Начало Божественной премудрости - скромность и кротость, которая свойственна великой душе и носит на себе немощи людей. Ибо сказано: вы сильнии немощи немощных носите (Рим.15:1). И падающего исправляйте духом кротости (Гал.6:1). К плодам Духа Святого Апостол причисляет терпение и мир (Гал.5:22). Сердце, исполненное печали о немощи и бессилии в делах телесных, явных, заменяет собою все сии телесные дела. Дела телесные без печали ума - то же, что и тело неодушевленное. Кто скорбит сердцем и дает свободу чувствам своим, тот подобен больному, который страждет телесно и у которого уста отверсты для всякой вредной ему снеди. Кто скорбит сердцем и дает свободу чувствам своим, тот подобен человеку, у которого есть единородный сын и который мало-помалу закалает его собственными своими руками. Печаль ума - драгоценное Божие даяние. Кто переносит ее как должно, тот подобен человеку, у которого члены его исполнены святости. Человек, который дал волю языку своему говорить о людях и доброе и худое, не достоин сей благодати. Покаяние и частые сношения с людьми - то же, что разбитая бочка. Щедрые подаяния и вместе заушения - то же, что в меду омоченный меч.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов 

---картинка линии разделения---

Если пламенем ревности объятый, бегом притек ты в киновию

Если, брате, пламенем ревности о спасении объятый, бегом притек ты в киновию или к духовному отцу, то, когда будет предлагать тебе он или сподвизающиеся тебе братия бани, или брашна, или другие какие утешения в упокоение плоти, не соглашайся на то. Но всегда будь готов (желай, ищи, стремись) к пощению, к злостраданию (произвольным лишениям), к крайнему воздержанию. Если отец твой о Господе повелит тебе дать некое утешение телу, послушай его, отсекая и в этом собственную волю свою, а если нет, то с радостию исполняй терпеливо, что делать произвольно восхотел ты (то есть всячески воздерживаться от всего). Соблюдая сие, будешь всегда во всем как постящийся и воздерживающийся и своей воли по всему отрекшийся. И не это только, но и сущий в сердце твоем пламень, все презирать тебя понуждающий, сохранишь ты неугасимым.

Когда демоны, сделав все со своей стороны, не успеют расстроить наше по Богу намерение или воспрепятствовать исполнению его, тогда привходят они в притворяющихся благочестивыми (братий) и посредством их покушаются воспрепятствовать начавшим уже подвизаться в добрых подвигах их. И, во-первых, будто любовию и состраданием движимые, советуют им не чуждаться телесных утешений, чтоб и тело, говорят, не изнемогло, и самим не впасть в уныние. Потом, вызывая их на бесполезные беседы, целые дни попусту проводить в них заставляют. Затем, если кто из ревностных послушает их советов и станет подобен им, то они начинают смеяться над тем, будто радуясь его погибели, если же не послушает их слов, но сохранит себя чуждым всего, себе внимающим и бездерзновенным (скромным и робким пред всеми), то подвигаются на зависть и вооружаются против него, употребляя все способы, чтоб изгнать его даже из монастыря, ибо для бесчестного тщеславия несносно видеть, как у него пред глазами хвалят истинное смирение.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский

---картинка линии разделения---

Нас видимый мир занимает больше, да блага его, которые суть дым

Чем вернее и сильнее средство, соединяющее нас с Богом (молитва и покаяние), тем больше направляет против него разрушительных действий противник Божий и наш, который употребляет для этого все: и расположенное к лени тело наше, и слабость души, ее привязанность к земным благам и заботам, сомнение так близкое всем, маловерие, неверие, скверные, лукавые и хульные помышления, тяжесть сердечную, помрачение мысли – все направлено бывает у невнимательных действием врага к тому, чтобы запнуть на молитве, на этой лествице, к Богу нас возводящей. Оттого весьма мало молитвенников искренних, усердных, оттого весьма редко и говеют – каются и причащаются христиане, может быть наполовину не говели бы, если бы закон гражданский не повелевал ежегодно быть всем у исповеди и Св. причащения. Испытавшие знают все это.

Святые Божии человеки лучше всех нас оценили величайшее дело искупления Богом человеческого рода, сошествие с небес Сына Божия, учение, также страдания, смерть, погребение, воскресение и вознесение на небо, ибо всю жизнь делали дело спасения своего и других искренно, твердо, неуклонно, всем сердцем; для спасения себя и других отрицались себя, постились, молились, бодрствовали, всячески подвизались, трудились делом и словом, умом и пером. А мы не умеем ценить этого величайшего дела, мы хладны, рассеянны, легкомысленны.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru