ЗАЛОГ СМИРЕНИЯ

----картинка линии разделения----

 

Смиренномудрие рождает послушание и спасение души. Разумею же истинное смиренномудрие не в словах только или во внешнем образе смирение, но собственно смиренный залог, утвердившийся в самом сердце. 

Преподобный авва Дорофей

 

 ----картинка линии разделения----

 

  Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей

----картинка линии разделения----

Смиренный залог, утвердившийся в самом сердце

Возношение рождает пренебрежение, преслушание и погибель, как и смиренномудрие рождает послушание и спасение души. Разумею же истинное смиренномудрие не в словах только или во внешнем образе смирение, но, собственно, смиренный залог, утвердившийся в самом сердце.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Смирение есть сердечное чувство, есть залог сердечный

Смиренномудрие есть образ мыслей, заимствованный всецело из Евангелия, от Христа. Смирение есть сердечное чувство, есть залог сердечный, соответствующий смиренномудрию.

Смирение есть Христов образ мыслей и тот сердечный залог, происходящий от этого образа мыслей, которыми умерщвляются в сердце и извергаются из него все страсти.

 

 

Смирение есть неизъяснимая благодать Божия, непостижимо постигаемая одним духовным ощущением души.

Смирение — жизнь небесная на земле.

Истинное смирение — Божественное таинство: оно недоступно для постижения человеческого. Будучи высочайшею премудростию, оно представляется буйством для плотского разума.

Без добродетели смирения не могут быть истинными и богоугодными все прочие добродетели.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Амвросий Оптинский

Преподобный Амвросий Оптинский

----картинка линии разделения----

Залог истинного смирения - самоуничижение и самоукорение

Никакая добродетель так не приятна Богу, как смирение. А смиряться удобнее неисправному подвижнику, нежели строгому и исправному, чему ясный пример мытарь и фарисей. Правда, что не все строгие подвижники подражают фарисею. Благоразумные из них и смиренные занимают у Бога первое место, а уже сзади их стоят слабые, кающиеся и смиряющиеся. Но обносится мудрое слово: хоть сзади, да в том же стаде, о котором Пастыреначальник и Спас душ наших глаголет: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32). Как слабые, так и строгие подвижники всегда должны испытывать себя тщательно, есть ли в нас залог истинного смирения. Святой Иоанн Лествичник пишет: «иное есть возноситься, иное не возноситься, а иное смиряться. Первый судит весь день, второй, хотя не судит, но и себя не осуждает, третий, будучи не осужден, всегда сам себя осуждает» (Степень 25, отд. 19). Слова Лествичника ясно показывают, что если мы дозволяем себе судить других, то настоящего смирения в нас нет. Залог истинного смирения обозначается самоуничижением и самоукорением, без которого, по слову святого Аввы Дорофея, трудно устоять человеку на пути благочестия.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский

----картинка линии разделения----

Залог имея сего сокровища в сердцах своих

У Бога ценятся добродетели и труды святых, по мере их смирения, они, при всей своей святости, считали себя землею и пеплом непритворно и нелицемерно, но залог имея сего сокровища в сердцах своих. А мы как посмеем воззреть или приступить к таковой высоте их жительства, обольщаясь и при малом исправлении тщеславием и других зазрением.

Когда будешь иметь залог смирения…

Ты пишешь, что несколько дней непрестанно борют тебя разные помыслы, которые и объяснить затрудняешься ты. В особенности они смущают тебя во время пения, чтения и церковного служения. Этому удивляться нечего, и не надобно смущаться: помыслы лезут в ум твой против твоего желания, а ты, по немощи твоей, согласуешься с ними и смущаешься. Молитва есть оружие против диавола, ты на него вооружишься, и он противостаёт тебе помыслами, но ты, вместо того чтобы смущаться, кайся пред Богом и смиряйся, сколько бы раз ни случилось тебе увлечься мыслями. Когда будешь иметь залог смирения, то враг не может противостать оному. Итак, не смущайся, а кайся! Бог приемлет молитву смиренных.

Когда в нас есть залог самосознания и смирения

Когда приступаешь к Божественной трапезе и ощущаешь умиление и слезы, то, конечно, это есть посещение Божие: потому-то надобно приступать со страхом, верою и любовью и опасаться принимать помыслы тщеславия и отвергать боязнь, что будет в это время страстное движение, от самого сего страха оно и может случиться, однако и на это есть покаяние со смирением, когда в нас есть залог самосознания и смирения, то не можем пострадать ничего подобного, а когда с наблюдением (Лк. 17:20) ищем в себе чего-то высокого, утешительного и увлекаемся тщеславием, то отъемлется утешение и умиление, а освящение не отъемлется. Верою бо ходим, а не видением (2 Кор. 5:7); ты сама понимаешь, что за тщеславие и заносчивость ума и гордость, во всяком случае, лишаемся душевного утешения, но и оное не всегда нам полезно, и на место оного является искушение и духовный крест, обуздывающие наше мнение.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич 

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

Смирение является залогом сохранения человека...

Святоотеческий опыт указывает, прежде всего, на важнейшие критерии правильной духовной жизни. И первым из них является не чудо, не прозорливость и проч., а видение подвижником своего личного нравственного и духовного несовершенства, своей греховности, глубокой болезненности самой природы человеческой и невозможности лишь собственными силами ее исцеления. Как писал прп. Петр Дамаскин (VIII в.), первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих бесчисленных, как песок морской. (Этим, кстати, христианская антропология принципиально отличается как от гуманистической, так и от всех других религиозных антропологий, отрицающих наследственную порчу человека.) В богословии эта "генетическая" поврежденность человека именуется первородным грехом. Для правильного духовного развития человека это видение является необходимым по той причине, что без него невозможно приобретение смирения – основы всей духовной жизни.

Почему смирение столь важно, об этом говорит факт грехопадения первого идеально созданного человека. Факт этот чрезвычайно важен для понимания всего христианского учения о человеке и спасении. Он показывает, что ни совершенное знание тварного мира и власть над ним, ни богоподобная слава, ни полнота внутреннего и внешнего блаженства, которыми обладал первозданный человек, еще не являются гарантами непоколебимой твердости пребывания человека в добре, истине и красоте образа Божия. Забвение им своей несамобытности и в то же время осознание своих совершенств в этом мире может, оказывается, легко привести к возникновению горделивого ощущения себя Богом (Быт. 3:5), противопоставления себя Ему, подвигнуть к безумному бунту против Того, Кем он "живет и движется и существует" (Деян. 17:28).

Поэтому только личное опытное познание своего несовершенства, проистекающее из опыта правильной духовной жизни, видения своих грехов и той глубокой поврежденности человеческой природы, которую сам человек не в состоянии исцелить никакими подвигами, дает возможность понять необходимость Христа, уверовать в Него как Спасителя, и породить истинную веру, непадательную, делающую человека святым. Такое духовное состояние именуется смирением и является залогом сохранения человека от возможного повторного отпадения от Бога, дает ему возможность вечного пребывания в Боге-любви.

И, напротив, как пишет свт. Игнатий, "не сознающий своей греховности, своего падения, своей погибели не может принять Христа, не может уверовать во Христа, не может быть христианином (хотя бы формально был им - А.О.). К чему Христос для того, кто сам и разумен, и добродетелен, кто удовлетворен собою...".

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com