СТРАДАНИЯ

 ----картинка линии разделения----

 

Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое, ибо видимое временно, а невидимое вечно

Апостол Павел

 

ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

---картинка линии разделения---

Предсказание своих страданий

И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие (Лк.22:14-18).

Завещание Царства

Но вы пребыли со Мною в напастях Моих, и Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах — судить двенадцать колен Израилевых (Лк.22:28-30).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Лука

Апостол Лука 

---картинка линии разделения---

Люди, державшие Иисуса, ругались над Ним и били Его и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя? И много иных хулений произносили против Него (Лк.22:63-65).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Петр

Апостол Петр 

----картинка линии разделения----

Пророческое предвестие Христовых страданий 

К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследуя, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу. Им открыто было, что не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано вам благовествовавшими Духом Святым, посланным с небес, во что желают проникнуть Ангелы (1Пет.1:10-12).

Христос своими страданиями на кресте приводит верующих к Богу

Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды. Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа, Который, восшед на небо, пребывает одесную Бога и Которому покорились Ангелы и Власти и Силы. (1Пет.3:18-22) 

Благословенное влияние страданий на жизнь верующих

Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотию перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией. Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению, почему они и дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, и злословят вас. Они дадут ответ Имеющему вскоре судитьживых и мертвых. Ибо для того и мертвым было благовествуемо, чтобы они, подвергшись суду по человеку плотию, жили по Богу духом. (1Пет.4:1-6) 

Страдания очищают для грядущей славы

Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое, а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. Ибо время начаться суду с дома Божия, если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? И если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится? Итак, страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро (1Пет.4:12-19).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Временные страдания ничего не стоят в сравнении с грядущей славой 

Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне, и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего. Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда, ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении.

Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших, ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией.

Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу. Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал, а кого оправдал, тех и прославил.

Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: «за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание».

Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим.8:18-39).

Служение апостола Павла 

Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь, которой сделался я служителем по домостроительству Божию, вверенному мне для вас, чтобы исполнить слово Божие, тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его, Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно (Кол.1-24-29). 

По мере, как умножаются в нас страдания, умножается Христом и утешение наше

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих! Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше. Скорбим ли мы, скорбим для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим. И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, утешаемся для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете как в страданиях наших, так и в утешении (2Кор.1:3-7).

Легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу 

Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам. Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас.

Но, имея тот же дух веры, как написано: «я веровал и потому говорил», и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами. Ибо всё для вас, дабы обилие благодати тем бóльшую во многих произвело благодарность во славу Божию.

Посему мы не унываем, но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно (2Кор.4:7-18).

Христос как истинный Человек 

Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания. Ибо и освящающий и освящаемые, все — от Единого, поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: «возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя». И еще: «Я буду уповать на Него». И еще: «вот Я и дети, которых дал Мне Бог» (Евр.2:10-13).

Великое воздаяние постоянству и терпению верных 

Вспомните прежние дни ваши, когда вы, быв просвещены, выдержали великий подвиг страданий, то сами среди поношений и скорбей служа зрелищем для других,то принимая участие в других, находившихся в таком же состоянии; ибо вы и моим узам сострадали и расхищение имения вашего приняли с радостью, зная, что есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее. Итак не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное, «ибо еще немного, очень немного, 
 и Грядущий придет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, 
 не благоволит к тому душа Моя». Мы же не из колеблющихся на погибель, но стоим в вере к спасению души (Евр.10:32-39).

Трудности служения 

Итак, укрепляйся, сын мой, в благодати Христом Иисусом, и что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить. Итак, переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику. Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться. Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов. Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем.

Помни Господа Иисуса Христа от семени Давидова, воскресшего из мертвых, по благовествованию моему, за которое я страдаю даже до уз, как злодей, но для слова Божия нет уз. Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою. Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем. Если терпим, то с Ним и царствовать будем, если отречемся, и Он отречется от нас. Если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может (2Тим.2:1-13).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов 

---картинка линии разделения---

Страдание нечестивых

Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания, и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих, и не раскаялись в делах своих (Откр.16:10,11).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов 

---картинка линии разделения---

Жалобы на свои страдания

Много раз я простирал ко Христу Царю жалобное слово, изнемогая от великих напастей. Ибо и царь иной великодушно выслушивает от служителя скромное описание его рабских горестей, а добрый отец принимает часто от неразумного своего сына и явно смелые речи. Посему и Ты, Боже мой, будь снисходителен к словам моим, которые вознесет к Тебе, о Прекроткий, болезнующее сердце…

Для чего Ты, Царь мой Христос, поражал меня свыше столь многими бедствиями с того самого времени, как испал я из матернего чрева на матерь землю? Если Ты не связал меня в мрачной матерней утробе, то для чего я принял столько горестей на море и на суше, от врагов, от друзей, от злых начальников, от чужих и от соотечественников, и явно и тайно осыпавших меня и словами противоречия и каменными тучами? Кто опишет все это подробно? Я один известен всякому, не тем, что имею пред другими преимущество в слове или в силе руки; но своими скорбями и сетованиями. Как льва обступили вокруг и лают на меня злые псы. Какие жалкие песни с востока и с запада? А может быть дойдет и до того, что кто-нибудь, разнеживший сердце на пиру, или какой-нибудь путник, или другой кто, касаясь перстами сладкозвучных гуслей, и в неговорящих звуках пересказывая мои скорби, воспомянет о Григории, которого воспитал Каппадокийцам небольшой диокесарийский город.

Но иным посылаешь Ты сверх ожидания многотрудное несметное богатство, иным же добрых детей; иной прекрасен, иной силен, иной красноречив. А моя слава в скорбях; на меня из сладостной руки Своей истощил Ты все горькие стрелы. – Я новый Иов, не достает только подобной причины моих страданий, потому что выводишь меня не на ратоборство с жестоким противником, как доброго борца, в силе которого уверен Ты, Блаженный, и не для того, чтобы за добрый подвиг дать награду и славу. И я неспособен к сему, и скорби мои не так славны. Напротив того, я терплю наказание за грех. Какой же это грех? Во множестве прегрешений моих не знаю, которое оскорбляет Тебя более других. Всем открою, что заключено во глубине моего ума, хотя не ясно сказанное слово и закрыло бы, может быть, грех.

Я думал, что, как скоро Тебя одного соделал я своим вожделенным жребием, а с тем вместе и все подонки жизни ввергнул в море, то, приближая к Твоему Божеству высокопарный свой ум, поставил уже его вдали от плоти. А слово вело меня к тому, чтобы всех превзойти, чтобы выше всех на золотых крылах воспарить к небу. И это возбуждало против меня всегдашнюю зависть; это запутало меня в беды и неизбежные горести. Твоя слава восторгала меня в высоту, и Твоя же слава поставила меня на земле. Ты всегда гневаешься, Царь, на великую гордыню!

Да услышат сие, и да напишут будущим родам, народы и правители, мои враги и доброжелатели! Я не отказывался от любезного мне престола великого моего родителя; нет, – и несправедливо было бы противиться Божиим уставам. Ему дан сей престол по законам, а моя юная рука служила опорою руке старческой; я уступил молениям отца, который не мною одним был почитаем, в котором и далекие даже от нашего двора уважали седину и равную ей светлость духа. Но когда Владыке нашей жизни угодно стало и то, чтобы явил я Слово и Духа на других чуждых, необработанных и поросших тернием нивах, тогда я, малая капля, напоил великий народ. А потом опять угодно вдруг стало сюда обратно послать меня, рожденного для тяжкой болезни и мучительных забот, забота же яд для человека. Но не на долгое время дал я успокоение своим членам, ибо должен был дать пастырскую свирель – доброго помощника моему стаду, которое оставалось без пастыря, чтобы какой-нибудь враг, взойдя в него, не наполнил брашном своего бесстыдного чрева. Поелику же беспокоились правители, беспокоился и народ, их тревожило желание иметь Пастыря, тревожили и губительные звери, которые, имея обезумленное сердце, и воплотившегося в человеческой утробе Бога представляли себе не имеющим ума: то многие, не веря моим страданиям, возопияли (и говорили явно, или держали в уме), что я по высокомерию презираю богобоязненный народ (но Богу известна моя скорбь); и многие также судили обо мне по ночным своим мечтаниям. Или любовь их, как живописец, представляла многое в прикрашенном виде, или Бог закрывал им глаза, приуготовляя мне добрый конец, чтобы не сокрушить меня горестными для меня ожиданиями, послав мне худшую кончину жизни. Посему преклоняю выю под крепкую Твою руку, и иду узником. Пусть другие разбирают права, мне нет никакой пользы от того, что судят мою жизнь. Влеки меня теперь, Христос, куда Тебе угодно, я изнемог от скорбей, я сокрушен, как Пророк в китовом чреве. Тебе посвящаю остаток жизни.

Но умилосердись над человеком, который едва переводит дыхание. Для чего уязвляешь меня таким множеством скорбей? Не за одних добрых умер Ты, Боже! не для них одних пришел Ты на землю – какое неизреченное чудо! – пришел Богочеловек, окропляющий кровью наши души и тела. Не я один очень худ, Ты вводил в славу многих и худых. В Твоих книгах прославлены три мытаря: Матфей великий, другой – повергший свои слезы во храме, и третий – Закхей, сопричти к ним и меня четвертым! Трое также расслабленных: один с одром (Мф.9:1–8), другой при источнике (Ин.5:5–8), и третья - связанная духом (Лк.13:11); сопричти к ним и меня четвертым! Три мертвеца снова увидели чрез Тебя свет, который Ты отверз им: дщерь князя, сын вдовицы и полусгнивший во гробе Лазарь, сопричти к ним и меня четвертым! И теперь, о Благий, подай мне врачевства, утоляющие боли, и впоследствии даруй иметь вечную жизнь, и хвалиться Твоею славою. Был я вождем богомудрой паствы, а когда разрешусь от сея жизни, тогда, о Преблаженный, да сподобится иметь она лучшего Пастыря. А если будет иметь и подобного мне, то по крайней мере да имеет менее страждущего: потому что неприлично бороться с злыми скорбями тому, кто должен быть целителем недугов в других.

Для христиан приятнее страдать за благочестие, оставаясь в неизвестности, чем для других прославляться и быть нечестивыми.

Достойно не ослабевать и не изнемогать в страдании, но презреть плоть и предоставить телу терпеть, что свойственно ему по закону естества, - теперь или впоследствии оно разрушится, умрет, изнуренное или болезнью, или временем, - а самому возвышаться душою, возноситься к Богу...

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Петр Дамаскин

Преподобный Петр Дамаскин 

---картинка линии разделения---

О честных страданиях Христовых

Чтобы кто-либо по причине подвигов своих и многих стенаний и слез не подумал, что он совершает великое дело, дается ему познание страданий Христовых и всех святых. Рассматривая их, он изумляется от удивления и, вместе, сокрушает себя самого в подвигах. Ибо познает свою немощь от видения стольких искушений, которым нет числа, и того, как святые столько претерпели с радостию и сколько ради нас пострадал Господь. Вместе с этим получает он просвещение к познанию соделанного и сказанного Господом. И, рассматривая все сказанное в Евангелии, начинает иногда горько рыдать от скорби, иногда же от благодарения радуется духовно, не потому, что думает иметь добрые дела, это было бы самомнение, но потому, что, будучи весьма грешным, удостоился такого ведения; и более смиряется делом и словом, семью упомянутыми деланиями и нравственным, то есть, душевным деланием и хранением пяти чувств и заповедей Господних. И не считает это добрыми делами, достойными награды, но, напротив, долгом, и никак не надеется избавиться от долга, по величию дарованных ему познаний. И бывает как бы плененным разумением слов, которые читает и поет, и от сладости их часто, невольно, забывает грехи свои и начинает с радостию проливать слезы, сладкие как мед. И опять, боясь обольщения, чтобы это не было не своевременно, удерживает себя и, вспоминая прежнюю жизнь свою, снова плачет горько, и так идет вперед посреди тех и других слез. Но все это бывает, если он внимает себе, и во всем советуется с кем-либо опытным, и повергается пред Богом с чистою молитвою, приличною проходящему деятельную жизнь, отвлекая ум свой от всего, что он слышал и видел, и собирая его в памятование о Боге, и ища только того, чтобы воля Божия совершалась во всех его начинаниях и разумениях. Если же не так, то он обольстится, думая, что увидит явление кого-либо из святых Ангелов или Христа, не понимая того, что желающий видеть Христа не вне должен искать Его, но внутри себя, подражанием жизни Его в мире, и тем, чтобы сделаться телом и душою безгрешным, подобно Христу и всегда иметь ум, мыслящим по Христе. А представлять себе во время молитвы какой-либо образ, вид или помысл не только не хорошо, но, напротив, весьма вредно. Ум должен быть в месте Божием, как то объясняет святой Нил, приводя изречение псалма: и бысть, говорит, в мире место Его (Пс. 75:3). Мир же состоит в том, чтобы отнюдь не иметь помысла хорошего или худого. Потому, говорит святой Нил, что если ум ощущает себя, то он уже не в Боге едином, но и в себе. И поистине так. Ибо Божество неописуемо, беспредельно, не имеет образа и вида, и тот, кто говорит, что ум его с единым Богом, также должен иметь ум безвидным, не имеющим очертания, необразовидным и неразвлекаемым. А что вне этого, то – обольщение демонское. Потому и должно быть внимательным, и без вопрошения опытных не утверждать никакого помысла ни доброго, ни худого, ибо мы не знаем ни того, ни другого. Демоны преобразуются во что хотят и такими нам являются; как и человеческий ум и сам преобразуется во что хочет и очерчивается по виду воспринимаемого им предмета, но демоны делают это для того, чтобы обольстить нас, а ум наш блуждает неразумно, стремясь достигнуть совершенства. Однако насколько кто может – должен заключать ум в каком-либо поучении по Богу. Ибо, как телесных деланий семь, так и ведений ума, то есть познаний, восемь. Три из них предшествуют ведению о пречистых страданиях Господа, в которых и должно всегда поучаться внутри себя, чтобы плакать о душе своей и о подобных себе, то есть размышлять о бедствиях, бывающих с нами от начала преступления, и как естество наше пало в такие страсти; размышлять и о своих согрешениях, и об искушениях, бывающих к исправлению. Потом – о смерти и ужасах, ожидающих грешников после смерти, чтобы душа сокрушилась и предалась плачу, к утешению и смирению своему; чтобы не отчаивалась от многих и страшных этих мыслей, и опять, чтобы не думал человек, что он успел достигнуть духовного дела, но чтобы пребывал в страхе и надежде, что и называется кротостию помыслов, то есть принимать все одинаково. Кротость приводит ум к познанию и рассуждению, по слову пророка: наставит бо, говорит он, кроткия на суд (Пс. 24:9), точнее же, на рассуждение, чем пророк означает ведение с благочестием. Но как благочестие есть одно наименование, а заключает в себе многие делания, так и ведение по названию одно, но имеет в себе многие степени познаний и ведения. Ибо и началом телесного делания служит ведение, и без ведения никто не приступает к деланию доброго, и до самого конца, то есть усыновления и восхищения ума на небо, во Христе, пребывают ведение и видение. Но одно прежде труда, чтобы чрез него совершалось дело, как здания – орудиями, а другое после веры, чтобы дело охранялось страхом, как стеною. И опять нужны ведение и делание душевных добродетелей для того, чтобы приготовлялись и возрастали райские произрастения. После этого опять нужно ведение ума и духовное делание, то есть внимание ума и устроение душевного нрава, чтобы делатель искусно трудился и хранил заповеди, от чего бывает попечение о произрастениях и содействие Божие: как солнце, дождь, ветер и возрастание плодов, без которых весь труд земледельца напрасен, хотя, может быть, и разумно совершается, ибо без приклонения свыше не может совершиться что-либо доброе, но и приклонения свыше, и помощи благодати не бывают к не имеющим произволения, говорит божественный Златоуст. Но все в этой жизни двойственно: делание и ведение; произволение и благодать; страх и надежда; подвиги и воздаяния. Но второго не бывает, пока не совершится первое, а если оно, может быть, и кажется, то это – обольщение. Точно так же, как если бы неопытный земледелец, видя цвет и считая его за плод, поспешил бы собрать его, не зная, что он губит действительный плод собиранием мнимого, так и здесь. Мнение не попускает быть мнимому, говорит святой Нил. Потому и должен всякий пребывать при Боге и все делать с рассуждением, а оно происходит оттого, чтобы вопрошать опытных со смирением и укорять себя и то, что делаешь и разумеешь сам. Ибо сатана преобразуется в ангела светла (2 Кор. 11:14). Потому и не чудо, если помыслы, им влагаемые для неопытных, кажутся разумениями правды.

Смирение, говорит Лествичник, есть дверь бесстрастия, основание же его есть кротость, по слову Великого Василия. Ибо кротость делает то, что человек всегда пребывает одинаковым, и при злополучных и при благополучных делах и мыслях, и не заботится ни о чести, ни о бесчестии; но и приятное и прискорбное принимает с радостию и не смущается, как та дева, о которой сказал святой Антоний. «Когда я сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: «Авва, я провожу шесть дней шести недель в посте и ежедневно изучаю Ветхий и Новый Завет». Старец отвечал ей: «Сделалась ли для тебя скудость все равно что изобилие?» Она сказала: «Нет».– «Бесчестие – как похвала?» – Сказала: «Нет, авва».– «Враги – как друзья?» – Отвечала: «Нет». Тогда говорит ей мудрый тот старец: «Иди, трудись, ты ничего не имеешь». И действительно. Если она так постилась, что вкушала раз в седмицу, и то чего-нибудь из простейшей пищи, не следовало ли ей иметь скудость как изобилие? И опять, Ветхий и Новый Завет изучала она ежедневно, а не научилась смирять себя? И не имевшая вовсе ничего в жизни, не должна ли она была всех считать друзьями? И при стольких трудах она не могла научиться иметь врагов как друзей? И так хорошо сказал ей старец: «Ты ничего не имеешь». А я еще прибавляю, что такой человек подвергнется большему осуждению, как Златоуст говорит о пяти юродивых девах, что в труднейшем они могли подвизаться, то есть в хранении девства, что превыше естества, а в легчайшем не могли, то есть в милостыне, которую даже и еллины и неверные делают и доныне, как естественную. Но не познав, что есть искомое, (дева та) трудилась понапрасну. Сия подобаше, говорит Господь, творити, и онех не оставляти (Мф. 23:23). Хорошо подвижничество, но с правым намерением. И мы должны считать его не делом, а приготовлением к делу; и не плодом, но почвою, могущею со временем, трудом и помощию Божиею произвести растения, от которых бывает плод. Плод сей есть очищение ума и соединение с Богом, Которому слава во веки. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин 

----картинка линии разделения----

Желающий быть христианином да будет мужествен перенося все, что ни случится

Возжелавший быть Христовым человеком и надеющийся стяжать вечные блага должен труды и скорби считать богатством, страдание вменять себе в упокоение, суровую жизнь в наслаждение, укоры - в честь, оскорбление - в славу, потому что это - слава рабов Божиих, последующих своему Господу и покорных словам Его. Подвижник и воин Христов не только должен переносить укоры, но если встретится богатство, ему следует вменять его в прах, а если слава и начальство, то не превозноситься и не надмеваться; если похвалы и почести от людей, считать их незаслуженными; лучше же сказать, скорбеть о том, что считается славным, а бесчестию в мире - радоваться и им увеселяться... Как наковальня не уступает ударам и не отпечатывается на ней впадин, но всегда остается сама себе равной, так же и желающий быть христианином в различных скорбях и искушениях (как при внешних, причиняемых людьми обидах, или гонениях, или ущербах, или подобном тому, так и при внутренних нападениях духов злобы) да будет сам себе равен, мужественно перенося все, что ни случится. Имея всегда Господа твердыней, ограждением и столпом крепости от лица вражия, к Нему да прибегает во время брани... Так сможет он преодолеть все встречающиеся искушения...

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Марк Подвижник

Преподобный Марк Подвижник 

---картинка линии разделения---

Если не хочешь злострадать, не хоти и делать зло: ибо за этим (последним) неотступно следует то (первое). Еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет (Гал. 6:7).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский  

---картинка линии разделения---

Слезы имеют силу очищать скверну сердца нашего, а страдания нужны потому, что чрез страдание спасительно стесняется греховная широта сердца, и от стеснения сердца всего легче льются слезы.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Дмитрий Ростовский

Святитель Дмитрий Ростовский 

---картинка линии разделения---

Чаша бед, печалей и страданий...

Ветхозаконный Иосиф, возведенный из темничных уз на царский престол в Египте, когда пришли к нему братья и не узнали его, любя единоутробного брата своего Вениамина более всех, как говорится в Писании: "И поднял глаза свои Иосиф, и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей... воскипела любовь к брату его, и он готов был заплакать, и вошел он во внутреннюю комнату и плакал там" (Быт. 43:29-30), -любя его столь великой любовью, он повелел, чтобы в мешок его была положена чаша, которою он приветствовал братьев своих: чашу, - сказал он,-серебряную "положи в отверстие мешка к младшему" (Быт. 44:2). Для чего же? Для того, чтобы временно опечалить его, исполнить скорби и рыдания и возвратить к себе с пути, как пленника. Домоправитель Иосифа говорит: "у кого найдется чаша, тот будет мне рабом" (44:10). Какая же нужда и приобретение для Иосифа в том, чтобы повергнуть отрока Вениамина в такую печаль и заставить его проливать слезы? Та нужда, то приобретение, чтобы еще более утешиться о нем, возвратив к себе, открыть ему, что он единоутробный брат его, исполнить еще большего радования и веселия и, сделав участником в своих благах, на деле показать ему, как он его любит. Рассуждая об этом, святой Григорий Богослов говорит: "Тайно влагается чаша в мешок младшего брата и ставится вопрос о краже... возвращается Вениамин, как уличенный вор, печальные братья следуют за ним. О мучительство милосердное! О оскорбление любовное! Мучает потому, что милосердствует! Оскорбляет потому, что любит!".

Подобное этому делает Господь наш с возлюбленными рабами Своими: во временную их жизнь на земле влагает Он ту чашу, о которой некогда говорил ученикам Своим Иакову и Иоанну: "Можете ли пить чашу, которую Я буду пить" (Мф. 20:22), то есть чашу бед, печалей, чашу страданий. И это делает для того, чтобы пленить их в любовь Свою и поработить Себе в сладкую работу; чтобы после всех этих горестных бед, печалей и страданий еще более обрадовать их, явив им любовь Свою, превеликую и неизреченную, и утешить бесконечным радованием, сделав их сонаследниками Своими в Своем Вечном Царстве.

Подвиги и страдания святого Апостола Андрея Первозванного

Память 30 ноября (по старому стилю)

Святой Андрей, Первозванный Апостол Христов, сын одного Еврея, по имени Ионы, брат святого верховного Апостола Петра, был родом из города Вифсаиды. Презирая суеты сего мира и предпочитая девство супружеству, он не пожелал вступать в брак, но, услышав, что святой Предтеча Иоанн проповедует на Иордане покаяние, оставил всё, пошел к нему и сделался его учеником. Когда святой Предтеча, указывая на проходившего мимо Иисуса Христа, произнес: "Се Агнец Божий", святой Андрей вместе с другим учеником Предтечи, которого считают за Евангелиста Иоанна, оставил Крестителя и последовал за Христом. Он нашел брата своего Симона (Петра) и сказал ему: "Мы нашли Мессию, именуемого Христом", и привел его к Иисусу (Иоан.1:41-42). После сего, когда он ловил, вместе с Петром, рыбу на берегу Галилейского моря, и Иисус воззвал к ним, говоря: "идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков" (Мф.4:19), - тогда Андрей, тотчас оставив, по зову Господню, сети, пошел, вместе с своим братом Петром, за Христом (Мф.4:20). Андрей был назван Первозванным, потому что прежде всех Апостолов сделался последователем и учеником Иисуса Христа. Когда же, после вольных страданий Господа, по воскресении Его, святой Андрей принял, как и прочие Апостолы, Духа Святого, сшедшего на него в виде огненного языка (Деян.2:3), и когда были разделяемы страны, ему достались по жребию страны Вифинийские и Протонтидские, с Халкидоном и Византиею, Фракиею и Македонией, простирающиеся до самого Черного Моря и Дуная, а также - Фессалия, Еллада, Ахаия, Аминтин, Трапезунт, Ираклия и Амастрида.

Святый Андрей прошел эти города и страны, проповедуя Христову веру, и в каждом городе принял много скорбей и страданий; подкрепляемый всесильной помощью Божией, он терпел все бедствия за Христа с услаждением. Более всего он претерпел мучение в городе, называемом Синоп: здесь его бросали на землю и, взяв за руки и ноги, таскали, били поленьями, бросали в него камнями, вырывали у него пальцы и зубы, но он, благодатью своего Спасителя и Учителя, снова оказался здоровым и целым от ран. Отправившись оттуда, он проходил иные страны: Неокесарию, Самосаты, Аланы, страны Абасков, Зигов, Босфоринов.

Потом он отплыл во Фракийский город Византию, где он первый проповедал Христа, и, научив многих, поставил пресвитеров Церкви; во епископа Византии он рукоположил Стахия, о котором святой Апостол Павел упоминает в послании к Римлянам (Рим.16:9). Сам же он, подъемля в благовествовании Христовом Апостольские болезни и труды, обходил Понт, побережье Черного моря, Скифию и Херсонитов. По Промышлению Божию, он дошел до реки Днепра, в Российской стране, и, пристав в Киевским горам, остановился на ночлег. Вставь поутру от сна, он сказал бывшим при нем ученикам:

- Верьте мне, что на этих горах воссияет благодать Божия, великий город будет здесь, и Господь воздвигнет там много церквей и просветит святым крещением всю Российскую землю.

Взойдя на горы, святой благословил их и водрузил крест, предвозвещая принятие народом, обитавшим здесь веры от своей Апостольской кафедры, основанной в Византии. Пройдя и выше лежавшие российские города, - где расположен ныне великий Новгород, - посетив еще и Рим, он возвратился в греческую страну Эпир, и снова пришел во Фракию, утверждая христиан и поставляя им епископов и наставников. Пройдя многие страны, он достиг Пелопоннеса и, войдя в Ахайский город, по имени Патры, остановился у одного почтенного мужа, по имени Сосия; он восставил его с одра болезни и после того обратил ко Христу весь этот город Патры. В то же время уверовала во Христа и жена местного правителя Егеата Антипата, по имени Максимилла, освободившись от тяжких оков недуга и получив скорое исцеление. И мудрый Стратоклий, брат Антипатов и многие иные, одержимые различными недугами, выздоровели чрез возложения рук Апостола. Тогда Егеат Антипат пришел в бешенство, и, схватив святого Апостола, пригвоздил его ко кресту, о чем пресвитеры и диаконы Ахайской страны написали так:

- Мы, все пресвитеры и диаконы церквей Ахаии, пишем о страдании святого Апостола Андрея, которое видели своими очами, всем церквам, - которые находятся на востоке и на западе, на юге и на севере. Мир вам и всем верующим во Единого Бога, в Троице совершенного, истинного Отца нерожденного, истинного Сына рожденного, истинного Духа Святого, исходящего от Отца и почивающего на Сыне; этой вере мы научились от святого Андрея, Апостола Иисуса Христа, страдание которого, непосредственно нами виденное, мы и описываем.

Егеат Антипат, придя в город Патры, начал принуждать верующих во Христа приносить жертвы идолам. Святой Андрей, зайдя ему на пути вперед, сказал:

- Тебе, судья людей, следовало бы познать своего Судью, сущего на небесах, и, познав, поклониться Ему: поклонившись же истинному Богу, следовало бы отвращаться от ложных богов.

Егеат сказал ему:

- Ты ли тот самый Андрей, который разрушает храмы богов и склоняет людей к той появившейся недавно волшебной вере, которую римские цари повелели истребить?

Святый Апостол Андрей отвечал:

- Римские цари не познали того, что Сын Божий, снизойдя на землю ради спасения рода человеческого, с ясностью показал, что эти идолы не только не боги, но - нечистые бесы, враждебные человеческому роду, которые научают людей прогневлять Бога и отвращать Его от себя, чтобы Он не слышал их. Когда же Бог, прогневавшись, отвратится от людей, тогда бесы пленяют их в порабощение себе и до тех пор обольщают их, пока души их не выйдут из тела обнаженными, не имея с собою ничего другого, кроме грехов своих.

Егеат сказал:

- Когда ваш Иисус проповедывал эти бабьи и пустые слова, Иудеи пригвоздили Его ко кресту.

Андрей отвечал:

- О, если бы ты захотел познать таинство креста: - как Создатель человеческого рода, по Своей любви к нам, добровольно претерпел страдания на кресте, потому что Он и о времени Своих страданий знал, и о тридневном Своем воскресении пророчествовал и, сидя с нами на последней вечери, возвестил о Своем предателе, говоря о будущем, как о прошедшем, и добровольно пошел на то место, на котором имел быть предан в руки Иудеев.

- Удивляюсь тебе, - возразил Егеат, - что ты, будучи человеком мудрым, последуешь за Тем, Кого исповедуешь распятым на кресте - всё равно каким образом: добровольно или невольно.

Апостол отвечал:

- Велико таинство креста, - и если ты хочешь слышать, я скажу тебе.

- Это - не таинство, но казнь злодеев, - возразил Егеат. Святый Андрей отвечал:

- Эта казнь - тайна человеческого обновления, только благоволи терпеливо выслушать меня.

- Выслушаю тебя терпеливо, - сказал судья, - но если ты не сделаешь того, что я приказываю, то понесешь на себе ту же тайну креста.

Апостол на это отвечал:

- Если бы я боялся крестной казни, то никогда не славил бы креста.

Егеат сказал:

- Как ты хвалишь крест по безумию своему, так не боишься смерти - по дерзости.

Апостол отвечал:

- Не боюсь смерти не по дерзости, но по вере, ибо честна смерть преподобных, для грешников же смерть люта. Я хочу, чтобы ты выслушал, что я скажу о тайне креста, и, познав истину, уверовал; уверовав же, обрел свою душу.

Егеат сказал:

- Обретают то, что погибло. Неужели моя душа погибла, что ты велишь обрести ее верою, не знаю - какою?

Святый Андрей отвечал:

- Это то, чему ты мог бы научиться от меня; я покажу тебе, в чем погибель человеческих душ, чтобы ты мог познать спасение их, совершившееся чрез крест. Первый человек ввел смерть чрез древо преступления, и нужно было для человеческого рода, чтобы смерть была уничтожена чрез древо страдания. И как первый человек, введший чрез древо преступления смерть, был создан из чистой земли, так надлежало, чтобы от чистой Девы родился Христос, совершенный человек, Который есть вместе и Сын Божий, создавший первого человека, дабы Он возвратил вновь вечную жизнь, потерянную всеми людьми: и как первый человек согрешил, простерши к древу познания добра и зла руки, так для спасения людей надлежало, чтобы Сын Божий простер на кресте Свои руки за невоздержание человеческих рук и за сладкую пищу от запрещенного древа вкусил горькой желчи.

Егеат сказал на это:

- Говори эти речи тем, которые станут слушать тебя. Если же ты не послушаешься моего повеления, и если не захочешь принести жертвы богам, то, избив палками, я распну тебя на кресте, который ты прославляешь.

Андрей отвечал:

- Я каждый день приношу Единому, Истинному и Всесильному Богу не дым кадила, не мясо волов, не кровь козлов, но непорочного Агнца, принесенного в жертву на алтаре крестном. Все верующие люди причащаются Его пречистого тела и вкушают кровь Его, однако Сей Агнец пребывает целым и живым, хотя и истинно закалается; истинно вкушают все Его плоть и пьют Его кровь, - однако, как говорю, Он всегда пребывает целым, непорочным и живым.

Егеат сказал:

- Как это может быть?

Андрей отвечал:

- Если хочешь узнать, будь учеником, чтобы научиться тому, о чем спрашиваешь.

Егеат сказал:

- Я выпытаю у тебя это учение муками.

Апостол отвечал:

- Удивляюсь я тому, что ты, будучи человеком мудрым, говоришь, как бессмысленный, ибо можешь ли узнать от меня тайны Божии, испытывая чрез мучения? Ты слышал о таинстве креста, слышал и о таинстве жертвы. Если уверуешь, что Христос, Сын Божий, распятый Иудеями, есть истинный Бог, то я раскрою тебе, как Он, будучи умерщвлен, живет, и как, будучи принесен в жертву и вкушаем, пребывает целым во Царствии Своем.

Егеат сказал:

- Если Он умерщвлен и, как ты говоришь, употреблен людьми в пищу, то как же Он может быть живым и целым?

- Если будешь веровать всем своим сердцем, - отвечал Апостол, - то можешь уразуметь сию тайну; если же не уверуешь, то никогда не постигнешь сей тайны.

Тогда Егеат, разгневавшись, повелел бросить Апостола в темницу. Когда святой был ввергнуть в темницу, к нему собралось из всей той страны много народу, который хотел убить Егеата, Андрея же освободить из темницы. Но святой Апостол удержал их, вразумляя и говоря:

- Не превращайте мира Господа нашего Иисуса Христа в диавольский мятеж, ибо Господь наш, будучи предан на смерть, показал всякое терпение, не прекословил, не вопиял, и не было слышно на улицах гласа Его, посему и вы молчите и будьте спокойны. Не только не делайте препятствий моему мученичеству, но сами, как добрые подвижники и воины Христовы, приготовляйтесь к тому, чтобы терпеливо понести на своем теле всевозможные истязания и раны. Если и нужно бояться мук, то - только таких, которые не имеют конца, устрашения же и угрозы человеческие подобны дыму, - явившись, они внезапно исчезают. И если бояться страданий, то надлежит бояться тех, которые начинаются с тем, чтобы никогда не иметь конца. Временные же страдания, если они незначительны, переносятся легко; если же они велики, то скоро, удалив из тела душу, сами окончатся. Но люты те страдания, которые вечны. Посему будьте готовы к тому, чтобы чрез временные скорби перейти к вечной радости, где будете веселиться, всегда процветать и всегда царствовать со Христом.

Поучая так людей, святой Андрей провел всю ночь. Поутру Егеат Антипат сел на судилище; послав, он призвал к себе святого Андрея и сказал ему:

- Решился ли ты оставить безумие и не проповедывать Христа, чтобы мог веселиться с нами в сей жизни, ибо великое безумие в том, чтобы добровольно идти на мучения и огонь?

Святый отвечал:

- Веселиться с тобой я буду в состоянии, когда ты уверуешь во Христа и отвергнешь идолов, ибо Христос послал меня в эту страну, в которой я немало приобрел Ему людей.

Егеат сказал:

- Я принуждаю тебя к жертвам для того, чтобы обольщенные тобою оставили суету твоего учения и принесли угодные богам жертвы, ибо нет города в Ахаии, в котором бы не опустели храмы богов; посему теперь нужно, чтобы чрез тебя честь их была восстановлена, - чтобы те, которые тобою прогневаны, тобою же были умолены, чтобы и самому тебе пребыть с нами в дружеской любви. Если же - нет, то за бесчестие их ты примешь различные мучения и будешь повешен на кресте, который ты прославляешь.

Святый Андрей отвечал на это:

- Слушай, сын смерти, обреченный на вечные муки, послушай меня, слугу Господня и Апостола Иисуса Христа! до сих пор я беседовал с тобой кротко, желая научить тебя святой вере, чтобы ты, как имеющий разум, познал истину и, отвергши идолов, поклонился живущему на небесах Богу. Но так как ты пребываешь в своем бесстыдстве и думаешь, что я боюсь твоих мучений, то изобрети против меня мучения самые тяжкие, какие знаешь, ибо тем угоднее я буду Царю моему, чем более тяжкие претерплю за Него мучения.

Тогда Егеат повелел растянуть его и бить. И когда бьющие его сменились, по трое, семь раз, святой был поднят и приведен к судье.

Судья сказал ему:

- Послушай меня, Андрей, и не проливай понапрасну своей крови, ибо, если не послушаешь меня, то распну тебя на кресте.

Святый Андрей отвечал:

- Я раб креста Христова и желаю крестной смерти. Ты же можешь избежать вечного мучения, если, испытав мое терпение, уверуешь во Христа, ибо я печалюсь о твоей погибели более, чем о своих страданиях: страдания мои окончатся в один, много - в два дня, твои же мучения и после тысячи лет не будут иметь конца, посему, не приумножай себе мучений и не распаляй для себя вечного огня.

Разгневанный Егеат повелел распять святого Андрея на кресте, привязав ему руки и ноги: ибо он не хотел прибить его гвоздями, чтобы он не умер в скором времени и, вися привязанным, принял больше мучений.

Когда слуги мучителя вели его на распятие, собрался народ, восклицая:

- В чем согрешил человек праведный и друг Божий, за что его ведут на распятие?

 Андрей же умолял народ, чтобы он не делал препятствий страданию его, и шел на мучения с веселием, не переставая учить. Когда он пришел на место, где имел быть распятым, то, издалека увидев приготовленный для него крест, воскликнул громким голосом:

- Радуйся, крест, освященный Христовою плотью и украшенный членами Его, как Маргаритами! Пока не был распят на тебе Господь, страшен ты был для людей, теперь же тебя любят и с желанием принимают, ибо верующие знают, какое ты заключаешь в себе веселие, и какое уготовано за тебя воздаяние. С дерзновением и радостью я иду к тебе, ты же прими меня с веселием, ибо я - ученик Того, Который был повешен на тебе. Прими меня, так как я всегда любил и желал обнять тебя, о честный крест, получивший от членов Господних красоту и славное украшение, издавна желанный, горячо любимый, которого я непрестанно искал. Возьми меня из среды людей и отдай меня моему Учителю, чтобы чрез тебя принял меня Тот, Который искупил меня тобою.

Говоря это, он снимал с себя одежды и отдавал их мучителям. Они подняли его на крест, привязав руки и ноги веревками, распяли и повесили. Вокруг него стояло множество народа, около двадцати тысяч; между ними был и брат Егеата, по имени Стратоклий, который восклицал вместе с народом:

- Несправедливо страдает так святой муж.

Святый же Андрей укреплял веровавших во Христа и убеждал их терпеть временные мучения, уча, что никакое мучение ничего не стоит в сравнении с имеющим быть за него воздаянием.

Потом весь народ пошел к дому Егеата, восклицая и говоря:

- Не должно так страдать человеку святому, честному, учителю доброму, благонравному, кроткому и премудрому, но должно снять его со креста, ибо он, вися второй день на кресте, не перестает учить правде.

Тогда Егеат, убоявшись народа, тотчас пошел с ними, чтобы снять Андрея со креста. Андрей, увидев Егеата, сказал:

- Зачем пришел ты, Егеат? Если хочешь уверовать во Христа, то откроется тебе, как я обещал, дверь благодати. Если же ты пришел только для того, чтобы снять меня со креста, то я не желаю, пока жив, быть снятым со креста, ибо я уже вижу моего Царя, уже поклоняюсь Ему, уже стою перед Ним, но страдаю за тебя, потому что тебя ожидает уготованная тебе вечная погибель. Позаботься о себе, пока можешь, чтобы не захотелось тебе начинать тогда, когда будешь уже не в силах.

Когда слуги хотели отвязать его от креста, то не могли прикоснуться к нему, множество и других людей, одни за другими, старались отвязать его, однако не могли, потому что руки их приходили в омертвение. После сего святой Андрей воскликнул громким голосом:

- Господи Иисусе Христе! не попусти мне быть снятым со креста, на котором я повешен за имя Твое, но приими меня, Учитель мой, Которого я возлюбил, Которого познал, Которого исповедую, Которого желаю видеть, чрез Которого я стал тем, что есмь! Господи Иисусе Христе, приими дух мой с миром, ибо время уже мне придти к Тебе и зреть Тебя, так сильно желаемого мною! Приими меня, Учитель Благий, и не ранее повели мне быть сняту со креста, как примешь дух мой!

Когда он говорил это, его осиял свет с неба, как молния, на виду у всех, и блистал вокруг его, - так что для тленного человеческого ока невозможно было смотреть на него. Этот небесный свет сиял вокруг него с полчаса, и когда свет отступил, святой Апостол испустил дух и отошел в блистаниях света, чтобы предстать Господу. Веровавшая во Христа Максимилла, женщина знатного происхождения, целомудренной и святой жизни, узнав, что святой Андрей отошел к Господу, сняла с великою честью тело его и, помазав драгоценными ароматами, положила его в своем гробе, в котором имела быть похоронена сама. Егеат, разгневавшись на народ, замышлял отмстить ему и открыто казнить восставших на него, Максимиллу же он хотел оклеветать пред царем. Когда он помышлял об этом, внезапно напал на него бес и, мучимый им, Егеат умер посреди города. Когда сообщили об этом его брату Стратоклию, веровавшему во Христа, тот повелел предать его погребению, сам же не искал ничего из имений его, говоря:

 - Не дай мне, Господи мой Иисусе Христе, чтобы я прикоснулся к чему либо из сокровищ моего брата, чтобы не оскверниться грехом его, ибо он, любя суетное имущество, осмелился умертвить Апостола Господня.

Это было в последний день ноября, в Ахаии, в городе Патры, - где до сих пор, по молитвам Апостола, подаются людям многие благодеяния. Страх был на всех, и не было никого, кто не веровал бы в Спасителя нашего Бога, хотящего всех спасти и привести в познание истины, Которому слава во веки веков, аминь.

 

Страдания святого Апостола Андрея Первозванного

 

По прошествии многих лет, мощи сего святого Апостола Андрея были принесены мучеником Артемием в Константинополь, по повелению великого царя Константина, и положены вместе со святым Евангелистом Лукою и со святым Тимофеем, учеником святого Апостола Павла, в пресветлом Апостольском храме, внутри священного жертвенника.

Молитвами Апостола твоего, Христе Боже, верных Своих в православии утверди, и спаси нас. Аминь.

Житие и страдания святого апостола Варфоломея

Память 11 июня (по старому стилю)

Святой апостол Варфоломей был один из числа двенадцати апостолов Христовых. По принятии Святого Духа, сошедшего на апостолов в виде огненных языков (Деян.1:13; 2:1-4), святому Варфоломею выпал жребий, вместе с апостолом Филиппом, идти на проповедь Евангелия в Сирию и в Малую Азию. Туда они оба и отправились - то проповедуя вместе, то расходясь отдельно по разным городам, то вновь сходясь и приводя людей ко спасению через веру в Иисуса Христа.

Проповедуя Евангелие в Малой Азии, святой Филипп на некоторое время отделился от святого Варфоломея и обращал ко Христу диких и непокорных жителей Лидии и Мизии. В это время святому Варфоломею, проповедовавшему Христа в соседних городах, было повеление от Господа идти на помощь ко святому Филиппу. Присоединясь к нему, святой Варфоломей вместе с ним единодушно подвизался в апостольских трудах и подвигах. За Филиппом следовала еще и сестра его - девица Мариамна, и все вместе они стали служить делу спасения рода человеческого. Проходя города Сирии и Мизии и благовествуя слово Божие, они претерпевали от неверных многие напасти, биение и скорби, были заключены в темницы, избиваемые камнями, но, несмотря на все гонения, благодатью Божиею, оставались живы для предстоящих трудов по распространению веры Христовой.

В одном из лидийских селений они встретили возлюбленного ученика Христова, святого Иоанна Богослова, и вместе с ним отправились в страну Фригийскую. Войдя в город Иераполь, они проповедовали там Христа. Этот город был переполнен идолами, которым поклонялись все его жители; между другими ложными божествами была там одна громадная ехидна, для которой был построен особый храм; туда ей приносили пищу и совершали многочисленные и разнообразные жертвоприношения; безумцы почитали также и других гадов и ехидн. Святой Филипп, прежде всего, вместе с своей сестрой вооружился молитвой на ехидну, в чем помогал им и святой Иоанн Богослов, который был в то время с ними. Все они вместе молитвой, как бы копьем, победили ту ехидну и силой Христовой, умертвили ее. После сего Иоанн Богослов разлучился с ними, предоставив им Иераполь для проповедания слова Божия, а сам пошел в другие города, распространяя повсюду святое благовествование. Святой же Филипп с Варфоломеем и Мариамной оставались в Иераполе, усердно стараясь уничтожить мрак идолопоклонства, дабы воссиял на заблудших свет познания истины; над этим они и трудились день и ночь, уча неверных слову Божию, вразумляя неразумных и направляя заблудших на путь истинный.

В том городе жил один человек, по имени Стахий, бывший слепым уже сорок лет. Святые апостолы, силой молитвы, просветили его телесные очи, а проповедью Христовой просветили его душевную слепоту. Крестив Стахия, святые пребывали в его доме. И пронеслась по всему городу молва, что слепой Стахий прозрел. К его дому стали собираться толпы народа. Святые апостолы поучали всех, стекавшихся к ним, вере во Христа Иисуса. Приносили туда и многих больных, и всех святые апостолы исцеляли молитвой и изгоняли бесов, так что большое число людей уверовало во Христа и крестилось.

Жена начальника того города, по имени Никанора, была укушена змеей и лежала больная, при смерти. Услыхав о святых апостолах, находившихся в доме Стахия, что они одним словом исцеляют всякие болезни, она в отсутствие своего мужа повелела рабам своим отнести себя к ним и получила двойное исцеление: телесное - от укушения змеи и душевное - от бесовского обольщения, ибо, наученная святыми апостолами, уверовала во Христа. Когда градоначальник вернулся домой, рабы передали ему, что жена его от каких-то чужестранцев, проживающих в доме Стахия, научена веровать во Христа. Страшно разгневавшись, Никанор повелел тотчас же схватить апостолов, дом же Стахиев сжечь, - что и было исполнено. Собралось множество народа - и святых апостолов Филиппа, Варфоломея, а также и святую деву Мариамну с побоями повлекли по городу, поругаясь над ними, и, наконец, бросили в темницу. После этого, начальник города воссел на судейское место судить проповедников Христовых: и собрались к нему все жрецы идольские и жрецы погибшей ехидны, принося жалобы на святых апостолов и говоря: "Начальник! Отомсти за бесчестие богов наших, так как с тех пор, как появились эти чужестранцы, в нашем городе запустели алтари великих богов наших, и народ забывает приносить им обычные жертвы, знаменитая наша богиня-ехидна погибла, и весь город наполнился беззаконием. Умертви этих волхвов!"

Тогда начальник города велел снять одежду со святого Филиппа, думая, что в ней заключаются чары колдовства, но, сняв с него одежду, ничего не нашли. Также поступили и со святым Варфоломеем, - и в его одеждах не нашли ничего. Когда же они с тем же намерением приблизились к Мариамне, чтобы снять одежду и обнажить ее девическое тело, внезапно она в глазах их превратилась в огненный пламень, и нечестивцы со страхом отбежали от нее. Святые апостолы осуждены были правителем на распятие.

Первым пострадал святой Филипп. Просверлив ступени ног его и продев в них веревки, мучители распяли его на кресте вниз головой перед дверями капища ехидны и в то же время кидали в него камнями. Затем они распяли святого Варфоломея у стены храма. И внезапно сделалось великое землетрясение: земля разверзлась и поглотила градоначальника со всеми жрецами и множеством неверующих. Все оставшиеся в живых - и верующие и язычники - пришли в великий страх и с рыданиями просили святых апостолов сжалиться над ними и умолить Единого Истинного Бога своего, чтобы земля не поглотила их так же, как и тех. Поспешно бросились снимать с крестов распятых апостолов. Святой Варфоломей был повешен невысоко, и его скоро сняли. Но Филиппа не могли скоро снять со креста, потому что он был повешен высоко и особенно потому, что на это было особенное произволение Божие, дабы апостол Его через эти страдания и крестную смерть, перешел от земли на небо, куда всю жизнь обращены были стопы его. Вися таким образом, святой Филипп молился Богу за врагов своих, чтобы Господь отпустил им грехи их и просветил разум их к познанию истины. Господь преклонился к молению его, и тотчас повелел земле исторгнуть живыми поглощенные ею жертвы, за исключением градоначальника и жрецов ехидны. Тогда все громким голосом исповедали и прославили силу Христову, изъявляя желание креститься. Когда хотели снять со креста святого Филиппа, то увидели, что он уже предал Богу святую душу свою, и сняли его мертвым. Родная сестра его, святая Мариамна, все время смотревшая на страдание и смерть брата своего Филиппа, с любовью обнимала и лобызала снятое с дерева тело его, и радовалась, что Филипп сподобился пострадать за Христа. Святой Варфоломей совершил над всеми уверовавшими в Господа крещение и поставил им епископом Стахия. Новообращенные с честью похоронили тело святого апостола Филиппа. На том месте, где истекла кровь святого Апостола, произросла в три дня виноградная лоза, в знамение того, что святой Филипп за пролитую свою кровь во имя Христа наслаждается вечным блаженством с Господом своим во Царствии Его.

После погребения Апостола Филиппа, святой Варфоломей с блаженной девой Мариамной пробыли несколько дней в Иераполе, утверждая в вере Христовой вновь основанную церковь, а затем отправились каждый в свой путь. Святая Мариамна направилась в Ликаонию и здесь, среди успешного благовествования слова Божия, мирно преставилась ко Господу. А святой Апостол Варфоломей отправился в Индийские страны, где и пробыл довольно продолжительное время, трудясь в благовестии Иисуса Христа, проходя по городам и селениям и исцеляя болящих Его именем. Посветив своей проповедью многих из язычников и устроив церкви, он перевел на их язык Евангелие от Матфея, которое носил с собой и передал им. У них же он оставил Евангелие, написанное на еврейском языке, которое по прошествии ста лет и было принесено в Александрию Пантеном, философом христианским. Из Индии святой Варфоломей отправился в Великую Армению. При его появлении здесь идолы или, лучше сказать, бесы, обитавшие в идолах, умолкли, громко прокричав последние слова, что Варфоломей их мучит и скоро изгонит. И действительно, не только из идолов, но и из людей изгонялись нечистые духи при одном уже приближении апостола, и ради этого многие обращались ко Христу.

 

Святой Варфоломей

 

У царя той страны Полимия была бесноватая дочь, устами которой бес взывал: "Варфоломей и отсюда гонишь ты нас!"

Царь, услышав об этом, приказал немедленно найти Варфоломея; и когда апостол Христов пришел к беснующейся, бес тотчас бежал от нее, и царевна получила исцеление. После этого царь, желая отблагодарить святого, послал к нему верблюдов, навьюченных золотом, серебром, жемчугом и другими драгоценными дарами. Апостол же, исполненный нищеты духовной (Мф.5:3), ничего из присланного не оставил у себя, отослав все обратно к царю со словами: "Я не эти вещи приобретаю, а ищу душ человеческих, и если приобрету их и введу в небесные селения, то явлюсь великим купцом перед Господом".

Царь Полимий, умилившись такими словами, уверовал во Христа со всем своим домом, принял крещение от самого святого апостола вместе с царицей и исцелевшейся дочерью своей и со множеством вельмож и великим числом людей из народа: ибо до десяти городов и больше приняли тогда, по примеру царя, святое крещение.

При виде этого идольские жрецы вознегодовали на святого апостола, тяжко печалясь о том, что их боги уничтожались, идолослужение исчезало, и капища их, откуда они получали пропитание, приходили в запустение. Приступив к брату царя - Астиагу, они научили его погубить Варфоломея и отомстить ему за обиды их богов. Тот же, улучив удобное время, схватил святого апостола и в городе Альбане распял его на кресте головой вниз. Святой же апостол с радостью страдал за Христа и, вися на кресте, не переставал возвещать слово Божие; верующих он утверждал в вере, неверующих же увещевал познать истину и от тьмы бесовской обратиться к свету Христову. Этого не мог слышать мучитель и велел с апостола содрать кожу, святой же, с великим терпением перенося эти мучения, не умолкал, поучая всех о Боге и вознося славословия Ему. Наконец, мучитель повелел вместе с кожей усечь и главу святого Варфоломея. Тогда умолкли его богоглаголивые уста, тело же, когда была отнята от него голова, осталось висеть на кресте, имея ноги, обращенные кверху, как бы показывая тем шествие апостола к небу. Так скончался апостол Христов Варфоломей, после многих болезней и трудов перейдя в безболезненный покой, в радость Господа своего. Бывшие при кончине святого апостола верующие, сняв с креста его тело, главу и кожу, положили их в оловянную раку и предали погребению в том же городе, Албане, что в Великой Армении. И подавались от мощей апостольских чудесные исцеления болящим, ради чего многие из неверующих обращались ко Христовой Церкви.

Спустя довольно продолжительное время жестокие гонители, овладевшие той страной, помраченные идолобесием, слыша от других и сами видя чудеса, совершавшиеся от мощей святого, не желая познать Божию силу, взяли те святые мощи в оловянной раке и ввергли их в море. Оловянная же рака, плывя по воде подобно легкой ладье, пристала к острову Липару. Тамошний епископ Агафон, узнав по откровению во сне о том, что к их острову приплыли святые мощи, вышел с клиром и со всем народом на берег моря. Увидав мощи святого апостола, епископ и все пришедшие сильно удивились, как оловянная рака не потонула в воде, но легче лодки проплыла столь далекий морской путь. И все прославили Бога, творящего столь дивные и чудные дела Свои. Взяв раку со святыми мощами, они с великой радостью перенесли ее с псалмопениями в свою церковь.

 

----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич  

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

Смысл скорбей и страданий

В связи с этим очень важный вопрос, с которым придется сталкиваться постоянно – это вопрос о скорбях, о страданиях, о самой смерти, что естественно волнует всех нас.

Когда у человека болит зуб, то ни о чем он не может думать, кроме своего возлюбленного зуба. И когда у людей скорби и страдания, то естественно они будут обращаться – где же Бог, за что Он меня наказал, что я – хуже всех, что ли? (Это последнее особенно запомните – ведь я же не хуже всех!)

Но на самом деле корень этих вещей корень тут и сидит. В отношении скорбей – теперь вам понятно, что не Бог наказывает человека, а сам человек вредит себе. На грубых вещах это понятно – когда человек прыгает с какого-то этажа и ломает себе руки-ноги. Понятно, что не Бог его наказал, а он сам прыгнул. Ну а когда кого-то делают калекой – избивают и т.д. – возникает вопрос – ведь он же хороший человек, почему с ним это сделали?

И какие причины страданий? Это не одна причина. Их несколько.

1. Первая причина, и она верная, но не всегда достаточная для объяснений – что мы совсем не без греха.

Но вот на что надо обратить внимание. Есть грехи видимые для человека, и в том числе для его окружения. Например, говорят: он – пьяница, он – вор, наркоман. Все это знают, и он знает.

Я вам скажу даже вещь немножко страшную – что даже вот эти грехи – менее страшны, чем те, которых мы не замечаем, но которые страшнее ранят человека. Почему? Потому что в этих видимых, хотя они и тяжелые, но в них человек скорее может покаяться. И мы видим в истории немало случаев, что величайшие преступники каялись так, что этому могут позавидовать и великие праведники. Вспомните, как Степан Разин каялся. Это действительно оказался праведный разбойник. Его все равно приговорили к казни, все равно четвертовали – а он каялся от всей души. И какая сила духа была. Когда растянули его и брата – когда брата ударили один только раз, и брат взвыл – а Степан говорит: ты что же – умел веселиться, умей и терпеть! 40 ударов жутких, когда от нескольких ударов порой человек погибал – он перенес, не издав ни одного звука. Это была потрясающая сила личности. И он знал, за что он каялся.

Вот чем эти грехи менее страшны.

А гораздо страшны грехи другие. Самый страшный из них грех, №1 – называется по-разному отцами, но суть его очевидна – это самомнение, видение себя в общем-то нормальным человеком. Его называют и гордостью, и мнением, и самомнением – это все одно и то же. Самое ужасное – именно это.

Человек, который не делает этих видимых больших грехов, а о других грехах не имеет и представления (вам понятно, о каких грехах идет речь – это и тщеславие, и злоба, и самомнение и проч. – они все внутри, тамо гади, ихже несть числа) – так вот, человек, который не видит внутри себя этих гадов – он видит себя хорошим, в нем зарождается самомнение.

Я вам неоднократно приводил мысль И.В.Киреевского об отличии русского человека от западного. Сам он был на западе очень много, прекрасно знал Гегеля, вместе с ним чаи гоняли – так вот, он показывает разницу, и эта разница важна для нас в духовном отношении. То, что он говорит о западном человеке – это применимо к каждому из нас. В чем он видит самое страшное, что там есть – это мнение о своей праведности. Западный человек всегда доволен сам собой. Единственное, что ему не хватает – это взойти на кафедру и проповедовать всему миру - посмотрите, каким надо быть. Каким? – Ясно каким, каков я есть!

То есть, западный человек потерял понятие об этих грехах – которые ранят и убивают душу – особенно самомнение, особенно гордыня, особенно видение себя праведным.

Теперь вы понимаете, что человек, который согрешает такими видимыми грехами – он даже скорее может покаяться, то есть, измениться, изменить направление своего ума, чем тот, который, не зная направление своей духовной жизни, видит себя духовным, прекрасным, «доброкачественнейшим». Это уже – беда, это – духовная смерть человека.

Так вот, вопрос о скорбях и страданиях.

Мы говорим – за что? И не знаем внутреннего мира человека, когда речь идет о другом человеке, и не знаем самих себя, когда идет речь о нас.

Такая фраза – «Что я, хуже других? За что меня Бог наказал?» - показывает во всей яркости и силе самомнение. Это то, что так выразил Феофан Затворник: «Сам дрянь дрянью, а все твердит: несмь, якоже прочии человецы».

У Марка Подвижника есть замечательные слова: «Все скорбное, что случается с нами, происходит за возношение наше». Это просто бесценные слова. Он не сказал: за разбой, воровство или еще что-то подобное. Нет. «За возношение» - это самый корень всей сути.

Я думаю, что эта мысль поможет нам объяснить людям очень многое о тех скорбях, которые случаются с нами и с другими. Не надо смотреть на видимую сторону

жизни человека, на то, что он никого не убивает и добросовестно трудится и т.д. Мы не знаем, что происходит в душе человека. Можно вести очень добропорядочный образ жизни и наслаждаться этой своей добропорядочностью, услаждаться, упиваться этим. Вот я какой! Причем даже в самом себе, а совсем необязательно перед всеми.

Вот корень и основная причина страданий, которые происходят в роде человеческом.

2. Но есть нечто еще и другое, о чем тоже следует сказать.

Помимо личного греха и этого главного греха – самомнения, который присутствует во всех нас без исключения – (разница только в том, что одни это видят лучше, а другие хуже) – кроме личных грехов, есть еще один грех, который тоже называется грехом, хотя это не грех, а огрех, т.е. это болезнь (т.к.только личный грех есть грех в полном смысле).

А есть еще нечто другое, что способно вызывать и порождает страдания – родовой грех.

Под родовым грехом разумеется та болезненная духовная (не телесная, не психическая – это всем и так понятно!), духовная наследственность, с которой мы все рождаемся.

В данном случае я говорю о наследственности не положительной, а о грехе, о духовно-отрицательной, болезненной наследственности. У нас у всех есть весь, полный набор страстей, всё есть – но некоторые особенно выделяются, у кого что. Кто очень гневливый, кто очень завистливый, кто с воровскими наклонностями и т.д. Неважно.

Т.е. эта дурная наследственность является болезнью духа, и для ее исцеления требуются разные средства: 1) смотря какие это болезни; 2) смотря в какой душе, личности; 3) какой силы.

И каждой болезни для исцеления требуются свои средства. И скорби как раз и являются таким целительным средством. Каким же? – Опять имеются две стороны: некоторые скорби дают возможность мне увидеть то, что во мне есть, т.е. мое самомнение (за что же? – а, понятно теперь, за что. Теперь мне ясно, что я достоин скорбей). Я-то думал, что я хороший человек, а оказывается, что я «праведник» в кавычках. 

Итак, для кого-то эти страдания служат средством познания себя.

Другая сторона страданий – что это есть те лекарства, с помощью которых возможно исцеление наших болезней – как личных грехов, так и тех болезней, что мы получили по наследству. Вот две причины – личные грехи и так называемый родовой грех. Так как грех есть рана, то для него требуется оперативное вмешательство, уколы, горькие лекарства и прочий весь набор, который есть у врачей. Вообще сладких лекарств, по-моему, мало. Так и здесь. Вот чему служат скорби.

3. Третья причина скорбей «так тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат». Скорби воспитывают наш дух, это средство укрепления духа человека, чтобы мы утвердились в верности Богу. И скорби есть средство познания себя, кто мы есть. Ведь друг познается в беде, а не за праздничным столом. За праздничным столом –

мы все друзья в доску. А как наступает беда – смотришь, как все разбежались по углам, никого не соберешь. Верность познается тогда, когда человек находится в тяжелом состоянии. Когда человек во славе – все с ним здороваются, поздравляют. А когда его вдруг убрали, уволили отовсюду – он вдруг оказался никто. И если кто идет ему навстречу по улице – думает: ой, нет, я перейду лучше на ту сторону улицы, чтобы с ним не встретиться и не поздороваться. Так вот, друг познается в беде, когда он теперь бесславен, бесчестен, когда все разбежались от него, но только друг не покидает его.

Так вот эти скорби происходят для того, чтобы человек увидел – способен ли он сохранить верность Богу в том положении, в котором он оказался.

Я встречаюсь с человеком – Как поживаете? – Слава Богу! - Но я никогда не слышал, чтобы кто-то сказал: Слава Богу, дом мой сгорел! Или – слава Богу, вот ноги переломал!

А через скорби Господь нам дает возможность увидеть себя – кто мы, насколько мы действительно верны Богу или даже верны истине, своим собственным убеждениям, своему стремлению к истине и к святости. Действительно ли ты верен этому, что утверждаешь на словах?

И в скорбях мы познаем то, кто мы есть на самом деле. Малейшая скорбишка – и я уже взвыл.

В то же самое время скорби дают возможность укрепиться в твердости духа. И без скорбей невозможно этого!

Исаак Сирин: «Наконец ясно дознал я, что Бог и ангелы Его радуются, когда мы в нуждах, а диавол и делатели его – когда мы в покое».

Или: «Не Дух Божий пребывает в тех, которые пребывают в покое, но дух диавола». О каком покое он говорит? – о том, пушкинском: Всегда доволен сам собой, своим обедом и женой.

Так вот, оказывается, при таком покое человек совершенно не познает себя. Все хорошо, великолепно, больше вообще ничего не нужно – и нет познания себя, никакого движения духовного, духовная жизнь умирает, человек заживо умирает. «Поскольку ты не холоден и не горяч, изблюю тебя из уст Моих».

Исаак Сирин: «Невозможно приблизиться к Богу без скорби. Без нее и праведность человеческая не сохраняется неизменною».

«Малая скорбь ради Бога лучше великого дела, совершаемого без скорби, потому что произвольная скорбь показывает, дает доказательство веры любовью, а дело покоя бывает следствием усыпления совести. Поэтому святые из любви Христовой показали себя благоискусными в скорбях, а не в прохладе - потому что совершаемое без труда есть правда людей мирских, которые творят милостыню из внешнего, сами же в себе ничего не приобретают. Но ты, подвижник и подражатель страданиям Христовым, подвизайся сам в себе, чтобы сподобиться тебе вкусить славы Христовой, ибо если со Христом страждем, то с Ним и прославимся».

Вообще он говорит, что покой и праздность есть гибель душе, и больше самих демонов могут повредить ей. Да, покой и праздность – это мы очень любим, когда можно сидеть, ничего не делать, нога на ногу, рассуждать о чем-нибудь, очень хорошо.

4. Другой вопрос, более сложный – когда речь идет о, так называемых, невинных страданиях. Почему страдают дети, праведники, или невинные люди и т.д.?

Ну, в отношении праведников еще можно сказать – нет праведника, нет до единого (Пс.), и мы не знаем, чей грех больше. Помните случай из Патерика, когда один брат другому рассказал о третьем брате, и тот осудил его, вздохнул с осуждением. И сразу же в исступлении он увидел крест, а на кресте Христос, который сказал: сорвите с него мантию и прогоните от Лица Моего с осуждением. И его это потрясло. И три года он ходил и каялся, прежде чем ему возвратилось прежнее состояние (а ведь он только вздохнул). Так, на ослепительно чистом белом платье видна малейшая грязинка, пятнышко. И можно испортить его ничтожной каплей. А на нашей рабочей одежде – все нормально, все нипочем! И поэтому не будем удивляться, что для святого даже маленький вздох оказался такой огромной раной, потребовавшей такого большого труда для своего исцеления. Итак, для праведников это еще более-менее понятно, причины страданий.

Но дети почему страдают? Где же тут любовь Божия, уж не говорю о правде Божией?

Сначала есть общие соображения, о которых пишет апостол Павел, что здешние страдания есть ничто в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. И вера наша в то, что ни одно страдание не посылается Богом без крайней необходимости для человека – неважно кто он, взрослый или ребенок. И если это страдание посылается, то значит, есть какая-то серьезная причина. Какая же это причина?

Мне кажется, что здесь может быть две причины. Первая – в родовом грехе. Люди рождаются с родовыми болезнями, и люди для вхождения в вечную жизнь требуют соответствующего лечения. Скорби и страдания, оказывается, являются одним из этих средств.

Вторая причина – в том, что страдания детей, как правило, всегда связаны со страданиями взрослых родителей. И дети в данном случае являются теми, кто жертвуют своим покоем и благополучием, своим здоровьем и жизнью – ради родителей и окружающих взрослых.

Но они же ничего не понимают? – на это можно ответить так, что только с атеистической точки зрения жизнь существует здесь и только здесь. С христианской точки зрения жизнь человеческая имеет две фазы – земную и вечную. Фактически вечность уже начинается здесь, но ступеней две, они различные: существование земное (в теле) и существование отдельное души и тела – и далее – души в новом теле. И вот личность как таковая, как самосознающее, понимающее – не прекращает своего бытия со смертью тела, самосознание не прекращается ни на одно мгновение. Есть масса удивительных случаев, что описывают люди, как они, умирая, не теряли самосознание ни на одно мгновение. И это очень важный момент.

Оказывается, самосознание личности не обусловлено тем, в теле ли находится душа, или вне тела. Так вот, это самосознание не прекращается и у детей.

Только разница в чем – здесь, находясь в детском развитии, душа ребенка не понимает, что происходит. Страдает, и всё. Больно, и всё.

А там – открывается во всей ясности, лицом к лицу. Как пишет апостол Павел к коринфянам: Тогда же познаем лицом к лицу. И там познается истинная сущность тех страданий, которые переносит человек здесь. И там этот ребенок видит, для чего происходили эти страдания – или для излечения вот этих болезней, с которыми он родился, или же эти страдания являются своего рода заместительными страданиями, благодаря которым они, эти страдания, помогают тем людям, которых он любит – родителям, окружающим и т.д. Он помогает этим людям в их духовном созидании, в их духовном исцелении, в их спасении. Ведь христианство говорит о том, что мы все друг другу помогаем, можем помогать. И Церковь призывает молиться друг за друга, и не только за живых, но и за усопших. «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых». И наши страдания способны помочь другому человеку. Когда апостолы не смогли изгнать беса (после Фавора), Христос сказал: сей род изгоняется молитвою и постом. Пост – это и есть страдания, налагаемые человеком на себя ради другого человека, ради помощи ему. Такова природа страданий – когда они добровольно накладываются на себя, тогда они являются средством помочь другому человеку.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru