СМИРЕНИЕ СТРАСТЕЙ

----картинка линии разделения----

 

Дух великого Бога снисшел свыше и подал помощь уму, прекращая восстание беспокойной плоти или усмиряя волнующиеся воды черных страстей. 

Святитель Григорий Богослов

 

 ----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Я кроток и смирен сердцем…

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас, возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф.11:28-30).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

(Беседа на Псалом 123)

Как человек может усмирять свои страсти?

Псалмопевец внушает Израиль­тянам, возвратившимся из плена, приписывать свое спасение Господу. – Для чего им дана была безопасность не вдруг, а мало-помалу? "Живыми они поглотили бы нас". – Как человек может усмирять свои страсти? – На кого можно гневаться? – Сравнение сильного гнева врагов с потоком и значение этого. – "Благословен Господь, не предавший нас в добычу зубам их! Помощь наша в имени Господа".

"Песнь степеней. Если бы не было Господа с нами, да скажет Израиль" (ст. 1).

Часто я говорил, и теперь скажу, и не перестану гово­рить: велик плод плена и может приводить внимательных к любомудрию. В самом деле, посмотри, что говорят теперь после плена те, которые прибегали к идолам, отвращались от Бога и предавались нечестию, как они приписывают свое спасение Богу? И пророк, как превосходный хороначальник, заповедует им непрестанно говорить это. Сказав наперед сам, он внушает и им, как учитель ученикам, говорит: "если бы не было Господа с нами, когда восстали люди на нас, то живыми они поглотили бы нас" (ст. 2). Они были безоружны, наги, пленники, рабы, только что освобо­дились от бедствий, имели город без стен, или даже вовсе не имели города, и по возвращении были для всех готовою добычею; но вместо стены и крепости был у них Бог. Тоже и мы ныне будем говорить: "если бы не было Господа с нами, то живыми они поглотили бы нас". Действительно, чего не сде­лал бы враг наш диавол, "если бы не было Господа с нами"? Послушай, что Христос говорит Симону: "Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя" (Лк.22:31,32). Этот злой и ненасытный зверь, если бы не был непрестанно обуздываем, ниспроверг бы и расстроил все. Если он, полу­чив некоторую малую власть над блаженным Иовом, разру­шил дом его до основания, исказил его тело, произвел такие прискорбные события, истребил его имение, умертвил его де­тей, наполнил плоть его червями, вооружил жену, сделал друзей врагами, внушил рабам так оскорблять его, то, не будучи обуздываем различным образом, не погубил ли бы он всех? Потому и говорит пророк: "если бы не было Господа с нами". Они были весьма малочисленны и бедны, и многие нападали на них по возвращении.

Но и в том открывалась премудрость Божия, что не вдруг дана была им безопасностьа мало-помалу и посте­пенно. Бог сделал так для тогочтобы соблюсти их в боговедении и чтобы не исчезло исправлениепроизведенное в них пленом. Так как избавление от бедствий обыкновенно делает людей более беспечными, то Он и при самом даро­вании благ попускал им подвергаться частым искушениямчтобы искушения были для них постоянным упражнением в любомудрии. Бог не оставляет людей навсегда ни в несчастии, чтобы они не изнемогли, ни в счастии, чтобы они не сделались беспечными, но различными способами устрояет их спасение. "То живыми они поглотили бы нас". Видишь ли, как он изобра­жает зверство нападающих? Действительно, есть люди, обна­руживающие свирепость зверей, и даже свирепее их посту­пающие с своими единоплеменниками. Зверь, напав однаждыоставляет ярость и уходитилибудучи прогнан, не нападает более; а люди часто после неудачи опять нападают, стараясь растерзать само тело ближнего. Так безрассуден гнев, так кипит и клокочет эта страсть! Как же можем мы истребить эту болезнь? Если будем рассудительны, если будем помыш­лять о смерти у ежедневно умирающих, если будем вникать в самое естество наше, которое есть земля и пепел. Когда красота лица обольщает твою душу, то поди к памятникам и гробам предков, и посмотри на лежащих там, как они обратились в прах, – и ты получишь от этого зрелища вели­кое расположение к сокрушению. Не укоряй слов моих в жестокости. Как одержимые горячкою, освободившись от бо­лезни, имеют нужду в чистом воздухе, так точно и неистов­ствующие страстями, пришедши к памятникам, как бы нахо­дят здоровое местоположение и избавляются от многих бо­лезней. В самом деле, довольно одного вида урны, чтобы смирить человека самого гордого. Отсюда перенесись мыслью к будущему страшному дню, к тем истязаниям и осуждениям, к тем наказаниям, в которых нет утешения, от которых никто не защитит тебя. Всем этим усмиряй страсти. Вспо­минай также о тех людях, которые в настоящей жизни из богатства впали в бедность, из славы – в бесчестие, и если хочешь гневаться, то гневайся не на сродного тебе брата, а на злого духа. Вот на кого ты можешь устремлять эту страсть, с ним не мирись никогда, на него изливай и истощай свой гнев, ему ставь западню, против него не переставай никогда вести войну. "Когда рассвирепела ярость их на нас, то вода потопила бы нас: но поток перешла душа наша, душа наша перешла чрез стремительную воду" (ст. 3-5). "Потоком" и "водою" пророк называет здесь невыразимый гнев врагов. Он есть вода, несущаяся беспорядочно и с великой стремительностью и силою увлекаю­щая то, что ей встречается. Впрочем, здесь говорится не только о наступлении бедствий, но и о миновании их.

Не будем же падать духом, когда постигают нас бед­ствия. Каковы бы они ни были, они – поток и мимолетное облако, какую бы ты ни назвал скорбь, она имеет конец, на какое бы ни указал бедствие, оно имеет предел. А если бы они не имели конца, то не достало бы нашего естества. Но, скажешь, они увле­кают многих? Не по собственной стремительности, а потому, что увлекаемые сами беспечны и легко претыкаются. Поэтому, чтобы нам не быть увлекаемыми и идти по самой глубине этого потока, будем осматривать местность его и держаться свя­щенного якоря, чтобы не потерпеть кораблекрушения. Так и по­ток воды до времени бывает страшен, а потом безмерно понижается. "Вода потопила бы нас". Другой переводчик (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.) го­ворит: тогда воды потопили бы нас, как бездна, дошедши до души нашей. "Но поток перешла душа наша".

Другой (Акила) говорит: тогда вознеслись бы над душою нашею гордые, как воды. Видишь ли, какова помощь Божия, как среди таких бедствий Он не попустил им подвергнуться потоплению? Бог попускает умножаться бедствиям не для того, чтобы потопить нас, но чтобы сделать нас более опытными и яснее показать Свою силу. Гордыми здесь называются враги, которые, нападая сильнее всякого потока и всякой неудержимой воды, не причи­нили им никакого вреда, а причиною этого помощь Божия, содействие свыше, непобедимая защита. Поэтому, сказав об избав­лении от бедствий, пророк говорит и о Виновнике избавления, и притом в виде славословия: "благословен Господь, не предавший нас в добычу зубам их! Душа наша избавилась, как птица из сети птицеловов: сеть порвалась, и мы избавились" (ст. 6,7). Видишь ли, как он изображает и собственную слабость, и силу врагов? Те нападали, как дикие звери и львы, готовые пожрать самое тело их, вооружившись и силою и яростью, а эти были слабее всякой птички. Но див­ные дела Божии тогда особенно и открываются, когда слабые побеждают сильных. Нападение было невыносимо не потому только, что с одной стороны были враги сильные и страшные, исполненные великой ярости и готовые пожрать саму плоть, а с другой люди слабые, малочисленные и удобоуловимые, но и потому, что последние находились среди бедствий, поставлены были в самые затруднительные обстоятельства и со всех сторон угрожаемы войнами. Но всегда Сильный и готовый спасать избавил нас, говорит, с великой легкостью и после того, как мы подверглись бедствиям. Желая выразить это, он сказал так: "душа наша избавилась, как птица из сети птицеловов: сеть порвалась, и мы избавились". Потом, показывая и то, каким образом это было, прибавляет: "помощь наша в имени Господа, сотворившего небо и землю" (ст. 8). Видишь ли силу Защитника? Ви­дишь ли Его могущество? Он разрушил и сами средства на­падения.

Это можно принимать и в переносном смысле, – в отно­шении к диаволу и роду человеческому. Пророк показывает, как Бог избавил от него, как разрушил козни его. Это произошло с того времени, когда Христос сказал ученикам: "даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью" (Лк. 10:19). Теперь уже не открытая борьба и не равный бой, но диа­вол лежит, повергнутый на землю, а ты стоишь прямо и пора­жаешь сверху; он обессилен, а ты крепок. Почему же он часто одерживает над нами победу? По нашему малодушию, по беспечности спящих. Если ты захочешь противостать ему, то он не посмеет идти против тебя. Если же он побеждает тебя спящего, то это происходит не от его силы, а от твоего малодушия. Кто, даже из самых слабых, не победит спящего? Но теперь крепкий связан, сосуды его расхищены (Мф.12:29), сила его сокрушена, убежище его разрушено, мечи у него отняты. Чего же хочешь более? Почему боишься его? Почему стра­шишься? Тебе повелено попирать его, обессиленного: почему же ты трепещешь, скажи мне, почему колеблешься? Разве не пони­маешь, какого имеешь ты Помощника? Ведь не только враг сделался слабее, но и помощь тебе стала больше. Волнения плоти усмирены, бремя греха свергнуто, ты получил благодать Духа, силу помазания: "как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти" (Рим.8:3,4). Он сделал плоть покорною, даровал тебе оружие – броню правды, препоясание истины, шлем спасения, щит веры, меч Духа, дал тебе залог – плотию Своею питает тебя, кровию Своею напояет тебя, вручил тебе крест, как копье, копье никогда несокрушимое, связал диавола и поверг его на землю. Итак, ты безответен, если бы­ваешь побеждаем, не имеешь оправдания, если терпишь пора­жение, потому что имеешь бесчисленные средства к победе. "Сеть порвалась, и мы избавились. Помощь наша в имени Господа, сотворившего небо и землю". Видишь ли, какой у тебя Вождь, какой Царь? Создатель всего, словом Своим произведши такие существа, столь огромные, столь великие. Не падай же духом, стой мужественно, ничто не препятствует тебе воздвигать слав­ный трофей. Зная это, возлюбленные, будем бодрствовать и по­двизаться, не будем спать, но, изострив оружие и усилив рев­ность, будем непрестанно нападать на врага, чтобы, одержав светлую победу, с великою славою достигнуть нам царства небесного, которого да сподобимся все мы благодатию и человеко­любием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и дер­жава во веки веков. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Авва Исаия

Авва Исайя

----картинка линии разделения----

Воздержание чрева смиряет страсти.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

----картинка линии разделения----

Дух подал помощь уму... усмиряя волнующиеся воды черных страстей

Точно два во мне ума: один добрый, он следует всему прекрасному, а другой худший, он следует худому. Один ум идет к свету и готов покоряться Христу, а другой — ум плоти и крови — влечется во мрак и согласен отдаться в плен велиару. Или один увеселяется земным, ищет для себя полезного не в постоянном, но в преходящем, любит пиршества, ссоры, обременительное пресыщение, срамоту темных дел и обманы, идет широким путем и, покрытый непроницаемою мглою неразумия, забавляется собственною пагубою, а другой восхищается небесным и уповаемым как настоящим, в одном Боге полагает надежду жизни, здешнее же, подверженное различным случайностям, почитает  ничего не стоящим дымом, любит нищету, труды и благие заботы, и идет тесным путем жизни.

Видя их борьбу, Дух великого Бога снисшел свыше и подал помощь уму, прекращая восстание беспокойной плоти или усмиряя волнующиеся воды черных страстей. Но плоть и после сего имеет неистовую силу и не прекращает брани, борьба остается нерешительною. Иногда персть смиряется умом, а иногда и ум опять против воли последует превозмогающей плоти. Но хотя желает одного, именно лучшего, однако же, делая другое, именно, что ненавидит, оплакивает он тягостное рабство, заблуждение первородного отца, гибельное убеждение матери — эту матерь нашей продерзости, преступную ложь пресмыкающегося кровопийцы — змия, который увеселяется человеческими грехами, оплакивает и древо, или вредный для человека плод древа, и пагубное вкушение, и врата смерти, и срамную наготу членов, и еще более бесчестное изгнание из рая, или от древа жизни. Об этом сетует болезнующий ум. Но плоть моя и ныне устремляет взор на прародителей и на человекоубийственное древо, она постоянно любит всякую сладкую снедь, какую только для обольщения ее показывает злый губитель — змий.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский

----картинка линии разделения----

Когда будешь себя смирять, то исцелишься

Удивительно, как такой велий столб паде, как ты, ползнувшись страстью сребролюбия? ну, ежели б не пробежал сей лукавый помысл, не коснулся бы тебя, то ты, может быть, мечтала бы о себе, что чужда сей страсти, а теперь и невольно скажешь: «Бедный я человек! Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:24,19). Все роды страстей в нас еще сокрыты суть, и мы не знаем оных до тех пор, пока явятся вины их пред нами, а мы, быв в оных неискусобранны, смущаемся от малых поползновений, а когда будем помнить, что всякое падение предваряет гордость, то и попечемся о снискании противного оной смирения, губительного страстей.

Точно, для истребления страсти не нужно желать, чтобы никто не трогал, но обличения полезны, а когда будешь себя укорять и смирять, то исцелишься. Конечно, причина искушению оному гордость, ибо от нее ревность и зависть происходят.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru