СТРАСТИ И СТРАДАНИЯ

 

 

Иметь гнев, зависть — не значит действовать, но страдать, потому и называются страстями души... 

Святитель Иоанн Златоуст

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

Подлинно, это страдание, и даже ужаснее страдания

Восстань против тирании, гордости, восстань против нападений гнева, против мук вожделения, и это — раны, и это — мучения. Скажи мне, какое из мучений всех ужаснее? Не то ли, когда душа мучается и терзается? Там (в телесных мучениях) страдает больше тело, а здесь все относится к душе. Она болезнует, когда человек гневается, завидует или что-нибудь подобное делает или, лучше сказать, когда страдает, ведь иметь гнев, зависть — не значит действовать, но страдать, потому и называются страстями души, ранами, язвами. Подлинно, это страдание, и даже ужаснее страдания.

 

----картинка линии разделения----

 

 Священноинок Дорофей

Священноинок Дорофей 

----картинка линии разделения----

Поучение о различных страданиях от бесов

Не следует иноку прежде длительного познания на опыте своих душевных и телесных страстей приступать к безмолвию, то есть к отшельнической жизни. Если неопытен сам и не имеет наставника. Ибо начинающий борьбу против бесов, духов лукавых, без поддержки изнемогает от них.

Несвободный еще от душевных страстей и приступающий к безмолвию подобен тому, кто бросается с корабля в пучину и надеется без бед доплыть до земли на доске.

Будем все время остерегаться и понимать, о братья, какое должны мы иметь трезвение, осторожность и рассудительность. И дом душевный стеречь непрестанно, день и ночь, всякий час. И уклоняться от всякой суеты, и лучшее избирать, находясь подле ума своего.

Ибо дьявол, рыча как жестокий лев, с полчищами своими, с бесами лукавыми, окружает нас и, словно город, осаждает постоянно, днем и ночью, стремясь разграбить дом души и желая расхитить богатства духовные, и душу поглотить, словно птенца. И наблюдают враги лукавые, не обнаружат ли в нас какие-либо скверные привычки и малодушие, слабость и неустойчивость. И всегда желают нас ими одолеть, словно оружием своим. И все доброе в нас непрестанно покрывают мраком. А свое, злое, непрестанно вкладывают в ум и незримо подбивают на все злое.

Природа же наша человеческая слаба и склонна к наслаждениям, к расслабленности и покою. И, словно под гору, скатывается к расслабленности. Невозможно нам не испытывать душевных страстей и не терпеть телесных страданий. Ибо хотим или не хотим, а страдаем, когда приближаются к нам бесы. А к этому прилагаются еще и природные беды, похоти, желания и страдания.

Как лист сухой дрожит на дереве от ветра, так и мы без помощи Божией колеблемся от бесов, духов лукавых, когда позволено им будет бороть нас. Пока бедствиями и скорбями не соединимся с благодатью Духа Святого.

Не можем мы твердо противостоять бесам и победить их, одолеть страсти, похоти, желания и соблазны мира сего, научиться добродетелям, достичь совершенства и спастись без страданий и болезней, щадя и жалея плоть свою. Даже и на смерть должны мы ради Христа предавать себя.

Как лютые звери, восстают бесы и вооружаются на желающих достичь совершенства и спастись. А еще нападают греховные страсти, естественные желания и болезни, и мирские соблазны. И следует нам понимать и различать бесовские прилоги страданий, тягот и искушений. Ибо бесы смешивают с естественными болезнями свои болезни, страдания и тяготы. Когда мы не понимаем и считаем их естественными, то расслабляемся.

Напускают бесы головную боль, и кажется, что весь мозг трясется и колотится, когда мы совершаем поклоны. И думаем мы, что в уме повредились. Но нет этого, нет. Это лукавый дух осмеливается войти через уши, творит козни и отягощает голову, возмущая мозг, удерживает от трудов и от поклонов, ибо это великое оружие против них. А иногда бывает головная боль, когда приближаются к нам бесы и поднимают великий шум.

А иногда, бывает, в уши нам лукавые входят и снова выходят, и тогда голова очень болит. А от рева при приближении и от входа бесов болит голова, ум омрачается, болят глаза, сердце болит и щемит, не хватает воздуха. Тогда следует выйти освежиться, и тотчас разносит их ветер бесследно, как тучу комаров.

А еще бывает, когда стоим на усердной молитве, бесы, лукавые духи, зубами скрежещут на нас с большим гамом и ополчением, как будто бы вокруг великое сборище и скопление их, шумящих и издающих сильные звуки, так что и воздух, кажется, дрожит. И крайне трудно оказывается человеку то время. Но, покрытое и завешенное ангельским покровом, становится неощутимым для него.

Бывает, иногда напускают бесы глухоту и разгорячение головы и ушей. Ибо это лукавый дух – когда по голове точно пиявка ползает, и словно бы кто дергает за волосы, и голову саднит, и едва хватает сил терпеть. А еще напускают бесы тяжелое помрачение, так что кажется, лишился ты какой-то части ума и не понимаешь, что написано в книге, и не можешь прочесть. И хотят этим отвратить нас от безмолвной отшельнической жизни. А все будет по-старому, как было и прежде, не бойся, человек, только уповай на Божью милость.

Еще напускают бесы забвение и отнимают память. Напускают бесы болезнь глаз и слепоту, словно глаза хотят выскочить вон. Напускают бесы косноязычие и болезнь языка, и губы слипаются, словно от клея, когда молимся. Напускают бесы икоту. Не такую, когда после еды отрыгивается тем, что ели и пили. Но другую – только воздухом, так что сильно болит гортань. Ибо тогда выходят эти лукавые духи. Напускают бесы боль в шее такую, словно кто-то сжимает жилы клещами. А бывает – когда подвигнем себя к стоянию, бодрости и молитве – лукавыми духами, словно мошками, полнится и кипит воздух, и сильно кричат они на разные голоса, грозя растерзать нас. И пытаются отвратить нас от молитвы, чтобы мы сели или легли, и едва отходят от нас. А иногда близ нас стоят бесы. Когда мы сидим, стоим или отдыхаем, бесы в свирели дуют и в сопелки, которые называются еще: пузырь скомороший, волынка. А душа, слыша это, одолевается ленью и слабостью, отягощением и усталостью. И как огонь, опускаемый в воду, гаснет, так и мы погружаемые в глубокий сон, тотчас засыпаем.

А иногда бес стоит и дышит на нас, и поэтому дремлем мы и спим вдвойне. А смрад от них весьма силен и гораздо тяжелее запаха псины, так что дух перехватывает. А во время бдения словно легкий зной обжигает лицо нам. Некоторые думают, будто тело иссыхает от бдения. Не от этого, нет! Но когда князь бесовский приближается.

Бывает, еще от какой-нибудь раздувающей пищи нам вдвойне тяжело и болезненно. А бывает, еще напускают бесы болезнь сердца. И стоя, и сидя, и лежа, кажется нам, будто на нити висит сердце и боится, что оборвется. И в эту болезнь чаще всего во сне погружают бесы, при отшельнической жизни, желая прогнать нас из пустыни. И у святых часто бывали такие болезни. Когда же мы полагаем, что это естественный недуг и снова предаемся сну, и ложимся на постель, считая, что из-за слабости нам нужен отдых от недуга, не понимаем мы хитрости лукавых бесов. И они, видя наше нерадение – ибо ничуть не хотим понудить себя к борьбе с их нападками – берут над нами еще большую власть, и все члены нашего тела словно ослабевают и болят. А если соберемся с силами, поднимемся и освежимся немного на воздухе, и усердно помолимся, тогда исчезнет и пропадет без следа эта болезнь.

А еще напускают бесы боль и зуд в руках. Напускают лукавые боль и зуд в ногах и ноги подгибаются, словно бьет тебя кто на правеже.

Напускают бесы сильный зуд по всему телу. Напускают лукавые тоску и нетерпение. А если хотим Бога ради понудить себя спать сидя, напускают бесы боль в сердце и головную боль, и чрезмерное отягощение.

Налагают бесы на ум горечь, огорчение и печаль во время учения, когда оно приносит пользу. А человек принимает это за гнев, и друг понапрасну расстается с другом. Но не гнев это, нет! Зависть бесовская, а не наша вина.

А когда мы чисто молимся Богу, тогда стараются бесы из зависти развратить наш ум, возмутить всячески, ввергнуть в непристойные помыслы или в потерю страха Божьего, или в какой-нибудь грех. Или взволновать чем-нибудь еще. Неприязнью или нетерпением. Или понуждают к злому. Или понуждают с места на место во время молитвы переступать, внушая мысль, что под ногами неровно. Или чесаться, или поправлять на себе одежду. Или напускают тоску.

А бывает, иногда прикасаются лукавые бесы и к тайным частям тела и подбивают на похоть, всячески склоняя к потере стыда. А когда постимся, тогда поднимают лукавые бесы боль в желудке и устраивают щемление в сердце. И напускают голод, тошноту и помрачение ума, сжимают утробу и делают тесной, а дыхание учащенным. А гортань – неспособной вымолвить слово и писклявой. Но все это делают нам, желая отнять и забрать у нас пост, ибо это оружие против них. И оружие это дает великую победу над бесами. Поэтому и стремятся бесы отнять его у нас.

А бывает, когда принудим себя на молитве стоять, тогда наводят бесы боль в ногах, погружают в дремоту и тяжкий сон. И опять же поднимают боль в желудке, пока не вынудят неопытных сесть на постель и не погрузят в глубокий сон без памяти.

Когда не заботимся о спасении своем, тогда лукавые бесы ленью и расслаблением удерживают нас. А когда устаем от непрестанного подвига, тогда лукавые враги еще больше различными препятствиями и огорчениями бесконечно одолевают, тяготами и усталостью. Всех частей нашего тела касаются и входят, и ввергают в скорбь страстных людей лукавые духи.

Да что и говорить, много вспоминая! Все подробности сходны с тем, что видел святой Макарий Великий, ходя по пустыне. Беса, вместо одежд увешанного тыквами. И нехотя открыл он святому дела свои. «Понимай, – сказал святому, – назначение сосудов, которые видишь на мне. Где какой сосуд на мне висит, из тех сосудов те места у людей и мажу. И страдают, отягчаясь. И привлекаю их к различным своим желаниям, и радуюсь их падению».

Такой уж обычай у лукавых бесов. Если видят, что кто-то всегда поучается в Законе Божьем, внимательно читает священные книги, наставляет братьев своих, или усердно слушает читающих о Законе Божьем и о спасении души, и желает помнить о грядущих благах в Царстве Небесном, о смерти и муках помнить, то препятствуют ему головной болью и делают ум забывчивым, омрачая память. Если видят бесы, что кто-то желает бессонно бодрствовать в молитвах и песнопениях, то препятствуют ему, одолевая дремотой, сном, ленью, отягощением и усталостью, и болью в сердце. Если видят бесы, что кто-то воистину желает спастись, со всевозможным усердием покоряется и, по слову Божьему, предается любви, милосердию и послушанию ради Христа и Царства ради Небесного, то наводят на такого глухоту, невосприимчивость и тяготы. И ввергают в непослушание. Если видят бесы, что кто-то голодает и жаждет, воздерживаясь, то соблазняют его различными вкусными яствами и напитками и подсылают неких людей с этими соблазнами. Ибо лукавые бесы поистине лукавы. Бедных и здоровых отягощают бедностью. Любящих удобства ввергают в различные удовольствия и подучивают посылать различные яства. Каждому человеку устраивают погибель по его характеру и привычкам.

Если видят разумных, могущественных и богатых, которые любят славу, почести и богатство, таких подстрекают бесы тщеславием, самомнением и гордыней, губят и муке предают.

А если видят глупых и невежественных, то неразумием и незнанием губят и муке предают.

Если видят бесы того, кто имеет веру без сомнений, твердую надежду и непоколебимое упование, то налагают на него маловерие, сомнение и страхи.

Если видят бесы того, кто имеет любовь, то наводят на такого ненависть, гнев и злопамятство.

Если видят бесы того, кто поступает милосердно, то одолевают его равнодушием, жестокосердием и себялюбием.

Если видят бесы того, кто хранит девство, чистоту и целомудрие, то одолевают его непристойными мыслями, нечистотою и блудом.

Если видят бесы того, кто нестяжателен и подает милостыню, то борют его сребролюбием и скупостью, любовью к вещам и стяжательством.

Если видят бесы того, кто имеет кротость и смирение, то понуждают его к вспыльчивости, раздражению, ссорам и бешенству.

Если видят бесы того, кто постится и воздерживается, то повергают его в ненасытность, объедение и пьянство.

Если видят бесы того, кто трезвится умом, то омрачают его ум мечтательностью и непристойными мыслями.

Если видят бесы того, кто имеет смиренномудрие, скромность и внутреннее самоукорение, то борют его гордыней, самомнением и тщеславием, стремлением первенствовать, честолюбием, человекоугодием и заносчивостью.

Если видят бесы того, кто ест невкусную пищу без масла и пьет пресную воду, то восстают на него и склоняют его к роскоши и лакомству.

Если видят бесы того, кто хранит молчание и безмолвие, то склоняют его к многословию. Ибо от многословия происходят клевета, осуждение, прекословие, упреки, обиды, брань, сквернословие, ложь, умопомрачение, окаменение сердца, уныние и тщеславие.

Если видят бесы того, кто памятлив, разумен и способен быть наставником, то омрачают его ум и налагают на ум забывчивость, словно завесу.

Если видят бесы того, кто во всяком деле соблюдает истину и справедливость, то наводят на него всякую напраслину, несправедливость и ложь, клевету и упреки, досаду и ропот, хулу, непослушание и зависть.

Если видят бесы того, кто исполняет, понуждая себя, и совершает непрестанные подвиги, соблюдает заповеди Христовы, предания апостолов, отеческие наставления и весь Закон, имеет постоянное мужество, терпение и силу, послушание и страх Божий, – то наводят на такого всякую напраслину, всякие страдания, всякие неудобства и нищету, беды и несчастья, болезни и раны, обиды и побои, и всяческие законопреступления, всякую несправедливость и ложь, клевету и упреки, ропот и хулу, ослушание и зависть, уныние и малодушие, и всякие печали и огорчения.

Не обнаруживают бесы последующую напасть раньше предыдущей, но одну за другой. Более слабым, ленивым и нерадивым поначалу показывают ничтожнейшие страсти и борения. А более сильным и мужественным, терпеливым и совершенным жестокие и сильные страсти и брани показывают и налагают. И если не могут удержать одними, тогда удерживают в последующих.

Когда же мы мыслим по-мирски суетно, тогда бесы не препятствуют нам и не удерживают ни от какой из мирских хитростей. Но даже поощряют нас и показывают разумными в суетных житейских премудростях. А когда начинаем помышлять о духовном, соблюдать заповеди и добродетели, тогда бесы постоянно покрывают мраком ум наш и налагают забывчивость, словно завесу, и во всем нам возражают, враждуют и борются, сопротивляются и препятствуют нам, и расстилают сети на всех путях наших, противоположные нашим намерениям.

Даже воздух полон, и вся земля кознями и сетями их наполнена. Сидят подле и ловят непрестанно всякого, желающего достичь совершенства, обрести благодать и спастись. И всячески огорчают, пока не удержат чем-нибудь. И поэтому нам, желающим достичь совершенства, обрести благодать и спастись, невозможно избежать огорчений от бесов. Ибо на их местах водворяются спасающиеся, и поэтому из зависти восстают они, борются и наносят всяческие болезненные скорби и тяготы желающим достичь совершенства, обрести благодать и спастись. И во всех наших добрейших начинаниях следует нам крайне понуждать себя ко всем делам добрым. А всем умышлениям бесовским, козням, сетям и огорчениям следует нам противостоять и бороться с ними. Это и есть достойное похвалы добродетельное отеческое житие, если кто борется с бесами и противостоит всем козням, сетям и умышлениям бесовским, терпит всякие страдания и напасти от бесов.

Причиняя нам всевозможные страдания, бесы стараются скрыться, чтобы не распознали мы, что это от них. Выбирают враги удобное время и напускают болезнь или страдание, или тяготу, или страсть, чтоб мы не на них возлагали вину, а роптали на время, что оно тяжелое. Тот, кто не знает о хитрости бесовской и не терпит с благодарностью, и награды лишается.

Мы же, знающие обо всем этом, должны терпеть и не подчиняться бесам, и делать свое благое дело. А если что выпадет нам из этих тягот и страданий, болезней и страстей, тогда будем стоять на твердом камне веры своей, усердно, как храбрые воины Христовы. И если страдания эти и тяготы, болезни и страсти – от бесов, то вскоре начнут ослабевать и исчезать. Если же болезни эти, тяготы и страдания – естественные, начнут усиливаться. И если поймем мы, что они от бесов, то будем противостоять даже до смерти. А если естественные, – то нет нужды насиловать свою природу.

А все причиняемые нам бесами страдания, болезни и тяготы мы в состоянии выносить и одолевать, если будем подвизаться и не лениться. Всевозможные старания, мужество и усердие, веру, надежду и упование, терпение и твердость обнаружим. Поскольку Бог сверх наших сил не попускает бесам одолевать нас, верных христиан. Если из-за гордыни, самомнения, тщеславия или других безобразных вещей сами не отступим от Бога. Но помогает нам и возвращает легкость. И попускает им Бог искушать нас только венца ради. Поэтому во всех наших добрейших начинаниях бесы только запугивают нас, угрожают и соблазняют. А кроме запугиваний, угроз и соблазнов ни на что не способны. Только будем терпеть, не расслабляясь, и не уходить из кельи, безмолвницы своей. И всецело положимся на Бога.

Отступившим же попускает Бог телесную немощь, чтоб дух их спасся, и, увидев свое отступление, обратились к Господу. А если кто противостоит всем бесовским нападкам и злоумышлениям, препятствиям и досаждениям, и прилогам всех страстей, от того бегут и бесы, и страсти. И что бы они ни замышляли и ни подносили, сопротивляйся им и раз, и два, и три, и много раз, а не покоряйся! И против злоумышлений их борись и одерживай победу! Премудростью этой и победим все их хитрости. Будем же всегда держать это в уме своем и, скрепя сердце, во всем поступать против их злоумышлений.

Некоторые неопытные полагают, что все болезни и страдания от природы, и поэтому бесы тайно одолевают их и огорчают всячески. Мы же, зная все эти их хитрости, должны твердо переносить от них. Ибо если кто не противостоит бесам и страстям, нерадит и мало-помалу подчиняется им, ничуть себя не понуждая, то не перестанут они и не отступят и с одной страстью, побеждая, и потопляя, и издеваясь. А потом склонят и к другим страстям, тиранствуя всячески. И станет он страдать от них все более тяжко, и будет побежден ими до конца, пока не сделают его заслуживающим мук. И когда покорится бесам и отдастся в их власть, тогда будет выносить от них вдвое хуже того, что Бога ради терпел.

О братья мои возлюбленные! Мудрым и поистине терпеливым надо быть человеку, желающему достичь совершенства, обрести благодать и спастись, плавая в бурном море нынешней жизни, в полном соблазнов и лжи мире века сего. В полном страданий, тяжестей и болезней веке нынешнем. Обойти крюки и сети, хитрости и злоумышления, и досаждения бесовские и не увязнуть в них. А вера, надежда и упование, страх Божий, мужество и твердость, и постоянное терпение победят все эти бесовские козни, препятствия и преграды. Ибо вселяет Господь не колеблющихся в небесный дом Свой. И возводит Господь в Небесное Царство Свое закованных в мужество, терпение и твердость.

Ежедневно ищет Господь от нас постоянного долготерпения, мужества и твердой воли. И прикладывает к нашей воле Свою помощь во всех страданиях и бедах наших. И до тех пор будут страдать подвизающиеся, пока не посетит их благодать Божья. И тогда мысли очистятся, страсти тогда уменьшатся и исчезнут, болезненные страдания, скорби и тяготы облегчатся. Тогда закроется в нас доступ бесам и страстям. И благодать будет возрастать тогда изо дня в день от молитвы и поста, бдения и бодрости, слез и поклонов. И изгонит благодать Божия из нас духов. Но и тогда до исхода души своей нуждаемся в большой осторожности, чтобы по беспечности нашей не сделать что-нибудь неугодное Богу или бесы внезапно не причинили нам какой-либо вред, и не отошла благодать.

О, воистину страшны собственные похоти, желания и страдания природные, хитрости и соблазны мира сего в нынешнем веке, лукавства злокозненных бесов, бесчисленные коварства и злоумышления их! О, как избежать всех этих ловушек и нападок, страданий и болезней?! Во всех добрейших наших начинаниях, как раньше сказал и ныне снова говорю, препятствуют и противятся нам. Немного найдется людей, различающих ловушки их опасные. Только души мужественных, терпеливых и твердых, которым Бог открывает. А свирепость их такова, что, как волны морские, от века непрестанно бьющиеся о камни, постоянно нападают на нас бесы с различными страстями, искушениями и страданиями. Но, как неподвижны камни под ударами волн, так и желающие достичь совершенства, обрести благодать и спастись, не должны поддаваться ни нападкам, страданиям и болезням от бесов, ни огорчениям от людей, ни естественным желаниям, стремлениям и страданиям. Богу нашему слава всегда была, и ныне, и присно, и во веки веков.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Борьба со страстями и страдания, прозябающие из этой борьбы…

Человеколюбец — Бог, иже всем человекам хощет спастися, и в разум истины приити (1Тим.2:2), попустил служителям Своим, попустил возлюбленным Своим, на все время земного странствования их, борьбу с внешними и внутренними скорбями. Борьба со страстями и страдания, прозябающие из этой борьбы, несравненно тягостнее всех искушений извне. Томление и подвиг, в которые возводится христианин невидимою, внутренней борьбою, восходит значением своим к подвигу мучеников. Дай кровь и приими Дух, повторяем изречение отцов, ознакомившихся опытно с этой борьбой. Иго такого подвига несут одни тщательные исполнители заповедей Евангелия, одни истинные служители Христа. «Исполнение заповедей научает человека его немощи», — сказал преподобный Симеон (Главы богословские и деятельные, гл. 4. Добротолюбие, ч. 1). На познании и сознании немощи зиждется все здание спасения.

Страсти, пребывая в христианине, постоянно принуждая его быть на страже, постоянно вызывая его на борьбу, содействуют его духовному преуспеянию. «Зло, по премудрому устроению Божественного промысла, содействует благому намерением неблагим», — сказал это преподобный Макарий Великий (Слово 4, гл.6).

Жесткий и тяжеловесный жернов стирает зерна пшеницы в муку, пшеницу соделывает способною к печению из нее хлебов. Тяжкая борьба со страстями стирает сердце человека, сминает надменный дух его, заставляет сознаться в состоянии падения, опытно обнаруживая это состояние, — заставляет сознаться в необходимости искупления, уничтожает надежду на себя, переносит всю надежду на Искупителя.

 

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com