ТАЙНА ХРИСТИАНСТВА

 ----картинка линии разделения----

 

Тайна христианства велика и вожделенна лишь для тех, кто находится вне этого мира. 

Святой Макарий Великий 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

----картинка линии разделения----

Мне через откровение возвещена тайна…

Для сего-то я, Павел, сделался узником Иисуса Христа за вас язычников. Как вы слышали о домостроительстве благодати Божией, данной мне для вас, потому что мне через откровение возвещена тайна… то вы, читая, можете усмотреть мое разумение тайны Христовой, которая не была возвещена прежним поколениям сынов человеческих, как ныне открыта святым Апостолам Его и пророкам Духом Святым, чтобы и язычникам быть сонаследниками, составляющими одно тело, и сопричастниками обетования Его во Христе Иисусе посредством благовествования, которого служителем сделался я по дару благодати Божией, данной мне действием силы Его. Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия — благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово и открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом, дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем, в Котором мы имеем дерзновение и надежный доступ через веру в Него. Посему прошу вас не унывать при моих ради вас скорбях, которые суть ваша слава (Еф.3:1-13).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Тайна Христианства необычайна для мира сего

Представь, что царь, нашедши какую-нибудь бедную отроковицу, одетую в рубище, не постыдился, но снял с нее нечистые одежды, омыл ее черноту, украсил ее светлыми ризами, соделал царскою сообщницею и участницею в трапезе и пиршестве царском. Так и Господь обрел душу уязвленную и сокрушенную, дал ей врачевство, совлек с нее очерненные одежды и срамоту порока, облек ее в ризы царские, небесные, Божественные, светоносные и славные, возложил на нее венец и приобщил ее к царской трапезе, на радость и веселье. Представь сад, там есть дерева плодоносные, и все благоухают, много там мест приятных, вполне прекрасных, исполненных благовония и отрады, кто бы ни взошел туда, всякий увеселяется и находит себе успокоение. Так и души во царствии, они всецело вкушают радость, веселье и мир, они там цари, владыки и боги. Ибо написано: «Царь царствующих и Господь господствующих» (1 Тим. 6:15).

Поэтому, Христианство не есть что-нибудь маловажное, оно — великая тайна. Познай же свое благородство, а именно, что призван ты в царское достоинство, что ты — «род избран, священие и язык свят» (1 Петр. 2:9). Тайна Христианства необычайна для мира сего. Видимая слава и богатство царя суть нечто земное, тленное, преходящее, а то царство и то богатство божественны, небесны, славны, никогда не преходят или никогда не прекращаются. Ибо в небесной Церкви соцарствуют с небесным Царем, и как сам Он «перворожден из мертвых» (Кол. 1:18), так и соцарствующие с Ним первородны. Но хотя таковы избранные и благоискусные пред Богом, однако же, сами себя признают они весьма малыми и крайне не благоискусными, и для них стало естественным и непременным делом почитать себя низкими, или даже ничем.

Тайна христианства велика…

Если кто-нибудь имеет здоровые очи и благообразный внешний лик, но руки или ноги поврежденные, то два члена его тела здоровы, а остальные немощны. Христианину же следует иметь все члены здоровые и невредимые. Боевые колесницы и доспехи христианства, а также единство и образ жизни его не принадлежат миру сему, а поэтому многие люди не знают, что они ищут. Они становятся ремесленниками земли и не взирают на небо: не взыскуют они искусства, могущего возвести на небеса. И если ты встретишься с торговцами или философами, то во многих случаях обнаружишь, что они принадлежат веку сему.Тайна христианства велика (Еф. 5:32) и вожделенна лишь для тех, кто находится вне этого мира. Представим себе большой город и что в этом городе все — благородны, все — цари, все — священники и все — богаты. И если случится им рассеяться в различные страны, то обитатели этих стран, когда встретятся с ними, покажутся варварами и чужеземцами, а они, в свою очередь, покажутся таковыми этим обитателям. Только видя друг друга, они понимают, что говорят на одном языке, и принадлежат одному граду. Ибо они принадлежат иному миру, суть граждане иного града — града святых; иного века — ведь те,    кто во Христе, есть новая тварь (2 Кор. 5:17); суть причастники иной Премудрости, иного Духа (Евр. 6:4), иной хвалы, иного богатства, иного достоинства и иного произволения, имеют иной ум — ум Христов (1 Кор. 2:16); суть сыны Света (Лк. 16:8; Ин. 12:36), сыны чертога брачного (Мф. 9:15), сыны утешения (Деян. 4:36) и сыны Нового Завета.

Многие не имеют подлинного ведения о вещах нетленных и непреходящих, сущих на небесах. Разве можешь ты предположить, что есть какой-нибудь царь, не принадлежащий веку сему? Или ритор и философ также не принадлежащие ему? Но если кто-нибудь из них принадлежит тому веку, то он знает тот язык и является причастником той Мудрости: ибо не обретаются они ни от неба, ни от земли, не познаются и не могут действительно познаваться посредством силы или деяния, потому что все явленные вещи суть призрак и заблуждение очей. Через сколько искушений должно пройти, чтобы достичь жизни вечной? — Через многие испытания. Ибо нельзя войти в жизнь вечную (Мф. 18:8), если не пройдешь тернистым путем (Лк. 3:5) и не преодолеешь места ужасные. Как мгла накладывается на воздух, так и сила сатаны наполнила сердца потомков Адама, и дым этой силы окутал все произволения их. Однако есть и возлюбившие Истину, которые, несмотря на сей дым, усердно стараются противостоять лукавому и подвизаться, но не тотчас же достигают они благой части, а лишь преодолев длинное ристалище и многие борения. И таковые подвижники суть более достойные перед Богом, чем не вступающие в духовную брань. Равным образом, многие братия, достигнув краткого отдохновения от брани и возросши в благодати, превозносятся и преисполняются чванством; они считают что уже достигли свободы, и называют себя совершенными, — их-то и похищает порок так, что они не ведают об этом. Ибо ничто так не губит род христианский, как превозношение: ведь и змий ввел в заблуждение Адама, пообещав ему, что люди будут, как боги (Быт. 3:1-5). Но Божественное несовместимо с превозношением. Поэтому отличительной приметой христианства является следующее: когда ты видишь человека алчущего, жаждущего, труждающегося, нищего духом (Мф. 5:3), смирившегося пред лицом своим, взыскующего Бога непрестанно ночью и днем — то знай, что такой человек стоял в истине (Ин. 8:44). Наоборот, если кто пресытился и ни в чем не нуждается, или если кто богатствует, то он принадлежит лжи, как говорит Апостол: Вы уже пресытились, вы уже обогатились (1 Кор. 4:8). И еще говорится: Горе вам, пресыщенные (Лк. 6:25) мира сего, — это говорится и тем, кто почитает себя чем-нибудь (Гал. 6:3). Богу же слава!

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Хотите знать тайны христианства?

Существование духов остается предметом темным для тех, которые не изучали христианства или изучали его поверхностно, по букве, между тем как Господом Иисусом Христом заповедано и установлено обучение христианству и проповедью его и соблюдением Евангельских заповедей (Мф.18:19,20). Господь заповедал изучение христианства, и теоретическое и практическое, соединил эти два изучения неразрывной связью, повелел, чтобы за теоретическим познанием непременно последовало практическое. Без второго первое не имеет никакой цены пред Богом! Без второго первое не может принести нам никакой пользы! (Мф.7:21-23)  Второе служит доказательством искренности первого и увенчивается осенением Божественной благодати (Ин.14:21-24). Первое можно уподобить основанию, второе — зданию, воздвигнутому на этом основании. Здание не может быть воздвигнуто, если прежде не будет устроено основание, и устроение основания остается бесполезным трудом, если на основании не будет воздвигнуто здание. — Результаты наук человеческих и способ для достижения этих результатов остаются недоступными для понятия человеков, не занимающихся науками, результаты и способ достижения их в науке из наук, в науке, сшедшей с небес, дарованной человечеству Богом, в науке, совершенно изменяющей человека, претворяющей его из плотского и душевного в духовного в христианстве, — тем более остаются недоступными для тех, которые не занимались изучением его законно, по способу, установленному Богом. Безрассудно же требование некоторых, чтобы результаты изучения христианства, его высокие и глубокие тайны были для них вполне ясны без всякого изучения христианства! Хотите знать тайны христианства? Изучите его.

Учение школьное, по букве, не только очень полезно, но и необходимо, как доставляющее точные и подробные познания о христианстве по преданию Православной Церкви. В течение восемнадцати столетий устремлялись против христианства с целью ниспровергнуть его, особенно ныне устремляются бесчисленные лжеучения: ныне, более, нежели когда-либо, настоит крайняя нужда в основательной проповеди и изучении христианства. Но теоретическое изучение требует, чтобы непременно ему сопутствовало и ему последовало учение деятельное. «Закон свободы деланием заповедей чтется». Христианский книжник должен научиться Царству Небесному не только от слышания проповеди о нем, но и опытно (Мф.13:52). Без этого учение по букве сделается исключительно учением человеческим, послужит только к развитию падшего естества. Горестное доказательство этому видим на иудейском духовенстве, современном Христу. Учение по букве, будучи предоставлено самому себе, немедленно рождает самомнение и гордость, отчуждает посредством их человека от Бога. Представляясь по наружности познанием Бога, оно, в сущности, может быть совершенным незнанием, отвержением Его. Проповедуя Веру, можно утопать в неверии! Тайны, открытые для некнижных христиан, весьма часто остаются закрытыми для мужей ученейших, удовлетворившихся одним школьным изучением Богословия, как бы науки единой из наук человеческих. А такой именно характер и дан богословию во всем инославном Западе, и папском и протестантском. По недостатку в опытном познании христианства в наше время очень трудно услышать правильное, основательное учение о видении духов, столько нужное для каждого инока, желающего заняться душевным подвигом в области духов, к которым мы принадлежим нашей душою, с которыми мы должны разделить и вечное блаженство, и вечную муку (Мф.22:30; 25:41).

Тайны христианства открываются подвижнику постепенно…

Святые Димитрий Ростовский и Тихон Воронежский занимались богомыслием, то есть святым размышлением о вочеловечении Бога Слова, о дивном пребывании Его на земле, о страшных и спасительных Его страданиях, о преславном воскресении и вознесении на небо, также о человеке, о его назначении, о его падении, о его обновлении Искупителем и прочих подобных глубоких тайнах христианства. Святые размышления упомянутых святителей превосходно изложены в их сочинениях. Такие размышления святой Петр Дамаскин, согласно с другими аскетическими писателями, относит к видениям духовным, и в разряде этих видений дает им четвертую степень. Всякое духовное видение есть зрение известного рода таинств, являющееся в подвижнике соответственно его очищению покаянием, как это можно видеть в книге Петра Дамаскина. Покаяние имеет свою постепенность: и духовные видения имеют свою постепенность. Тайны христианства открываются подвижнику постепенно, соответственно его духовному преуспеянию. Богомыслие, или благочестивые размышления, святителей Димитрия и Тихона служат выражением их духовного преуспеяния. Желающий упражняться в богомыслии пусть читает сочинения святителей. Такое богомыслие будет самым непогрешительным и самым душеполезным. Напротив того, богомыслие соделается самым неправильным и душевредным, если подвижник, прежде очищения покаянием, не имея точного понятия о учении христианском, позволит себе самовольное размышление, которое не может не быть ошибочным, и потому не может не принести душевредных последствий и самообольщения, не может не вовлечь в пропасть гибельного заблуждения. Святители были обучены со всею точностию и подробностию православному богословию, потом святою жизнию вознеслись на высоту христианского совершенства: богомыслие было для них естественным. Оно неестественно для подвижника, не имеющего основательных, точных познаний в богословии, не очищенного покаянием. По этой причине святыми Отцами оно воспрещено для новоначальных иноков, да и вообще для всех иноков, не приготовленных к нему наукою, не достигших к нему жительством.

Святой Иоанн Лествичник говорит: «Неизмерима глубина догматов, и уму безмолвника не небедственно погружаться в нее. Очень опасно плавать в одежде: столько же опасно находящемуся в плену у страстей касаться богословия». Такое делается предостережение безмолвникам: известно, что к безмолвию допускаются монахи уже преуспевшие. В древности весьма многие из монахов впадали в гибельную пропасть ереси единственно потому, что допускали себе рассматривание догматов, превышавшее их способность понимания. «Смиренномудрый монах, — опять наставляет Лествичник, — не позволит себе любопытного исследования таин, гордый, напротив того, стремится испытывать и судьбы Божии». Очень верно! желание пускаться в богомыслие неспособного и несозревшего к нему есть уже внушение самомнения, есть желание безрассудное и гордое. Упражняйся в молитве, в душеназидательном чтении, и это упражнение будет упражнением в богомыслии правильном, безопасном, Богоугодном. Как чувственные глаза, исцелившись от слепоты, видят по естественному своему свойству, так и ум, очистившись от греховной болезненности, естественно начинает видеть тайны христианства. Положись в подвиге твоем на Бога. Если нужно для тебя и для общей пользы христианства, чтоб ты был зрителем глубоких тайн и проповедником их для братии твоей, то Бог непременно подаст тебе этот дар. Если же этого не благоугодно Богу, то стремись к тому, что существенно нужно для твоего спасения и что вполне удовлетворяет требованию этой нужды твоей. Стремись к стяжанию чистой молитвы, соединенной с чувством покаяния и плача, с воспоминанием о смерти, о Суде Божием, о страшных темницах адских, в которых пылает вечный огонь и присутствует вечная тьма: такая молитва, соединенная с такими воспоминаниями, есть непогрешительное, превосходное, душеполезнейшее богомыслие.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com