БЕССТРАСТИЕ УМА

 ----картинка линии разделения----

 

Ум, обуздавший свои страсти и ставший выше печали и радости, - бесстрастен.  

Преподобный Никита Стифат

 

 ----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

----картинка линии разделения----

Кто не отрешится от всего что имеет, не может быть Моим учеником

Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство — просить о мире. 

 

Кто не отрешится от всего что имеет...

 

Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником (Лк.14:31-33).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин

----картинка линии разделения----

Бесстрастие не в том одном состоит, чтобы не ощущать страстей, но и в том, чтобы не принимать их в себя.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

----картинка линии разделения----

Когда начнут говорить о бесстрастии и покусятся возвести ум свой на высоту его…

Как тому, кто хочет чисто видеть свет солнца, надо иметь чистыми очи тела своего, так и тому, кто берется беседовать о бесстрастии, надо иметь очи души своей освобожденными от всякой злой похоти и всякого помысла страстного, чтоб, не будучи тревожим и возмущаем в уме никакою страстию, мог он чисто взирать на высоту и на глубину его, или понять как следует многие и великие его дарования и действия, и ясно изложить их в слове. Ибо если станет он говорить о его проявлениях и свойствах с умом возмущенным и сердцем нечистым, то, не смогши словом свободным раскрыть его действия, лишен будет и тех немногих благ его, какие, может быть, получил от него, за то, что действуя так, он некоторым образом презирает и бесчестит его и затмевает светлость его. Ибо написано: имущему дано будет, и преизбудет; от неимущаго же, и еже мнится имея, взято будет от него (Мф.25:29). Которые имеют бесстрастие, те очевидно любят его и любимы суть от него преизбыточно, и, когда ненасытно говорят о нем, делаются еще более бесстрастными, воспламеняясь любовию, какую имеют к нему. Но которые привязаны и некоторым образом связаны еще, хотя малейшею какою похотию мира и вещей мирских, или какою-либо душевною или телесною страстию, эти далеки от него и много отдалены от пристани его. Почему, когда начнут говорить о бесстрастии и покусятся возвести ум свой на высоту его, теряют и тот мир, который, как им думалось, имели они прежде, по той причине, что емлются, как рыбы, и бывают влачимы туда и сюда похотию той страсти, к какой они прилепились. И это страждут они праведно, ибо, как говорит Апостол, имже кто побеждается, сему и работен есть (2Пет.2:19).

Они в уме своем вину омрачения не на себя возлагают, но на бессилие всесильного бесстрастия

Они, однако ж, будучи омрачаемы в уме своем тою страстию, коей порабощены, вину омрачения не на себя самих возлагают, но дерзают слагать ее на бессилие всесильного бесстрастия, и это бывает с ними потому, что они совсем не познали опытно, каково умное чувство, созерцание и вседейственное действо сего бесстрастия, но, обдумывая относящееся к нему по своим мыслям и соображениям, при высоком мнении о своей внешней учености философствуют о нем иногда так, иногда иначе, и истощаются в усилиях над тем, чего не знают. При всем том они никогда не согласятся исповедать или восчувствовать свою немощность, причиненную им неверием, нерадением и долговременною привычкою к страстной жизни, но утверждают, что и другие люди все подобны им и обладают теми же страстями. Ибо тщеславие и зависть не позволяют им признать, что кто-либо другой выше их по добродетели и здравоумию.

Святых много, а бесстрастных немного…

Но богомудрые и духовные отцы не поступают таким образом и не идут против истины, - не буди тебе сказать такую хулу на святых, а чем просветились в уме своем от блаженного бесстрастия и что познали прежде из опыта, то говорят и утверждают. Я же говорю дерзновенно то, чему сподобился научиться у сих отцов, чтоб не быть осуждену, подобно рабу, скрывшему талант. И так, как дают разуметь сказанные Христом Господом слова: много званных, мало же избранных, - и: в дому Отца моего обители многи суть, - так и знайте все вы, что святых много, а бесстрастных немного, и что в среде тех и других имеет место великое различие. Но внимайте добре в точный смысл того, что я буду говорить.

Святое... бесстрастие есть как венец некий круглый, который окружает святых, заключая их среди себя, отовсюду покрывает их, как шатром, сохраняет их невредимыми не только от всякого греха, но и от всякого злого помысла, делает их неискусимыми и свободными от всех врагов, и даже неприступными для них.

Бесстрастием почитаю я то, когда кто не только удаляется от действования по влечению страстей, но чужд бывает и самой похоти их; и не это только, но когда ум его обнажен от самого помышления о них и свободно возносится превыше небес, как ни захочет, заходя за пределы всего видимого и чувственного, как бы чувства его были совсем закрыты и ум превитал в области вышечувственной, имея однако ж с собою и чувства, как орел имеет свои перья в выси при себе.

К свету бесстрастия не приближается страсть, как к солнцу — тень или тьма к свету.

Вне мира и этих тел нет желания плотской страсти, но некое бесстрастие, которое кто возлюбил, тот чрез эту любовь приобрел жизнь.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник 

----картинка линии разделения----

О земном небе, или о богоподражательном бесстрастии и совершенстве

Великолепие тверди суть звезды, а украшение бесстрастия – добродетели, ибо бесстрастие, как я думаю, не что иное что есть, как сердечное небо ума, которое все коварства бесов считает за детские игрушки.

Итак, истинно бесстрастным называется и есть тот, кто тело свое сделал нетленным, ум возвысил превыше всякой твари, все же чувства покорил уму, а душу свою представил лицу Господню, всегда простираясь к Нему, даже и выше сил своих.

Итак, сие совершенное совершенных несовершаемое совершенство, как сказал мне некто, вкусивший оного, так освящает ум и исхищает его от вещественного, что часто, впрочем, по достижении сего небесного пристанища, от жизни в теле, восхищением на небо возносит к видению. О сем говорит Псалмопевец, который может быть собственным опытом познал это, яко Божии державнии земли зело вознесошася (Пс. 46:10). Таков был и тот Египтянин, который, при молитве с другими, не мог оставлять надолго простертыми рук своих к небу.

Бесстрастие показал написавший: ум Господень имамы (1 Кор. 2:16). Бесстрастие показал Египтянин оный, сказавший: «Я уже не боюсь Господа». Бесстрастие показал и тот, кто молился, чтобы опять обратились на него страсти. Кто прежде будущей райской светлости удостоился такого бесстрастия, как Сириянин оный? Ибо Давид, столь славный между пророками, говорит ко Господу: ослаби ми, да почию (Пс. 38:14), а сей подвижник Божий взывал: «Ослаби ми волны благодати Твоея».

Но что много говорить? Бесстрастный не ктому живет себе, но живет в нем Христос (Гал. 2:20), как сказал подвигом добрым подвизавшийся, течение скончавший и веру православную соблюдший (2 Тим. 4:7).

Блаженное бесстрастие восставляет убогий ум от земли на небо, и воздвигает сего нищего от гноища страстей (1 Цар. 2:8); всехвальная же любовь посаждает его со князи, с Ангелами святыми, с князи людей, Господних (Пс. 112:8).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

----картинка линии разделения----

Бесстрастием снова восстановляем в себе образ Божий

Кто в подражании сам, насколько возможно, достиг бесстрастия Божия естества, тот в душе своей восстановил образ Божий. А кто уподобился Богу указанным способом, тот, без сомнения, приобрел и подобие Божией жизни, постоянно пребывая в вечном блаженстве. Поэтому, если бесстрастием снова восстановляем в себе образ Божий, а уподобление Богу дарует нам непрекращающуюся жизнь, то, вознерадев о всем прочем, употребим попечение свое на то, чтобы душа наша никогда не была обладаема никакой страстью, а мысль наша в приражениях искушений оставалась непреклонною и непоколебимою и чтобы чрез то соделались мы причастниками Божия блаженства.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никита Стифат

Преподобный Никита Стифат

----картинка линии разделения----

Ум, обуздавший страсти - бесстрастен

Ум, обуздавший свои страсти и ставший выше печали и радости, бесстрастен.

Приблизившийся к пределам бесстрастия правые о Боге и естествах вещей творит умозрения, и от красоты тварей, соразмерно со своею чистотою, востекая к Творцу, приемлет светолития Духа. Благие о всех имея мнения, о всех всегда думает он хорошо, всех видит святыми и непорочными, и правое о вещах Божеских и человеческих произносит суждение. Ничего не любит он из вещей мира сего, о коих так рачительны люди, но, совлекшись умом от всякого мирского чувства, к небесам и к Богу востекает он, чистый от всякой тины земной и свободный от всякого рабства; весь предается мысленным благам Божиим в едином духе и, зря Божескую красоту, любит боголепно пребывать мысленно в божественных местах блаженной славы Божией, в неизреченном молчании и радовании, и изменившись всеми чувствами, как Ангел в вещественном теле невещественно сообращаегся с людьми.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник

----картинка линии разделения----

Степени бесстрастия ума

Если никогда во время молитвы не осаждает ума твоего никакое помышление мирское, то знай, что ты не вне области бесстрастия.

Первое бесстрастие есть совершенное воздержание от злых дел, видимое в новоначальных; второе — совершенное отвержение помыслов о мысленном сосложении на зло, бывающее в тех, кои с разумом проходят путь добродетели; третье — совершенная неподвижность страстного пожелания, имеющее место в тех, которые от видимых вещей восходят к мысленным созерцаниям; четвертое бесстрастие есть совершенное очищение даже от самого простого и голого мечтания, образующееся в тех, которые через ведение и созерцание соделали ум свой чистым и ясным зерцалом Бога. Итак, очистивший себя от страстных дел, и освободившийся от мысленного на них сосложения, и пересекший похотное к ним движение, и соделавший ум свой чистым даже от простого о них помышления, имея сии четыре главные бесстрастия, исходит из области тварей вещественных и вступает в чин существ мысленных...

 

----картинка линии разделения----

 

Блаженный Диадох Фотикийский

Блаженный Диадох Фотикийский 

----картинка линии разделения----

Предел или верх совершенства веры есть бесстрастное погружение ума в Бога.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Евагрий Понтийский

Авва Евагрий Понтийский

----картинка линии разделения---

Признак бесстрастия - когда ум начнет видеть собственный свой свет

Признак бесстрастия, когда ум начнет видеть собственный свой свет, станет покойным относительно сонных мечтаний и легко и правильно понимать вещи.

Когда ум во время молитвы не воображает ничего мiрского, значит, он окреп.

Ум, с помощью Божьей совершивший поприще деятельной жизни и достигший ведения (созерцания), мало уже чувствует и совсем не чувствует движений неразумной части души: ведение (созерцание) восхищает его горе и отделяет от чувственного.

 

----картинка линии разделения----

 

Патриарх Каллист II и Игнатий Ксанфопулы

Патриарх Каллист II и Игнатий Ксанфопулы

----картинка линии разделения----

О бесстрастии, – и о том, что есть человеческое бесстрастие

О бесстрастии св. Василий Великий говорит: "Кто сделался любителем Бога и возжелал, хотя малейшее, причаститься Его бесстрастия, духовной святости, тихости, невозмутимости и кротости, и вкусить порождаемого сим веселия и радования, тот старается далеко отводить помыслы свои от всякой вещественной страсти, могущей возмутить душу, и чистым и не затененным оком обозревать божественные вещи, ненасытно наслаждаясь тамошним светом. Установив же душу в таком навыке и в таком устроении, своим Богу становится, по возможному уподоблению Ему, и бывает Ему любезен и вожделеннейш, как мужественно подъявший такой великий и трудный подвиг, и возмогший из среды своего с веществом растворения, чистою и некако отторженной от всякого примешения телесных страстей мыслью, беседовать с Богом". – Это – о бесстрастии.

А о том, что есть человеческое бесстрастие, св. Исаак пишет так: "Бесстарстие не в том состоит, чтоб не ощущать страстей, но в том, чтоб не принимать их. Вследствие многих и различных добродетелей, явных и сокровенных, приобретенных святыми, страсти изнемогли в них, и нелегко могут восстать на душу: и мысль не имеет нужды непрестанно быть в рассуждении их внимательной, потому что во всякое время исполнена в помышлениях своих изучением и исследованием превосходнейших созерцаний, сознательно движимых в уме. И когда страсти начнут приходить в движение и возмущаться, мысль внезапно вземлется от близости к ним сознанием чего-либо горнего, приникшего в ум, и страсти остаются без воздействия на него, как сказал блаженный Марк: "ум, по благодати Божией, исполняя добродетельные деяния, и приблизившись к ведению, мало ощущает того, что исходит из худшей и неразумной части души. Ибо ведение его восхищает его на высоту и отчуждает от всего, что в мiре. У святых, по их непорочности, по тонкости, легкости и остроте ума их, а также по их подвигам очищается ум их и делается светозарным, так как плоть их иссохла от упражнения делами безмолвия и долгого в нем пребывания. Сего ради легко и скоро прилагается каждому созерцание, которое, пребывая в них, руководит их к углублению в созерцаемое, с изумлением. В таком состоянии богатно множатся в них созерцания и мысль их никогда не бывает скудна предметами высшего разумения. Таким образом, никогда не остаются они без того, что составляет в них плод Духа. Долговременным же в сем роде навыком изглаждаются в сердце их воспоминания, которыми возбуждаются в душе страсти, и ослабляется сила дьявольской власти. Ибо когда душа не сдружится со страстями, помышлением о них: тогда, поелику непрестанно занята она иной заботою, сила страстей не может в когтях своих удержать духовных чувств ее".

И блаженный Диадох: "Бесстрастие есть не то, чтоб не быть бориму от бесов, ибо в таком случае надлежало бы нам, по Апостолу, изыти из мiра (1 Кор. 5:10), но то, чтоб, когда они борют нас, пребывать непреоборимыми: подобно тому, как в латы облеченные воители и стрелянию противников подвергаются, и слышат звук от летящих стрел, и видят даже самые стрелы, на них испускаемые, не уязвляемы однако же бывают ими, по причине твердости воинской одежды своей. Но эти, железом будучи ограждены, не подвергаются уязвлению во время брани, мы же, посредством делания добрых дел, облекшись во всеоружие святого света, и в шлем спасения, будем рассеивать темные демонские фаланги, ибо не одно то приносит чистоту, чтоб не делать более зла, но паче то, чтоб всеусильной ревностью о добре в конец потребить в себе злое".

Святой Максим указывает четыре вида бесстрастия, говоря так: "Первым бесстрастием называю я то, когда телесное ко греху движение не производится в дело. Вторым бесстрастие называю я совершенное отвержение страстных помыслов душевных, в силу коего увядает движение страстей, не имея воспламеняющих его к действенности страстных помыслов. Третьим бесстрастием называю я совершенную неподвижность страстного похотения, которое обыкновенно и во втором имеет место, состоящем в чистоте помыслов. Четвертым бесстрастием называю я совершенное отложение страстных в мысли мечтаний, по коему и третье получает свое бытие, не имея чувственных мечтаний, кои представляли бы страстные виды". – Еще: "Бесстрастие есть мирное устроение души, по коему она бывает неудободвижима на зло".

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Фалласий

Авва Фалассий

----картинка линии разделения----

Совершенное бесстрастие – это когда ум удаляется от всего здешнего

Избавляют ум от блуждания по вещам страстным чтение, бдение, молитва и псалмопение.

Как весна возбуждает растения к оживлению, так и бесстрастие подвигает ум к познанию Сущего.

Соблюди заповеди, и найдешь покой, возлюби Бога, и улучишь ведение.

Хочешь ли за раз избавиться от страстей? – Отрешись от матери страстей – самолюбия.

Здравие душ – бесстрастие и ведение, и улучить его невозможно тому, кто порабощен плотским сластям.

Иссушают сластолюбие, и телесное и душевное, воздержание с терпением и любовь с великодушием.

Началом порочных страстей для души служит самолюбие, самолюбие же есть телолюбие (или саможаление).

Отличительная черта разумности есть подчинять себя уму, и в тоже время подчинять себе и порабощать тело.

Укор для разумного подчиняться неразумному, и промышлять только об удовлетворении срамных похотей.

Для души разумной пагубно оставлять Создавшего ее и раболепствовать телу.

Тебе повелено тело иметь рабом, а не порабощаться сластям его противоестественно.

Разорви узы содружества с телом, и не давай сему рабу ничего, кроме крайне необходимого.

Заключи чувства в крепость безмолвного уединения, чтоб они не увлекали ума к свойственным им похотям.

Наисильнейшие оружия для безмолвствующего с терпением суть воздержание, любовь, молитва и чтение.

Ум не перестает кружиться по предметам плотских сластей, пока, поработив себе плоть, не предастся созерцаниям.

О соблюдении заповедей подвизаемся, чтоб освободиться от страстей, а о хранении Божественных догматах, – чтоб сподобиться ведения.

Безмятежие души – от бесстрастия и ведения, и улучить его невозможно порабощенному плотским сластям.

Порабощай тело, отсекая его сластолюбные пожелания, и избавишь его от тяжелого рабства им.

Свободным создан, и на свободу призван будучи, не позволяй себе раболепствовать нечистым страстям.

Печалями и утехами, желаниями и страхами привязывают демоны ум к чувственному.

Останавливают похотение воздержание и труд, а иссушают безмолвное уединение и Божественная любовь.

Кому дано ведение, дан свет умный, но кто, получив, обесчестит его, тот увидит тьму.

Соблюдение заповедей рождает бесстрастие, бесстрастие же души блюдет ведение.

Переведи чувственное на умное созерцание, и возведешь чувство выше чувственного.

Чувственная (видимая) жена означает душу деятельную, с которою сочетаясь ум рождает добродетель.

Благ и премудр по естеству один Бог, но бывает таковым по причастию и ум, если поревнует о том.

Зрение чувственного обще уму и чувству, ведение же умного (духовного) есть принадлежность одного ума.

Невозможно уму заняться духовными предметами, если наперед не отсечет склонности к чувствам и чувственному.

Чувство естественное имеет пристрастие к чувственному, и будучи развлекаемо им, развлекает и ум.

Отдай чувство в служение уму, и не давай ему времени развлекать его.

Когда случится уму заняться чувственным, предупреди развлечение его чувствами, возводя его к духовному разумению предлежащего.

Знак, что ум предался занятью духовными вещами есть презрение всего, услаждающего чувства.

Ум, устремляясь к созерцанию духовных предметов, имеет от того неотступную сладость.

Когда ум обогатится ведением Единого, тогда все конечно порабощенным себе имеет и чувство.

Не давай уму своему кружиться по вещам чувственным, чтоб не набрался и свойственных им утех и печалей.

Которых ум всегда занят духовными предметами, у тех и желательная часть души становится Божественным оружием.

Невозможно уму преисполниться ведением, если прежде и желательная часть души не украсится свойственными ей добродетелями.

Ум тогда делается чуждым мiра, когда совершенно отсечет всякое к чувственному чувство.

Отличительной чертою разумной части души должно служить упражнение в познании Бога, а желательной – любовь и воздержание.

Ум не может всегда быть занят чем-либо чувственным, если никакого к тому не имеется пристрастия.

Совершен ум тот, который преисполнен ведения, душа же совершенна та, которая в добродетелях утвердилась.

Склонность ума к чувственному делает его рабом телесных сластей.

Подвигается и ум с места ведения, когда желательная часть отодвигается от своих добродетелей.

Мы прияли власть чадами Божиими быть (Иоан. 1:12), но не бываем ими, если не совлечемся страстей.

Никто пусть не думает, что он действительно сделался чадом Божиим, если не стяжал еще в себе Божеских черт.

Душа чиста та, которая любит Бога, а ум чист тот, который освободился от неведения.

За заповеди Божии подвизайся даже до смерти, ибо очистившись чрез них, внидешь ты в живот.

Пользуйся телом, как слугой заповедей, сколько возможно сохраняя его не сластолюбивым и безболезненным (здоровым).

Чтение и молитва очищают ум, любовь же и воздержание – желательную часть души.

Нестяжательность духовная есть совершенное бесстрастие, при коем ум удаляется от всего здешнего.

Соблюдай все согласно добродетели душевные, потому что от сего рождается плод правды.

Созерцание мысленных предметов есть, говорят, бестелесно, как совершенно чуждое вещества и вида.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Феогност

Преподобный Феогност

----картинка линии разделения----

Исправляя, как должно, деятельную сторону добродетельной жизни, чрез это одно не можешь ты достигнуть пристани бесстрастия, так чтобы чисто и непарительно мог молиться, если в то же время ума твоего не будут обымать духовные созерцания просветительного ведения и познания Сущего, коими окрыляясь и просвещаясь, стремительно возвышался бы он горе, в истинной, всецело любовью дышащей молитве, к родственным ему светам вышних невещественных чинов, а от них, сколько доступно, к великому возносился бы Свету, к Трисолнечной Богоначальной Троице.

 

Крест

 

Однажды после беседы авва Антоний вывел авву Аммона и, показав на камень, сказал: «Нанеси оскорбление этому камню и ударь его». Аммон сделал это. Тогда авва Антоний спросил его: «Дал ли тебе какой ответ, оказал ли тебе какое противодействие этот камень?» Аммон ответил: «Нет». — «Так и ты, — сказал ему авва Антоний, — достигнешь в подобную меру бесстрастия», — что и случилось.

***

Брат пришел к авве Макарию Египетскому и говорит: «Авва! дай мне наставление, как спастись?» Старец сказал ему: «Пойди на кладбище и ругай мертвых». Брат пошел к мертвым и ругал их, бросал в них камни. Возвратясь, он сказал о том старцу. Авва спросил его: «Ничего они не говорили тебе?» — «Ничего», — отвечал брат. Старец сказал: «Завтра пойди опять и хвали их». Брат исполнил и это. Старец спросил: «Ничего не ответили они тебе?» — «Нет», — отвечал брат.

Авва Макарий сказал: «Видишь, сколько ты ни поносил их, сколько ни хвалил, они ничего не отвечали тебе, так и ты, если хочешь спастись, — подобно мертвым не думай ни об обидах, ни о славе людской, и можешь спастись».

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru