УТЕШЕНИЕ В БОГЕ

 ----картинка линии разделения----

 

Жизнь вечная есть утешение в Боге, и кто обрел утешение в Боге, тот почитает излишним утешение мирское.  

Преподобный Исаак Сирин 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк (Царь) Давид

Пророк (Царь) Давид 

----картинка линии разделения----

Откровения Твои - утешение мое, и уставы Твои - советники мои (Пс.118:24).

 

ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

---картинка линии разделения---

Обетование Духа Святого - Утешителя

Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его, а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет. Не оставлю вас сиротами, приду к вам. Еще немного, и мир уже не увидит Меня, а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня, а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. Иуда — не Искариот — говорит Ему: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру? Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих; слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца (Ин.14:15-24).

Сие сказал Я вам, находясь с вами. Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается. Вы слышали, что Я сказал вам: «иду от вас и приду к вам». Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: «иду к Отцу», ибо Отец Мой более Меня. И вот, Я сказал вам о том, прежде нежели сбылось, дабы вы поверили, когда сбудется. Уже немного Мне говорить с вами, ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего. Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда (Ин.14:25-31). 

Ненависть мира к свидетелям Христа  

Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое, а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха, а теперь не имеют извинения во грехе своем. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха, а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего. Но да сбудется слово, написанное в законе их: «возненавидели Меня напрасно».  Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне, а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною (Ин.15:18-27).

А теперь иду к Пославшему Меня, и никто из вас не спрашивает Меня: «куда идешь?». Но оттого, что Я сказал вам это, печалью исполнилось сердце ваше. Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел, ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам, а если пойду, то пошлю Его к вам, и Он, придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде: о грехе, что не веруют в Меня; о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; о суде же, что князь мира сего осужден (Ин.16:5-11).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Благодарение Богу за утешения 

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих! Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше. Скорбим ли мы, скорбим для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим. И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, утешаемся для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете как в страданиях наших, так и в утешении. Ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых, Который и избавил нас от столь близкой смерти, и избавляет, и на Которого надеемся, что и еще избавит, при содействии и вашей молитвы за нас, дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас (2Кор.1:3-11). 

Утешение по поводу участия верующих, умирающих до второго пришествия Господа

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших, потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак, утешайте друг друга сими словами (1Фес.4:1,2). 

Господь утешение верующих

Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа. Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим. Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом (2Фес.2:13-17).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святой Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

---картинка линии разделения---

Упокоение святых Божественным Огнем

Почему так сладостна (святым) надежда, и житие ее и дела ее легки, и скоро совершаются дела ее в душе?

Потому что пробуждается в душе святых естественное пожелание, и дает им пить из этой чаши, и упоевает их красотою оною (духовною). Посему-то не чувствуют уже они труда, но делаются нечувствительными к скорбям и во все продолжение своего шествия думают, что шествие их совершается по воздуху, а не человеческими идут они стопами, потому что не видят они трудности пути, пред ними нет холмов и потоков, «и будут им острая в пути гладки» и проч. (Ис. 40:4), и потому что ежечасно обращено внимание их на лоно Отца их, и самая надежда как бы перстом, в каждое мгновение, указует им отдаленное и невидимое, как бы гадательно взирающим на сие сокровенным оком веры, и потому что желанием отдаленного, как бы огнем, разжены все части души, и отсутствующее вменяется ими за присущее. Туда простирается все протяжение их помыслов, и всегда поспешают достигнуть туда; и когда приближаются к совершению какой-либо добродетели, не частично над нею одною трудятся, но вдруг и всецело совершают ее во всех частях, потому что исполины сии шествие свое не царским совершают путем, как все прочие, но избирают для себя стези краткие, по которым иные явственно приходят скоро в обители. Самая надежда разжигает их как бы огнем, и не могут дать себе отдыха в стремительном и непрестанном течении, совершаемом с радостию. С ними бывает сказанное блаженным Иеремиею ибо говорит: «рекох: не воспомяну имене Его, ниже возглаголю ктому во имя Его: и бысть в сердцы моем яко огнь горящ», и проницающий в кости мои (Иер. 20:9). Так памятование о Боге действует в сердцах их, упоеваемых надеждою обетований Божиих. Краткие стези добродетелей суть добродетели всеобщие, потому что не имеют они (всеобщие добродетели) большого расстояния между многими стезями жития от одной стези до другой: не выжидают ни места, ни времени, не допускают расточения, но тотчас принимаются за дело, и исполняют это.

Об уте­шени­ях, ко­торые ми­лосер­дный Бог да­ет тем, кто пре­быва­ет в без­молвии ра­ди Бо­га

Вы­соты бла­года­ти Бо­жи­ей кто дос­тигнет и ве­ликую глу­бину ми­лосер­дия Его кто из­ме­рит? Ибо тех, кто не ра­ди наг­ра­ды, но по чувс­тву дол­га слу­жит пе­ред Ним, удос­та­ива­ет Он ве­лико­го уте­шения. Слу­жащие Бо­гу как бы ра­ди наг­ра­ды - это те, ко­торые, пре­тер­пе­вая скор­би, не­уда­чи и все про­чие пе­чаль­ные об­сто­ятель­ства ра­ди Гос­по­да на­шего, не ра­ду­ют­ся, нап­ро­тив, ког­да, пот­ру­див­шись не­дол­го, не бы­ва­ют они уте­шены и упо­ко­ены со­от­ветс­твен­но ожи­данию их, впа­да­ют они в без­разли­чие, жа­лобы и ма­лоду­шие. Ибо не по­ложи­ли они в соз­на­нии сво­ем, что скорбь ра­ди Бо­га есть ве­ликий праз­дник для нас - да­же ес­ли до кон­ца жиз­ни на­шей, без уте­шения или пе­реры­ва, одо­лева­ет она нас. И ес­ли кто не при­нима­ет с та­ким чувс­твом и не пре­тер­пе­ва­ет эти ис­пы­тания Бо­жии, то ни Бог не бу­дет со­бирать и уго­тов­лять для не­го в со­от­ветс­твии со Сво­ими на­мере­ни­ями, ни он сам не бу­дет спо­собен к пе­рене­сению скор­бей. По­ис­ти­не, се­яв­шие со сле­зами, с не­ог­ра­ничен­ным по­мыс­лом, слов­но де­ти, бу­дут по­жинать с ра­достью, сверх ожи­дания ра­зума сво­его. 

Бы­ва­ет, что си­дит че­ловек в этом сос­ре­дото­чен­ном и прос­ветлен­ном без­молвии, и нет для не­го ни вхо­да, ни вы­хода. Но бла­года­ря дол­гой бе­седе с Пи­сани­ями, пос­то­ян­но­му мо­лению и бла­года­рению в не­мощи его, ког­да взгляд его неп­ре­рыв­но нап­равлен к бла­года­ти Бо­жи­ей, пос­ле ве­лико­го уны­ния в без­молвии, на­чина­ет ма­ло по­малу за­рож­дать­ся в сер­дце его не­кий прос­тор и про­рас­та­ние, рож­да­ющее ра­дость из­нутри, хо­тя она и не име­ет при­чины в са­мом че­лове­ке или в ка­кой-ли­бо це­ле­ус­трем­леннос­ти по­мыс­ла. Ощу­ща­ет он, что ра­ду­ет­ся сер­дце его, но по­чему - он не зна­ет. Ка­кое-то ли­кова­ние ох­ва­тыва­ет ду­шу его, и нас­лажде­ние, при ко­тором пре­зира­ет он все су­щес­тву­ющее и ви­димое, и ра­зум пос­редс­твом си­лы сво­ей ви­дит, на чем ос­но­выва­ет­ся это вос­хи­щение по­мыс­ла - но при­чину это­го он не по­нима­ет. Ви­дит че­ловек, что воз­вы­шен ра­зум его над всем су­щес­тву­ющим и в по­лете сво­ем на­ходит­ся пре­выше ми­ра и вос­по­мина­ний, ко­торые ни­же его. Пре­зира­ет он вре­мен­ный мир и отод­ви­га­ет от се­бя да­леко и нав­сегда. И не де­ла­ет он уже раз­ли­чия меж­ду ны­неш­ним рас­ши­рени­ем ума при этом би­ении сер­дца и преж­ним дол­го­тер­пе­ни­ем в злос­тра­дании. 

Нет ни­кого, кто мо­жет пос­тичь при­роду этих сос­то­яний, ко­торые по бла­года­ти Бо­жи­ей слу­ча­ют­ся с ним. Но по­ис­ти­не бла­жен, кто в на­деж­де на бла­годать Бо­жию пре­тер­пел уны­ние, яв­ля­юще­еся сок­ро­вен­ным ис­пы­тани­ем доб­ро­дете­ли его и воз­раста­ния в нем ра­зума. Это по­доб­но зим­ней ть­ме, ко­торая вы­зыва­ет рост сок­ро­вен­но­го се­мени по ме­ре раз­ло­жения его под зем­лей, при рез­ких пе­реме­нах бур­ной по­годы. Пос­ле про­дол­жи­тель­но­го ожи­дания пло­дов, ког­да это ожи­дание длит­ся очень дол­го, че­ловек от­го­ня­ет от се­бя уны­ние, что­бы оно не пом­ра­чало око ду­ши его из-за раз­мышле­ния о тех пред­ме­тах, на ко­торые нап­равлен прис­таль­ный взгляд его, ведь не­кото­рые из них обыч­но вы­зыва­ют ра­дость и прек­расное сос­то­яние ра­зума. Ожи­дание его длит­ся дол­го, и не ско­ро по­луча­ет он ожи­да­емое. Ибо ес­ли не по­луча­ет он ско­рого уте­шения в тру­дах, при­ходит он в от­ча­яние, по­доб­но на­нято­му ра­боче­му, ко­торо­го ли­шили за­рабо­тан­ной им пла­ты. Бы­ва­ет так­же, что ис­кусно и муд­ро вдох­но­вит­ся он на­деж­дой на ско­рое из­бавле­ние, да­бы от­сечь уны­ние от ду­ши че­рез по­доб­но­го ро­да обе­това­ния, и най­дет об­легче­ние. Ибо ду­ша лег­ко при­нима­ет об­на­дежи­ва­ющие по­мыс­лы и весь­ма час­то пос­редс­твом на­деж­ды ме­ня­ет она пе­чаль на об­легче­ние. 

Ес­ли бы не бы­ло борь­бы, не бы­ло бы нуж­ды в пре­дос­те­реже­ни­ях. Есть мно­го лю­дей, ко­торые счи­та­ют эти и по­доб­ные пре­дос­те­реже­ния из­лишни­ми, как ес­ли бы вов­се ни­чего не про­ис­хо­дило с че­лове­ком! Ес­ли бы это бы­ло так, все лю­ди в рав­ной ме­ре по­луча­ли бы бла­гос­ло­вения и в рав­ной ме­ре об­ре­тали бы ду­шев­ные бла­га: тог­да или ни­кого нель­зя бы­ло бы приз­нать ни трез­венным, ни усер­дным, или, на­обо­рот, все обер­ну­лись бы злы­ми. Но я знаю, что та­кой по­мысел есть дей­ствие ле­нос­ти, ко­торая рож­да­ет­ся от рас­слаб­леннос­ти, по­рож­да­ющей в свою оче­редь этот по­мысел в сос­то­янии уны­ния. Тог­да уже не на­до ни бодрство­вания, ни трез­ве­ния, ни мо­лит­вы, ни ка­кого-ли­бо мо­ления: пусть каж­дый че­ловек уля­жет­ся в пос­тель и не вол­ну­ет­ся! Ес­ли бы в каж­дой ус­три­це ны­ряль­щик на­ходил жем­чу­жину, тог­да вся­кий че­ловек быс­тро раз­бо­гател бы. И ес­ли бы ны­ряль­щик тот­час до­бывал жем­чу­жину, и вол­ны не би­ли бы его, и аку­лы не встре­чали бы его, не на­до бы­ло бы ему за­дер­жи­вать ды­хание до та­кой сте­пени, что­бы он поч­ти за­дыхал­ся, и не был бы он ли­шен све­жего воз­ду­ха, ко­торый дос­ту­пен всем, и не схо­дил бы в глу­бины - тог­да ча­ще, чем уда­ря­ет мол­ния, и в изо­билии по­пада­лись бы жем­чу­жины. Так по­нимай ме­ня. А те, кто пог­ру­жа­ет­ся в оке­ан без­молвия, пусть бу­дут учи­теля­ми - те, ко­торые на­тал­ки­ва­ют­ся на сок­ро­вища в оке­ан­ских глу­бинах. Ус­три­цами же бу­дем счи­тать мо­лит­вы, на ко­торые на­тыка­ет­ся ум, а так­же со­зер­ца­ния, проз­ре­ния, бо­жес­твен­ные поз­на­ния, муд­рость, ра­дость ду­хов­ную. 

Ны­ряль­щи­ки очень час­то опус­ка­ют­ся, но на­ходят обык­но­вен­ную плоть, и лишь иног­да в од­ной из ус­триц об­ре­та­ет­ся жем­чу­жина. То же са­мое от­но­сит­ся и к на­шей тор­говле, то есть к мо­лит­ве: раз­ве что од­на мо­лит­ва и по­падет­ся к нам в ру­ки, да­руя уте­шение в утом­ле­нии на­шем. Те, кто ис­ку­сен в ре­мес­ле, кто дос­тиг зре­лос­ти и кто про­вел дол­гое вре­мя в тру­де, то­же зна­ют, ка­кие упот­ре­бить дви­жения при пог­ру­жении в глу­боких мес­тах, где мо­гут они най­ти прек­расные жем­чу­жины, весь­ма дра­гоцен­ные. По­доб­ным же об­ра­зом слу­ча­ет­ся та­кое с си­лой мыш­ле­ния во вре­мя мо­лит­вы, ког­да пла­ва­ет оно в та­ких мес­тах, в ко­торых не для вся­кого че­лове­ка лег­ко пла­вать. Что же до нас, не­мощ­ных, плы­вущих по нап­равле­нию к су­ше, толь­ко эти ма­лень­кие жем­чу­жины и по­пада­ют­ся нам, ес­ли во­об­ще по­пада­ют­ся, да и то толь­ко ког­да мы ны­ря­ем усер­дно, мно­го раз под­ряд, за­дер­жи­вая ды­хание по­мыс­лов ми­ра се­го в мо­лит­вах на­ших и в служ­бах на­ших, ко­торые суть не­дол­гое от­дохно­вение от слез. Ибо эти­ми жем­чу­жина­ми яв­ля­ют­ся теп­лое чувс­тво­вание от нис­па­да­ющей на нас бла­года­ти Бо­жи­ей: че­рез не­го по­луча­ем мы про­щение гре­хов на­ших, сла­дос­тную и мир­ную теп­ло­ту, ра­дость и не­ожи­дан­ную лег­кость, а так­же, по вре­менам, сви­детель­ство ве­ры от­но­ситель­но ис­тинной на­деж­ды на­шей, и не­кие проз­ре­ния о за­боте и ми­лосер­дии Бо­жи­их по от­но­шению к нам. Кто не ис­пы­тал ког­да-ли­бо этих благ без­молвия, каж­дое в свое вре­мя? Кто ста­нет от­ри­цать и го­ворить, что об­ма­нут он бла­годатью Бо­жи­ей, со­путс­тву­ющей ему? 


Итак, ес­ли, по­ка мы еще мла­ден­цы, стре­мим­ся мы в без­донные глу­бины оке­ана, в ко­торые ве­ликие От­цы на­ши пог­ру­жались, и бы­ва­ем одер­жи­мы же­лани­ем ви­деть бо­гатс­тва, ко­торые они при­об­ре­тали и при­об­ре­та­ют, тог­да уто­нем мы в оке­ане. И ес­ли, пос­коль­ку лег­ко­дос­тупны­ми и ма­лоцен­ны­ми бы­ва­ют в гла­зах на­ших жем­чу­жины на­ши по срав­не­нию с их жем­чу­жина­ми, или ес­ли бурь оке­ан­ских из­бе­га­ем мы и пол­ностью те­ря­ем усер­дие, то ни­ког­да не на­учим­ся мы пла­вать в мо­лит­ве, не дос­тигнем мы и умс­твен­но­го ис­кусс­тва, ко­торое про­ис­хо­дит от ду­хов­ной муд­рости, и не сой­дем мы в глу­бины, где на­ходят­ся бо­гатс­тва. И мо­жет быть, да­же днев­ной хлеб наш не бу­дет обес­пе­чен для под­держа­ния крат­ковре­мен­ной жиз­ни на­шей, и окон­чим мы тем, что всег­да бу­дем пре­бывать в ни­щете и нуж­де. Ибо не столь ма­ла ру­ка Гос­подня, на­учив­шая От­цов соз­на­тель­но­му пла­ванию ума и уве­рен­ности при пу­тешес­твии по оке­ану, столь ис­полнен­но­му бо­гатств, что­бы и нам не дать в угод­ное Ему вре­мя креп­кое сна­ряже­ние, спо­соб­ное про­тивос­то­ять вол­нам страш­но­го оке­ана, да­бы дос­тигли мы тех мест, из ко­торых От­цы из­вле­кали ду­хов­ные сок­ро­вища. 

***

Жизнь вечная есть утешение в Боге, и кто обрел утешение в Боге, тот почитает излишним утешение мирское.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин 

----картинка линии разделения----

Толкование на 2-е послание к Коринфянам

Павел Апостол, не чрез Иисуса Христа, но Иисуса Христа чрез волю Бога (говорит так), дабы выразить свою близость (ко Христу) и устранить мысль о том, что он чужой Ему. И Тимофей брат, — то есть святой Павел унизил себя, ибо свое имя написал рядом с братом (Тимофеем) в послании к гонимым Коринфянам. Церкви Божией, сущей в Коринфе, которая подверглась бедствию, и святым, сущим в странах Ахаии,переносящим страдание и гонение в терпении.

(Ст. 2). Благодать вам и мир от Бога Отца нашего, Который соделал вас достойными усыновления Ему, и (от) Господа нашего Иисуса Христа,соделавшего вас ближними Своими и сонаследниками Своими.

(Ст. 3). Благословен Бог Иисуса — ради плоти, и Отец милосердия — ради усыновления. В словах: мир вам от Бога Отца нашего Иисуса Христа, — как бы содержится разъяснение того, что говорит теперь: Бог Иисуса Христа.

(Ст. 4). Утешающий нас во всех скорбях наших — или чрез учеников, которые умножались у них, или посредством сил и чудес, совершенных чрез них, — дабы нам прочих, находящихся в скорби, утешать словом, слышанным от нас, и терпением в страданиях, которое видят в нас, и теми молитвами, то есть ради тех молений  [греч.:  утешением, которым утешаемся сами от Бога], которые воссылаем Богу за вас, дабы вы в состоянии были терпеть, как и мы.

(Ст. 5). Поелику, как умножаются страдания Христовы в нас, так и чрез Христа умножается моление [другое, более точное чтение: утешение,как и сир. (Вальт.)] наше, то есть открывает дверь к тому, чего просим.

(Ст. 6). Ведь если мы скорбим, то ради вашего утешения и спасения скорбим, дабы вы, смотря на нас, подражали нам, и дабы была у вас сила к перенесению тех же страданий, кои и мы, более чем вы, терпим.

(Ст. 7). И эта надежда наша, которая была о вас, стала тверда, ибо знаем, что если участниками страданий оказываемся, то также будем (участниками) и утешения, то есть получим утешение.

(Ст. 8-11). Это сообщаю вам, братия, о скорби нашей, бывшей в Асии, потому что сверх сил наших мы были отягчены. Но сами в себе ради многих мучений осуждение на смерть имели мы, ибо не надеялись на себя, что сможем перенести плотью, но на Бога, воскрешающаго мертвых, то есть что Он оживотворит нас от мертвых, поскольку Он сделал нас спасенными как бы из мертвых, и спас, — Который от стольких смертей (опасностей смертных), угрожавших нам, нас избавил, — и еще избавит от тех, которые будут угрожать, при содействии молитв ваших: дабы из многообразной благодати в наибольшем изобилии изливались на нас дары Божии, — разумею не те благодатные дарования, которые бывают в нас ради нас, но это те благодатные дарования, которые действуют в нас ради многих, так что за нас одних многие воздают благодарение Ему, и Он прославляется многими ради нас.

(Ст. 12). Ибо похвала наша идет не от других, не знающих нас, но похвала наша есть свидетельство совести нашей о том, что в святости тела и души, ничем не оскверняемой, и в правде, не причастной пороку лицеприятия [слав.:  чистоте, русск.: искренности], и в благодати, которую мы распространяли милосердно на всех, — вот эти-то все качества проявляли мы, когда обращались в мир, — не в мудрости платяной являлись мы, то есть не с лицемерием или человеческой хитростью. Нигде к таким средствам не прибегали мы, и тем менее у вас.

(Ст. 13). Ибо не иное пишу вам, как то, что совершено нами у вас, — но вы (сами) засвидетельствуйте то самое, что пишем к вам, именно:

(Ст. 19). Сына Божия Иисуса Христа, Который чрез меня и Силвана [по синодальному переводу (русскому): Силуана] и Тимофея проповеданвам. Не то (хочу сказать), что вместе (со мной) вступили они в Коринф, но (то, что Христос) проповедан вам не в "да" и "нет", но в "да", то есть в слове истины.

(Ст. 20). Поелику все обетования Божии в Нем "да", то есть утверждены и исполнены, — и не оказались ложными, посему это самое все истинное есть именно "аминь" в нас к славе Бога, то есть своим следствием имеет прославление Бога.

(Ст. 21-22). Ибо Бог утверждает нас с вами в благодати, являет Христа [греч.: "нас утверждает во Христе"]чрез нас с вами твердым в добродетели, —Который помазал и запечатлел нас чрез залог Духа, и дал (залог) в сердцах наших.

(Ст. 23-24). Я же свидетелем Бога призываю на душу мою, что, щадя вас, не пришел я в Коринф, то есть из-за тех недостатков их, которые подверг осуждению и в которых изобличил их в Первом Послании. Ибо хотя мы не господствуем над верою вашею, однако споспешниками оказываемся радости вашей, ибо верою (вы) стоите, — то есть верой (в вере), которую я дал вам, (тверды).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Блаженный Диадох Фотикийский

Блаженный Диадох Фотикийский 

---картинка линии разделения---

Сначала дается вполне вкусить утешения благодатные, а потом они скрываются; первое, чтоб поддерживать ревность к подвигам, а второе, чтобы подвизающийся смирялся. Полное проявление благодати в любви.... и как это бывает

Дух Святой в самом начале преуспеяния, если кто горячо возлюбит добродетель Божию, дает душе полным чувством и удостоверительно вкусить сладости Божией, чтобы ум точно и определительно познал, сколь велик плод боголюбивых трудов, но потом надолго скрывает богатство сего животворного дара, чтобы мы, хотя во всех преуспеем добродетелях, думали о себе, что мы ничто, потому что не видим в себе, чтоб святая любовь обратилась у нас в постоянный нрав. Ибо в ту пору бывает, что бес нелюбия иногда с такой силою налегает на души подвизающихся, что они неприязненно относятся даже к тем, кои любят их, и даже во время приветствия и целования держат это тлетворное действо неприязни. От сего душа сильно скорбит и болезнует, что тогда как в памяти носит любовь духовную (сознает обязательство любви) не может возыметь ее в чувстве, по причине, как ей кажется, недостаточности совершеннейших трудов. Почему необходимо нам пока нуждением насильственным заставлять себя совершать дела любви, чтобы таким образом достигнуть вкушения ее и полным чувством с удостоверительным удовлетворением; в совершенстве же никто из сущих во плоти сей не может стяжать ее, кроме тех Святых, кои дошли до мученичества и совершенного исповедания, – чего достигший совершенно изменяется и даже к пище неохотно приступает; ибо у питаемого божественной любовью какое еще может быть похотение благ мiра сего? Сего ради премудрый Павел, сие великое вместилище ведения, благовествуя нам о будущих утешениях праведных, по собственному в том удостоверению, говорит: несть царствие небесное брашно и питие, но правда, мир и радость о Дусе Святе (Рим. 14:17), кои суть плод совершенной любви. Таким образом, часто здесь вкушать действо любви могут преуспевающие в духовной жизни, в полном же совершенстве стяжать ее никто не может, если у него наперед не будет совершенно пожерто мертвенное животом (2 Кор. 5:4).

 

----картинка линии разделения----

 

Затворник Георгий Задонский

Затворник Георгий Задонский  

----картинка линии разделения----

Душа, отвергающая утешение временное, удостаивается утешения вечного

Избирая же утешение в чем-либо другом, отпадает от Бога... О, высочайшая истина! Молю тебя, не допусти мене суетным каким утешаться утешением. Пусть все мне будет в горесть, только бы Ты один душе моей явился сладок, ибо Ты есть неизреченная сладость, чрез которую все горестное в сладость обращается.

Твоя же сладость усладила каменья Стефану; Твоя сладость усладила разожженную решетку Лаврентию; Твоей ради сладости шли Апостолы радуясь от лица собора, что удостоились ради имени Твоего претерпеть бесчестие; шел Андрей не устрашаясь, но радуясь, на крест, поспешая к Твоей сладости. Сия Твоя сладость первоверховных Апостолов так наполнила, что один крестную смерть избрал, а другой не устрашился под меч дать голову свою; сию Твою сладость желая стяжать, Варфоломей собственную свою дал кожу. Сию Твою сладость желая вкусить, Петр все земное позабыл, и как упоенный возопил: Господи, добро нам здесь быть, сотворим три сени; здесь да пребываем, Тебя да видим, ибо иного ничего нам не нужно; довольно нам Тебя, Господа, видеть; довольно толикою насыщаться сладостью. Единую каплю сладости сей вкусивши, он пренебрег всякой другой сладости, а что бы было, ежели бы он великое множество вкусил божественной сладости, ее же ты, Господи, сокрыл если боящимся Тебя... Сию Твою неизреченную сладость и оная вкусила девица, о ней же читаем, как с радостью и весельем, как на пир званая, шла в темницу. Сию, как видится, и оный вкусил, который воскликнул: коль многое множество сладости Твоей, Господи, которую скрыл если боящимся Тебя и уповающим на милость Твою! и который научая говорил: вкусите и видите, яко благ Господь. Сие-то есть блаженство оное, Господи Боже наш, еже нам от Тебя данное уповаем, его же ради Тебе, Господи, всегда воинствуем и его же ради Тебе весь день умерщвляемся, да поживем Тебе в Твоей жизни.

О, жизнь блаженная! Сладость души моей превеликая! Да возобладаю тобою посреди сердца моего; да возлюблю Тебя, Господи крепость моя, Господи утверждение мое, и прибежище мое и Спаситель мой! Да возлюблю Тебя, Боже мой, помощник мой, столб крепости моей и надежда моя сладкая во всех печалях моих! Да объемлю Тебя благого, без Него же ничто же благо; да насыщусь Тебе, превосходящей благости, без Него же ни единая превосходящая есть благость: Отверзи мне внутреннее ушей моих словом Твоим, всякого обоюдного меча острейшим, да услышу глас Твой. Просвети очи мои, Свете непостижимый; блесни молниею, и разжени тьму прелестей, да не видят суеты; пошли стрелы Твои, да смятеши, и явятся источники водные, и откроются основания вселенной; пошли свет, Свете невидимый, им же увидел Тебя; созижди благоухание новое, благоухание жизни, да последую Тебе в аромат благоуханий Твоих; исцели вкус, иже бы разумел и познал и рассудил, коль великое множество сладости Твоей, Господи, Ты же скрыл если любовью Твоею преисполненным. Дай сердце, о Тебе помышляющее, дух Тебя любящий, ум Тебя не забывающий, разум Тебя понимающий, смысл великою радостью Тебе всегда прилепляющийся, да всегда Тебя, Премудрость вечная, возлюбит любовь моя. О жизни, в ней же все живут; жизнь, всем живот дающая, жизнь моя, чрез нее же живу, а без нее умираю; жизнь, чрез нее же из мертвых восстаю, без нее же погибаю, о жизнь животная, сладкая и любезная, никогда незабвенная! Где, где молюсь тебе, где тебя обрету? Во мне да изнемогаю я, а в Тебе да пребываю! Близ буди души моей, близ буди сердцу моему, близ устам моим, близ ушам моим, близ в немощи моей: яко любовью изнемогаю, яко без Тебя умираю, Яко Тебя не забывая, из мертвых восстаю: аромат Твой меня оживляет, память Твоя меня исцеляет; но насыщусь, когда явится мне слава Твоя. О жизнь души моей! Желает и изнемогает душа моя от воспоминания о Тебе: когда приду и явлюсь лицу Твоему, веселье мое? О слово Божественное! укрепи меня, хвала моя! возвесели душу раба Твоего, войди в нее, радость моя, да в Тебе радуется; войди в нее, сладость величайшая, да насладятся сладости в Тебе. О свете вечный, просвети ее, да уразумеет, да познает и возлюбит Тебя: тот не любит Тебя, Господи, кто не познал Тебя; и тот не познал Тебя, кто не разумеет, что света Твоего не объемлет; и свет во тьме светится и тьма его не обнимет. О, умный свете! освящающая истина! О истинное сияние, просвещающее всякого человека, грядущего в сей мир, грядущего же, но не понимающего, что если любит мир, враг Божий бывает: отгони тьму, тяготеющую верху бездны ума моего, да видит Тебя понимая, да познает Тебя обнимая, да возлюбит Тебя познавая: всякий же познавая Тебя, любит Тебя, и забывает себя, любя же Тебя сильнее, нежели себя оставляет себя, и приходит к Тебе, да радуется о Тебе.

Господи, Боже мой! даруй мне это, да не удаляюсь от Тебя, истинной премудрости и внутренней радости моей, в радость внешнюю, прелестную; даруй мне сие, да не обольщает меня любовь прелюбодейная во внешнем; углуби меня в Себя, да не буду во внешнем, ибо Ты обретаешься во внутреннем, освободи меня Собою, да не связанным буду в мирском, ибо Ты есть в духовном. Утверди меня, да не рассыпаюсь душою во временном, да не обращаюсь в него умом моим, и да не уловлен буду словами, ибо Ты в вечном живешь, Господи, и Сам есть вечность! И еще умоляю Тебя, о сладчайший Иисусе Христе, Сыне Божий, привлеки меня к Себе, владей и управляй мною, возьми всего меня и приведи к Отцу; очисти, освяти, уцеломудри, исправь и сотвори меня, каким мне должно быть, принадлежа Творцу. Да никогда никак не отвращуся от Тебя; да Вера, Надежда, Любовь сделают меня Твоим: Тебе я предаю, врачую и посвящаю себя, и ты мне дай Себя, Я Твой, Ты будь моим. Страхом же Твоим покрой сердце мое: да не вознесшись отпадет от Тебя, Всещедрый.

Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь мне. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу Твоему; Ей Господи Царю, даруй мне зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский 

---картинка линии разделения---

«Утешаемся сами от Бога»

Как мы иногда хулим Божество нечистым, мрачным и злобным состоянием своей души, – хулим Отца, Слово и Духа Всесвятого, Духа Утешителя, так напротив, человек с благостным настроением души своей, способный утешать всех словом, славит тем Отца и Сына и Святого Духа Утешителя. Яко возмощи нам утешити сущия во всякой скорби, утешением, имже утешаемся сами от Бога (2Кор.1:4).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

---картинка линии разделения---

Благодатное утешение 

Когда благодатное утешение действует при таинственном познании Христа и Его смотрения, тогда христианин не осуждает ни иудея, ни язычника, ни явного беззаконника (Прп. Макарий Великий. Беседа 8, гл. 6), но пламенеет ко всем тихою, непорочною любовью. Он созерцает чистотою ума своего, что со времени пришествия Христова достоинство, цену, похвалу и спасение человека составляет Христос, а не естественные добродетели человеческие. Он непрестанно желает быть распятым, потому что слух его отверзся и он слышит глас Христа Бога своего, ему говорящий: Иже не приимет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин. Обретый душу свою погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю (Мф.10:38,39). Чашу скорбей он считает чашею спасения, свидетельством избрания, даром Божиим. Он не может иметь ненависти и врагов, потому что наносящие ему скорби в глазах его — не что иное, как орудия промысла Божия (Прп. Макарий Великий. Беседа 37, гл. 2,4), он извиняет их, приводя в причину оправдания неведение их, он благословляет их, как орудия благодетельствующего ему Бога. 

 

----картинка линии разделения----

   

Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский 

---картинка линии разделения---

Духовные утешения посылаются по милости Божией

Одно слово: «неприкосновенный существом, прикосновен мне бывает» произвело в сердце твоем отраду духовную. Это не нашей силы и напряжения, но дело милости Божией. В церкви ты чувствовала себя в радостном духе, не думай, чтобы ты сама собой могла иметь оное чувство, но благодать Божия сие соделывала к ободрению и укреплению тебя.

Утешения не приходят к нам без креста

Письма А. Я. прочитал; видно ее большое рвение в монастырь, но с надеждою не на Бога... Она, бывши у вас, вкусила умиления и думает, что всегда оное с нею пребудет неотлучно, а потому стремится на Фавор; но это только показало, что есть [т. е. что есть благодать, Бог], а надобно прежде на Голгофе побывать и принять крест душевных и телесных горестей; тогда, по мере терпения и смирения, даруется и утешение. Когда постраждем со Христом, то с Ним и прославимся (Рим. 8, 17)... Ей хочется скоро взлететь на небо: пусть не спешит, дело будет прочнее, а то и вступя в монастырь, не найдет покоя. Прежде надобно понести скорби, встречающиеся при делании заповедей Божиих, и оными исцелити страсти, и тогда не искать утешений, но оно само по себе приходит. В посланных к тебе выписках св. Исаака Сирина, кажется, довольно было объяснено, что писал он к ищущему утешений и откровений и какие делал против сего возражения; советовал более пребывать ему в делах покаяния, а не искать утешений, а один богомудрый муж предпочитает еще крест духовным наслаждениям и говорит, что мы ищем в них не Бога, а себя.

Утешениям или предваряет или последует искушение

Утешениям или предваряет, или последует мятеж, а сему причиною наше страстное устроение; страсти наши суть дверь, затворяющая пред нами сию духовную радостьВы пишете, что удостоились быть причастницами Пречистых Тайн Христовых в Великий Четверток и имели духовное утешение, как от сего великого дара, так и от службы оной Седмицы. Сердечно о сем радуюсь и благодарю Бога, посещающего вас сими духовными утешениями, но после, смотрением же Его, послана и приукоризна, да не превознесетеся. Вы, может, считали себя смиренными и нечто, а слово уязвившее и показало, что точно есть гордость. Случающиеся вам скорбные посещения и мрачность в духе принимайте мужественно, ожидая изменения, которое вы и получали, как ты описывала, М. М.; ощущали себя в обедни, а после и последовало смущение в вечерню, а прежде сего за несколько дней также бывшему утешению было предварение. Святые отцы пишут: «утешению или предваряет, или последует мятеж», по этому разумейте, что вы стоите на истинном пути; только блюдите, да не вознесетеся при посещении благодати, но паче усматривайте свою худость и не считайте себя духовными, а других не уничижайте, что нет духовности: у Бога есть много сокровенных рабов, подобно Исидоре, которую вменяли за ничто. Познавайте более свою немощь.

Надо считать себя недостойными утешений и не искать их

Вы пишете, что никак не можете добиться крошки или крупинки мытарева злата умиления, впрочем, о сем не ропщите, а 89 Слово св. Исаака вам показало и причину оной скудости. Предлагаю и я скудные мои советы. Восполняйте сей недостаток смиренною мудростью, считайте себя недостойным сего великого дара. Если водрузится в вас залог сознания нашей худости и ничтожества, то возможно Господу обогатить вас и даром мытарева злата, а без оного залога [смирения], хотя бы вы и большое имели богатство, но оное не может быть прочно, а скоро отходит и исчезает. Ум, возмечтав о себе нечто великое, тотчас лишается заступления Божия, и враг старается внушать нам гордые мысли, как сам гордостью отпал от Бога, а потому смотрительно попускает Бог нам поползновения разного рода, чтобы внимающие себе чрез оные нисходили в глубину смирения.

Я заметил, что вы в правиле молитвенном ищете духовных услаждений; они хотя и приятны, но весьма опасны и обольстительны. Человек, находясь в сем положении, думает, что он упоен любовью Божиею, и токмо увлекается мнением; и когда оное со временем умножится, тогда вместо утешения лишается спокойствия, ибо в том только и полагает найти спасение когда имеет утешения, а при лишении оных смущается и не имеет покоя; а надобно молиться смиренно, не ища утешений, чувствуя свою греховность и опасаясь обольщений. Хотя бы и сухость случалась, не отступать от молитвы, считая себя недостойным утешения, по слову святых отцов: «кто не помышляет себе грешна, молитва его несть благоприятна пред Богом», а Он, видя и при сухости усердие и смирение в молитве, примет оное. Когда же послать кому утешение, то есть, кому оно будет безвредно, это состоит в Его святой воле и всеведении, ибо это есть дарование Божие, а не наше тщание. Многие, получивши сей дар, вместо смирения пришли в высокоумие, думая, что они уже обогатились, и после доходили до бедственного душевного положения, лишаясь спокойствия; потому Господь и не дает сего чувства, пока человек не смирит себя совершенно. Смиренный уже не падает высокоумием и хранит дар смирением. Итак, советую вам ни в посещении утешением не возвышаться, но обращать мысль на грехи свои; ни в сухости не смущаться, но веровать, что Господь примет ваше усердие.

О если бы мы имели всегда мытарево чувство, сознавая свою греховность и ничтожество, то и всегда бы утешал Господь смиренных, но как мы далеко от сего, а ближе всего можем вознестися умом о обретении такого блага, то и лишаемся оного, но о сем не должно отчаиваться, а смиряться и считать недостойною сего; Бог знает, когда и сколько кого утешить; настоящее время, время борьбы и подвига, а утешения не должно искать, оно само приходит, когда Благодать усмотрит даровать оное, а ты больше зри свои грехи, кайся и смиряйся.

Ты скорбишь о неощущении той духовной радости, которою бы желала наслаждаться при столь пресладком воспоминании великого события в воплощении Сына Божия, нашего ради спасения. Но ежели вникнешь, рассмотришь и сообразишь с отеческими писаниями свое устроение, то найдешь, что оное далеко отстоит от смирения; а и оное имеет степени и свои признаки, по мере добродетелей, а нам кольми паче, скудным добродетелями, должно смиряться и не искать утешений, ибо и те, кои стяжали богатство добродетелей и духовных дарований, считают себя недостойными оных, а еще прилогом мучения: почему они и пребывают в спокойствии, ум их, заключившись в ковчеге смирения, бывает неприступен для невидимых татей... в лишении же утешений не должно смущаться, но паче смиряться, считать себя недостойным того, и успокоишься.

Чувствуемые тобою утешения надобно различать: истинные ли они пли ложные? И оные не могут повредить, когда не будешь обольщаться ими, а считать себя недостойною утешения. Смирение сохранит тебя от прелести, а хотя бы оные были и благодатные, но ежели увлекаешься в высокоумие, считаешь себя приобретшею богатство сие и уже обнадеживаешься во спасении, то паки лишишься оных, так, как уже и было с тобою. Бог посещает рабов Своих, иногда и за терпение скорбей, утешением, и тогда более, когда они не ропщут, а считают себя достойными скорбей, по смиренному их залогу.

Вижу, что вы сознали себя недостойною духовных услаждений и спокойствия, и что вы находитесь в опасности обольститься оными. Читая духовные книги, вы увидите, как многие пострадали, увлекаясь духовными услаждениями и основывающиеся на сем в своем спасении. Но доколе мы не истребим страстей своих деланием заповедей Божиих и не стяжем совершенного смирения, желать или искать таковых утешений значит считать себя достойными сей награды, а это уже и есть гордость. Многие из святых, и получая духовные дарования, опасались, да не будут они во вред, и потому просили Бога взять оные от них.

Рассеянность мыслей в церкви нельзя похвалить, но и искать высокого устроения еще не нашей меры; при пении некоторых стихов ощущение утешения дается от благодати, но очистившим себя от страстей, а нам, страстным, надобно считать себя недостойными сего и смиряться; когда же смиримся, то и не обольстимся. А св. Макарий пишет, что ощущение утешения свойственно пустыне глубочайшей, удаленной от всякого сообщества, то оно к нам и не подходит, имеющим сообращение с людьми.

Бог промыслительно лишает нас утешений для нашей же пользы

Вы скорбите о лишении душевных утешений, конечно, это тяжело, но когда прибегнем к смирению, то найдем себя того недостойными, и, может быть, Промысл Божий, для нашей же пользы, отнимает от нас утешения, чтобы, наслаждаясь ими и возмнив о себе нечто, совсем бы не погибнуть. Мы, ища внутренних утешений, ищем не Бога, а себя.

Не удивляйтесь этому, что, бывши у святых угодников в Лавре, не имели духовного утешения, а напротив, чувствовали холодность и сухость. Бог даровал вам духовное утешение и радость при вступлении в Православную Церковь и принятии таинства миропомазания, даруя познание благодатных дарований и действий, в оной находящихся; но чтобы всегда оными наслаждаться, это невозможно, потому что оные приобретаются при содействии Божией благодати и нашем произволении, исполнением заповедей Божиих, со смирением. Впрочем, оные тайно сокрываются в нас, но не являются нам для того, чтобы не превозносились и не гордились, а по времени и по мере смирения даруется и ощущение, и паки вземлется. И вы о сем не смущайтесь, что не имеете утешения, и в лишении оного усматривайте скудость смирения, и даже не ищите решения, это также есть вид духовной гордости, но предоставьте воле Божией. Он знает, когда нужно нам оное даровать. Вы сами познаете, что как склонна мысль ваша к гордости и ничтоже имущее, нокогда дать вам это богатство духовное, то еще более будете иметь повод к возношению. Многие, получив дарования, но, не имея смирения, пострадали душевною скорбью.

Опасайтесь утешений, возносящих нас

Во время случающихся посещений Божиих утешений, опасайтесь увлечением в мнение, ибо за оное-то и попускаются безместные помыслы, а скорбение о потерянии умиления и доказывает, что оным утешались, и будто были того достойны. Надобно скорбеть, но о причине, которая лишила оного, а того надобно считать себя недостойными, мы еще далеко отстоим от смирения, то нас Господь смиряет.

Иногда утешения посылаются для укрепления в искушениях

Полученное вами духовное утешение не может долго пребывать неизменным: оно посылается по временам, к укреплению нашему в искушениях; достигшие смирения более им наслаждаются, но, впрочем, благодать Божия и их посещает искушениями, по мере их устроения, дабы не вознеслись получением духовных утешений. Кольми паче мы, немощные, требуем огня искушений, попаляющего терние наших страстей.

Почему не проходит мрак душевный

Во время бывшей тебе мрачности и томности ты думала найти утешение, пойдя к обедне, но не обрела, все та же мрачность была на душе, а это оттого, что ты не смирила себя, но с чаянием утешения шла. А ведь не приидет Царствие Божие с соблюдением (Лк. 17:20). Когда бы ты в этом мрачном и томном посещении смирила себя истинно и положила в сердце своем, что недостойна утешения, то, может быть, и получила бы оное, а как ты прямо шла, надеясь получить, как будто достойная сего, то и не обрела. Бог утешает смиренных, а когда мы не имеем сего, то и должны прибегать к смирению, но отнюдь не смущаться и не отчаиваться.

Ищите утешения в вере в Господа

Тебя утешает великопостная служба. Это Господь тебя утешает по множеству болезней и скорбей твоих; благодари Его, и ежели бы ты могла всегда удержать чувство своей нищеты и смирения, то никогда бы не отступило от тебя это утешение, но как естество наше удобопреклонно к высокоумию, то и отъемлется оное утешение, что и совершенным попускаемо было к вящему смирению их.

При пустоте и унынии духа вам советуют искать утешения в рассеянии, но вы там не находите его, да и найти невозможно, для духа надобна духовная пища. Надобно искать утешения в вере в Господа нашего Иисуса Христа и святых Его заповедях, из коих одна научает нас тому, где можно найти успокоение: научитеся от Мене, сказал Господь, яко кроток есмъ и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29).

Получая утешения, не прельщайтесь мнением освоем достоинстве

Многие, получая утешения и возмнив себя достойными быть оных, мнением сим прельстились и все потеряли. Ежели сии утешения суть от части дарований Божиих, то они даются достойным и смиренным: «дарование без искушений погибель приемлющим». Пишет св. Исаак в 34 Слове: «Аще даст Господь дарование, умоли Его дати тебе разум, како прилично ти есть смиритися, или поставити стража о нем, или взяти то от тебе, да не виною погибели тебе будет. Не всех бо есть еже сохранити богатство оно без вреда».

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник 

---картинка линии разделения---

(Письма)

Источник утешения. В болезни должно учиться памяти смертной

Милость Божия буди с вами!

Утешения ищете?! Всякое утешение у Господа. Чего ради и именуется Он Богом всякия утехи. Когда душа хоть немножко вкусит Господа, по благодати Его; тогда все скорбности отпадают, и память об них исчезает. Вы отложили свою поездку до следующей недели. Помоги Господи вам исполнить свои благие намерения. Б. больна. Пусть в это благовремение научается памяти смертной - спасительной. Здоровому трудно помнить. Господь для того и болезни посылает, чтобы напомнить о смерти, а от сей памяти перевести и к тому, чтобы болящий озаботился наконец и приготовлением к смерти.

Благослови вас Господи!

 

Утешенной Божиею помощью и духовною отрадой

Милость Божия буди с вами!

Милость Божия лучше лекарей для вас была. Благословен Бог, не посрамляющий упования нашего!

А. солдатчина смиряет. Хорошо бы было, если б она его немного пообтерла.

Перемены в духе - наша общая участь. Терпеть надо, предавая участь свою в руки Божии. Об одном да будет забота, чтоб всегда с Господом быть. Во всех случаях прямо к Нему обращаться, Ему открывайте тяготы души своей, и молитесь, да избавит, аще волит.

Отрады и утешения не суть окончательное свидетельство о добром настроении. Главное - решимость и ревность Богу угождать, дух сокрушен и сердце сокрушенно и смиренно, - и предание себя в волю Божию. Когда сие есть - добре.

Благослови вас Господи всяким благословением! Спасайтесь!

22 октября 1888 г.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru