ВИДЕНИЯ

 ----картинка линии разделения----

 

Видящий чувственно духов легко может быть обманут в свое повреждение и погибель. Если же он... окажет доверенность к ним... будет обманут... увлечен... запечатлен непонятною для неопытных печатью обольщения...  

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Нил Синайский

Преподобный Нил Синайский

----картинка линии разделения----

Да не обольстят тебя лукавые бесы каким-либо виде́нием

Смотри, да не обольстят тебя лукавые бесы каким-либо виде́нием. (Если случится что подобное, то), пребывая в себе собранным, обратись к молитве и проси Бога, чтобы, если это от Него (на вразумление), Он Сам просветил тебя, а если нет, то чтобы поскорее отогнал от тебя прелестника... ибо не постоят эти псы, когда ты притечешь к Богу теплым молением, но тотчас невидимо и незримо биемы будучи Божией силой, далеко от тебя убегут.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Блаженный Диадох Фотикийский

 Блаженный Диадох Фотикийский 

----картинка линии разделения----

Ныне мы верою ходим, а не виде́нием

Никто, слыша о чувстве ума, да не воображает, будто слава Божия является ему чувственно. Мы говорим, что душа, когда бывает чиста, неизреченным некиим вкушением ощущает божественное утешение, но не так, чтобы при сем чувственно являлось ей что-либо из невидимого, ибо ныне мы верою ходим, а не виде́нием, как говорит блаженный Павел (2 Кор. 5:7). Почему когда кому-либо из подвизающихся явится свет, или зрак какой огневидный, или глас, пусть он ни под каким видом не принимает за истинное такое явление. Ибо это явно есть прелесть вражия, — и многие, с которыми это случалось, по неведению, сбивались с пути истинного. Мы же знаем, что, пока живем страннически в тленном теле сем, устраняемся от Бога (2 Кор. 5:6), т.е. не имеем возможности видимо видеть ни Его, ни дивных вещей Его пренебесных.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Виде́ния, посылаемые Богом, приносят душе смирение и умиление

Общее правило для всех человеков состоит в том, чтобы никак не вверяться духам, когда они явятся чувственным образом, не входить в беседу с ними, не обращать на них никакого внимания, признавать явление их величайшим и опаснейшим искушением. Открытое общение с духами для неопытного, есть величайшее бедствие или служит источником величайших бедствий.

Телесные чувства служат как бы дверями и вратами во внутреннюю клеть, где пребывает душа... эти врата отворяются и затворяются по мановению Бога. Премудро и милосердно пребывают эти врата постоянно заключенными в падших человеках, чтобы заклятые враги наши, падшие духи, не вторгались к нам и не губили нас. Эта мера тем необходимее, что мы по падении, находимся в области падших духов, окружены ими, порабощены ими.

Свойство всех виде́ний, посылаемых Богом... заключается в том, что они приносят душе смирение и умиление, исполняют ее страха Божия, сознания своей греховности и ничтожества.

Видящий чувственно духов легко может быть обманут в свое повреждение и погибель. Если же он... окажет доверенность к ним... будет обманут... увлечен... запечатлен непонятною для неопытных печатью обольщения, печатью страшного повреждения в своем духе, причем часто теряется возможность исправления и спасения.

Те из подвижников, которые не стяжали дара рассуждения духов, не усмотрели в себе своею падения, не поняли, что Христос для христианина — все; что должно отвергнуть самое добро падшего естества и отречься души своей, которые по этой причине способны к самомнению... подверглись великим бедствиям и самой погибели от чувственного явления духов, последовавшего по поводу изнурения плоти телесными подвигами и вкравшегося в душу самомнения. Когда духи... пленят... человека в тайно сердца и ума его, тогда... удобно действуют снаружи. Человек вверяется лжи, думая, что он доверяет чистейшей истине.

Учение об... осторожности и о спасительной недоверчивости к явлениям духов принято всей Церковью: оно есть одно из ее нравственных преданий, которое чада ее должны хранить тщательно и неупустительно.

Одно средство спасения от духов заключается в том, чтобы решительно отказываться от виде́ния их и от общения с ними, признавая себя к таким виде́нию и общению неспособными.

Для неопытных и новоначальных единственное средство к избежанию обмана, повреждения и погибели заключается в решительном отречении от всякого виде́ния, по совершенной неспособности к правильному суждению о нем.

Юным инокам... опытные наставники монашества воспрещали усиленный подвиг поста, бдения, затвора, при каковых подвигах духи скоро начинают являться чувственно, и удобно могут обмануть подвижника к его повреждению и погибели.

Ни поразительнейшие знамения, ни виде́ния грозные, ни виде́ния насладительнейшие не производят благотворного впечатления на сердце, не доставляют ему спасения, если оно не направлено на путь спасения законом Божиим.

Чтоб противостоять падшим духам, надо видеть их... Нам, не видящим падших духов телесными очами, надобно научиться виде́нию их душевными очами.

Поведали об авве Зеноне, что он, живя в скиту, однажды вышел ночью из кельи, как бы к брату, и, сбившись с дороги, блуждал три дня и три ночи. От труда он изнемог и упал на землю замертво. И вот предстал ему юноша с хлебом и чашею воды в руках и сказал: «Встав, укрепись пищей и питием». Авва встал и помолился, из осторожности не доверяя явлению. Юноша сказал: «Ты сделал хорошо». Услышав это, авва опять помолился, так поступил он и третий раз. Юноша каждый раз одобрял его действие. После этого авва принял и употребил принесенную пищу. Юноша сказал: «Сколько ты ходил, настолько удалился от твоей кельи, но встань и следуй за мною». И мгновенно старец очутился близ кельи своей. Старец сказал юноше: «Войди в келью и сотвори молитву о нас». Юноша вошел в келью старца и сделался невидим.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Неизвестный Афонский Исихаст

Неизвестный Афонский Исихаст 

----картинка линии разделения----

Видение монаха

Некий монах просил Бога показать ему славу и светлость святых. Посему он удостоился просимого следующим образом. Ангел Божий, придя, сказал: Просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. И тотчас он открыл правое умное око души брата, и брат увидел ту божественную славу и невыразимую радость всех святых, которой они наслаждаются на небе. Потому что монах этот говорил, что видел всех святых в той славе и божественном блаженстве, в которой каждый святой сиял не меньше чувственного солнца. Сияя подобно светилу, они испускали такие лучи, какие испускает чувственное солнце. И все святые пели единым сладчайшим гласом: «Аллилуиа».

Посему, если здесь видимое солнце, являясь только одним светлым телом, сияет и освещает всю вселенную, стало быть, там, на небе, где тысячи тысяч и мириады мириад святых, каждый из которых сияет и светит подобно солнцу, – какая светлость, какие лучи, какая яркость? И еще упомянутый монах говорил о том, что все святые, сиявшие так, получали свое сияние от сияния и светлости Бога. Потому что один луч Божией светлости был подобен всему солнцу. Теперь подумай сам, о, слушатель, насколько позволяет тебе твой малый и куцый рассудок, каков тогда тот свет Божества и та невыразимая, и неизъяснимая слава невидимого Бога, и непостижимого Творца, и нашего Создателя Господа?

Так же если делатель умной молитвы обоняет благоухание розы или каких-либо других цветов или видит какой-нибудь полевой цветок, тогда ум его как молния спешит к неизреченному благоуханию благовонных цветов рая. Поминая и помышляя о них, делатель умной молитвы орошает слезами свое лицо и бороду. И чем больше он воздыхает из келии сердечной, тем более возвышается и удаляется от земного. И он воздыхает из глубины сердца не только потому, что желает вкусить райских благ, но и потому, что помнит о том, какую муку испытывают те, кто их лишен, ввиду того что каждому человеку предстоит быть либо с Богом на небе, либо с диаволом в преисподней.

Еще тот монах говорил, что после того, как он увидел ту чудную славу святых, увидел и страшное мучение находящихся в геенне. Он рассказывал следующее. Когда закончилось небесное видение божественной славы, закрылось правое око его души и тотчас открылось левое, которым он увидел геенну, подобную морю, глубокому, как небо. Гееннское море было очень темным и мрачным. Мучимые перемешивались в нем, как перемешиваются при варке бобы в котле. Геенна бурлила так, что одного человека она поднимала наверх, а другого увлекала вниз. У одного человека виднелась только рука, у другого – только голова, у третьего – только нога. Один жалостным голосом кричал: «Увы! Увы!». Другой же проклинал и хулил того, кто стал причиной его мучений.

С таким негодованием и гневом один восставал против другого, что если бы они могли схватить друг друга, то, подобно грызущимся псам, зубами разорвали бы друг друга на куски. Там блудник гневался на блудницу, потому что она стала причиной его мук. А блудница гневалась на блудника, потому что он явился причиной ее страданий. Там родители дышали неизмеримой яростью на своих чад, потому что, желая обогатить их и упокоить в земной жизни, были преданы мучениям. Дети же гневались на родителей за то, что родители позволили им жить по своей воле и не воспитывали их в страхе Господнем. Если сказать коротко, там царили великий беспорядок, неразбериха и несносное зловоние.

Помышляя в себе о том и подобном тому, добрый подвижник воздыхает из глубины себя, и чем больше воздыхает, тем более возвышается от земного к небесному. Поэтому он не только не попадает в сети, которые расставил диавол посреди земных вещей, но становится еще более теплым по отношению к умопостигаемым и небесным предметам. Тогда он называется и становится поистине бесстрастным, потому что никакая диавольская страсть не имеет в нем места. Но тот, кто не занимается умным деланием с сокрушенным сердцем, не таков. Потому что как только он увидит какое-либо красивое лицо или дорогую и красивую земную вещь, тотчас сердце его наслаждается и помысл пленяется ею, цепляется за нее, как рыба цепляется на крючок. И спешит человек насладиться этой вещью, как пес спешит к мясной лавке, помышляя о том, чтобы насладиться до сытости, и прилагая к этому все силы, по сказанному: И он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи. Этой участи да избавимся благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа. Ему же слава и держава во веки веков. Аминь.

 

 

Настоятель киновии авва Мина рассказывал о святом папе Евлогии: «Однажды ночью, совершая у себя в домовом храме епископии правило, он увидел стоящего близ него архидиакона Юлиана. Увидев его, он изумился, что тот дерзнул войти без доклада, но промолчал. Окончив правило, папа сделал земной поклон. Сделал то же и явившийся ему в образе архидиакона, святой Евлогий встал, а тот остался на полу. «Доколе же ты будешь лежать?» — спросил папа. «Пока ты сам не поднимешь меня», — отвечал пришелец. Тогда святой Евлогий поднял его, и продолжил молитву. Немного спустя, оглянувшись, он уже никого не увидел. По окончании утренних молитв он позвал своего келейника и спросил: «Почему ты не сказал мне о приходе архидиакона?» Келейник уверял, что никого не видел, привратник утверждал то же. Утром явился архидиакон Юлиан для благословения. Папа спросил его: «Зачем ты нарушил порядок и ночью пришел без доклада?» — «Молитвами твоими, владыко, я не приходил сюда, да и из дома совсем не отлучался». Тогда великий Евлогий понял, что ему являлся мученик Юлиан, с целью побудить его воздвигнуть его храм, который от времени обветшал и угрожал падением. Блаженный Евлогий с большой готовностью воздвиг храм, выстроив его с основания, и благолепно украсил, как подобает храму мученика».

***

В Новгороде между всеми боярами отличалась богатством и влиянием Марфа Борецкая. Ее люди особенно часто причиняли разные обиды Соловецкому монастырю. Однажды, когда игумен монастыря преподобный Зосима обходил дома знатных людей, прося помощи обители, Марфа повелела с бесчестием отогнать его от своего дома. Однако скоро раскаялась, что обидела преподобного, и, желая загладить свою вину, пригласила преподобного Зосиму к себе на обед. Отец Зосима, по своему незлобию, принял приглашение и пришел в дом боярыни. За стол он был посажен на почетное место, но ел, по обыкновению, мало. Взглянув на гостей, он в изумлении опустил глаза; взглянув еще раз, увидел то же: шесть главнейших бояр сидящими без голов. Поняв, что означает это виде́ние, преподобный вздохнул и прослезился, и уже не мог вкушать ничего из снедей. После обеда Марфа испросила у старца прощение и дала монастырю во владение землю. Когда преподобный Зосима вышел, ученик его Даниил спросил старца о причине скорби и слез во время обеда. Отец Зосима объяснил ему свое виде́ние, заметив, что эти шесть бояр будут со временем обезглавлены, и просил никому не говорить об этом. Немного спустя, смирив Новгород силою оружия, великий князь Иоанн III повелел казнить тех бояр, а Марфу Борецкую отправить в ссылку. Имение ее было разграблено, дом и двор запустели.

***

В 1892 году, во время крестного хода в Троице-Сергиевой Лавре по случаю 500-летия со дня кончины преподобного Сергия Радонежского, архиепископ Ярославский Ионафан лично созерцал чудесное явление преподобного. «Во время крестного хода, — говорил он, — видел я, как впереди чудотворного образа преподобного шествовал чудный старец в схиме. Вид его был столь благолепен для глаз, приятен и сладостен для сердца, что я до сих пор не могу забыть его. Не скажете ли вы мне, кто будет сей схимник и как его имя?» Наместник ответил архиепископу, что схимник один есть в Лавре, но он стар и не может участвовать в торжествах.

***

Это было в семье священника Луки, брата архимандрита Кронида, наместника Троице-Сергиевой Лавры. Как-то раз поздно вечером отец Лука заснул за чтением газеты и не потушил свечи. Жена отца Луки тоже легла спать. Вдруг в первом часу ночи она ясно слышит голос, торопливо и настойчиво будивший ее словами: «Маня, Маня!» Когда она проснулась, то увидела свою покойную мать, которая стояла, осиянная каким-то неземным светом, и, показывая настойчиво жестами на дверь кабинета, повторяла: «Спеши, спеши!» — «Тогда я, — рассказывала супруга отца Луки, — быстро кинулась в кабинет: отец Лука склонился в кресле, дремал, а газета, которую он читал, начала тлеть от догоравшей свечи, рядом стояла спиртовая лампа, если бы загорелся спирт, случился бы ужасный пожар... Я мгновенно погасила свечу, чем предотвратила беду».

***

Однажды некие братия пришли в монастырь аввы Антония, чтобы посоветоваться с ним о привидениях, которые являлись им, и спросить его, с десной ли стороны эти виде́ния или от диавола. Отправляясь в путь, братия взяли с собой осла, который дорогой умер. Когда они пришли к старцу и прежде чем успели задать свой вопрос, он спросил их: «Отчего осел ваш умер на дороге?» Братия отвечали: «Откуда знаешь это, отец?» — «Демоны поведали мне». — «А мы и пришли, — сказали братия, — спросить тебя и посоветоваться с тобой о подобном. Нам являются привидения, которые иногда говорят, по-видимому, правду, но мы боимся быть обманутыми». Тогда старец сделал им  увещание, чтоб они нисколько не внимали этим привидениям, потому что они — от диавола.

***

Рассказывали об одном старце. Когда он сидел в своей келье и молился, то ясно увидел демонов и посмотрел на них с презрением. Когда же диавол увидел себя уничиженным от старца, то, придя, объявил: «Я — Христос!» Старец, увидев его, закрыл глаза. Диавол же сказал ему: «Зачем ты закрыл глаза? Я — Христос» Старец ответил: «Я здесь не хочу видеть Христа». И диавол, услышав это, стал невидим.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru