ЯЗЫЧЕСТВО

 

Итак помните, что вы, некогда язычники по плоти были в то время без Христа, не имели надежды и были безбожники в мире... 

Апостол Павел

 

----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

Вина язычников и суд Божий над ними

Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти, однако не только их делают, но и делающих одобряют (Рим.1:18-32).

Возвеселитесь, язычники, с народом Его

Разумею то, что Иисус Христос сделался служителем для обрезанных - ради истины Божией, чтобы исполнить обещанное отцам, а для язычников - из милости, чтобы славили Бога, как написано: за тó буду славить Тебя, Господи, между язычниками, и буду петь имени Твоему. И еще сказано: возвеселитесь, язычники, с народом Его. И еще: хвали́те Господа, все язычники, и прославляйте Его, все народы. Исаия также говорит: будет корень Иессеев, и восстанет владеть народами, на Него язычники надеяться будут. Бог же надежды да исполнит вас всякой радости и мира в вере, дабы вы, силою Духа Святаго, обогатились надеждою. И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благости, исполнены всякого познания и можете наставлять друг друга; но писал вам, братия, с некоторою смелостью, отчасти как бы в напоминание вам, по данной мне от Бога благодати быть служителем Иисуса Христа у язычников и совершать священнодействие благовествования Божия, дабы сие приношение язычников, будучи освящено Духом Святым, было благоприятно Богу. Итак я могу похвалиться в Иисусе Христе в том, чтó относится к Богу, ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос через меня, в покорении язычников вере, словом и делом, силою знамений и чудес, силою Духа Божия, так что благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Иллирика (Рим.15:16-19). 

 Единство Иудеев и язычников во Христе

Итак помните, что вы, некогда язычники по плоти, которых называли необрезанными так называемые обрезанные плотским обрезанием, совершаемым руками, что вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем. И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким, потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом (Еф.2:11-22).

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

----картинка линии разделения----

О язычестве

Поелику всякая разумная природа, хотя стремится к Богу и к первой причине, однако же, не может постигнуть ее... то, истаивая желанием, находясь как бы в предсмертных муках и не терпя сих мучений, пускается она в новое плавание, чтобы или обратить взор на видимое и из этого сделать что-нибудь богом (по худому, впрочем, расчету, ибо что видимое выше и богоподобнее видящего, и притом в такой мере, чтобы видящий поклонялся, а видимое принимало поклонение?), или из красоты и благоустройства видимого познать Бога, употребить зрение руководителем к незримому, но в великолепии видимого не потерять из виду Бога.

От сего-то стали поклоняться: кто солнцу, кто луне, кто множеству звезд, кто самому небу вместе со светилами, которым дали править в мире и качеством, и количеством движения, а кто стихиям: земле, воде, воздуху, огню, так как они для всего необходимы, и без них не может длиться жизнь человеческая; иные же — что кому встретилось в ряду видимых вещей, признавая богом все представлявшееся для них прекрасным. Некоторые стали поклоняться даже живописным изображениям и изваяниям, сперва родных, — и это были люди, без меры предавшиеся горести и чувственности и желавшие памятниками почтить умерших, а потом и чужих, — и это сделали потомки первых, отдаленные от них временем, сделали потому, что они не знали первого естества, и чествование, дошедшее до них по преданию, стало как бы законным и необходимым, когда обычай, утвержденный временем, обратился в закон. Но думаю, что иные, желая угодить властителям, прославить силу, изъявить удивление красоте чтимого ими сделали со временем богом, а в содействие обольщению присоединилась какая-нибудь баснь. Те же из них, которые были более преданы страстям, признали богами страсти, или как богов стали чествовать гнев, убийство, похотливость, пьянство, а не знаю, может быть, и еще что-нибудь к сему близкое, потому что в этом находили (конечно, не доброе и не справедливое) оправдание собственных грехов. И одних богов оставили на земле, других (что одно и благоразумно) скрыли под землю, а иных (смешной раздел!) возвели на небо. Потом, подчинившись своеволию и прихотям блуждающего воображения, нарекли каждому вымыслу имя какого-нибудь бога или демона и, воздвигнув кумиры, которые приманивали к себе своею многоценностию, узаконили чествовать их кровьми и туками, а иные даже самыми гнусными делами, сумасбродствами и человекоубийством. Ибо таким богам приличны были такие и почести! Даже позорили себя и тем, что воздавали Божию славу морским чудовищам, четвероногим, пресмыкающимся, тому, что в сих породах наиболее гнусно и смешно, так что трудно определить, поклонявшиеся ли достойны большего презрения, или то, чему поклонялись. Но более вероятно, что презреннее служители таких богов, и еще тем в высшей степени, что, будучи по природе разумны и получив Божию благодать, лучшему предпочли они худшее. И это — одно из ухищрений лукавого, который самое добро обратил в зло, как есть много и других примеров его злотворности. Он, чтобы привлечь людей под власть свою, воспользовался их неверно направленным стремлением найти Бога и, обманув в желаемом, водя как слепца, ищущего себе пути, рассеял их по разным стремнинам и низринул в одну бездну смерти и погибели...

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

----картинка линии разделения----

Живущий по-язычески и по-иудейски

Если видишь, что живущий в язычестве или отторгнутый от Церкви какою-либо превратною ересью, целомудрен по жизни и во всем прочем старается о нравственном благочинии, то тем паче ты напрягай свое старание уподобиться плодоносной смоковнице, которая собирает силы из приближенных к ней диких смоковниц, перестает истаивать, и тщательнее питает свой плод.

Не прибегай к языческим вымыслам, но приими смиренное слово в Евангельском учении. Примани ухо твое (Пс. 44:11) к преподаваемым в нем наставлениям, чтобы забыть те дурные обычаи и отеческие учения. Посему забуди люди твоя и дом отца твоего (Пс. 44:11). Ибо всякий творяй грех от диавола есть (1 Ин. 3:8).

Безумным называется живущий по-язычески, а несмысленным — ограничивающий жизнь по-иудейски, одним хранением закона.

Иудейство враждует с язычеством, а то и другое враждует с христианством, как египтяне и ассирияне были врагами и друг другу, и Израилю, как и в пороке находим, что трусость и дерзость противоположны и одна другой, и мужеству...

Но мы, как бежали язычников, удалились от лукавого идолослужения, и многобожие их признали безбожием, так бежали и хулы иудеев, отрицающих Сына Божия, устрашившись оной угрозы: иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех (Мф. 10:33). Поэтому бежим, как и должно, еще тех, которые изобретают нечто сродное с язычеством и иудейством вопреки слову истины. Поелику мудрый в злотворстве диавол видел, что христиане чуждаются иудеев и язычников, и что самые имена их располагают нас ко вражде с ними, то, придав нагие имя тем и другим, старается таким образом снова ввести иудейское отречение и языческое многобожие. Ибо одни, утверждая, что Единородный — Божие дело и произведение, а потом, поклоняясь Ему и богословствуя о Нем, служением своим твари, а не Творцу, открыто вводят учения языческие, а другие, отрицая Бога от Бога и признавая Сына по имени, на самом же деле и по истине отвергая существование Его, опять возобновляют иудейство. Когда исповедуют Его Словом, уподобляют слову внутреннему и, называя Премудростию, утверждают, что она подобна навыку, какой составляется в душе ученых, и поэтому говорят, что лице Отца и Сына одно, как и о человеке говорится, что он один, а не разделен с тем словом, с тою мудростию, которые в нем.

Языческие обычаи, начавшиеся волхвованиями, усилившиеся от сребролюбия и привязанности к коням, довели до идолослужения. Оттого что не хотели просить советов у Бога, а стали внимать волхвованиям, оттого что надеялись на множество коней, которые ложь во спасение (Пс. 32:17), а не на Могущего сокрушить брани, естественным образом дошли они до того, что земля их наполнилась мерзостей.

 

----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич 

----картинка линии разделения----

Истоки и сущность язычества

Что породило и продолжает порождать язычество в человеке и обществе?

Основной причиной его возникновения является ложное самоопределение человека. Книга Бытия повествует о том, как первые люди соблазнились сорвать запрещенный плод с древа познания добра и зла, чтобы стать «как боги». Вместо постепенного духовного роста, изменения себя по образу всесвятого Бога, человек избирает «легкий путь», не требующий труда, «приятный для глаз и вожделенный» (Быт. 3:6), обещающий сразу дать «знание добра и зла» — путь безбожного становления «богом».

Этот внешний путь «срывания» тайн бытия для овладения его естественными и сверхъестественными силами порождает магию. Отсюда возникает идолопоклонство как естественный результат извращения понятия о высшей цели и истинном смысле жизни. Здесь и истоки натурализма, поскольку утрата идеала духовного неминуемо влечет за собой культ материального, культ плоти. Гордость, попытка человека самому стать на место Бога, стремление к сверхсознанию и высшим наслаждениям порождает и наиболее утонченное язычество — мистическое.

В каком направлении идет общее развитие язычества? Становится оно все более «языческим» или же в нем происходит какой-то положительный процесс возвращения к «невидимому Богу» (Деян. 17:23)?

Является неоспоримым, что в язычестве всегда были люди, которые «искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли» (Деян. 17:27). И в этом смысле справедливо, что и в язычестве «совершался положительный религиозный процесс». Ибо, как писал св. Иустин Философ, «у всех есть семена Истины» и «Христос есть Слово, коему причастен весь род человеческий. Те, которые жили согласно с Словом, суть христиане, хотя бы они считались за безбожников, — таковы между эллинами Сократ, Гераклит и им подобные».

Однако не менее очевидно и другое, что эта всеобщая причастность Слову и искреннее искание истины отдельными язычниками не определяют общего хода развития язычества в человечествеЯзычество — это, в конечном счетене искание Бога, а уход от Него, и прогресс в язычестве был и остается более прогрессом греха и отступления, нежели бескорыстного поиска истины и все большего познания Бога. Идея «Царства Божия на земле», т.е. достижения в земной истории всеобщего духовного и нравственного совершенства и материального благоденствия, энергично защищаемая почти до конца своей жизни В.С. Соловьевым и идейно близких ему в этом мыслителей (С.Н. Трубецким, прот. П. Светловым, Н. Федоровым и др.), отсутствует в святоотеческих творениях и принципиально противоречит Откровению Нового Завета (см., Мф. 24:5-31; Апокалипсис, и др.). Божественное Откровение возвещает, что «в последние дни наступят времена тяжкие, ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды...». (2 Тим. 3:1-2), так что «Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле» (Лк. 18:8). Таковыми могут быть последствия лишь глубокой, всеохватывающей деградации человечества, окончательного господства язычества. Господь и открывает Церкви, что не в истории уготовано исполнение творческого замысла Божия о человечестве, но в метаистории, когда будет «новое небо и новая земля» (Откр. 21:1).

Оценка язычества

Понятием «язычество» в христианстве выражается, в первую очередь, то «ветхое», наследственное начало в человеке, которое, возникнув в результате его отпадения от Бога, затем, в процессе истории, выявляется и развивается в различных формах и видах. Человек в настоящем состоянии, по христианскому учению, представляет собой не естественно-нормальное существо, но глубоко поврежденное и по душе, и по телу. В нем добро смешано со злом, «новое» с «ветхим», и требуется постоянная, сознательная духовно-нравственная работа личности, чтобы стать полноценным, «новым» (Еф. 4:24) человеком.

Язычество, таким образом, есть, прежде всего, такое направление жизни, которое характеризуется ложным отношением человека к Богу, к себе, к миру. Поэтому оно включает в себя как различные религии и мировоззрения, так и всех тех людей, в том числе и христиан, которые живут «по стихиям мира, а не по Христу» (Кол. 2:8). Ибо в каждом человеке живет по природе христианин и язычник. И только искреннее избрание Христа нормой, идеалом своей жизни делает человека христианином. В противном случае, даже исповедуя Православие, оставаясь формально в Церкви, исполняя все внешние ее обряды и предписания, он может в полном смысле слова оказаться настоящим богопротивным язычником: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21).

 Отличие христианства от язычества

Всегда существуют тенденции некой подмены одного явления, которое требует некоторого напряжения для удержания его в надлежащем виде – другим явлением, которое такого напряжения не требует. Т.е.тенденция упрощения. Это психологический закон.

Язычество – история самого термина такова, что В.З. иудеи называли язычниками, народами – все те народы, которые были не еврейскими, и их верования – языческими. Их религии отличались от иудейской. Хотя многие религии поражали глубиной своего откровения и некоторой верностью, но они, понятно, не досягали «уровня» иудейской религии.

Религия прежде всего как образ жизни, а не только сумма знаний

В христианскую же эпоху язычеством стали называть те религии и вообще тот образ жизни, которые принципиально не соответствовали христианскому образу жизни. И прежде всего это касается: 1) жизни, 2) веры – это по степени значимости. Обычно же мы оцениваем эти явления наоборот.

В Евангелии нас поражает мысль – вы были такими-то, жили так-то, а теперь вы призваны изменить свою жизнь, жить по-другому. Т.е. все время речь идет об изменении жизни, а вероучительная сторона (или сегодня бы мы сказали – догматич. сторона) – присутствует, но только как бы в виде некоей основы, присутствует только в очень незначительной степени, в самых основных положениях. Нет никакой детальной разработки вероучения, ничего этого нет – почему? – По той простой причине, что все наши рац. представления об истинах веры очень далеки от той реальности, которую на самом деле представляют эти истины. Само понятие Бога – если попросить любого из нас – уже будет такой необыкновенный букет. Посмотрите – множество святых, которые нигде не учились и совершенно не были знакомы ни с какими тонкостями догматического учения – достигали вершин Богопознания, обожения, Богопросвещения – и об этом свидетельствуют плоды их жизни. Потрясающие чудеса, прозрения, сам облик их – какой он был.

Есть лишь несколько положений основных – что Бог един, Бог Триипостасен, Господь Иисус Христос есть Бог и Спаситель наш, что есть святые, которые молятся за нас и которым мы можем молиться – вот лишь несколько положений, которые делают человека православным. А вся прочая масса знаний, деталей, споров – кто еретик, а кто нет – это не делает простых верующих богоподобными. Но некоторые вещи нужны для священнослужителей, знать несколько больше.

Так в чем же состоит язычество? – Прежде всего, в нехристианском образе жизни. Это номер один. Само знание христианского вероучения без христианского образа жизни – не делает человека православным. Более того, не делает человека христианином. Им делает только правильная христианская жизнь.

К сожалению, с введением церковных школ на западе, а затем и у нас – свели православие к какой-то сумме знаний о религии и забыли о самом главном. В этом – беда духовных школ.

Чем характеризуется язычество?

Это великолепно показано в искушениях Христа. Язычество нам предлагает – «похоть плоти, похоть очес и гордость житейская», как сказал Иоанн Богослов. Авва Дорофей – еще более ярко выразил – три «С» - сластолюбие, славолюбие, сребролюбие.

Вот что такое язычество. Или одним словом – гедония. Смысл жизни – гедонистический, стремление к наслаждению, здесь и только здесь.

Первое и главнейшее отличие христианства от язычества: Ап. Павел – не имамы зде пребывающего града, но грядущего взыскуем.

Т.е. мы здесь в гостинице, а точнее – в больнице. Мы здесь в путешествии, но не дома. И безумен тот, кто шалаш принимает за дом, и все силы отдает на этот шалаш, забыв о доме.

Христианство говорит, что наш дом – это Бог. Бог – это не объект, не какое-то существо, которое живет в созвездии Лебедя или Раков. Он есть Дух, он – природа всех вещей. Наше благо, наш дом – это Он. И мы стремимся не к получению благ от Бога (да избавит Бог от этого, это язычество), а – Самого Бога ждем, стремимся к Нему Самому, к уподоблению Ему, ибо им живем и движемся и существуем, Он есть Дух всеобъемлющий. К Богу мы стремимся, а не к раю. Не благ от Бога ждем, а Самого Бога.

А языч. сознание наполнено чем? – дай, дай, дай то, другое, третье. Ты мне не нужен (сам Бог), а только дай мне то-то. Попробуйте, скажите так любому человеку – ты мне не нужен, а дай то, что я хочу от тебя получить.

Итак, первое главнейшее отличие христианства от язычества – в различном понимании смысла человеч. жизни. Для язычества весь смысл здесь, в этой земной жизни. Это безумие – цепляться за мыльный пузырь, который может сейчас, в любой момент лопнуть – и лопается на наших глазах! Наша жизнь – это действительно мыльный пузырь. Не может быть смысла жизни в том, что лопается в любой момент. Это ли не безумие?

Христианство же видит смысл жизни видит в вечной жизни – непрекращающейся, в жизни с Тем, Кто сам вечен и бесконечен – в жизни с Богом.

Но могут сказать – а в индуизме или буддизме – тоже речь идет о слиянии с божеством?

Лучше всего это можно представить в таком образе – соляная кукла, погруженная в океан и растворившаяся в нем – вся она там? – Да. – Она в нем? – Да. – Но осталась кукла? – Нет.

Брахман – это бесконечный океан, в котором каждая личность растворяется. Для буддизма это так, там даже души нет, буддизм отрицает существование души. Индуизм же рассматривает вечность как трансформацию этой земной жизни, как некое подобие этой земной жизни, как бесконечное состояние перевоплощений, потому что редко кто освобождается от сансары.

В христианстве личность в соединении с Богом не растворяется, а напротив – достигает апогея своего раскрытия. Вот в чем принципиальное раскрытие от индуистских и буддистских концепций.

И это проявление вершины личности – как это эстетически выглядит? Личность – это богоподобная красота. Не случайно самые авторитетные святоотеческие сборники мыслей названы Филокалиями – Добротолюбиями, хотя калия – это красота (хотя есть иногда и значение добро), воссоздание той богообразности, к которой предназначен человек.

Вот каков смысл жизни в христианстве – достижение богоподобия, вечной жизни в Боге, при котором личность раскрывается, а не растворяется. Человек становится богом по благодати. Кстати, это его назначение – до прохождения человеком опытного пути познания себя – и явилось источником того, что мы называем первым грехопадением. Не познав себя и увидев себя богом, человек возомнил себя богом. И наступило средостение, противопоставление между человеком и Богом.

Христианство дает возможность человеку через опыт земной жизни познание себя, когда человек видит, что он без Бога – ничто. В этом и заключается смысл земной жизни. Когда человек познает, что без Бога он – ничто. Тогда только человек может видеть, что с Богом – он бог, со славою и честью.

Разве язычество это знает? Где мы это найдем в язычестве? – нигде, только христианство открывает это.

И когда мы говорим «язычество» - мы смотрим за окно, что оно там. Это глупо. Язычество здесь, во мне, в каждом христианине – тоже живет язычник. Ап. Павел так и сказал – в нас живет и ветхий человек, та гедонистическая, животная сторона – она постоянно бунтует, находится в состоянии перманентной революции – чтобы свергнуть человеческое начало, чтобы восторжествовало начало животное и демоническое – похоть плоти, похоть очей и гордость житейская.

Чем христианин отличается от язычника? – что христианин видит в себе это язычество как недолжное начало, с которым надо бороться и противостоять. Почему? – потому что это начало является источником страданий – и душевных, и телесных для человека. Славянское слово страсть – это и есть страдание, это то, что приносит человеку страдание. Одни страдания могут проявляться сразу, другие – постепенно, и они закладывают основу, чтобы потом проявиться.

Это как развитие рака – сначала опухоль маленькая, а потом она доходит до того, что уже становится поздно.

И христианин отличается тем от язычника, что видит это язычество и противостоит ему, он борется с ним, как с болезнью. А для язычества это не болезнь, а цель стремления – богатство, слава, наслаждение – это цель. А христианство говорит – что это страсть, которая тебе здесь уже поставит подножку, что потом и веревку на шею повесит. А когда душа освобождается от тела, то страсти в тысячи раз сильнее начинают в ней действовать. Здесь я могу отвлечься, время чем-то занять – а там страсти не находят себе пищи, ибо там пищи нет.

Поэтому церковное учение и предупреждает – борись здесь со страстями, а то потом будет поздно. Язычество этого не знает, а стремится к этим мыльным пузырям, и не знает, в какой миг истяжут душу от тебе, и всю душу полагает на это. Христианство же говорит – не имамы зде пребывающего града, но грядущего взыскуем.

Поэтому ни о каких языческих источниках христианства говорить и не приходится.

Другие черты – уже производные от первого.

Мифотворчество языческих религий – это следующий момент. Их боги – это не историч. личности, а мифы. Вы не найдете никаких координат, когда этот бог родился, когда он крестился. Мифы – это идеи, поданные нам в образах. Это мифотворческое мышление – оно присуще всем религиям. Даже в библейском повествовании много такого мифологического языка, т.е. образности, метафоричности, аллегоричности. Эта образность всюду в восточных языках присутствует. Но чем отличается сама религиозность язычников? – она не имеет исторической основы, это все неисторично, все их бога - это лишь идеи, порождения языческой фантазии. Христианство же – насквозь исторично. Сколько научных, исторических, археологических свидетельств!

Нравственное учение христианства и язычества – это особый аспект. Христианство говорит о духовной стороне жизни человека, ставит это как первичное начало человеческой жизни. Даже не нравственное, а духовное – это разные вещи, хотя и взаимосвязанные и похожие. Но это не одно и то же. Первый в рай вошел совсем не нравственный человек. По своей нравственности фарисеи, распинатели – были выше, они были исполнителями закона, не то, что разбойник. Но они оказались отвергнутыми, а разбойник – принятым в Царство Божие. И оказалось первичной духовность, а не нравственность. Нравственность тогда хороша, когда она приводит к правильной духовности, в противном случае она является источником гибели для человека. «Вот, например, я живу – ничем не грешу, хожу в церковь, причащаюсь, никого не убиваю, не граблю, не изменяю, не пьянствую» - прямо в рай, прямо в рай, только ножки поднимай. Вот какой я святой!

Но нравственность и духовность – это разные вещи. Нравственность может быть такой, что человек превратится в святого сатану – безупречен снаружи, и сатана по своей гордыни – да избавит Бог каждого от такой нравственности!

И чем спасся разбойник? – осознанием того, что он, конечно, не достоин ни Царства Божия, ни спасения – и раскаянием в этом. В этом – центр духовности, осознание своей безобразности, т.е. видением. Без этого видения и осознания никакой правильной духовности у человека нет. Когда же, напротив, присутствует другое сознание – сам дрянь дрянью, а все твердит –несмь, якоже прочие человецы – тогда можем сказать, что это духовность не христианская, а сатанинская.

Увы, язычество этого не понимает. Там самое большое, что под духовностью подразумевается – это высокая нравственность. А гордыня – такая, что Боже мой!

В отношении женского божества – во всех языч. религиях наряду с богом присутствуют и женские божества. Потому что все языческие религии строятся как проекция человеч.жизни в бесконечность (то, что предлагал Фейербах). В этом из заземленность, их недальновидность.

В христианстве же нет женского божества, и в В. Завете – тоже нет. Язычество – напротив, наполнено этим.

В католицизме же Богоматерь фактически сегодня возведена на уровень богини. Я сам присутствовал в диалогах с католиках, и я помню, как один французский кардинал Эльчигирай сказал, что Богоматерь –соискупительница. Это – полнейшее не понимание того, что совершил Христос. В католицизме уже эти языческие тенденции привели к тому, что Богоматерь поставлена на уровень Христа. Помню, сидим в Венеции, и там большая картина – Богоматерь и Христос сидят рядом, а над ними Бог Отец – увенчивает их одинаковыми царскими коронами. Христос – царь, Она – царица, в равном достоинстве.

И все эти тенденции идут оттуда же, из нашего ветхого человека, земного понимания, народного языческого восприятия той действительности.

Но женского божества нигде нет, в отличие от язычества.

Это основные моменты, а их намного больше, если коснуться вероучительных истин, истин духовного порядка – по каждому из этих положений христианство учит совершенно иначе, чем язычество: догмат спасения, Боговоплощение, понимание Логоса, понимание Бога Троицы – все аналоги этих христианских истин есть в язычестве, но это вещи совсем различные.

Так, если посмотреть без увеличительного стекла на роскошный иней, который покрывает деревья зимой – то можно сказать, что деревья стоят в великолепных цветах, что это чудо. А если поближе посмотреть – окажется, что это мертвые льдинки, ничего живого нет. Так и здесь – то, о чем говорит язычество и христианство – совершенно разные вещи.

 

   ----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com