ЗАПОВЕДЬ - ГОСПОДЬ БОГ НАШ, ГОСПОДЬ ЕДИН ЕСТЬ  

----картинка линии разделения----

 

Стяжавший любовь к Богу, стяжал Бога, Который, соделавшись здесь, на земле, предметом любви и достоянием человека, пребывает Им во веки веков.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк (Царь) Давид

Пророк (Царь) Давид

----картинка линии разделения----

Велик Господь, и Господь наш превыше всех богов

Я познал, что велик Господь, и Господь наш превыше всех богов. Господь творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах, возводит облака от края земли, творит молнии при дожде, изводит ветер из хранилищ Своих (Пс.134:5-7).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк Моисей Боговидец

Пророк Моисей Боговидец  

----картинка линии разделения----

Я Господь, Бог твой

И изрек Бог к Моисею все слова сии, говоря: Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства, да не будет у тебя других богов пред лицем Моим (Исх.20:1-3). 

 

 

Господь, Бог наш, Господь един есть

Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть, и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем (и в душе твоей); и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих (Втор.6:4-9).

 

 ----картинка линии разделения----

 

СВЯТИТЕЛЬ ГРИГОРИЙ ПАЛАМА

Святитель Григорий Палама

----картинка линии разделения----

(Десятословие по Христианскому Законоположению)

1) «Господь Бог твой, Господь един есть»  (Втор.6:4), во Отце, и Сыне и Духе Святом познаваемый: во Отце не рожденном, в Сыне рожденном безначально, безвременно и безстрастно, яко Слове, который, помазав Собою принятое Им от нас, наименовался Христом, и в Духе Святом, также из Отца не рожденно, но исходно происходящем. Сей единый есть Бог, и сей есть Бог истинный, в Троице ипостасей – Господь един, естеством, волею, славою, силою, действом и всеми свойствами Божества не разделяемый.

2) «Его единаго возлюбиши, и Ему единому послужиши, всем помышлением твоим, всем сердцем твоим и всею крепостию твоею; и да будут словеса Его и заповеди Его в сердце твоем»,чтоб творить их, поучаться в них, и говорить о них, «сидя в дому и идя путем, лежа и востая» (Втор.6:5–7). Всегда помни Господа Бога твоего и бойся Его единого, и никогда не забывай Его заповедей Его, и тако Он даст тебе силу творить волю Его. Ибо Он ничего другого не трубет от тебя, «точию еже боятися Его, и любити Его, и ходити во всех путех Его» (Втор.10:12).

3) Он хвала твоя, и Он Бог твой. Не дивись без меры бесстрастию и невидимости премирных Ангелов, ни крайнему лукавству низпадших оттуда сил, их хитрости и злокозненности на прельщение нас, и не дерзай думать, что в них есть что-либо равночестное Богу. Не засматривайся на величие неба и многообразность его движения, ни на блеск солнца, ни на светлость луны, ни на других звезд сияние, на пригодность воздуха к дыханию и на многополезность моря и земли, и бойся что-либо из сего сделать для себя богом. Ибо все сие работно Ему, как творение Его, словом Его из небытия к бытию воззванное. «Яко той рече, и быша: Той повеле и создашася» (Пс.32:9).

4) Сего убо единого славь, к Нему прилепися любовию, и Ему кайся день и ночь о вольных и невольных грехах своих. Ибо Он «щедр и милостив..., долготерпелив и многомилостив» (Пс.85:15), – вечный благодетель, обещающий и дающий царствие небесное непрестающее, жизнь безпечальную и безсмертную, и свет невечерний в наслаждение чтущим Его и любящим, поклоняющимся Ему и заповеди Его хранящим. Но Он же, есть и Бог ревнитель, Судия праведный и страшный Отмститель, воздающий нечувствующим в Него, не покаряющимся Ему и заповеди Его оставляющим, муку вечную, огнь неугасимый, страдание непрестающее, скорбь безутешную, тьму кромешную, скрежет зубов, червь неусыпающий, – что уготовал первому отступнику лукавому, и с ним всем, прельщенным от него и последовавшим ему и оставившим Творца своего делами, словами и помышлениями.

ИЗЪЯСНЕНИЕ ЗАПОВЕДИ

«Господь Бог твой, Господь един есть»  (Втор.6:4; Ин.1:1–4,15,26; Евр.1:1–10; 1Ин.5:7),познаваемый во Отце, Сыне и Святом Духе, во Отце нерожденном, в рожденном безначально, безлетно, бесстрастно Сыне – Слове, которое, сообщив помазание восприятому от нас, наименовано Христом, и в Духе Святом нерожденном, но исходящем от Отца. Это Бог единый, Бог истинный, Господь единый в трех Лицах, нераздельный по естеству, хотению, славе, власти, силе и всем свойствам божественным. Его одного возлюби, и Ему единому служи всем помышлением твоим, от всего сердца твоего и от всея силы твоея  (Втор.6:13; Мф.22:37; Мк.12:29–30.Лк.4:8, 10, 27). Да пребывают в твоем сердце глаголы и веления Его, да отражаются они в мыслях, словах и делах твоих, когда ты дома и в пути, когда отходишь ко сну и встаешь, непрестанно памятуй о Господе Боге твоем, страшись Его единого, не забудь о Нем и заповедях Его. За сие Он дарует тебе силу исполнять волю Его. Ибо он не требует от тебя ничего другого, кроме благоговения и любви к Нему и хождение во всех путях Его. Он – слава твоя, Он – Бог твой. Если тебе придется слышать о премирных духах бесстрастных и бестелесных, о ниспавшем из лика их всезлобном духе, хитром и коварном обольстителе, не подумай, что они равночестны Богу.

Созерцая величие небес, разнообразные движение небесных тел, сияние солнца, свет луны, мерцание звезд, благотворные дыхания ветров, производительные силы моря и суши, не боготвори их. Ибо все сие – слуги и создание одного Бога, словом Его воззванные из ничтожества к бытию. Яко Той рече, и быша; Той повеле, и создашася. И так Его одного, Владыку и Содетеля мира, почитай Богом, с Ним соединяйся любовию, и Ему исповедуйся день и ночь в вольных и невольных согрешениях. Ибо Он щедр и милостив, долготерпелив, многомилостив и благ на век. Чтущим Его и покланяющимся Ему, любящим и хранящим заповеди Его, Он обещает и дарует царствие небесное, нескончаемое, живот бессмертный и свет в невечернее наслаждение. Но Он и Бог ревнитель, Судие праведный и страшный отмститель. Нечествующим против Него, не покоряющимся Ему и отметающим заповеди Его блюдется наказание вечное, огнь неугасающий, мучение непрестающее, скорбь безутешная, одеяние из тьмы непроницаемой, страна мрака и стенаний, ужасный скрежет зубов и червь неусыпающий. Все это уготовал Он исконному злому отступнику, а с ним и всем прельщенным им, служившим ему и отвергшимся Творца своего в делах, словах и помышлениях (Мф.24:51, Мф.25:41, Мк.9:44, Ис.66:24).

 

 ----картинка линии разделения----

 

  Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей

----картинка линии разделения----

И везде возвещает, что един Бог, и един Господь, и что нет иного

В начале, когда Бог сотворил человека (Быт. 2:20), Он поместил его в раю, как говорит Божественное и Святое Писание, и украсил его всякою добродетелию, дав ему заповедь не вкушать от древа, бывшего посреди рая. И так он пребывал там в наслаждении райском: молитве, в созерцании, во всякой славе и чести, имея чувства здравые и находясь в том естественном состоянии, в каком был создан. Ибо Бог сотворил человека по образу Своему, т.е. бессмертным, самовластным и украшенным всякою добродетелию. Но когда он преступил заповедь, вкусивши плод древа, от которого Бог заповедал ему не вкушать, тогда он был изгнан из рая (Быт. 3), отпал от естественного состояния и впал в противоестественное и пребывал уже в грехе, в славолюбии, в любви к наслаждениям века сего и в прочих страстях, и был обладаем ими, ибо сам сделался рабом их чрез преступление. Тогда мало-помалу начало возрастать зло, и воцарилась смерть. Нигде не стало Богопочтения, а повсюду было неведение Бога. Только немногие, как сказали отцы наши, побуждаемые естественным законом, знали Бога, каковы были Авраам и прочие патриархи, и Ной, и Иаков, - короче сказать, очень немногие и весьма редкие знали Бога. Ибо тогда враг излил всю злобу свою, и поелику воцарился грех, то начались идолослужение, многобожие, чародейства, убийство и прочее диавольское зло. И тогда-то благий Бог, умилосердившись над Своим созданием, дал чрез Моисея написанный закон, в котором одно запретил, а другое повелел, как бы говоря: это делайте, а сего не делайте. Он дал заповедь, и прежде всего говорит: Господь Бог наш, Господь един есть (Втор. 6:4), чтобы чрез сие отвлечь ум их от многобожия. И опять говорит: и возлюбиши Господа Бога твоего ... от всея души твоея и от всея силы твоея (Втор. 6:5). И везде возвещает, что един Бог, и един Господь, и что нет иного. Ибо, сказав: Возлюбиши Господа Бога твоего, Он показал, что един есть Бог и един Господь. И опять в Десятословии говоря: Господу Богу твоему поклонишися, и тому Единому послужиши, и к Нему прилепишися, и именем Его кленешися (Втор. 6:13), потом присовокупляет: да не будут тебе бози инии… ниже всяко подобие, елика на небеси горе, и елика на земли низу (Исх. 20:3,4), ибо люди служили всем тварям…

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Филарет Московский

Святитель Филарет Московский

----картинка линии разделения----

(Пространный Православный Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви)

О первой заповеди

ЧТО ОЗНАЧАЮТ СЛОВА «Я – ГОСПОДЬ, БОГ ТВОЙ»?

Словами «Аз есмь Господь Бог твой» Бог как бы указывает на Самого Себя человеку и, следовательно, повелевает познавать Господа Бога.

КАК МЫ ДОЛЖНЫ ПОЗНАВАТЬ БОГА?

Из повеления познавать Бога можно вывести особые обязанности. 1. Нужно учиться богопознанию, как важнейшему из всех знаний. 2. Нужно прилежно слушать поучения о Боге и о делах Его в Церкви и благочестивые разговоры об этом дома. 3. Нужно читать или слушать книги, научающие богопознанию: во-первых, Священное Писание, во-вторых, писания святых отцов.

ЧТО ПРЕДПИСЫВАЕТСЯ СЛОВАМИ «ДА НЕ БУДЕТ У ТЕБЯ ДРУГИХ БОГОВ ПРЕД ЛИЦЕМ МОИМ»?

Словами «Да не будут тебе бози инии разве Мене» предписывается общаться и прилепляться (стремиться к соединению) к Единому Истинному Богу, или благоговейно почитать Его.

КАКИЕ ОБЯЗАННОСТИ ОТНОСЯТСЯ К ВНУТРЕННЕМУ БОГОПОЧИТАНИЮ?

Следующие обязанности относятся к внутреннему богопочитанию: 1. Веровать в Бога. 2. Ходить пред Богом, т.е. памятовать о Боге и во всем поступать осмотрительно, потому что Он видит не только дела, но и сокровеннейшие наши помышления. 3. Бояться Бога, или благоговеть перед Ним, т.е. считать гнев Отца Небесного величайшим для себя несчастьем, и потому стараться не прогневлять Его. 4. Надеяться на Бога. 5. Любить Бога. 6. Повиноваться Богу, т.е. непрестанно быть готовым делать то, что Он повелевает, и не роптать, когда Он не то делает с нами, чего бы мы желали. 7. Поклоняться Богу как Существу Высочайшему. 8. Прославлять Бога как Всесовершенного. 9. Благодарить Бога как Творца, Промыслителя и Спасителя. 10. Призывать Бога как Всеблагого и Всемогущего Помощника во всяком добром начинании.

КАКИЕ ОБЯЗАННОСТИ ОТНОСЯТСЯ К ВНЕШНЕМУ БОГОПОЧИТАНИЮ?

Следующие обязанности относятся к наружному (внешнему) богопочитанию: 1. Исповедовать Бога, т.е. признавать, что Он наш Бог, и не отрицаться (отказываться) от Него, хотя бы за признание Его надлежало пострадать и умереть. 2. Участвовать в общественном богослужении, установленном от Бога и учрежденном Православной Церковью.

КАКИЕ ГРЕХИ ПРОТИВ ПЕРВОЙ ЗАПОВЕДИ?

Чтобы лучше понимать и точнее соблюдать первую заповедь, нужно еще знать грехи против нее. 1. Безбожие, когда люди, которых Псалмопевец по справедливости называет безумными, желая избавиться от страха суда Божия, говорят «в сердцы своем: несть Бог» (нет Бога) (Пс.13:1). 2. Многобожие, когда вместо Единого Истинного Бога признают многие мнимые божества. 3. Неверие, когда, признавая, что Бог есть, не верят Его Провидению и Откровению. 4. Ересь, когда люди к учению веры примешивают мнения, противоречащие Божественной Истине. 5. Раскол, т.е. своевольное уклонение от единства богопочитания и от Православной Кафолической Церкви Божией. 6. Богоотступление, когда отрекаются от истинной веры из страха человеческого или для мирских выгод. 7. Отчаяние, когда совсем не надеются получить от Бога благодать и спасение. 8. Волшебство, когда, оставляя веру в силу Божию, верят тайным и, большей частью, злым силам тварей, и особенно злых духов, и стараются ими действовать. 9. Суеверие, когда верят какой-нибудь обычной вещи, как если бы она имела Божественную силу, и на нее, вместо Бога, надеются или ее боятся, так, например, верят старой книге и думают, что по ней только можно спастись, а не по новой, хотя новая содержит то же учение и то же богослужение. 10. Леность по отношению к учению благочестия, молитве и общественному богослужению. 11. Любовь твари паче (более, чем) Бога. 12. Человекоугодие, когда угождают людям так, что ради этого не стараются угодить Богу. 13. Человеконадеяние, когда кто-либо надеется на способность и силы свои или других людей, а не на милость и помощь Божию.

ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕКОУГОДИЕ И ЧЕЛОВЕКОНАДЕЯНИЕ ПРОТИВОРЕЧАТ ПЕРВОЙ ЗАПОВЕДИ?

Человекоугодие и человеконадеяние противны первой заповеди, потому что человек, которому мы угождаем или на которого надеемся и забываем Бога, некоторым образом есть для нас иной бог, вместо Бога Истинного.

В Священном Писании так говорится о человекоугодии: «аще бо бых еще человеком угождал (если бы я и поныне угождал людям), Христов раб не бых убо был» (не был) (Гал.1:10).

Священное Писание говорит о человеконадеянии: «сия глаголет Господь: проклят человек, иже надеется на человека, и утвердит плоть мышцы своея на нем (и плоть делает своей опорой), и от Господа отступит сердце его» (Иер.17:4–5).

КАК ИСПОЛНИТЬ СВОИ ОБЯЗАННОСТИ ПЕРЕД БОГОМ?

Чтобы лучше преуспеть в исполнении своих обязанностей к Богу, человек должен поступить с самим собою таким образом: он должен отречься от самого себя. «Иже хощет по Мне ити (кто хочет идти за Мной), – говорит Господь Иисус Христос, – да отвержется себе» (Мк.8:34).

ЧТО ОЗНАЧАЕТ ОТРЕЧЬСЯ ОТ САМОГО СЕБЯ?

Отвергнуться себя означает, по объяснению святителя Василия Великого, следующее: «Сам себе отрицается той, иже (тот, кто) совлечеся ветхаго человека с деяньми его, тлеющаго в похотех прелестных (истлевающего в обольстительных похотях). Отрицается и всех пристрастий мирских, яже препятствовати могут намерению благочестия. Совершенное отвержение в том состоит, еже и к самой жизни безпристрастну быти, и осуждение (размышление о) смерти имети, во еже бы (чтобы) на себе не надеятися» (Пространные нравственные ответы, 8).

ОТРЁКШИЙСЯ ОТ СЕБЯ ЧЕЛОВЕК ИМЕЕТ ЛИ УТЕШЕНИЕ?

Человек, когда отвергается себя и лишается многих естественных удовольствий, может иметь утешение благодатное, Божественное, которого и сами страдания нарушить не могут. «Зане, якоже избыточествуют (по мере того, как умножаются) страдания Христова в нас, тако Христом избыточествует и утешение наше» (2Кор.1, 5).

КОГО ЕЩЁ МЫ ДОЛЖНЫ ПОЧИТАТЬ, НЕ НАРУШАЯ ПЕРВОЙ ЗАПОВЕДИ?

Первой заповеди, которая предписывает благоговейно почитать Единого Бога, совершенно соответствует и правильное почитание Ангелов и святых человеков, потому что в них мы почитаем благодать Божию, в них обитающую и действующую, и через них просим помощи у Бога.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

«Возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея: и всею крепостию твоею и всем помышлением твоим» (Лк. 10:27; Мф. 22:37).

Возлюбленные братия! Свойственно любви часто воспоминать и помышлять о любимом, свойственно любви часто направляться и устремляться сердцем и душою к любимому. Непрестанно помнить любимого и помышлять о нем, непрестанно ощущать себя привлеченным к любимому свойственно любви совершенной. Богу угодно, чтоб такою совершенною любовью мы любили Его. Это – естественно. Бог – совершен, и Он должен быть любим любовью совершенною.

Рассматривая себя беспристрастно, мы не находим в себе такой любви к Богу, ни способности к такой любви. Что это значит? Это значит, что свойство любви повреждено в нас грехопадением, как повреждены им прочие свойства наши. Это значит, что мы должны возделать в себе любовь к Богу, возделать в той степени, в какой требует от нас заповедь Божия.

Святой апостол Павел говорит, что любовь Божия изливается в сердца наши Святым Духом (Рим. 5:5). Говорит это апостол о любви совершенной. Точно то же должно сказать и о прочих добродетелях. И вера, и смирение, и кротость, и терпение, и мужество тогда только могут достичь в нас совершенства, когда сердца наши будут обновлены Святым Духом. Желание стяжать добродетели мы доказываем зависящим от нас возделыванием добродетелей и усердною молитвою о получении их.

Способ возделания любви к Богу указан в самой заповеди о ней: «возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим».

Очевидно: чтоб направить всецело к Богу сердце, душу, ум, должно прежде всего оставить греховную жизнь. «Уклонися от зла, – научает каждого из нас Святый Дух, – и сотвори благо» (Пс. 33:15); уклонися от зла, и тогда только соделаешься способным возделывать в себе добродетели. Нет возможности служить вместе Богу и греху. Служащий греху принимает в себя яд греховный, напитывается, оскверняется им: по этой причине он не может усвоиться Богу. Если для зрения необходима сердечная чистота (Мф. 5:8), тем необходимее она для соединения с Богом. Божественная любовь, по благоволению всеблагого Бога, соединяет воедино с Ним Его разумное создание – человека, «и прилепляяйся Господеви, един дух есть с Господем» (1Кор. 6:17).

Холодное, поверхностное служение Богу, перемешанное со служением страстям, исповедание Бога устами, без исповедания деятельностью и сокровенною жизнью сердца, при одном исполнении некоторых наружных обрядов и постановлений церковных признается пустым, душепагубным лицемерством. «Лицемери, – так обличал Спаситель мира пренебрегавших заповеди Божий и с мелочною точностью державшихся старческих преданий, предпочитавших предания заповедям, – лицемери, добре пророчествова о вас Исайя, глаголя: Приближаются Мне людии сии усты своими, и устами чтут Мя: сердце же их далече отстоит от Мене. Всуе же чтут мя, учаше учением, заповедем человеческим» (Мф. 15:7–9). Церковные постановления очень полезны и нужны как для каждого христианина, так и для христианского общества, доставляя поведению порядок и правила; порядок и правила способствуют жизни благочестивой, но заповеди должны быть душою каждого христианина и христианского общества. Спаситель мира дал должное место, должную цену и отеческим преданиям, и заповедям Божиим. «Сия, то есть предания отцов, подобаше творити, – сказал Он, – и онех, то есть заповедей Божиих, не оставляти» (Мф. 23:23). От соблюдения постановлений святой Церкви исполнение заповедей делается особенно удобным, а жизнью по заповедям точное соблюдение церковных постановлений охраняется от тщеславия, лицемерства и плотского мудрования. Закон Божий – «духовен» (Рим. 7:14); евангельские заповеди «Дух суть и живот суть» (Ин. 6:63). Но как человек состоит из души и тела, то оказались нужными наружные обряды и постановления. Они соединены с духом Закона. Довольствующийся исполнением одних церковных постановлений и обрядов, при оставлении внимания к евангельским заповедям или при недостаточном внимании к ним, низводит, по скудоумию своему, Закон с высоты духовного значения, отнимает у него для себя духовное достоинство его, всю сущность и гибнет в плотском мудровании своем и по причине плотского мудрования своего (Рим. 8:6).

«Возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего и от всея души твоея»

Мы обязаны направить к Богу всю волю свою. Как заботимся исполнять желания любимых нами, и для этого стараемся узнать их желания, изучить наклонности, так должны поступить и относительно Бога. Мы должны тщательно и подробно ознакомиться с волею Божией. Воля Божия открыта нам в Законе Божием, который – Евангелие. «Блажен муж, – говорит Пророк, – иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалище губителей не ceдë но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и нощь» (Пс. 1:1–2). «Не сообразуйтеся веку сему, – завещает Апостол, – но преобразуйтеся обновлением ума вашего, во еже искушати вам, что есть воля Божия благая и угодная и совершенная» (Рим. 12:2). Узнав волю Божию, мы должны исполнить ее, потому что этого требует любовь. Она не довольствуется изучением воли любимых: она жаждет исполнять ее. Она для исполнения предается изучению, изучив, предается исполнению. Изучение и исполнение воли Божией признается верным признаком любви к Богу Самим Богом. «Имеяй заповеди Моя, – сказал Спаситель, – и соблюдаяй их, той есть любяй Мя. Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдет» (Ин. 14:21,23, 24).

«Возлюбиши Господа Бога Твоего от всего сердца твоего», этого мало: «возлюбиши Господа Бога твоего от всея души твоея». Уничтожь в себе всякое разделение: да будет весь человек соединен воедино и всецело устремлен к Богу. Да хранится это стремление от двоедушия и колебания, да хранится оно от уклонения в какое бы то ни было пристрастие, хотя бы это пристрастие казалось самым ничтожным. Одно ничтожнейшее пристрастие может держать христианина прикованным к земле и вполне отнять у него духовное преуспеяние. О, как мы немощны! Как извратило, ослепило нас падение наше! Мы видим, что все братия наши, постепенно, каждый в чреду свою, призываются в вечность повелением Божиим, которому ни воспротивиться, ни воспротиворечить невозможно. При оставлении земли, этой гостиницы, этой темницы, этого изгнания, все непременно оставляют все, принадлежащее земле. Мы видим это, мы знаем наверно, что придет и наша очередь, но проводим жизнь, как будто никогда не видали умирающих, не слыхали о существовании смерти, как будто нам назначено, не в пример другим, навсегда остаться на земле. Мы связываем себя бесчисленными пристрастиями, любовь наша расточена на множество предметов, а о стяжании любви к Богу, о усвоении себя ему не заботимся, ниже помышляем. Какой страшный обман самих себя! Когда нагими душами отходим отсюда, тогда, при вступлении в новый мир, одною надеждою, одним утешением для нас может быть приобретенное во время земной жизни усвоение Богу. Стяжав это усвоение здесь, мы возьмем его с собою туда. Там оно послужит для нас залогом, причиною получения вечных, неизреченных благ. Чего Бог не дарует тем, которые сделались Ему своими? Что может Он дать тем, которые самопроизвольно, не внимая призывному голосу Его, отчуждились от Него, соделались неспособными пребывать при Нем, неспособными получить драгоценные и вечные дары Его? Вечное блаженство – духовно, Божественно. Тот только может наследовать это блаженство, кто предварительно расторг общение с грехом, кто предварительно вступил в святое общение с Богом.

Стяжавший, напротив того, враждебное расположение к Богу и ко всему, что благоприятно Богу, по необходимости должен быть отвергнут от лица Божия, низвергнут туда, куда низвергнуты все враги Божии. «Возлюбиши Господа Бога твоего всею крепостию твоею»: не только все силы души да будут направлены к Богу, самое тело да примет участие в этом стремлении. Тело способно к этому стремлению. Вожделение Бога было изначала естественным нашему телу, сотворенному с вожделением Бога. Вожделение Бога духовно и свято, духовным и святым было и тело. Оно заразилось дебелостью и тлением по причине падения, оно заразилось вожделениями скотоподобными по причине падения. Искупитель возвратил ему способность к вожделению духовному, и воспользовались этим даром истинные последователи Искупителя, изгнав из тел своих пожелания страстные, стяжав вожделение святое. Телам нашим свойственна любовь божественная. Освободившись от недуга греховности, им неестественного и враждебного, они еще во время земного странствования влекутся постоянно к Богу, сообразно естеству своему и действию Святаго Духа, осеняющего естество очищенное, они влекутся к Богу всею крепостью своею, соединяя свои силы с силами души. По всеобщем воскресении освященные тела, восприяв в себя освященные души, возлетят силою божественной любви, силою Святаго Духа, в обители рая (1Сол. 4:17); они возлетят на небо, куда предтечею человеков взошел со святою плотью Своею Господь наш Иисус Христос. Говорит апостол: «Представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови» (Рим. 12:1). «Подобает бо тленному сему телу облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие» (1Кор. 15:53). «Сеется тело душевное, возстает тело духовное» (1Кор. 15:44).

«Возлюбиши Господа Бога твоего всем помышлением твоим»

Эта последняя часть заповеди исполняется непрестанным памятованием о Боге. Непрестанное памятование Бога представляется невозможным для умов, незнакомых с истинным служением Богу, а понуждение себя к такому памятованию бременем тяжким, подвигом невыносимым. Но евангельская заповедь говорит: «Возлюбиши Господа Бога всем помышлением твоим, всем умом твоим» (Мк. 12:30), «всею мыслию твоею» (Мф. 22:37); она повелевает, чтоб ум постоянно и всецело устремлен был к Богу, чтоб мысль о Боге непрестанно соприсутствовала нам. «Заповеди Божий тяжки не суть», засвидетельствовал рачительный делатель заповедей, возлюбленный ученик Господа (1Ин. 5:3). Если заповеди Божии не тяжки, то не тягостна и заповедь, повелевающая служителю Божию неотлучно быть при Боге умом, помышлением. Заповедь представляется тягостною только оттого, что не имеем в ней навыка, не имеем ни малейшего опыта. Она не тягостна, она вожделенна. «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс. 15:8), говорит пророк. Живое и постоянное памятование Бога есть видение Бога. Забытый человеком Бог делается для человека как бы несуществующим, скрывается от человека: непрестанно воспоминаемый, как бы оживает, является, делается, вездесущий и всемогущий, соприсутствующим человеку. Изменяется душа, когда откроется в ней духовное ощущение, при посредстве которого ощущается присутствие Божие, и Невидимый соделывается Видимым. Душа облекается в духовные, победоносные оружия, в непоколебимое мужество, в веру, в терпение, в неусыпное бодрствование. Жизнь человека начинает протекать под взорами недремлющего ока Божия, неуклонно смотрящего на все и видящего все, совершаемое нами и совершающееся с нами. Жительствуя и действуя под взорами Бога, человек охраняется с особенною тщательностью от грехов, заботится с особенною ревностью о исполнении заповедей Божиих: с холодностью смотрит он на преходящие временные блага, великодушно переносит превратности земной жизни. Когда настанет час разлучения души с телом, вступления в вечность, тогда предстанет ему исполненное радости и утешения сознание: сознание, что земная жизнь проведена не в самозабвении, не в самообольщении и увлечении суетностью и грехами, не в забвении Бога, – в непрестанном памятовании о Нем, в исполнении Его всесвятой воли, под Его всесвятым руководством.

Начало непрестанного памятования Бога уже заключается в тщательном изучении Закона Божия, в внимательном чтении Евангелия и всего Нового Завета, в чтении святых отцов Православной Церкви. Невозможно не вспоминать в течение дня часто о том, чем занимались с особенным вниманием в течение часа. Исполнение евангельских заповедей составляет собою памятование Бога. Духовным утешением и просвещением, которые являются от исполнения заповедей, возбуждается и согревается сердце к сугубому памятованию о Боге. Жизнь, всецело посвященная исполнению заповедей, есть постоянное памятование Бога. Весьма важным вспоможением к непрестанному памятованию Бога служат неупустительное исполнение келейного правила и частое, по возможности каждого, посещение храма Божия для участия в общественном богослужении. Время молитвы, само собою, есть время особеннейшего воспоминания о Боге, время единения с Богом. Молитвенное настроение, полученное в храме Божием и при совершении келейного правила, продолжает сопутствовать человеку и действовать в нем при всех его занятиях, приводя на память уму и сердцу Бога. Наконец, дополнительным превосходным средством к памятованию Бога служит молитвенное обращение к Богу пред всяким начинанием, с прошением у Него благословения, наставления, помощи, милости. Этот мысленный подвиг заповедан Самим Господом, Который возвестил ученикам Своим: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15:5). Призвание Господа на помощь пред всяким делом, пред всякою беседою употребляли величайшие угодники Божий и завещали это многознаменательное, святое, сильное, хотя и невидимое делание, как драгоценное сокровище и наследство, ученикам своим и всем христианам. Когда мы находимся одни, то можем воззвать Богу и умом и устами, когда же находимся с ближними нашими, тогда должны относиться к Богу одним умом. «Нет ничего быстрее ума, – сказал преподобный Варсонофий Великий, – возведи его к Богу» при всякой встретившейся нужде. Не замедлит опыт доказать внимательному делателю важность этого подвига, доказать близость к нам Бога, Его неусыпное попечение о нас, верность и всемогущество Того, Кто сказал: «На Мя упова, и избавляю и: покрыю и, яко позна имя Мое, воззовет ко Мне, и услышу его» (Пс. 90:14,15).

Вот те блаженные делания, которыми возделывается любовь к Богу. В писаниях святых отцов находим учение, основанное на Священном Писании (1Ин. 2:5), что любовь к Богу приобретается любовью к образу Божию – человеку. Учение святое! Учение истинное! Это учение тождественно с учением, что любовь к Богу стяжевается исполнением евангельских заповедей, потому что правильная любовь к ближнему заключается в исполнении относительно его евангельских заповедей, а отнюдь не в исполнении прихотей ближнего, не в действиях относительно его по влечениям падшего сердца, по расчетам и понятиям лжеименного разума. Исполнение евангельских заповедей относительно человеков, по большей части, непонятно и неприятно для них, они ищут и требуют, чтоб была исполняема воля их, чтоб были удовлетворяемы страсти их. Это они называют любовью, и эту любовь, исполненную лицемерства, лукавства, обмана, приносят сыны мира тем, кто нужен им в видах земного, плотского преуспеяния. Эту неправильную любовь, это искажение любви, эту ненависть, прикрытую личиною любви, Писание называет человекоугодием. Человекоугодием уничтожается не только любовь к Богу, но и самое памятование о Боге. «Бог разсыпа кости человекоугодников» (Пс. 52:6) – всю силу души, без чего не может быть непоколебимою ни одна добродетель. «Аще бо бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был» (Гал. 1:10), говорит Апостол.

Степень любви нашей к Богу мы усматриваем с особенною ясностью при молитве, которая служит выражением этой любви и очень правильно названа в отеческих писаниях зерцалом духовного преуспеяния. Когда при молитве мы подвергаемся постоянной рассеянности, – это служит признаком, что сердце наше находится в плену у земных пристрастий и попечений, которые не допускают ему устремиться всецело к Богу и пребывать при Нем. Внимательная молитва служит признаком, что сердце расторгло нити пристрастий и потому уже свободно направляется к Богу, прилепляется к Нему, усваивается Ему. На переход от рассеянной молитвы к молитве внимательной, или от любви мира к любви Бога, требуются продолжительное время, продолжительный труд, многие усилия, многие пособия. Нужно пособие от поста, нужно пособие от целомудрия и чистоты, нужно пособие от нестяжательности, нужно пособие от веры, нужно пособие от смирения, нужно пособие от милости, нужно пособие от Божественной благодати. При совокупном действии этих пособий сердце отторгается от любви к миру; человек, освобожденный от невидимых цепей падения и греховности, устремляется всем существом своим к Богу. Познав высоту и блаженство этого состояния, он старается чаще быть в нем. Любовь Божия доказывает ему опытно свое присутствие в нем, и он доказывает свою любовь к Богу внимательною, постоянною молитвою, не расхищаемою помышлениями о предметах и делах преходящего мира. Первое духовное проявление любви к Богу открывается в ощущении страха Божия, который, по свидетельству Священного Писания, есть «начало премудрости» (Притч. 1:7). Что премудрость Божия, как не Божественная любовь? Естественно страху Божию быть началом любви и первым плодом внимательной молитвы. Какое иное чувство может быть чувством человека, обремененного бесчисленными грехами и немощами, когда он ощутит присутствие Бога и свое предстояние Богу лицом к лицу, как не чувство страха и глубочайшего благоговения? Когда мы бываем приглашены земным царем, по его особенному благоволению к нам, то первое чувство, объемлющее нас при представлении ему, есть чувство страха. Оно внушается и величием царского сана, и великолепием обстановки его, и ничтожностью нашего значения перед царем. Постепенно, при благосклонности приема, страх начинает изглаждаться, уступая чувствам удовольствия и любви. В отношениях наших с Богом совершается то же. При появлении в душе блаженной чистоты, которою зрится Бог, первоначально обымает душу страх. Страх Божий, будучи действием Божественной благодати, имеет свойственное себе духовное услаждение. При постепенном усвоении Богу это услаждение усиливается и наконец преобразуется в любовь, которая есть обильнейшее действие той же Божественной благодати. Посильный труд человеческий увенчивается даром Божиим. Если не предварить со стороны человека труд, и не докажется верность произволения опытно, – не ниспосылается дар Свыше. Если не ниспошлется дар, тщетен труд: окраден и поврежден он или небрежным и двоедушным совершением его, или примесью к нему тщеславия и человекоугодия.

Неизреченное милосердие Божие да дарует нам законно и богоугодно подвизаться в снискании Божественной любви, и да увенчает нас даром любви за искреннее желание любви, за правильное стремление к любви. Любовь ко всему, что ни представляет преходящий мир в предметы любви, должна непременно расторгнуться по неустранимому определению Божию, по которому мы должны в свое время расстаться с этими предметами: стяжавший любовь к Богу, стяжал Бога, Который, соделавшись здесь, на земле, предметом любви и достоянием человека, пребывает им во веки веков. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

 Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Заповеди и правила жизни обязательные для христианина, как христианина

Издавна принято распределять такие правила по трем отношениям: к Богу, к ближним и к себе самому.

Первыми указывается, с какими мыслями, чувствами и расположениями должен христианин обращаться к Богу и как служить Ему.

Вторыми определяется образ взаимных внутренних и внешних отношений христиан с христианами как членов единого тела Церкви, долженствующих состоять в живом союзе.

Третьими изображается, как христианин должен действовать на самого себя, чтобы иметь возможность как следует держать себя в первых двух отношениях.

Эти три ряда заповедей и правил не разделены непреходимым средостением и при исполнении неотложно влияют одни на другие; ибо все христиане едино суть тело под главою Христом, через Коего оно состоит в союзе с Триипостасным Богом. Как в теле ни один член не действует с отособлением от других, но и к главе, и к прочим членам хранит должное отношение, так это должно быть и в живом теле христиан.

Указав это, мы, думается, не погрешим, если не станем распределять правила и заповеди по сказанным рубрикам, а, положив в основу первую заповедь, будем потом излагать правила жизни, как одни положения будут вызываемы другими, последующие предыдущими.

Начало всех заповедей: Аз есмь Господь Бог твой; да не будут тебе бози инии, разве Мене, говорит Господь Бог (Исх. 20:2,3). Сею заповедью налагаются на нас две обязанности: знать Бога и почитать Его, или, что то же, предписываются вера и благочестие. Верою и благочестием обнимаются все обязательные для нас расположения и дела в отношении к Богу.

Вера глава всего. Обязанности веры

Под словом вера здесь разумеется исповедание, или выраженный определенным образом в понятиях и словах образ богопознания и богопочтения.

а) Первая здесь обязанность есть иметь веру, или религию, то есть знать определенным образом Бога и образ Его почитания, или свое к Нему отношение, или еще содержать исповедание... Сия обязанность первая непосредственно известная, не столько даже предписываемая, сколько сама себя выказывающая, ибо такова природа духа человеческого, что он, естественно, и требует Бога, и ищет Его, и поставляет себя к Нему в отношения, какие считает законными. Потому можно сказать, что она есть семя и зародыш всех обязанностей, как равно всей религиозно-нравственной жизни человека. Кто не имеет никакой веры, тот есть человек поганый. Нет у него образа там, где бы следовало быть ему во святилище духа, ибо религия есть святыня, освящающая всю природу нашу, равно как отсутствие ее искажает и низвращает ее. Св. Исаак Сирианин замечает в человеке три состояния: одно, естественное, в коем человек по природе духа своего знает Бога и Его боится. Из сего состояния он, по известным условиям, восходит в другое, вышеестественное, или благодатное состояние. Третье состояние образуется из погружения человека в чувственность, или плоть, при чем погасает у него свет духа и попирается плотскими вожделениями. Человек нисходит на степень животных, прилагается скотам несмысленным и уподобляется им (Пс. 48:13). С таким человеком и жить нельзя. Ибо чем его остепенить, когда рассвирепеет? Потому сюда, собственно, должно отнести общеупотребительные выражения: Бога не знает, Бога не боится, чтобы означить, что с таким человеком дела иметь никакого нельзя.

б) Обязанность иметь веру еще не определение самой веры. Потому к сему должно еще прибавить, что человек обязан иметь не какую-нибудь веру, как бы всякую, без различия, а именно одну, определенную единую истинную веру. Ибо если Бог един есть и неизменен, и человеческая природа одна есть, или единосвойственна, то и отношение между Богом и человеком истинное может быть только одно, а потому и выражение сего отношения, или исповедание истинное, есть едино. Сие-то единое и должно содержать человеку. Иначе что он будет содержать? Ложь, призраки, мечтания. А в этом какое достоинство? Это то же, что бедный и ничего не имеющий, которому, однако ж, во сне мечтается, будто он обладает несчетными сокровищами. Ложная религия есть посмеяние над человеками. Ложно исповедающий то же, что сумасшедший, который бурлит, потому что ему видится то и то. Но беда этим не ограничивается. Тут кроется обман не простой, не такой то есть, какой разрешается смехом, а жалостный, терзающий, отчаянный, ибо в религии все чают найти окончательное свое успокоение и вечное свое облаженствование. В сей уверенности всякий крепко держит свою веру и дорожит ею. Но известно, что прикровенность лжи возможна только здесь, по смерти тотчас откроется, как прочно то, на чем кто основывал свою надежду... Какое же, ужасающее и раздирающее будет состояние того, кто увидит тогда, что он был обманут. Потому, пока есть время, пока еще мы на пути к решительной и неизменной вечности,

в) Всякому должно испытать и несомненно увериться, истинна ли та вера, которой он держится, и если она окажется неистинной, отыскать, где та единая, истинная, которая истинно ведет к истинному Богу и дарует, несомненно, вечное спасение. Это так обязательно и понудительно, как похищать себя из огня... Господь не освидетельствована Себе оставил (Деян. 14:17), а равно и единой Своей истинной веры, но когда Он попустил, чтобы близ нее на сей земле существовали другие веры и как бы вступали с нею в соперничество, то тем самым на всех наложил обязательство не без смысла держаться веры Его, а по несокрушимым основаниям, ради которых с полным убеждением отвергается все прочее. Сим испытанием воздается честь вере и удерживается истинное достоинство человека, лица разумного, сознательного, совестного. Вера наша в нашу веру, то есть убеждение в истине православного христианского исповедания должна быть разумная. Посему Господь, чтобы расположить к вере в Себя и Свое учение, говорил: испытайте Писания (Ин. 5:39), убеждал к тому проповедью Иоанна Крестителя и Своими чудесами. Апостолы в проповеди тоже всех убеждали и только одним убеждением привлекали к вере, а не насилием. Самая твердость исповедания зависит от сего убеждения, а далее и вся жизнь в духе своей веры. На это указывают бесчисленные опыты, из коих видно, как сильно иные возбуждаются к сообразной с верою деятельности с минуты сознания ее истинности единственной, и, напротив, как многие спят в беспечности от того, что не привели в ясность сего сознания. Столько оснований к тому, чтобы испытать и увериться, какая вера есть вера истинная!

Как увериться и каким путем испытать! К сему два способа: один внешний, научный, а другой внутренний, путь веры. Первый предлагается обыкновенно в систематическом изложении богословия. Он действителен и для ученых существенно необходим, но, очевидно, не всеобщ, ибо в основании своем содержит знания, не для всех доступные. При всем том надлежало бы сии научные доводы со всею широтою, и ясностию, и убедительностию изложить и отдать во всеобщее употребление с ручательством за силу их непреложного авторитета, чтобы всякий способный разуметь уразумевал сим путем истину. Нельзя, впрочем, не видеть, что сей путь очень, очень долог и труден, и, что особенно замечательно, помещаясь в голове, оставляет сердце самому себе, своему своенравию и свободе. Путь веры искреннее, внутреннее, живее, многоплоднее и общедоступнее. Это молитва к единому истинному Богу о вразумлении.

Есть Бог истинный. Он сказал волю Свою нам в наше спасение, с желанием, чтобы она была понята и выполнена. Теперь мудрованиями людскими она скрыта, или запутана до того, что тот или другой не имеет достаточно сил найти исход из сего лабиринта. Когда в чувстве сей кровной нужды с воплем, стенанием, болезнию сердечною обратится кто к Богу, истинному Отцу всех человеков, Богу, желающему, чтобы вера Его была действенною, может ли быть, чтобы Он не дал такому решительного указания к убеждению в истине ее? Он вранов кричащих питает, по молитве посылает дождь в жажду плоти нашей... а человеку и еще духу его, Своему образу, томящемуся, ищущему узнать, как прославлять Бога, будто Он не укажет источника для утоления сей жажды духовной? Такая молитва нисколько не есть искушение Бога, хотя может быть превращена в него, когда кто неискренно, из одного любопытства, желал бы таких знаков. Примеры убеждения в вере сим путем почти повсюдны. Корнилий, сотник, испросил себе веру... Множество было таких, кои приходили к пустынникам вопрошать о вере, а они вместо всех доводов заставляли их молиться, и Бог открывал им истину, например, святой великомученице Екатерине. В смутные времена ересей Бог воздвигал людей с отличною святостию, облекал их силою чудодейственною и ставил в виду всех, как свечи на свешнице, да светят всем; как они были сосуды веры и силы Божией, то и служили для всех сумнящихся решительными указателями истины. Все ожидали или желали знать, как исповедует тот и тот святой муж, и держались его исповедания. Бывало, что влагали в руки нетленных людей хартии с изображением исповедания, молились исправить неправое и получали по молитве. Но что слишком и напрягаться сие доказывать? Господь сказал, что все можно получить у Бога, молясь Ему с верою, тем больше, молясь о вере, начале и источнике всего. Он Сам в Своей последней молитве что говорит ко Отцу Своему? Святи их во истину (Ин. 17:17), это апостолов, а в лице их и всякого верующего. Даже то несомненно, что как истинная вера по самому происхождению своему есть чудодейственная, то сии чудодейственные свидетельства должны в ней и для ней пребывать непрерывно. Они и пребывают. Один говорил о себе: когда я смотрю на сии нетленные останки, источающие целебную Божественную силу, и помышляю, что дух, освятивший сие тело, исповедал именно ту веру, которую я содержу, то у меня исчезает всякое сомнение, которое иногда навевает враг истины, и я не могу не радоваться тому, что Богу угодно было дать нам такой решительный и вместе такой доступный способ убеждения в истине святой веры. В самом деле так. Потому мощи современны христианству и в нем непрерывны и повсюдны... У нас в России они есть во всех пределах и в таком количестве! На западе они прекратились вместе с отделением его от востока и отпадением от истины, а о новых, образовавшихся от папства исповеданиях и говорить нечего. Так вот где успокоительная проповедь об истине веры!.. Но блаженнее из всех тот, кто вместе с Иеронимом Греческим может сказать: «Истинна вера, исповедуемая мною, ибо ею я сподобился приять Божественную некоторую силу, действующую во мне ощутительно. И язычники имеют писания, и храмы, и жертвы, и учителей, и книги, и отчасти Боговедение, и некоторые добрые дела, и праздники, и применение одежд, и молитвы, и всенощные бдения, и священников, и много другого, но сей сокровенной в сердце христианина благодати и действия Святого Духа никто в целом свете не получает, а получают верою только одни правильно крестившиеся в Отца, Сына и Святого Духа» («Христ. чт.», 1821). Так вот прямейший путь к открытию истинной веры, именно: вера же, молитва, непрерывность чудодейственности в Церкви и особенно внутренняя сила, доставляемая в вере.

Посмотри всяк вокруг себя и увидишь, что все искренно верующие веруют по сим основаниям, а не по научным... Почитай если хочешь, и научные основания веры в каком-либо Православном Богословии. Но сердечные сильнее и сподручнее.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com